Библиографическое описание:

Карелина А. А. Когнитивные предпосылки лексико-семантической соотнесенности многозначных существительных и их адъективных суффиксальных производных на –y, -ish // Молодой ученый. — 2010. — №10. — С. 141-145.

Процессы языкового изменения напрямую зависят от результата категоризации действительности, целью которой является объяснение нового через уже известное (или предполагаемое таковым) и структурирование картины мира с помощью обобщения.  В данной статье будут рассмотрены механизмы взаимодействия многозначных производных прилагательных на y, -ish и мотивирующих их существительных, а также причины, которые привели к формированию одного из участков языковой картины мира. Выбор словообразовательных моделей в качестве объекта исследования заключается в той роли, которую они играют в когнитивной деятельности человека. Словообразовательные модели с набором словообразовательных значений представляют собой матрицы когнитивных операций, которые позволяют судить о закрепленном  за производным словом объеме знаний, релевантном для определения некоего класса вещей и явлений, о приоритетах в выборе того или иного социально значимого признака, лежащего в основе номинации.

Отличительной особенностью семантики отсубстантивного прилагательного является ее ярко выраженный производных характер, поэтому когнитивные особенности этой категории будут рассмотрены в сравнении с когнитивными характеристиками категории существительного. Было определено, что когнитивная категория полисемантичного существительного  реализуется на двух уровнях, фиксирующих разные этапы познания действительности.  Один из уровней представляет собой таксономическую  систему объектов, основу которой составляет семантический инвариант. Выбор основания для объективации в языке знания о сути предмета связан с системой координат, сопровождающей процесс постижения действительности, который вербализуется в многозначном существительном. Другой уровень познания реализуется в виде образно-схематического представления системы прототипических категорий.

Рассматривая категорию производящего существительного, мы выяснили, что общим для всех лексико-семантических вариантов многозначных существительных, обозначающих предметную действительность, является компонент СУЩНОСТЬ (Entity). Вывод знания о сущности достигается пропозициональными формулами на основе логических умозаключений (X is like Y).

На основе дефиниционного анализа были выделены компоненты смысла: МНОЖЕСТВО, НЕОПРЕДЕЛЕННОЕ КОЛИЧЕСТВО, МЕРА, НЕИСЧИСЛЯЕМОСТЬ, ОБЪЕМ, которые присуще пропозициональным формулам, а затем сопоставлены с видовыми признаками СУЩНОСТИ, которые зафиксированы в словаре Roger’s International Thesaurus: quantity (amount, part, portion, any, some), mass (capacity), countlessness (countlessness, bounlessness). Эти компоненты отражают релевантные для английского языкового сознания узловые признаки сущности. В результате когнитивного процесса спецификации выстраивается единая таксономическая категория, которая отображает разновидность объекта номинации. Основу таксономической категории лежит сильный инвариант первичных значений многозначных существительных, где фиксируются такие базовые для человека признаки, как КОЛИЧЕСТВО (Quantity): bead – “any small globular or cylindrical body”; МЕРА (Amount): book – “a set of tickets”; НЕИСЧИСЛЯЕМОСТЬ (Countlessness): air – “ a mixture of nitrogen, oxygen and other gases; ОБЪЕМ (Capacity): mist – “a cloud of particles”.

Представление научных знаний в виде разветвленной системы пространственных категорий соотносится с инвариантными для языка способами отражения действительности. Таксономия опирается на иерархической построение языковых знаков, поэтому нам представляется возможным отразить систему таксономических категорий многозначного существительного в виде схемы, в которой присутствует различная степень обобщенности типов отношений, что упорядочивает пространственную систему:

Сущность

Множество

Мера     Неопред. количество  Объем     Неисчисляемость

Было замечено, что человек стремиться исчислить все элементы пространственной системы, даже те, которые трудно поддаются систематизации, поэтому признаки категории НЕИСЧИСЛЯЕМОСТЬ: cheese – “ solid food made of milk” всегда тяготеют к тому, чтобы быть исчисляемыми, а категория ОБЪЕМА становится промежуточной между категориями НЕОПРЕДЕЛЕННОГО КОЛИЧЕСТВА и НЕИСЧИСЛЯЕМОСТИ: cheese – “a definite mass in the shape of a wheel”.

Члены категории НЕОПРЕДЕЛЕННОЕ КОЛИЧЕСТВО: brick – “any rectangular blockof clay molded and baked by fire or sun имеют тенденцию быть исчисленными в категории МЕРЫ: brick– “blocks collectively.

В отличие от схематического представления системы значений корпуса многозначных существительных конкретная многозначная лексема характеризуется конфигурацией собственных лексических значений. В этом случае лексема реализует слабый инвариант, то есть некий общий семантический компонент, присутствующий во всех интерпретациях лексемы.

Взаимодействие сильного и слабого инварианта может быть продемонстрировано на примере значений полисеманта ash.

По линии локализации в пространстве значения: finally pulverized lava”, “the powdery residue of matter that remains afterburning”, “the burnt remains of a human body реализуют сильный инвариант и могут рассматриваться в категории НЕИСЧИСЛЯЕМОСТЬ. С точки зрения реализации слабого инварианта значения полисеманта ash представляют собой детализацию инвариантного значения something being the result of burning”.

Следующим уровнем представления знания является уровень образно-схематической категории. На данном уровне выявляются ассоциативные отношения разных видов, существующие между компонентами образно-схематической категории. На такие отношения указывают фреймы, в которых заданы параметры прототипической ситуации, помогающие концептуализировать абстрактные категории. Первый компонент фрейма связывается с каким-либо носителем предметного признака, а второй – с эмоциональным основанием. Первый компонент фрейма связывается с  каким-либо носителем предметного признака, а второй – с эмоциональным основанием оценки Фреймы формируются благодаря действию механизма расширения.

Фрейм СУБСТАНЦИЯ ВОЗНИКАЕТ В ОБЪЕКТЕ (COUNTLESSNESS EMERGES IN THE OBJECT) категоризирует признак неисчисляемости как объект, тем самым, вовлекаясь в манипуляции с ним: art – “illustrative or decorative material” → artificiality in behavior”.

Фрейм НОВЫЙ ОБРАЗ ПРЕДСТАВЛЯЕТ СОБОЙ ПРОЦЕСС РОЖДЕНИЯ (CREATION IS BIRTH) содержит два частных случая: НОВЫ ОБРАЗ – ЭТО РЕЗУЛЬТАТ ПОЯВЛЕНИЯ ОБЪЕКТА АО «ВМЕСТИЛИЩЕ» (CREATION IS THE RESULT OF THE EMERGED OBJECT IN THE CONTAINER): nose – “part of the face above the mouth, serving as the organ to smell” “the human nose regarded as a symbol of meddling or prying” и ОБЪЕКТ ВЫЗЫВАЕТ СИТУАЦИЮ (OBJECT CAUSES THE EVENT): cancer – “disease, often causing death” “something that corrupts”.

Особенностью фрейма ОБЪЕКТ ВОЗНИКАЕТ ИЗ ДРУГОГО ОБЪЕКТА является то, что изменение качества объекта происходит в том случае, если пропозициональный компонент содержит в себе его меру: meat – “solid substantial content, pith a favorite occupation”.

Исследуя роль словообразовательных элементов y, -ish в формировании семантики отсубстантивных производных прилагательных было установлено, что реализация значений словообразовательных моделей осуществляется в рамках как пропозициональных категорий, так и фреймовых структур сознания. Вопрос об определении природы словообразовательного значения решается на основе того, какую роль эти когнитивные категории играют в схематизации опыта человека. Лексические дериваты служат для категоризации пространственного опыта человека, а сфера синтаксической деривации производных прилагательных охватывает дериваты, производящая основа которых относится к антропосфере, отражающей разные сферы жизнедеятельности человека и общества.

Пространственные признаки многозначного существительного реализуются в многозначном производном прилагательном на y, -ish в нескольких аспектах, отражающих представление о пространстве через переосмысление его физических свойств. Выделенные в структуре существительного пропозициональные признаки пространства категоризируются в производном слове в зависимости от того, какой участок действительности подвергается схематизации.

Как показал анализ системы значений производных прилагательных, образованных по моделям n + –y, n + -ish, в словообразовательном акте пространственные признаки НЕОПРЕДЕЛЕННОЕ КОЛИЧЕСТВОБ МЕРА, а также НЕИСЧИСЛЯЕМОСТЬ, ОБЪЕМ участвуют в различных схематизациях пространства.

Пространство схематизируется по линии горизонтального измерения, которое отражает типичную ориентацию человека-наблюдателя по отношению к поверхности земли. Такая ориентация человека в пространстве находит свое выражение в семантической структуре производного прилагательного в виде семантического компонента “covered with”: bloody – “stained or covered with blood” → “smeared or covered with oil, greasy”. Человеку довольно трудно категоризировать большие протяженные пространства, не имеющие четко осязаемых границ, поэтому для того, чтобы осмыслить протяженные признаки пространства человек прибегает к помощи языковых средств, то есть использует словообразовательные суффиксы y, -ish для уточнения смыслового содержания производного прилагательного.

Было замечено, что не только протяженная физическая сущность принимает участие в схематизации по линии горизонтального измерения, но и исчисляемые сущности участвую в категоризации пространства: feathery – “clothed or covered with feathers”. Очевидно, что представление о неисчисляемости или исчисляемости сущности нерелевантно для лингво-когнитивной пространственной системы. Предметы, помещающиеся в руке, но расположенные на поверхности, и протяженные пространства не будут иметь различий, отраженных в языке. Таким образом, в акте словообразования язык «не фиксирует» категориальной специфики мотивирующего существительного.

Другой случай категоризации по линии горизонтального пространства, представленный семантическим компонентом “abounding in”, также непосредственно связано с идеей множества: fishy – “abounding in fish”, hairy – “having much hair”. Значение, обозначающее высокую степень присутствия признака, не может быть представлено только посредством словообразовательной модели, структурные признаки которой воссоздают сущностные стороны данного образа. Пропозициональные единицы более масштабны по сравнению с собственно языковыми средствами, которыми может быть выражен смысл. Для того, чтобы они могли быть осмыслены рационально и зафиксированы в языке, используются такие языковые средства, как суффиксы.

Пространственные признаки, выражающие ОБЪЕМ содержания сущности, реализуются в производном слове в виде семантического компонента “full of”, который передает основную информацию признака через характеризацию сущности с точки зрения ее состава: chunky – “full of chunks”.

Восприятие представляет собой отражение не только абсолютной ориентации объекта в пространстве, то есть фронтальное и вертикальное членение объектов внешнего мира, но и восприятие формы, величины, рельефа, специфических черт объекта осязания. Предмет видится человеку через какие-либо его признаки, свойства, составные части в сопоставлении и противопоставлении с другими предметами. На основе этого человек относит его к какому-либо виду, определяет возможности его взаимодействия с другими объектами. Это и определяет его относительное местонахождение в пространстве. В этом случае пространственная ориентация зависит от таких факторов, как степень субъективности/объективности интерпретирования сущности, которая формируется под действием зрительных, обонятельных, слуховых, кинестетических, вкусовых анализаторов и выражается семантически компонентом “having the qualities, like”: boxy –“like or resembling a box in shape”.

В некоторых случаях адекватность понимания образа достигается представлением в значении, помимо признаков универсальных семантических категорий (Y resembles/like X), еще и «эталонных» признаков. Здесь следует вести речь о расширении пропозиционального уровня представлением о «лучших образцах» категории. Осмысление идеального происходит через ассоциации с чувственно воспринимаемыми объектами реального мира и их физическими свойствами и отношениями. Ассоциативный механизм приводится в действие таким когнитивным инструментом как смещение, который связывает две когнитивные категории репрезентативной системы знаний – пропозициональную и прототипическую.

В результате смещения в лексическом значении производного слова находят эксплицитное выражение потенциальные коннотативные компоненты мотивирующего существительного и возникают оценочные приращения смысла: boyish – “of befitting a boy engagingly youthful or innocent”, donnish – “resembling or characteristic of a university don bookish; pedantic”.

Кроме того, в системе производного прилагательного на y, -ish выделяются случаи смещения, нейтрального сточки зрения оценки и целиком основанного на ассоциации по внешнему сходству. В таких случаях следует ожидать смещения в значениях, в которых присутствуют легко выделяемые признаки: airy – “consisting of or having the character of air immaterial”.

Частным случаем смещения может считаться группа значений, дающих характеристику частям тела. Семантический компонент “having prominent quality” служит категоризации тех признаков объекта, которые выходят за рамки обыденного представления о норме: chesty – “having a well-developed chestor bosom”, cheeky – “having a prominent chin”.

Смещение происходит в тех значениях, которые наследуют значение мотивирующей основы  развернутой прототипной частью, так как потенциальные сема появляются только в словах, обозначающих богато ассоциированные концепты. Смещение представляет собой яркий пример взаимодействия пропозициональных и прототипических когнитивных категорий, поэтому значение мотивирующей основы становится ведущим в формировании семантики производного прилагательного, а значения формантов y, -ish только относят тот или иной объект к определенному классу.

Таким образом, в значениях лексических дериватов наблюдается переплетение как абсолютного, так и относительного описания пространства. При относительном описании пространства семантические категории, конституирующие значения идиоматичных адъективных дериватов, могут быть весьма различного объема и степени абстракции – от пропозициональных (сближающихся с грамматическими категориями) до прототипических (очень конкретных и узких лексически).

Суть словообразования на синтаксической основе состоит в том, что при создании новых слов компоненты, выбранные говорящим для называния, комбинируются в зависимости от того суждения, которое он вынес о предмете или связи предметов и понятий, и в зависимости от того угла зрения, под которым говорящий «видит» явление, подлежащее называнию.

Считается, что особенностью синтаксического словообразования является то, что комбинации категориально-семантических компонентов не влекут за собой новых компонентов смысла, хотя такие случаи в рамках адъективного словообразования выявлены не были: guilt – “condition of having done wrong; responsibility for wrong-doing” guilty– “having or showing a sense of guilt, whether real or imaginated”. Будет целесообразнее усматривать явления синтаксической деривации в тех случаях, когда понятие семантического сдвига связывается не только с изменением синтаксической функции, но и с «приращением» значения, которое интерпретируется в грамматических терминах.

С помощью компонентов фреймов, выделенных в структуре многозначного существительного, представляется возможным провести анализ образно-схематической модели производного прилагательного, описать типы фреймов и их когнитивные характеристики.

Специфика фреймов, лежащих в основе производного прилагательного, обусловлена ситуацией, в которой проявляется признак.

Категоризация какого-то эмпирического факта всегда предполагает дескриптивный характер признака: hearty– “substantial, abundant; nourishing”. Следовательно, такого рода производные прилагательные должны одинаково функционировать на уровне «наивной» логики и отражать изменение качества объекта. В этом случае фрейм, лежащий в основе мотивирующего существительного, повторяется в производном прилагательном. На уровне синтаксиса повторяется предикат; фреймы, присущие категории производного прилагательного, будут различаться набором тематических ролей (объект – свойство объекта).

Фрейм СВОЙСТВО ОБЪЕКТА ВОЗНИКАЕТ ИЗ ДРУГОГО СВОЙСТВА (PROPERTY OF AN OBJECT COMES OUT OF ANOTHER OBJECT) соотносится с семантической областью, обозначающей внешние характеристики человека. Свойства человека выделяются по аналогии с доступными чувственному восприятию признаками материальных предметов: mealy– “having the qualities of a meal; powdery; soft, dry and crumbly” → “pale, sallow”, glassy – “of the nature of glass” → “expressionless; dull”.

Объект может обладать не только материально выраженными свойствами, которые требуют описания, но и свойствами, вызывающими определенное чувство или гамму чувств. Такого рода производные прилагательные имплицируют наличие некоторых причин, благодаря которым предмет вызывает именно такую реакцию, что и отражено во фрейме СВОЙСТВО ОБЪЕКТА ВЫЗЫВАЕТ СИТУАЦИЮ (PROPERTY OF AN OBJECT CAUSES THE EVENT). Производящая основа, как событие, используется для актуализации некоего события, связанного с деятельностью субъекта: foolish – “resulting from or showing a lack of sense; ill-considered; unwise”, hawkish– “advocating war or belligerently threatening diplomatic policy”.

Основной задачей производного прилагательного, наследующего фреймовую структуру НОВЫЙ ОБРАЗ – ЭТО РЕЗУЛЬТАТ ПОЯВЛЕНИЯ СВОЙСТВА ОБЪЕКТА (CREATION IS THE RESULT OF THE EMERGED PROPERTY OF AN OBJECT) является идентификация субъекта в целом через указание на характерную для него частность. Специфическая для данного фрейма семантическая область – «Квалификация действий и внутренних состояний человека»: peppery – “easy-angered; bad-tempered”, foggy – “bewildered; perplexed’.

Таким образом, из всей номенклатуры фреймов, выделенных в структуре многозначного существительного, для исследования производных прилагательных на y, -ish релевантными оказались насколько типов фреймов, модифицированных признаком, воплощенным в адъективной семантике производного слова: CREATION IS THE RESULT OF THE EMERGED PROPERTY OF AN OBJECT, PROPERTY COMES OUT OF ANOTHER PROPERTY, PROPERTY OF AN OBJECT CAUSES THE EVENT. В ходе исследования было установлено, что регулярные приращения смысла могут протекать как в рамках самого адъективного производного, так и в пределах мотивирующего существительного и мотивированного прилагательного.

Таким образом, в ходе проведенного анализа было установлено, с обозначением каких именно объектов в природе и обществе связана производная лексика и как она репрезентирует мир.

 

Литература:

1.      Roget’s International Thesaurus, Sixth Edition, New York: HarperCollins, 2001

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle