Библиографическое описание:

Фаворисов Е. В. Порядок обеспечения увечных нижних чинов пособиями от казны в 1867 – 1912 гг. // Молодой ученый. — 2010. — №9. — С. 224-229.

Положение об устройстве отставных и бессрочноотпускных нижних чинов (1867), закрепляя за поступавшим на службу солдатом прежние его гражданские права в обществе, в которые он вступал при возвращении в первобытное состояние, с приобретенными выслугой установленного срока преимуществами, вместе с тем, предусматривало призрение нижних чинов со стороны государства, в случае болезни и невозможности обеспечивать себя пропитанием собственным трудом. Что особенно примечательно, так это то, что указанным Положением впервые определялось именно денежное вспомоществование увечным нижним чинам. Таким образом, в 1867 году было положено начало казенному содержанию указанной категории лиц, которое сохранилось и при введении всеобщей воинской повинности.

Анализ отечественной историографии, проведенный П.П. Щербининым в статье «Особенности призрения увечных воинов в России в XVIII – начале XX в.» [1], Н.Г. Рогулиным в статье «Вопросы повседневной жизни нижних чинов русской армии в новейших отечественных исследованиях» [2] и Ю.В. Щербининой в кандидатской диссертации «Социальная адаптация и правовое положение отставных и бессрочноотпускных солдат русской армии в XIX веке» [3], свидетельствует о недостаточном внимании исследователей к изучению социальной защиты военнослужащих во второй половине XIX – начале XX вв. А в опубликованных на сегодняшний день работах, не получает никакого освещения такая сторона исследуемого вопроса, как порядок назначения и выплаты пособий от казны на местах, в том числе и взаимодействие причастных к тому местных органов государственной власти. В данной статье автором как раз предпринимается попытка охарактеризовать, в том числе, и деятельность местных органов государственной власти по обеспечению увечных нижних чинов казенными пособиями в обозначенный период.

Согласно ст. 30 Высочайше утвержденного 25 июня 1867 года Положения об устройстве отставных и бессрочноотпускных нижних чинов 3-х рублевое в месяц пособие выдавалось тем из нижних чинов [4], которые по своему болезненному состоянию признавались неспособными к личному труду и не имели ни собственных средств к жизни, ни родственников, желавших принять их на свое иждивение. Требовавшие постороннего за собой ухода, размещались по богадельням и благотворительным заведениям с платой за них тех же 3-х рублей в месяц. 3-х рублевое в месяц пособие, выдаваемое отставным нижним чинам, составляло наименьший размер средств, необходимых для поддержания их существования, а потому никакому вычету за долги и взысканию не подлежало [5].

Закон этот требовал, чтобы желавшие воспользоваться 3-х рублевым содержанием выполнили два в совокупности условия: 1) чтобы были уволены от службы до выслуги установленного срока, вследствие неспособности к ее продолжению и 2) чтобы тотчас же по прибытии на родину были признаны к личному труду неспособными.

В том случае, когда на руках у нижних чинов были удостоверения о неспособности их к личному труду, выданные им военными комиссиями, свидетельствовавшими их перед увольнением от службы, Казенные Палаты обращались к Начальникам частей войск, выдавшим свидетельства, с требованием включить в свидетельства о выполнении воинской повинности сведения о неспособности нижних чинов к личному труду. Так поступали и в том случае, если вообще обнаруживалось, что нижние чины были признаны неспособными к труду во время состояния еще на службе, а не нахождения в отставке. При упразднении частей войск, выдавших нижним чинам свидетельства о выполнении воинской повинности, Казенные Палаты обращались в Главный Штаб [6].

Удостоверения на получение 3-х рублевого в месяц от казны пособия не выдавались отставным нижним воинским чинам, имевшим собственные дома и занимавшимся торговлей, а также чинам, состоявшим сторожами при общественных домах, в присутственных местах и при церквах с получением жалованья. Устранение Казенными Палатами неправильных выдач пособия, назначаемого нижним чинам, на основании удостоверений Полицейский Управлений и Волостных Правлений, осложнялось предварительной проверкой на местах имущественного положения нижних чинов [7].

Расчетные листы на получение пособия, вместе с подлинными документами просителей, передавались отставным нижним воинским чинам Казенными Палатами через Уездные Полицейские Управления [8].

Определение прав на получение денежного пособия из казны, как и само назначение этого пособия нижним чинам и, - забегая несколько вперед, - солдаткам [9], зависело от Казенной Палаты. К обязанностям Уездных по воинской повинности Присутствий относилось освидетельствование их состояния здоровья и удостоверение в способности или неспособности к личному труду, не входя в рассмотрение прав указанных лиц на денежное пособие [10]. Освидетельствование в Уездных по воинской повинности Присутствиях нижних чинов, просивших о пожизненном от казны пособии на содержание по неспособности к личному труду, в крайних случаях, могло проводиться только одним врачом [11]. В таких случаях, в свидетельствах, выдаваемых Присутствиями нижним чинам о неспособности их к личному труду, оговаривалась причина, по которой не представлялось возможным провести такое освидетельствование двумя, положенными по правилам, врачами [12].

Уездные воинские Присутствия окончательно решали вопрос о способности или неспособности к личному труду нижних чинов, а также их вдов и жен, без права подачи на эти решения жалоб в Губернское Присутствие, но с тем, однако, что лица, признанные способными к труду, через год могли просить о переосвидетельствовании [13]. Проверка правильности признания нижних чинов неспособными к личному труду, получавших 3-х рублевое в месяц из казны пособие, при возникновения в том сомнения, могла проводиться единожды, со времени первоначального их освидетельствования [14].

С 1869 года право на получение 3-х рублевого содержания, при неспособности к личному труду, предоставлялось всем тем нижним чинам, которых Положение 25 июня 1867 года застало в отставке. От лиц последней категории закон требовал только представления медицинского свидетельства о неспособности к личному труду, хотя бы от болезни, приобретенной уже после увольнения в отставку.

По Уставу о воинской повинности 1874 года нижние чины, утратившие во время состояния на действительной службе способность к ее продолжению, а также нижние чины запаса, получившие увечье во время учебных сборов, в случае неспособности к личному труду и неимения средств к жизни и родственников, желавших принять их на свое иждивение, получили право на получение от казны пособия по 3 рубля в месяц. Те из них, которые, кроме того, признавались требующими за собой постороннего ухода, размещались по богадельням и благотворительным заведениям или поручались попечению надежных лиц, с платой до 6 рублей в месяц. В таком случае, размер пособия нижним чинам, требовавшим, в виду своего болезненного состояния, постороннего за собой ухода определялся сообразно справочным ценам на жизненные потребности, на годовой период времени теми сельскими и городскими общественными учреждениями, в среде которых проживали нижние чины, требовавшие постоянного за собой ухода и находившиеся на попечении частных лиц или родственников, а пособие на таких лиц, призреваемых в богадельнях и благотворительных заведениях, отпускалось в размере действительной стоимости их содержания в этих заведениях, но не свыше 6 рублей в месяц. В противном случае оно отпускалось в полном размере, установленном 33 статьей Устава о воинской повинности, то есть по 6 рублей в месяц [15].

Право на пособие или призрение по этой статье имели только нижние чины, поступившие на службу после издания Устава о воинской повинности. Ратникам Государственного ополчения, как первого, так и второго разрядов, утратившим во время состояния на службе способность к личному труду, вследствие ран или увечий, предоставлялось право на пособия и меры призрения, установленные Уставом о воинской повинности в отношении нижних чинов [16].

Поскольку правом на 3-х и 6-ти рублевое в месяц из казны пособие пользовались лишь те из отставных нижних чинов, нетрудоспособность которых последовала от болезней, приобретенных ими на действительной военной службе, то, для признания за ними права на пособие Уездное воинское Присутствие устанавливало причинную связь между их нетрудоспособностью и болезнями или ранами, полученными на службе [17].

Получение нижним чином пенсии, назначенной ему по постановлению Александровского Комитета о раненых, не считалось обстоятельством, лишавшим его права на 3-х или 6-ти рублевое в месяц пособие из казны [18]. На чинов полиции возлагалось разъяснение раненым нижним чинам, не могущим, из-за ран, зарабатывать себе пропитание трудом и не имевшим собственных средств к жизни, а также родственников желавших принять их на свое содержание, что независимо от пенсии, назначаемой им по правилам из инвалидного капитала за раны, они могли получать 3-х рублевое в месяц пособие от казны, а те из нижних чинов, которые нуждались в постороннем уходе, могли быть помещены в богадельни и других благотворительные заведения. При этом они указывали инвалидам на порядок прошения пособия и представления требуемых для его получения удостоверений [19].

Вследствие того, что многие из раненых нижних чинов не пользовались полагавшимися им пенсиями и пособиями единственно по незнанию порядка их прошения, составлялось извлечение из Правил по выдаче пособий раненым нижним чинам, которое рассылалось по городам и волостям для наклейки на видных местах в помещениях Земских и Городских Управ, крестьянских и воинских Присутствий, а также во всех полицейских Управлениях и Волостных Правлениях [20].

С 1875 года меры призрения, установленные для неспособных к труду нижних чинов, стали распространяться и на солдаток, то есть на жен и вдов тех нижних чинов, которые, поступив на службу до X ревизии, при издании Положения 25 июня 1867 года об устройстве отставных и бессрочноотпускных нижних чинов, находились в отставке [21]. 3-х рублевое пособие предоставлялось и тем солдаткам, которые быв помещены в богадельни земства и Приказов Общественного Призрения, увольнялись из этих заведений на попечение частных лиц [22].

С начала 80-х годов 3-х рублевое в месяц из казны пособие выплачивалось и тем солдаткам, которые, не имея при болезненном состоянии ни собственных средств к жизни, ни родственников, могущих обеспечить их существование, не могли быть приняты в богадельни, с платой от казны, за неимением этих учреждений в месте их жительства [23] или по отсутствию в названных заведениях свободных мест [24].

С 1889 года право получения 3-х рублевого в месяц пособия из казны распространилось и на: 1) жен и вдов нижних чинов, которые умерли или пропали без вести, состоя на действительной службе или в бессрочном отпуске, до издания Положения 25 июня 1867 года или хотя умерли и пропали без вести позднее, но поступили на службу до X ревизии и 2) жен и вдов нижних чинов, которые к 25 июня 1867 года окончили срок службы, но не были уволены к тому сроку в отставку по не зависевшим от них причинам [25].

При назначении пособия необходимы были сведения о времени поступления мужей солдаток в военную службу и увольнения их в отставку, для чего Полицейские Управления в паспортах, выдаваемых вдовам отставных нижних чинов, указывали время поступления их мужей на службу и увольнения в отставку [26].

Высочайше утвержденным, 3 мая 1883 года, мнением Государственного Совета действие Правил, изложенных в 33 статье Устава о воинской повинности, распространялось на нижних чинов, утративших способность к личному труду после увольнения в запас, вследствие ран, увечий или болезней, понесенных ими во время состояния на действительной службе. Новый закон расширял круг нижних чинов, пользовавшихся правом на пособие, или призрение от казны и определял новый порядок удостоверения обстоятельств, в зависимости от которых назначалось это содержание. Причем, главная цель заключалась в том, чтобы проверка заявляемых нижними чинами ходатайств совершалась правильно и своевременно, а выдача свидетельств производилась на прочных основаниях, ограждавших казну от неправильных расходов [27].

Отставные и состоявшие в запасе армии нижние чины, желавшие воспользоваться пособиями или призрением, обращались с просьбами о том к Уездному Воинскому Начальнику, по месту их жительства, и представляли билеты об увольнении от службы или в запас. Уездный Воинский Начальник, собрав необходимые справки по заявлению просителя, как о понесенных во время нахождения на действительной службе ранах, увечьях или болезнях, так и о неимении им средств к жизни и родственников, желавших принять его на свое иждивение, представлял поступившую просьбу, со всеми относившимися к ней документами и справками, в Уездное по воинской повинности Присутствие. Уездное по воинской повинности Присутствие, по рассмотрении всех обстоятельств дела и после освидетельствования, в случае надобности, просителя, при участии военного и гражданских врачей, постановляло об удовлетворении ходатайства, если убеждалось, что проситель соответствовал условиям, определенным ст. 33 Устава о воинской повинности, или об оставлении просьбы без последствий, если признавал нижнего чина не удовлетворяющим указанным условиям. В первом случае, на каждого нижнего чина составлялось особое свидетельство, в котором, излагалось подробное описание оказавшихся ран, увечий или болезней, с указанием времени, причин их происхождения [28]; удостоверение о том, что проситель не имел средств к жизни и родственников, желавших принять его на свое иждивение; заключение Присутствия о неспособности просителя к личному труду и о том, нуждался ли он в постороннем за собой уходе.

Приговор сельского и селенного схода об имущественном и семейном положении нижнего чина, возбудившего ходатайство о пособии или призрении, постановлялся в недельный срок, со дня получения на месте распоряжения о его доставлении. В противном случае, удостоверение об имущественном и семейном положении нижних чинов доставлялось в тот же срок Волостным Старшиной, и правильность такового удостоверения подтверждалась приговором ближайшего по времени созыва сельского или селенного схода. Независимо от того, согласовывалось ли удостоверение Волостного Старшины с приговором или нет, последний представлялся воинскому Присутствию. Наличие одних только удостоверений Волостных Старшин об имущественном положении нижних чинов не задерживало постановление Присутствиями решений о назначении пособий от казны. Наблюдение за неуклонным и своевременным доставлением этих приговоров всецело относилось к обязанности Уездных Присутствий [29].

Ходатайства о назначении денежного пособия таких нижних чинов, нетрудоспособность которых не поддавалась точному определению путем единичного освидетельствования, в виду особого характера имевшихся у них заболеваний (расстройство нервной системы и т.п.), разрешались на основании совокупности данных освидетельствования каждого просителя и выясненных путем дознания сведений об их трудоспособности, образе жизни, средствах и т.д. Пособие могло назначаться предварительно, на один год. В течение этого времени местная полиция и податная инспекция окончательно выясняли данные, которые, в совокупности с результатами переосвидетельствования, служили основанием к постановлению воинским Присутствием решения о назначении ходатайствующему пособия пожизненно или о прекращении ему выдачи такового на будущее время [30].

Составленное свидетельство или определение об отказе в ходатайстве препровождалось, вместе с билетом об увольнении в запас или от службы, к Уездному Воинскому Начальнику, от которого уже зависело последующее согласование с соответствующими учреждениями назначения пособия или призрения нижнего чина, а о последовавшем со стороны Присутствия отказе – уведомление просителя. Жалобы на решения Уездного Присутствия могли приноситься Губернскому по воинской повинности Присутствию в 4-недельный, со дня объявления решения, срок [31].

В том же, 1883 году, из представителей Министерств Государственных Имуществ, Военного, Морского, Финансов и Внутренних Дел, была учреждена особая комиссия для разработки вопроса о более прочном обеспечении быта отставных и запасных нижних чинов. Одним из ее предложений было распространение права получения 3-х рублевого в месяц от казны пособия на всех нижних чинов, отбывших воинскую повинность по правилам Рекрутского Устава, признанных неспособными к личному труду – независимо от того, утратили ли они способность на службе или в отставке, - при условии, если они не имели ни своих собственных средств к жизни, ни родственников, желавших принять их на свое иждивение. Фактически, предпринималась попытка уравнения рекрут в условиях, даровавших право на получение пособия от казны, с лицами, поступившими на службу по воинскому Уставу. Вместе с тем, деятельность правительства в плане внесения изменений в действовавшее в то время законодательство по настоящему предмету, способствовала появлению в обществе превратных понятий и возбуждению в народе напрасного беспокойства [32]. Для прекращения возбуждения основанных на неправильном понимании дела ходатайств, Министерство внутренних дел предписывало Земским Участковым Начальникам и чинам полиции, при их разъездах и вообще при любом удобном случае, разъяснять отставным нижним чинам, а также и солдаткам, что никаких изменений в изданных законоположениях, относительно предоставления им (и солдаткам) прав на пособие от казны, не последовало [33].

С 1886 года плата от казны содержания призреваемого, но не свыше 6-ти рублей в месяц устанавливалась для нижних чинов, поступивших на службу по Рекрутскому Уставу 1862 г., которые признавались требовавшими за собой постороннего ухода [34].

Правила 30 мая 1905 года [35], ни в чем не изменяя существа прав нижних чинов на получение 3-х и 6-ти рублевых пособий, лишь упростили, в целях скорейшего обеспечения нижних чинов, действовавший порядок назначения пособий. Правила 30 мая 1905 года не ставили участие податного инспектора условием действительности заседания Присутствия по воинской повинности по делам о назначении нижним чинам пособий из казны, однако, признавалось весьма желательным, чтобы податные инспекторы непременно принимали участие в заседаниях Присутствий по воинской повинности при рассмотрении ими дел о назначении нижним чинам 3-х и 6-ти рублевых пособий.

Казенные Палаты, не ограничивая себя постановлениями Уездных по воинской повинности Присутствий, могли сами рассматривать документы нижних чинов и отказывать в назначении пособия тем из них, которые не удовлетворяли условиям, обеспечивавшим их право на пособие от казны. В виду того, Уездные воинские Присутствия представляли Палатам копии своих постановлений о назначении пособий и тех данных, на основании которых они признавали за нижними чинами право на получение пособия из казны. Во избежание задержек в выдаче нижним чинам ежемесячных пособий из-за возникших у Казенных Палат сомнений в правильности их назначения, Казенные Палаты обязывались в 3 дневный срок высылать расчетные листы и делать по Казначействам распоряжения о производстве пособий и параллельно принимать меры для разъяснения возникавших сомнений. При несогласии с постановлением Уездного по воинской повинности Присутствия, Казенная Палата сообщала свои возражения Губернскому по воинской повинности Присутствию в 4-недельный срок, со дня получения Палатой постановления Уездного Присутствия или дополнительных, относившихся к тому постановлению, сведений и документов, одновременно с чем, уведомляла о своих возражениях и то воинское Присутствие, постановление которого было опротестовано Палатой. Решение Губернского Присутствия по несогласию Казенной Палаты с постановлением Уездного Присутствия принималось в ближайшем заседании и признавалось окончательным. Вместе с тем, Казенные Палаты информировали Губернское Присутствие о случаях допускаемой Уездными Присутствиями медленности в деле назначения пособий [36].

Выплата нижнему чину пособия могла быть прекращена Казначейством лишь с изменением условий, при которых пособие было назначено. Однако оно, обнаружив обстоятельство, препятствовавшее, на его взгляд, производству пособия, но не имевшееся в виду при назначении такового, не приостанавливая выдачи пособия, безотлагательно представляло об этом Казенной Палате, которая принимала меры к отмене неправильного постановления о назначении пособия и к взысканию ошибочно выданных из казны денег. В случае неопротестования Казенной Палатой постановления воинского Присутствия, которым пособие назначалось неправильно, взыскание сумм обращалось сначала на нижних чинов, получивших пособие, а, при их несостоятельности – на должностных лиц как Присутствия по воинской повинности [37], так и Казенной Палаты [38].

Непременному Члену Губернского по воинской повинности Присутствия вменялось в обязанность при ревизиях Уездных Присутствий обращать особое внимание на исполнение ими их обязанностей в деле призрения нижних чинов, пострадавших на военной службе, и заботиться об устранении замеченных упущений, об установлении правильного порядка разрешения дел [39].

Поскольку назначаемое увольняемым в отставку за ранами нижним чинам пособие от казны было крайне невелико и не покрывало самых насущных расходов на прокормление и одежду [40], Губернаторам рекомендовалось замещать должности, не требовавшие особого физического напряжения, в подведомственных им учреждениях по вольному найму инвалидами [41].

Законом от 25 июня 1911 года «О призрении нижних воинских чинов и их семейств», независимо от собственного материального обеспечения призреваемых нижних чинов, устанавливались годовые оклады пенсий, соответственно степени утраты ими трудоспособности: по первому разряду – 216 рублей (при полной утрате трудоспособности, с необходимостью постоянного постороннего ухода); по второму разряду – 168 рублей (при полной утрате трудоспособности, без необходимости постоянного постороннего ухода); по третьему разряду – 108 рублей (при сильном снижении трудоспособности); по четвертому разряду – 66 рублей (при среднем снижении трудоспособности) и по пятому разряду – 30 рублей (при слабом снижении трудоспособности). Нижние чины, при увольнении из войск, вследствие полученных ими на военной службе ран, повреждений или болезней, в обязательном порядке свидетельствовались на предмет определения прав их на пенсию, независимо от ходатайств с их стороны. Те нижние чины, которые, вследствие полученных на военной службе ран, повреждений или болезней, утратили способность к труду уже после увольнения их из войск, либо по иным каким-либо причинам не проходили освидетельствования при увольнении из войск, в течение пяти лет с момента оставления ими службы, могли обращаться с просьбами о назначении им пенсии в Уездное по воинской повинности Присутствие, к Уездному Воинскому Начальнику, Земскому Участковому Начальнику или к чинам уездной полиции. Все они обязывались принимать меры к скорейшему освидетельствованию просителей установленным порядком. Указанные выше учреждения и должностные лица, а также органы общественного управления, могли и по собственному почину возбуждать вопрос о назначении пенсии нижним чинам при полной их нетрудоспособности, происшедшей из за военной службы, и при затруднительности для них, по состоянию здоровья, лично ходатайствовать о пенсии. Освидетельствование нижних чинов, для определения степени утраты ими трудоспособности и прав на пенсию, проводилось: 1) тыловыми эвакуационными комиссиями; 2) внутренними эвакуационными комиссиями; 3) особыми комиссиями, образуемыми в ближайших военно-врачебных заведениях, – в военных госпиталях, в местных войсковых или усиленных лазаретах, –  если нижние чины не проходили через эвакуационные комиссии; 4) при невозможности или затруднительности освидетельствования в одной из вышеуказанных комиссий, – ближайшими к месту жительства нижних чинов Уездными воинскими Присутствиями. Пенсии назначались Уездными воинскими Присутствиями в зависимости от возможности восстановления трудоспособности, пожизненно или на срок [42].

Таким образом, изложенное позволяет нам сделать вывод о том, что, во-первых, в рассматриваемый период правительство страны стремилось к оптимизации на местах порядка назначения и выплаты денежных пособий увечным нижним чинам, чтобы, с одной стороны, свести к минимуму бюрократические проволочки в сопутствующем тому делопроизводстве, а, с другой стороны, оградить казну от необоснованных трат. Во-вторых, учрежденным в 1874 году воинским Присутствиям отводилась ключевая роль среди местных органов государственной власти, к компетенции которых тем или иным образом относилось обеспечение инвалидов казенным содержанием.

 

1. Щербинин П.П. Особенности призрения увечных воинов в России в XVIII – начале XX в. С. 65 – 66 // Военно-исторический форум. URL: http://www.reenactor.ru/ARH/PDF/Cherbinin_00.pdf (дата обращения: 6.07.2010)

2. Рогулин Н.Г. Вопросы повседневной жизни нижних чинов русской армии в новейших отечественных исследованиях // Военно-исторический форум. URL: http://www.reenactor.ru/ARH/PDF/Rogylin_00.pdf (дата обращения: 6.07.2010)

3. Щербинина Ю.В. Социальная адаптация и правовое положение отставных и бессрочноотпускных солдат русской армии в XIX в.: автореф. дис. … канд. ист. наук. Воронеж, 2007. С. 4 – 7 // сайт Воронежского государственного педагогического университета. URL: http://www.vspu.ac.ru/images/news/27_02_2007/ref2.doc (дата обращения: 6.07.2010)

4. Полное собрание Законов Российской Империи (далее – ПСЗРИ) Собр. II, Т. XLII, Отд. I. С. 997 – 1003

5. ПСЗРИ Собр. III, Т. VIII. С. 237 – 238; Государственный архив Ульяновской области (далее – ГАУО) Ф. 76 Оп. 2 Д. 670 Л. 19 – 19 Об

6. Государственный архив Самарской области (далее ГАСамО) Ф. 3 Оп. 201 Д. 4 Л. 25

7. ГАУО Ф. 76 Оп. 2 Д. 670 Л. 10 – 10 Об

8. ГАУО Ф. 76 Оп. 2 Д. 670 Л. 31

9. ГАУО Ф. 78 Оп. 2 Д. 117 Л. 294 Об

10. ГАСамО Ф. 677 Оп. 1 Д. 121 Л. 21 – 21 Об; ГАУО Ф. 78 Оп. 2 Д. 43 Л. 337 Об

11. ГАСамО Ф. 3 Оп. 200 Д. 1 Л. 41

12. ГАСамО Ф. 679 Оп. 1 Д. 6 Л. 47

13. ГАУО Ф. 78 Оп. 2 Д. 1277 Л. 125

14. ГАУО Ф. 78 Оп. 2 Д. 1283 Л. 13

15. ГАУО Ф. 76 Оп. 2 Д. 389 Л. 29

16. ПСЗРИ Собр. II, Т. LIV, Отд. I. С. 355 – 356, 475 – 476

17. ГАУО Ф. 78 Оп. 2 Д. 1298 Л. 6

18. ГАУО Ф. 78 Оп. 1 Д. 46 Л. 46

19. ГАСамО Ф. 3 Оп. 202 Д. 15 Л. 24

20. ГАУО Ф. 76 Оп. 2 Д. 389 Л. 65

21. ПСЗРИ Собр. III, Т. L, Отд. II. С. 312

22. ГАУО Ф. 76 Оп. 2 Д. 462 Л. 19

23. ПСЗРИ Собр. III, Т. II. С. 450 – 451; ГАУО Ф. 76 Оп. 2 Д. 604 Л. 5

24. ПСЗРИ Собр. III, Т. IV. С. 51; ГАУО Ф. 76 Оп. 3 Д. 60 Л. 20

25. ПСЗРИ Собр. III, Т. IX. С. 237

26. ГАУО Ф. 76 Оп. 2 Д. 667 Л. 35 – 35 Об

27. ГАУО Ф. 76 Оп. 2 Д. 667 Л. 61 – 63

28. ГАУО Ф. 78 Оп. 2 Д. 120 Л. 169

29. ГАУО Ф. 78 Оп. 2 Д. 265 Л. 26 – 26 Об

30. ГАУО Ф. 76 Оп. 1 Д. 882 Л. 10 – 10 Об

31. ГАСамО Ф. 677 Оп. 1 Д. 44 Л. 110; ГАУО Ф. 78 Оп. 2 Д. 1283 Л. 23

32. ГАСамО Ф. 3 Оп. 233 Д. 1161 Л. 1 – 1 Об

33. ГАСамО Ф. 3 Оп. 233 Д. 1161 Л. 4

34. ПСЗРИ Собр. III, Т. 6. С. 84

35. ПСЗРИ Собр. III, Т. XXV. Отд. I. С. 381 – 382

36. ГАУО Ф. 78 Оп. 2 Д. 540 Л. 270 – 270 Об

37. ГАУО Ф. 78 Оп. 2 Д. 540 Л. 270 – 270 Об

38. ГАУО Ф. 78 Оп. 2 Д. 265 Л. 63

39. ГАУО Ф. 78 Оп. 1 Д. 46 Л. 21

40. Щербинин П.П. Особенности призрения военных инвалидов и членов их семей в России в XVIII – начале XX в. // Вестник ВГУ. 2005. № 2. Сер. «Гуманитарные науки». С. 230

41. ГАСамО Ф. 3 Оп. 122 Д. 3 Л. 259 – 259 Об

42. ПСЗРИ Собр. III, Т. XXXII. Отд. I. C. 935 – 941

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle