Библиографическое описание:

Тойшибекова А. А. К вопросу о необходимости дифференциации общеправовых и отраслевых принципов // Молодой ученый. — 2010. — №9. — С. 182-184.

Становление и развитие уголовного права Республики Казахстан объективно сложный, длящийся процесс − как верно замечено, «подобные преобразования требуют определенного времени и адекватных изменений как в правовом регулировании, государственном управлении, так и в общественном сознании, установлении прочных социальных и идеологических ориентиров» [1, с. 3]. Отечественное уголовное право не является уникальным образованием, в его основу положена теоретическая база советского уголовного права, трансформация которой еще не завершена. На основе методологии, разработанной еще в советский период развития, раскрываются закономерности функционирования уголовного права, как института, определяющего задачи и принципы уголовного законодательства, понятий преступления, основания уголовной ответственности, видов и признаков преступлений, наказаний за них и оснований освобождения от уголовной ответственности и наказания. Здесь решающее значение имеет проблема определения принципов уголовного права, как выразителей его цели, задач, методов применения и в целом, его сущности. Исследовательская природа принципов уголовного права достаточно разнообразна и уходит своими корнями к первым попыткам анализа природы уголовного права вообще.

Теоретические основы принципов уголовного права стали закладываться в советском уголовном праве после 1960 г., и уже тогда поднимался вопрос о необходимости обнаружения и формулировки именно специфических принципов данной отрасли или института права, не применяя для их характеристики принципы, общие для всей правовой системы [2, с. 66; 116]. Однако как в советском уголовном праве, так и в современных теориях уголовного права, в частности, с небольшими отличиями, стран, уголовный закон которых основан на Модельном УК для стран-участниц СНГ, существует тенденция к принципам уголовного права относить и общеправовые принципы. Мы придерживаемся той точки зрения, согласно которой традиционно относящиеся к принципам уголовного права принципы равенства граждан перед законом, справедливости и гуманизма на самом деле являются общеправовыми принципами и к уголовному праву имеют отношение постольку, поскольку на их основе принимался уголовный закон. Например, по мнению авторов курса уголовного права «Принцип неотвратимости ответственности не вошел в систему принципов УК РФ 1996 г. потому, что разработчики посчитали, что он охватывается принципами законности и равенства, а, кроме того, носит больше процессуальный, нежели уголовно-правовой характер» [3, с. 66]. На наш взгляд, изложенное в полной мере относится и к другим общеправовым принципам. Так, принцип равенства всех перед законом носит абсолютный характер как конституционный закон, но в рамках уголовного права он имеет достаточно относительный характер, причем при любом типе государства: при монархии данный принцип не распространяется на членов царствующего дома, при республике существуют такие понятия, как поло-возрастные признаки и т.д.

В сущности, принципом законности, содержание которого ясно и просто изложено в ст. 1 УК Республики Казахстан (ст.ст. 1 и 3 УК РФ), охватываются все иные принципы уголовного права, количество которых варьируется в зависимости от текущей уголовной политики. Учитывая при этом, что уголовное право является консервативным по своей сути и от смены идеологии своей базовой структуры не меняет, меняться может лишь содержание понятий. Что подтверждается на примере центральных понятий уголовного права − преступления и наказания, содержание которых есть отражение принципов уголовного права, иначе говоря, они отражают в своей сути идеологические парадигмы, присущие конкретному типу государства. Принципы уголовного права находятся в зависимости от приоритетов уголовной политики, поскольку «право выражает волю государства» [4, с. 449], соответственно, содержание понятий «преступление» и «наказание» зависит от типа государства. Мы солидарны с М.Д. Шаргородским в том, что «Правильно понять роль наказания в уголовном праве можно только тогда, когда наказание, как и преступление, рассматривается как историческое явление в его возникновении и развитии» [5, с. 228]. При этом сама структура понятий «преступление» и «наказание», как теоретическая модель, остается неизменной: «преступление – это действие, нарушающее закон, наказание – это законная, осуществляемая государством мера воздействия, это реакция государства на преступное поведение человека» [6, с. 3]. Таким образом, неизменным остается лишь принцип законности, содержание и само существование других принципов уголовного права зависит от конкретного типа государства и его идеологии, находящей выражение в уголовной политике.

Преступление и наказание относятся к категориям, которые актуальны при любом политическом строе и на любом уровне развития общественных отношений, поскольку это явления социальные, имеющие тесную связь с событиями, происходящими в обществе. Все государства в целях борьбы с преступными посягательствами на общественный порядок устанавливают уголовные законы, в которых определяются деяния, представляющие особую опасность для общества и запрещают их совершение под угрозой уголовного наказания, так как «любое преступление, в конечном счете, влечет причинение морального, политического и социального вреда» [7, с. 154]. Но, как верно замечено, «закон – не догма» [8, с. 128], поэтому установление наказуемости определенных деяний является результатом изучения явлений действительности и основывается на определенных, соответствующих уголовной политике конкретного государства принципах.

Так, в советском уголовном законе наказание понималось как кара за совершенное преступление, в уголовном законе Казахстана и России наказание определяется как мера государственного принуждения, применяемая к лицу, признанному виновным в совершении преступления. Можно долго рассуждать о доле кары в «мерах государственного принуждения», но суть от этого не меняется, В.Н. Кудрявцев прав, когда говорит о том, что «право превратилось бы в мораль, если бы не обеспечивалось принудительной силой государства. Убеждение не исключает принуждения, применяемого органами государства к нарушителям закона, тем более, если учесть, что правовые положения еще не переросли в нравственную привычку» [9, с. 277]. Приведем для примера два определения. Первое, «Уголовное наказание применяется тогда и к тем лицам, совершившим предусмотренное законом общественно опасное деяние, когда задачи исправления виновного и предупреждения новых преступлений с его стороны, так и со стороны других лиц нельзя решить, используя только метод убеждения, меры общественного воздействия или такие меры государственного принуждения, как административное и дисциплинарное взыскание» [10, с. 5], основано на принципах советского уголовного права. Второе: «Острие уголовно-правового принуждения должно быть направлено на лиц, действительно создающих опасность для нормальной жизнедеятельности общества, которая не устраняется иными, более гуманными средствами» [11, с. 4], выражает принципы уголовного права Республики Казахстан. Как видим, суть наказания неизменна, меняются лишь некоторые внешние аспекты. Статья 1 Конституции Республики Казахстан гласит: «Республика Казахстан утверждает себя демократическим, светским, правовым и социальным государством, высшими ценностями которого являются человек, его жизнь, права и свободы». Однако, как правильно подмечено, «это не означает, что ущемлять права человека нельзя. Наказание и преступление неразрывно связанные понятия, первое невозможно без второго. Наказание, как обязательная реакция за совершенное преступление безусловно ущемляет права человека, ограничивая их в объеме» [12, с. 6].

Также и преступление, вне зависимости от идеологических парадигм, рассматривается в качестве «теоретической модели, элементами которой являются элементы юридического состава и в качестве юридического отношения либо фактического состояния характеризующегося динамикой общественных взаимосвязей и взаимодействий и представляющего собой динамическую систему преступления» [13, с. 8]. Преступление представляет собой действие отдельной личности, противопоставляющей свою волю воле государства, как выразителя воли общества. Соответственно, наказание есть мера, утверждающая волю государства и общества. Другое дело, когда конкретное государство решает, что «В условиях недостаточных ресурсов у современной уголовной системы правосудия, необходимо определить приоритеты в области уголовной политики» [14, с. 42], например, в вопросах криминализации или декриминализации определенных деяний и пределов наказуемости за их совершение. Любые принципы прежде должны получить отражение в уголовной политике, затем на их основе принимается закон, и только после этого можно говорить о принципах уголовного права, если они получили свое отражение в законе. Суд, определяя меру наказания конкретному виновному, исходит из тех пределов, которые установлены уголовным законом, то есть руководствуется в своей деятельности законом, а не соображениями гуманности, справедливости и т.д.: как верно отмечал еще Л.В. Багрий-Шахматов: «судебные органы, применяя наказания, практически проводят в жизнь те принципы, на основе которых законодатель строил систему наказаний» [15, с. 317]. Таким образом, речь идет о принципе законности, то есть, как указано в ч. 1 ст. 3 УК Российской Федерации, «преступность деяния, а также его наказуемость определяются только настоящим Кодексом».

Соглашаясь с мнением о том, что «Важной составляющей эффективности борьбы с преступностью является реалистичность законодательной базы, на основе которой осуществляется эта многообразная деятельность» [16, с. 18], считаем, что сама законодательная база, чтобы стать реалистичной, должна строиться на реалистичных принципах. На наш взгляд, в уголовном праве недопустимо преувеличение роли текущих идеологических парадигм. Разумеется, уголовное право, как отрасль государственного права должно соответствовать типу государства, но суть его остается неизменной: борьба с преступностью, то есть с нарушением воли государства и здесь приходится выбирать − гуманность и справедливость в отношении преступника или нормальная жизнедеятельность государства и социума. К примеру, возникает вопрос о степени проявления принципа гуманизма и справедливости при индивидуализации ответственности и наказания за педофилию. Причем речь идет не только о морально-эмоциональных аспектах проблемы, но и об общественном воспроизводстве, как одном из непосредственных объектов посягательства.

Страны СНГ, в том числе и Республика Казахстан, пошли по пути коренных преобразований в экономической, социальной, политической, правовой и иных сферах жизни общества, что позволило достичь определенных результатов, однако процесс преобразований только начат. Прошедший период позволил выявить ошибки, расставить акценты и, главное, утвердиться в правильности сделанного в 90-годы ХХ в. выбора − взятии курса на построение правового государства и гражданского общества, что, впрочем, не означает отрицания прошлого опыта. Успешное проведение правовой реформы всегда связано с утверждением главенствующей роли закона в жизни общества, иначе говоря, реализации принципа законности, призванной привести к такому положению, когда соблюдение закона, как основного, так и отраслевого, обеспечивается не столько принудительной силой государства, сколько добровольностью их исполнения и становится личным убеждением каждого. И только после этого можно говорить о принципах равенства всех перед законом, справедливости и гуманизма, учитывая при этом, что построение правового государства в отдельно взятой стране, без учета процессов интеграции и глобализации невозможно. Отсюда обнаруживаются тенденции к поиску консенсуса между правовым идеалом и реальностью, в данном случае, между общеправовыми и отраслевыми принципами.

 

Библиографический список:

 

1.       Альмухамбетов Ж.Н. Становление национальной правовой системы Республики Казахстан: автореф. дисс. … канд. юрид. наук: 12.00.01. – Алматы, 2006. – 24 с.

2.      См. напр.: 1) Загородников Н.И. Принципы советского социалистического уголовного права //Советское государство и право. − 1966. − № 5 (май); 2) Фарукшин М.Х. Общие принципы юридической ответственности в советском обществе //Советское государство и право. − 1967. − № 5 (май) и др.

3.      Курс уголовного права. Общая часть. Том 1: Учение о преступлении: учебник для вузов /Под. ред. д.ю.н., проф. Н.Ф. Кузнецовой и к.ю.н., доц., И.М. Тяжковой. − М.: Издательство ЗЕРЦАЛО, 1999. − 592 с.

4.      Большая юридическая энциклопедия. – М.: Издательство Эксмо, 2007. – 688 с.

5.      Шаргородский М.Д Избранные работы по уголовному праву. – СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2003. – 434 с.

6.      Зубкова В.И. Уголовное наказание и его социальная роль: теория и практика. – М.: Изд-во Норма, 2002. – 304 с.

7.       Закомолдин Р.В. Ответственность за нарушение правил несения службы по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности по уголовному законодательству России: дисс. … канд. юрид. наук: 12.00.08. – Самара, 2001. – 256 с.

8.      Ашитов З.О. Проблемы квалификации воинских преступлений: монография. – Алматы: Жеті Жарғы, 2005. – 136 с.

9.      Кудрявцев В.Н. Закон, поступок, ответственность. – М.: Издательство «Наука», 1986. – 448 с.

10.  Васильев И.М. Наказание по советскому уголовному праву. – М., 1970. – 87 с.

11.  Чукмаитов Д.С. Некоторые проблемы применения уголовного наказания //Право и государство. − 1997. − № 4. – С. 3-12.

12.  Шнарбаев Б.К. Наказание по уголовному законодательству Республики Казахстан: учебное пособие. – Алматы: «Данекер», 2002. – 95 с.

13.  Ромашов Р.А. Криминальный конфликт: теория понятия //Современные проблемы борьбы с преступностью: мат-лы Междунар. науч.-теорет. конф., посвящ. 70-му юбилею профессора Каиржанова Е.И. – Алматы, 2003. – С. 7-15.

14.  Чукмаитов Д.С. Теоретические основы исполнения наказаний (лишения свободы и других видов) по законодательству Республики Казахстан: автореф. дисс. … д-ра юрид. наук: 12.00.08. – Алматы, 2000. – 49 с.

15.  Багрий-Шахматов Л.В. Уголовная ответственность и наказание. – Минск: «Вышэйш. Школа», 1976. – 384 с.

16.    Гладырь Ю.Ф. Система предупреждения преступлений: история развития и современное состояние: автореф. дисс. … канд. юрид. наук: 12.00.08. – СПб, 2005. – 19 с.

 

 

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle