Библиографическое описание:

Фаворисов Е. В. Порядок освидетельствования и переосвидетельствования лиц, призываемых к исполнению воинской повинности, и новобранцев (1874 – 1912 гг.) // Молодой ученый. — 2010. — №10. — С. 217-222.

Ежегодному призыву населения к исполнению всеобщей воинской повинности, введенной в 1874 году, сопутствовала в том числе и деятельность причастных к тому местных органов государственной власти, комиссий и должностных лиц по освидетельствованию и переосвидетельствованию призываемых на военную службу молодых людей и новобранцев. Эта составляющая призывных кампаний являлась предметом постоянного пристального внимания и заботы со стороны министерств военного и внутренних дел на протяжении всего рассматриваемого периода.

После жеребьевки, Уездные воинские Присутствия приступали к освидетельствованию призванных к исполнению воинской повинности лиц и к приему оказавшихся к ней годными. Для предупреждения случаев уклонения от воинской повинности, Волостные Старшины и Мещанские Старосты объявляли призываемым лицам, что неявившиеся без уважительных причин к освидетельствованию в годности к военной службе или к переосвидетельствованию, подвергались: признанные способными к службе, после зачисления – взысканию дисциплинарному [1], на усмотрение военного начальства, а признанные неспособными к службе – аресту не свыше 3 недель.

Однако, стоит отметить, что Устав о воинской повинности не обязывал призываемых самим вынимать жребий, а потому, привлекались к ответственности только те из не явившихся к освидетельствованию без уважительных причин, которые подлежали по вынутому номеру жребия поступлению в постоянные войска. Лица, из зачисленных в ополчение, не явившиеся к осмотру, не подвергались никакому взысканию и не вызывались в места призыва через полицию [2].

Устав о воинской повинности, предоставляя призываемым право перечисления из одного призывного участка в другой, не предусматривал случаев явки призываемых к освидетельствованию во время призыва по месту жительства, а не по месту их приписки к призывному участку. Последнее допускалось только с разрешения МВД: после получения на местах распоряжения министерства об освидетельствовании того или другого просителя, освидетельствование таких лиц проводилось в ближайшее заседание воинского Присутствия, а результаты его сообщались Присутствию по месту приписки освидетельствованного к призывному участку [3].

Освидетельствованию подвергались прежде всего лица, внесенные в дополнительные списки А (назначенные на службу без жребия) и Б (получившие прежде отсрочку до предстоящего призыва), а затем, в последовательном порядке номеров жеребьевого списка, не имевшие права на льготу по семейному положению. При недостатке таких лиц, для пополнения следовавшего с участка числа новобранцев, проходили освидетельствование в том же жребьевом порядке лица, имевшие право на льготу по семейному положению третьего разряда, а затем второго, до тех пор, пока все требуемое с участка число новобранцев не было принято [4].

Руководством Присутствиям при освидетельствовании новобранцев служили Наставления Присутствиям по воинской повинности при освидетельствовании телосложения и здоровья лиц, призванных к исполнению этой повинности [5], с приложениями расписаний болезней и телесных недостатков, по которым призываемые к жребию освобождались навсегда от службы в постоянных войсках как совершенно к ней неспособные (лит. А) [6] и болезней и телесных недостатков, не препятствующих приему на нестроевые должности (лит. B) [7], а также Инструкций для врачей [8], издаваемые МВД по соглашению с министерствами военным и морским [9].

Лица, одержимые падучей или иной скрытой болезнью, а также те из призываемых, у которых, по заключению врачей, у Присутствия было основание предполагать, что болезнь, с которой нельзя принять на службу, производилась и поддерживалась искусственно [10], отправлялись в военные госпитали, а за отсутствием их, - в местные и полковые лазареты [11] и только там, где не было и тех или они не располагали необходимыми научными пособиями для производства обследования, вышеозначенные лица направлялись в гражданские больницы, с доведением каждый раз об этом до сведения Губернского по воинской повинности Присутствия [12].

Относительно приема новобранцев на нестроевые должности, то при замещении в частях войск нестроевых должностей воинские Присутствия принимали в каждом призывном участке на действительную службу годных к нестроевой службе не свыше 5 % от общего числа новобранцев, следовавших по раскладке с участка [13]. К 1887 году число неспособных нижних чинов, перечисленных ежегодно из войск на нестроевые должности, было достаточным для замещения ними указанных должностей и прием новобранцев на нестроевые должности, вместо прежних 5 % ограничивался 2 % с общего числа новобранцев, следовавших с участка [14].

Участвовавшие в жеребьеметании, подвергались освидетельствованию в годности к военной службе и назначались в войска: а) привлеченные к дознаниям – немедленно по окончании дознания, если они не подлежали судебному преследованию и б) состоявшие под гласным полицейским надзором – по истечении срока назначенного надзора [15]. Однако, Присутствия по воинской повинности не всегда были осведомлены о состоянии новобранцев под следствием или судом, и многие из этих молодых людей принимались Присутствиями на службу, вопреки закону. Принятые на службу неправильно, отправлялись в распоряжение Уездных Воинских Начальников, с исключением из списков частей войск. Новобранцы, о которых на сборном пункте было получено сведение о привлечении их к следствию или суду за проступки, совершенные ими до принятия на службу, а также нижние чины, высылаемые в распоряжение Воинских Начальников, отправлялись в Уездные воинские Присутствия, в качестве лиц, неправильно принятых на службу [16].

Во избежание таких случаев, жандармским и полицейским властям строго предписывалось уведомлять Уездные по воинской повинности Присутствия о каждом случае привлечения лица, подлежавшего исполнению воинской повинности, к дознанию и об освобождении последнего от судебного преследования, а также о каждом случае отдачи лица, подлежавшего исполнению воинской повинности, под гласный надзор полиции и об освобождении от него [17].

Лица, высланные за политическую неблагонадежность административным порядком под надзор полиции, которые, подлежали поступлению в войска исключительно по жребию [18], привлекались к освидетельствованию и принимались на службу за свои призывные участки в местах настоящего их жительства под надзором полиции [19].

Уездные по воинской повинности Присутствия представляли в Присутствие Губернское, на распоряжение, выписки из книг журналов о неединогласных решениях. Причем, Губернское Присутствие могло признать необходимым проверить решения Присутствия посредством личного осмотра новобранцев [20]. С 1895 года обязательному переосвидетельствованию в Губернских воинских Присутствиях подлежали все вообще новобранцы, принятые на службу Уездными Присутствиями неединогласно или вопреки мнению врачей [21], а потому, отправка таких лиц в войска приостанавливалась впредь до окончательного разрешения Губернским по воинской повинности Присутствием вопроса о годности их к военной службе. Все подлежавшие обязательному переосвидетельствованию лица высылались в Губернское Присутствие, не дожидаясь о том с его стороны распоряжений, непосредственно Уездными Присутствиями. Переосвидетельствование проходило в назначенные Губернатором особые дни [22].

Лиц, признанных по определению Губернского Присутствия нуждавшимися в переосвидетельствовании, полицейские учреждения предварительно обязывали подпиской о явке в определенный для них срок; в противном случае – отправляли по назначению полицейскими мерами [23]. Кроме того, с целью воспрепятствовать уклонению от воинской повинности, Губернское воинское Присутствие, в случае усмотренной им надобности, требовало от полицейских чинов и учреждений, чтобы они, при получении предписания о вызове лиц к переосвидетельствованию, сообщали от себя учетным учреждениям о невыдаче вызываемым паспортов на выезд из места жительства, до тех пор, пока последними не будут предъявлены удостоверения о явке к переосвидетельствованию. Вместе с тем, одновременно с объявлением требования о явке к переосвидетельствованию, у указанных лиц отбирались все находившиеся у них документы на свободное проживание, с выдачей, взамен их, особых проходных свидетельств [24]. Более того, в проходных свидетельствах, выдаваемых евреям, ввиду постоянного стремления их к уклонению от исполнения воинской повинности, обозначались все особые характерные приметы [25].

По распоряжению Уездных воинских Присутствий, призываемые отправлялись для переосвидетельствования в губернский город и для обследования в лечебные заведения, где были железные дороги – по этим дорогам, а где их не было – обыкновенным порядком (пешком, не по этапу), с выдачей им кормово-суточных денег в размере, определяемом ежегодно для довольствия нижних чинов, следующих нештатными командами, или одиночным порядком. Деньги выдавались в каждом попутном уездном городе, а при их отсутствии на пути – в местах отправления на весь предстоящий путь. Прогонные деньги для лиц, не могущих следовать по болезни, пешком, исчислялись на одну лошадь, в размере, определенном для почтовых лошадей, и выдавались тем же порядком, как и кормовое довольствие. В губернском городе упомянутым лицам, как получавшим от казны кормово-суточную плату, готовое помещение не отводилось. В крайнем случае, помещение давалось при полиции [26].

Переосвидетельствование лиц, принятых на военную службу единогласно, не принесших жалобы на неправильное зачисление их на службу, предоставлялось всецело на усмотрение Губернского по воинской повинности Присутствия, которое, в порядке надзора за действиями Уездных Присутствий по призыву новобранцев, могло переосвидетельствовать принятых на военную службу [27]. Поводом, в частности, могло послужить количество зачисленных на военную службу льготных второго разряда, что могло свидетельствовать о ненадлежащей, со стороны Уездного Присутствия, проверке призывных списков, последствием чего было неправильное предоставление льгот [28]. Губернскому Присутствию предоставлялось право, во всех случаях, когда оно признавало это необходимым, помимо жалоб частных лиц, проверять и отменять действия и решения подведомственных ему воинских Присутствий, если до распоряжения о проверке последних не истекло 2 лет [29].

Установлением этого срока имелось в виду обеспечение для каждого лица, исполнившего предъявленные к нему Уставом о воинской повинности требования, такого момента, когда оно было вправе считать себя безусловно и навсегда свободным как от поступления на действительную военную службу, так и от исполнения обязанностей, возложенных на него законоположениями о призыве запаса и государственного ополчения [30].

Кроме того, Губернское по воинской повинности Присутствие обязывалось переосвидетельствовать каждое лицо, которым была принесена жалоба на неправильное его освидетельствование относительно годности к военной службе или определения возраста по наружному виду, в том случае, когда по тому или другому предмету не состоялось единогласного решения в Уездном Присутствии. При этом, отправление подавших жалобы лиц на сборные пункты или в части войск, куда они назначались, приостанавливалось. По жалобам лиц, о которых состоялось единогласное решение Уездного Присутствия, а также по жалобам других лиц, переосвидетельствование проводилось лишь тогда, когда Губернским Присутствием признавались основательными те указания, которые заключали в себе жалобы [31]. В таком случае, отправление новобранца на сборный пункт и затем в ту часть, в которую он назначался на службу, не приостанавливалось, а переосвидетельствование производилось Губернским Присутствием, ближайшем к месту расположения части, в которую новобранец поступил. О последствиях освидетельствования сообщалось тому Губернскому Присутствию, в ведении которого состояло Уездное Присутствие, принявшее новобранца на службу, для постановления решения по принесенной жалобе [32].

Что же касалось единичных случаев, когда, несмотря на то, что решение Уездного Присутствия о приеме на военную службу лица, принесшего жалобу, состоялось единогласно и согласно заключению врачей, у Губернского по воинской повинности Присутствия возникало сомнение в правильности постановления Уездного Присутствия, то оно вправе было приостановить отправку жалобщика со сборного пункта в войска впредь до переосвидетельствования его в Губернском Присутствии. Если же Губернское по воинской повинности Присутствие не успело привести постановление в исполнение до зачисления жалобщика в часть войск, то оно сообщало копию своего постановления военному начальству, которое обязывалось подвергнуть жалобщика переосвидетельствованию в войсковой комиссии [33].

На решения Губернского Присутствия касательно предполагаемого неправильного назначения льгот или освидетельствования лиц, относительно способности к военной службе, дозволялось приносить жалобы в Правительствующий Сенат в двухмесячный, со дня объявления решения, срок. Жалобы эти подавались в постановившее решение Присутствие, которое представляло их Сенату, со своим протоколом и необходимыми сведениями и объявлениями, в течение 7 дней после принятия жалобы [34].

При принесении новобранцем жалобы на постановление Губернского Присутствия касательно переосвидетельствования Правительствующему Сенату, последний распоряжался о новом переосвидетельствовании новобранца в особой комиссии из военных и гражданских врачей, при депутате с военной стороны, акт переосвидетельствования которой представлялся в Правительствующий Сенат и являлся единственным основанием для Военно-Медицинского Управления Военного министерства для окончательного разрешения вопроса о годности или негодности новобранца к службе [35] и последующего, по соглашению с МВД, привлечения к ответственности виновных за неправильный прием членов соответствующего воинского Присутствия [36]. Если к тому времени новобранец, согласно отношения Уездного Воинского Начальника, уже был зачислен на службу, то Губернское по воинской повинности Присутствие обращалось к Губернскому Правлению той губернии, в которой новобранец находился на службе, с прошением о переосвидетельствовании новобранца в упомянутой комиссии и о доставлении затем в Губернское по воинской повинности Присутствие, для представления в Правительствующий Сенат, подробного акта переосвидетельствования [37].

К концу первого десятилетия XX века, при ежегодных наборах армия получала значительное, постоянно увеличивавшееся, число слабых в физическом отношении новобранцев. Число опротестованных в войсках новобранцев, а также увольняемых по неспособности нижних чинов достигало весьма крупных размеров. Кроме прочего, это объяснялось и тем, что воинские Присутствия, располагая месячным сроком, тем не менее, стремились к скорейшему окончанию действий по приему новобранцев и подвергали ежедневно медицинскому осмотру такое, в среднем, число призываемых, которое при требовании внимательного отношения врачей-экспертов к возложенным на них обязанностям не могло быть освидетельствовано за один день [38]. Так, в 1909 – 1911 годах Симбирским Уездным по воинской повинности Присутствием было освидетельствовано в среднем: по 4 призывному участку до 190 человек, по 3 – до 180, по 2 – до 170 и по 1 – до 100 человек в день [39]. В связи с этим, МВД устанавливался лимит на количество свидетельствуемых, согласно взгляду которого, при нормальных условиях, при двух врачах, без вреда для дела, могло быть освидетельствовано не более 100 человек в день [40].

Между прочим, деятельность Губернского Присутствия по переосвидетельствованию новобранцев не ограничивалась сроком зачисления молодых людей в войска. Так, начальники воинских частей, в ведение которых прибывали новобранцы, свидетельствовали их тотчас по прибытии в годности к службе и тех из них, которые оказывались неспособными к службе, независимо от того, приняты они были на строевую или нестроевую службу, отправляли в ближайшее Губернское по воинской повинности Присутствие для переосвидетельствования [41].

В том случае, если неспособность к военной службе новобранца подтверждалась, Губернское Присутствие выдавало новобранцу надлежащее свидетельство и сообщало об этом военному начальству, для исключения его из списков военнослужащих, и тому Губернскому по воинской повинности Присутствию, в районе действия которого был принят новобранец, для последующих распоряжений относительно производства расследования на данный счет. Такой же порядок соблюдался и по отношению к тем новобранцам, неспособность которых к службе выяснялась еще на местах сбора, до отправления в какую-либо часть [42].

Для обеспечения всеми возможными гарантиями приема в военную службу людей вполне годных к ней по состоянию здоровья, Губернское по воинской повинности Присутствие, в случае возникновения сомнений относительно правильности освидетельствования кого-либо из новобранцев в другом Губернском Присутствии, по требованию Губернского Воинского Начальника, подвергало такого новобранца новому освидетельствованию в другом Губернском Присутствии, а при необходимости, и специальному исследованию в госпитале или больнице, в присутствии члена военно-медицинского ведомства, с составлением подробного акта, который представлялся на окончательное разрешение в МВД [43].

С 1881 года, для освидетельствования новобранцев, оказавшихся после прибытия в части войск неспособными к военной службе, в военном округе учреждались особые комиссии из представителей военного и гражданского ведомств [44]. Состав комиссий для переосвидетельствования новобранцев учреждался сообразно месту их образования, под председательством помощника Начальника Окружного Штаба или Начальника корпусного штаба, или командира бригады, и, в крайнем случае, начальника дивизии, из 6 членов: трех от военного ведомства: 1) Окружного военно-медицинского инспектора, или корпусного, или дивизионного врача; 2) Главного врача госпиталя, и 3) Консультанта или Старшего ординатора; и трех от гражданского ведомства: 1) Вице-Губернатора [45]; 2) Губернского врачебного инспектора, и 3) местного Прокурора или его Товарища [46].

Новобранцы, признанные недостаточно возмужалыми для поступления на службу и потому подлежавшие отсрочке, а также оказавшиеся неспособными к военной службе, передавались местному Уездному Воинскому Начальнику, от которого зависело исключение новобранца в первобытное состояние и отправка его к тому Уездному Воинскому Начальнику, в районе которого он был принят на военную службу, с тем, чтобы последним были сделаны дальнейшие распоряжения относительно внесения его в соответственный разряд ополчения, снабжения установленным свидетельством об исполнении воинской повинности и водворения на место жительства [47].

В том случае, если кто-либо из новобранцев, подавших жалобу Губернскому Присутствию на неправильное его освидетельствование в Уездном Присутствии был отправлен со сборного пункта в какую-либо часть войск, то требование Присутствия препровождалось к начальнику части для распоряжения о переосвидетельствовании новобранца в ближайшем к месту расположения части Губернском воинском Присутствии [48], даже в том случае, если принесший жалобу новобранец, до получения войсковым начальством от Губернского Присутствия требования о высылке его для переосвидетельствования, был уже подвергнут переосвидетельствованию в Комиссии для переосвидетельствования новобранцев и признан ею годным к военной службе [49].

В тех случаях, когда новобранец признавался неспособным к службе в ближайшем, освидетельствовавшем его Губернском Присутствии, последнее, кроме сообщения об этом военному начальству, куда прибыл новобранец на службу, для исключения его из списков военнослужащих и отправления на родину, уведомляло о том и то Губернское по воинской повинности Присутствие, в районе действия которого был принят новобранец, для зависящих распоряжений [50].

Деятельность особых комиссий ограничивалась периодом общего ежегодного поступления новобранцев в войска [51] и продолжалась до тех пор, пока не прекращалась высылка из частей новобранцев на переосвидетельствование [52]. В местностях, где комиссии вовсе не учреждались, или в тех случаях, когда новобранцы прибывали задолго до открытия действий указанных комиссий или уже после их закрытия, Командир войсковой части, после признания военным врачом прибывшего в часть новобранца неспособным к военной службе, доносил об этом по команде и опротестованный новобранец, по месту расположения войсковой части, переосвидетельствовался в местном Губернском по воинской повинности Присутствии. Сведения о результатах переосвидетельствования сообщались Военному министерству [53].

Многолетний опыт деятельности особых комиссий, кроме прочего, показал что, при ограниченном их числе, переосвидетельствование ими новобранцев вызывало большие затраты казны на перевозку новобранцев в отдаленные пункты расположения этих комиссий; чрезмерное переполнение врачебных заведений в означенных пунктах; неудовольствия со стороны тех забракованных комиссиями лиц, которые, по прослужении в части более или менее продолжительного времени, получали годовую отсрочку, без зачета в будущем проведенного уже на службе времени. В виду изложенного, существовавший порядок переосвидетельствования новобранцев в упомянутых особых комиссиях в 1909 году был отменен. Устанавливались следующие правила. Все прибывшие в войска новобранцы сразу же зачислялись молодыми солдатами в списки частей войск, управлений и заведений, а затем немедленно подвергались тщательному медицинскому осмотру и наблюдению врачей, после чего все негодные к службе молодые солдаты отправлялись на освидетельствование в комиссии, существовавшие при войсковых лазаретах и гражданских больницах. По окончании освидетельствования в этих комиссиях, неспособные к военной службе молодые солдаты увольнялись вовсе от службы и замене другими лицами не подлежали [54], а нуждавшиеся в поправлении здоровья, увольнялись в отпуск. В дальнейшем, прибыв на избранные места жительства, по усмотрению местных Уездных Воинских Начальников они могли быть подвергнуты новому переосвидетельствованию, причем неправильно уволенные молодые солдаты обращались вновь на службу, по распоряжению Окружного Штаба.

С 1909 года в Губернские воинские Присутствия стали командироваться военные врачи [55], а от Уездных Воинских Начальников требовалось [56] внимательное и строгое отношение к выбору принимаемых лиц, что было особенно важным в период деятельности Уездных воинских Присутствий, так как, вместо каждого опротестованного в то время лица, в приемный список вносилось другое лицо, с более низким жребием и тем самым устранялась проблема позднего прибытия в войска новобранцев, признанных Губернскими Присутствиями годными к службе [57]. Тем не менее, Воинским Начальникам вменялось в обязанность самое тщательное вторичное освидетельствование на сборных пунктах принятых уже новобранцев, перед отправлением их в войска [58].

Образовавшийся на сборном пункте недобор новобранцев пополнялся другими призываемыми с большими номерами жребиев, но так как к этому времени действия Присутствий по призыву молодых людей, подлежавших воинской повинности, могли быть уже законченными, а лица, зачисленные в ополчение, не могли обращаться на службу, то этот недобор пополнялся через приостановку увольнения оказавшихся на сборном пункте излишнепринятыми и через прием лиц, своевременно не явившихся к призыву и не зачисленных еще в ополчение [59]. Заметим, переосвидетельствование Губернским Присутствием опротестованных на сборном пункте новобранцев являлось окончательным [60].

 

Литература:

 

1.      Полное собрание законов Российской Империи (далее – ПСЗРИ) Собр. II, Т. LIII, Отд. I. С. 87

2.      Государственный архив Самарской области (далее – ГАСамО) Ф. 677 Оп. 1 Д. 8 Л. 87

3.      Государственный архив Ульяновской области (далее – ГАУО) Ф. 76 Оп. 1 Д. 616 Л. 18

4.      ПСЗРИ Собр. III, Т. VIII. С. 389 – 393

  1. ГАУО Ф. 78 Оп. 2 Д. 265 Л. 47; Ф. 78 Оп. 2 Д. 1283 Л. 42, 46 – 48, 48 – 51, 51 – 52, 184 – 191

6.      ГАУО Ф. 76 Оп. 2 Д. 604 Л. 187 – 190

7.      ГАУО Ф. 76 Оп. 2 Д. 604 Л. 190 – 190 Об

8.      ГАУО Ф. 78 Оп. 2 Д. 265 Л. 47, 190 – 191

9.      ГАСамО Ф. 677 Оп. 1 Д. 44 Л. 141

10.  ГАУО Ф. 78 Оп. 2 Д. 590 Л. 22 – 22 Об, 48

11.  ГАУО Ф. 78 Оп. 2 Д. 117 Л. 279 – 279 Об

12.  ГАУО Ф. 78 Оп. 2 Д. 117 Л. 302 – 304

13.  ГАУО Ф. 78 Оп. 2 Д. 1277 Л. 79

14.  ГАУО Ф. 78 Оп. 2 Д. 120 Л. 14

15.  ПСЗРИ Собр. III, Т. XXVIII, Отд. I, С. 936 – 937

16.  ГАУО Ф. 78 Оп. 2 Д. 1279 Л. 48; Ф. 78 Оп. 2 Д. 590 Л. 55 – 55 Об

17.  ГАУО Ф. 76 Оп. 7 Д. 867 Л. 11; Ф. 78 Оп. 1 Д. 46 Л. 19

18.  ГАСамО Ф. 679 Оп. 1 Д. 7 Л. 1; ГАУО Ф. 76 Оп. 1 Д. 201 Л. 6

19.  ГАСамО Ф. 3 Оп. 168 Д. 4 Л. 1; Ф. 3 Оп. 233 Д. 2988 Л. 3; Ф. 679 Оп. 1 Д. 7 Л. 2; ГАУО Ф. 76 Оп. 1 Д. 616 Л. 23; Ф. 78 Оп. 2 Д. 1281 Л. 33, 85; Ф. 78 Оп. 2 Д. 1282 Л. 29 – 29 Об

20.  ГАУО Ф. 78 Оп. 2 Д. 43 Л. 425

21.  ГАСамО Ф. 679 Оп. 1 Д. 41 Л. 12; ГАУО Ф. 78 Оп. 2 Д. 158 Л. 81; Ф. 78 Оп. 2 Д. 170 Л. 1

22.  ГАУО Ф. 78 Оп. 2 Д. 221 Л. 25 – 25 Об 

23.  ГАУО Ф. 78 Оп. 2 Д. 1277 Л. 56

24.  ГАУО Ф. 78 Оп. 2 Д. 120 Л. 161

25.  ГАУО Ф. 78 Оп. 2 Д. 120 Л. 160

26.  ГАУО Ф. 78 Оп. 2 Д. 1281 Л. 62 – 62 Об

27.  ГАУО Ф. 78 Оп. 2 Д. 42 Л. 41

28.  ГАУО Ф. 78 Оп. 2 Д. 193 Л. 383; Ф. 78 Оп. 2 Д. 1354 Л. 450

29.  ПСЗРИ Собр. III, Т. II. С. 454 – 455; Собр. III, Т. XIII. С. 603 – 604

30.  ГАСамО Ф. 677 Оп. 1 Д. 44 Л. 1; ГАУО Ф. 78 Оп. 1 Д. 46 Л. 57 – 57 Об; Ф. 78 Оп. 2 Д. 1283 Л. 4 – 4 ОБ

31.  ГАУО Ф. 78 Оп. 2 Д. 43 Л. 514 – 514 Об; Ф. 78 Оп. 2 Д. 193 Л. 172 – 172 Об

32.  ПСЗРИ Собр. III, Т. VII. С. 105

33.  ГАУО Ф. 78 Оп. 2 Д. 590 Л. 16

34.  ГАУО Ф. 78 Оп. 1 Д. 46 Л. 55

35.  ГАУО Ф. 78 Оп. 2 Д. 120 Л. 57

36.  ГАУО Ф. 78 Оп. 2 Д. 146 Л. 44

37.  ГАУО Ф. 78 Оп. 2 Д. 43 Л. 289 – 290

38.  ГАУО Ф. 78 Оп. 1 Д. 46 Л. 72

39.  ГАУО Ф. 78 Оп. 2 Д. 585 Л. 5 – 7

40.  ГАУО Ф. 78 Оп. 2 Д. 585 Л. 13

41.  ГАУО Ф. 78 Оп. 2 Д. 43 Л. 5 – 6 Об; Ф. 78 Оп. 2 Д. 1277 Л. 77

42.  ГАСамО  Ф. 677 Оп. 1 Д. 8 Л. 38

43.  ГАСамО Ф. 679 Оп. 1 Д. 5 Л. 170 – 170 Об; ГАУО Ф. 78 Оп. 2 Д. 1283 Л. 20

44.  ГАУО Ф. 78 Оп. 2 Д. 120 Л. 137

45.  ГАУО Ф. 78 Оп. 2 Д. 120 Л. 13

46.  ГАУО Ф. 78 Оп. 2 Д. 120 Л. 103; ПСЗРИ Собр. III, Т. VIII. С. 565

47.  ГАУО Ф. 78 Оп. 2 Д. 120 Л. 137, 152 – 152 Об

48.  ГАУО Ф. 78 Оп. 2 Д. 120 Л. 70

49.  ГАУО Ф. 78 Оп. 2 Д. 120 Л 146 – 146 Об

50.  ГАУО Ф. 78 Оп. 2 Д. 1276 Л. 20

51.  ГАУО Ф. 76 Оп. 2 Д. 762 Л. 537 – 537 Об

52.  ГАУО Ф. 76 Оп. 2 Д. 771 Л. 648

53.  ГАУО Ф. 78 Оп. 2 Д. 265 Л. 11 – 11 Об

54.  ГАУО Ф. 78 Оп. 1 Д. 46 Л. 72 – 72 Об

55.  ГАСамО Ф. 679 Оп. 1 Д. 41 Л. 12

56.  ГАУО Ф. 78 Оп. 2 Д. 1274 Л. 71 – 71 Об

57.  ГАУО Ф. 78 Оп. 1 Д. 46 Л. 82

58.  ГАСамО Ф. 679 Оп. 1 Д. 41 Л. 12 – 16; ГАУО Ф. 78 Оп. 2 Д. 1274 Л. 77 – 78

59.  ГАУО Ф. 78 Оп. 2 Д. 590 Л. 19

  1. ГАУО Ф. 78 Оп. 1 Д. 46 Л. 56 – Об

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle