Библиографическое описание:

Иванова А. И. Правописание гласных в русских грамматических работах XVI века - первой трети XVIII века // Молодой ученый. — 2010. — №9. — С. 160-164.

Изучение русского литературного языка непременно затрагивает вопрос становления языковых норм и их кодификации. Неоспоримо важные шаги в нормализации русского языка были сделаны деятелями XVI - XVIII веков. И до настоящего времени малоизученными остаются труды русских лингвистов, которые сыграли значительную роль в регламентации языковых норм, в частности в орфографии. Как известно, начиная уже с первых кодификаторов, разделу орфографии всегда уделяли пристальное внимание. Однако становление правописания – это долгий и сложный процесс. Особенно это заметно при анализе работ первых исследователей русского языка, которые представляют разные, порой противоречивые взгляды на орфографические правила. Кроме сравнительного анализа орфографических норм в ранних грамматиках, значительный интерес представляет и наблюдение за тем, как данные в грамматиках рекомендации и правила соблюдались самими грамматистами. Отступления от выявленных самими грамматистами правил, встречающиеся в текстах грамматик, могут свидетельствовать ориентацию грамматиста на устную разговорную речь, а не на письменный церковнославянский язык. Остановимся подробно на первых букварях и грамматиках доломоносовского периода XVI века - первой половины XVIII века (И. Фёдорова, Л. Зизания, И. Ужевича, М. Смотрицкого, Г. Лудольфа, В.Е. Адодурова), в частности на судьбе некоторых гласных букв, которые отсутствуют в современном русском алфавите.

Одно из первых правил орфографии, зафиксированное Зизанием, Смотрицким, Ужевичем, Лудольфом и Адодуровым, – это написания заимствованных слов. Так, исходя из следования лучшим греческим образцам грамматик, Смотрицкий оставляет в своей работе дифтонги (по его терминологии двогласные, трегласные и четырегласные), однако при этом отмечает, что они для русского языка не характерны. Таким образом, подражая европейской грамматической традиции, он вновь вводит их в грамматику церковнославянского языка.

Важно при этом отметить, что Зизаний, как и его предшественники и немного позже Ужевич, понимал дифтонги в церковнославянском языке несколько иначе. Зизаний рассматривал под ними не заимствованные из греческого, латинского и еврейского языков дифтонги, а образованные в славянском языке: u, ы, ю, h, ^. Уже к концу XVII века Лудольф среди дифтонгов выделяет лишь h, þ (@) и #. Как мы видим, остались только буквы из кириллической азбуки. Однако Адодуров значительно расширяет количество дифтонгов: ", h, ю, ай, ей, ¿й, ой, уй, ый, эй; трегласные: "й, hй, юй.

Таким образом, большое внимание вплоть до первой половины XVIII века уделяли возможности передачи на письме заимствованных слов, и важными принципами орфографии при этом являлись принципы, позволяющие передать на письме заимствованные слова (транслитерационный, цитатный и транскрипционный). На наш взгляд, в данном случае отразились определённая преемственность, а также существовавшие языковые реалии эпохи. Так, в допетровский период важным было обращение к образцам греческих письменных традиций, которые позже сменились подражанием европейским (в частности, немецким, голландским и т.д.). Эта ориентировка на западный авторитет, без сомнения, нашла своё отражение и в языке, например, в выделении дифтонгов. Как известно, для русского языка дифтонги не характерны. Под ними грамматисты XVI века - первой половины XVIII века, выражаясь современным языком, понимали звуковой комплекс, сочетания гласного (или гласных) с согласным [й].

Кроме дифтонгов, в первых грамматических работах различаются несколько графических вариантов для обозначения одного звука. Остановимся на них подробнее.

Так, буквы  g и е (обозначавшие в начале слова и после гласной [jе], после согласного - [е]) Смотрицкий различает только для грамматического признака (различение единственного числа от множественного): в единственном числе пишется g, во множественном – е:

той клgврgтъ - тhхъ клgврeт,

той творgц - т творeц,

тhм творцgм - тым творцeм,

тhм мрав¿gм - тым мрав¿eм,

тhм спсgн¿gм - тым спсgн¿eм.

Данное правило помогает руководствоваться при выборе гласных в словах преимущественно в окончаниях и суффиксах, но не в приставках и корнях слов. Сам Смотрицкий отдаёт явное предпочтение написанию с g. Однако можно наблюдать нерегулярное употребление данных букв в одинаковых позициях самим составителем грамматики, например:

Ggстъ - естъ (встречаются в одном предложении),

писмgн (предпочтительный вариант) - w писмени,

gстgствомъ, gстgство - естgство,

gдин, gдинствgнным, gдинствgнномu - единствgнномъ, единствgннагw, единствgнным, единакое.

Как мы видим, написание g и е в данных слов не зависит от числа, иными слова не подчиняется грамматическому принципу орфографии, которым рекомендует пользоваться сам Смотрицкий. Несмотря на то что кодификатор отдаёт предпочтения написанию слов с буквой g, стоит отметить, что в начале некоторых слов он пишет е: еврgйским, евангgл¿g, еiкwна. Вероятно, это связано с отражением произносительной нормы, когда в иностранных словах е читалась как после согласного без смягчения [э]. Однако ни сам грамматист не указывает на данную особенность этой буквы, как он делал у других букв, ни его собственное написание не позволяет выявить некую различительную особенность природы этих букв. Поэтому употребление g и е ограничивается только указанным автором грамматики различением грамматических форм.

Зизаний же не руководствовался грамматическим принципом при формулировке правила различения g и е. Правило, которое было сформулировано им, возможно, может объяснить написание слов «еврgйским, евангgл¿g, еiкwна» и др. у Смотрицкого. Смеем предположить, что Смотрицкий пытался ввести преимущественное написание слов с g, но следовал заученной традиции написания. Итак, правило Зизания даёт большую свободу при выборе написания слов. Единственное, в чём грамматист ограничивает использование букв, - это то, что в середине или на конце слов пишется g, а в начале преимущественно (но не всегда) е. Безусловно, здесь находим отражение второго южнославянского влияния. Также это руководство позволяет самому автору грамматики свободно писать следующие несколько вариантов написания одного слова (Ggстъ - естъ), не нарушая составленного им правила орфографии. Подчеркнём, что нормализаторы данного периода сделали важный шаг вперёд при попытке теоретического обоснования ограничения существовавшей вариативности. При этом они ориентировалась на искусственно вводимые правила правописания.

В букварях Фёдорова и Ужевича также выделялись две буквы g (icse) и е (ie). Лудольф оставлял букву Еgе (есть), но у него различное написание являлось лишь графическим вариантом у строчной буквы. Грамматист отмечает, что в начале слов она (буква) обозначает йотированный звук, а в последнем слоге перед согласным часто произносится как о, но сохраняет традиционное написание с е. Данную произносительную особенность Лудольфу помогло отметить скорее его исследование русского языка как иностранного.

Наиболее близок к современной азбуке был Адодуров, поскольку он оставляет двоегласную е и добавляет э, которая после гражданской реформы кириллической азбуки (1708–1710) заменила е. Автор считает, что е должно использоваться в исконно русских словах (в начале, конце, середине), а э - только в заимствованных словах (Этiмологiя, Эвропа, Эклiптiка) и в слове «этот» со «всhкими своимi производнымi». Данное руководство Адодурова может быть объяснено тем, что, приближаясь к Петровской эпохе, русская азбука постепенно отказывается от дублетных букв. При этом вводятся новые буквы для обозначения звуков заимствованных слов, а звуковой состав русского языка остается прежним. Данная ситуация для современного русского языка кажется необоснованной, однако для периода становления национального русского литературного языка важным было сохранение исходного написания слов и выделение заимствованных от исконно русских слов.

Дольше всего (вплоть до реформы русского алфавита 1917—1918 гг.) в русском языке сохранялись дублетные буквы и и ¿, а в некоторых славянских языках и и ¿ существуют и в настоящее время. Наблюдения за орфографией букваря Фёдорова показывает преимущественное написание буквы ¿ перед гласными (б¿#хuм#, по проçод¿и, людьст¿и, блгт¿ю), в начале слов (iжg, iст¿нствu#, ¿родъ) (кроме приставки иz- (иzбавл##) и местоимений (ими, ино)), в некоторых именах собственных (ф¿л¿ппъ, ф¿л¿монъ, фот¿н), в остальных случаях используется графема и (философ#, хвалитg, животъ, помилuи, имgни). Это показывает как следование традиционному принципу правописания, так и ещё нечётко сложившуюся регламентацию в правописании.

В грамматических работах эти буквы стал различать уже Зизаний. Грамматист довольно чётко ограничивает область употребления буквы ¿. По его мнению, она должна писаться:

1) согласно традиционному принципу: в начале, середине и конце слов, в начале слов имён собственных (библейских),

2) согласно грамматическому принципу:  для различения единственного числа (¿жg);  во втором склонении единственном числе в дательном падеже имён существительных,

3) согласно графическому принципу:  перед гласной буквой, что было характерно для второго южного влияния (спасgн¿и)

Во всех остальных случаях используется и.

В целом, в орфографии самой грамматики мы отметили преимущественное следование этому правилу. Однако есть некоторые отступления, нуждающиеся в пояснениях, которые не добавил Зизаний. В таком случае возникает вопрос, каким принципом правописания следовал при написании следующих слов: грамматiка, З¿zан¿gмъ, частi (в значении «разделы») (существительное третьего склонения множественного числа в именительном падеже,), сvнтаk¿съ, дiфfонги, w Хр¿стh. Приведенные слова - это имена собственные и терминология, поэтому подчиняются традиционному принципу написания заимствованных слов.

Иное правило правописания вводил Смотрицкий, его руководством пользовались в течение нескольких десятилетий, вплоть до грамматики Ломоносова. Буква ¿ использовалась только перед гласной буквой и в середине слов (развh рgчgн¿й странных (кроме заимствованных слов), w Iппархъ, Iматiсм, лgвi, мgрар¿ и проч.), а и - в начале и конце слов перед согласным. Смотрицкий выступает против сложившейся традиции и указывает на то, что и всё-таки может писаться перед гласными в двух случаях:

1) у прилагательных в форме единственного числа, родительного падежа, женского рода для различения от форм других падежей (блги#, крhпки# и проч.);

2) в приставке при- (при#тgлиmg, приgмлю, приgмл#й, при#тнw).

В первом случае грамматист руководствуется грамматическим, а во втором - морфологическим принципами.

Так же, как и Зизаний, Смотрицкий отходит от своего правила. Так  в его руководствах мы не найдем объяснения правописанию следующих слов, в том варианте написания, которые зафиксированы: граммат¿ка (и все производные), сvнтаk¿с, ст¿хи, ст¿хотворнагw, vj¿лономъ, д¿фfонгwм, лат¿нскомu, фар¿саiй, мgл¿воiй, ма¿орт¿тас, vак¿нfъ, еvар¿стъ, лог¿ка, Апокалvj¿с, Ф¿лософъ и т.д. С одной стороны, все эти слова можно отнести к той группе слов, которую сам грамматист назвал «странной», то есть данные слова были заимствованы из других языков (Греческого, латинского и еврейского), но употреблялись исключительно в книжной (церковной или научной) речи, не войдя в обыденный обиход. Это объясняет их подчинение традиционному правописанию заимствованных слов, у которых в приоритете сохранение собственной графики. С другой стороны, отметим, что уже в «Букваре 1574 г.» И. Фёдорова мы находим написание «"философитъ»"» с буквой и, это позволяет утверждать, что Смотрицкий искусственно вводит правило правописания заимствованных слов.

В целом, мы отмечаем отсутствие отступлений Смотрицкого от своего руководства по написанию буквы и и ¿. В «Букваре» Ужевича ¿ используется только в позиции перед гласными. Поскольку грамматика Лудольфа была адресована иностранцам, то основное внимание в ней уделено отличию на письме ы и и, обозначающих разные, но трудно уловимые для европейца звуки. Отметим, что при различении графем, обозначавших звук [и], он использовал семантический принцип: мир - pax (покой), м¿ръ - mundus (мир, вселенная, космос), мvр - mirrha (мирра). Действительно, этим принципом руководствовались в России до реформы азбуки 1917 г. Таким образом, он не акцентировал внимание на прочих особенностях правописания данных букв, которые были в конце XVII - начале xviii века в России. Здесь необходимо пояснить, что букву v также вводили в алфавит Фёдоров, Зизаний, Ужевич и Смотрицкий. Однако только два последних автора ограничивали её употребление в заимствованных из греческого языка словах и указывали на двойную грамматическую природу этой буквы (возможность обозначать со специальным диакритическим знаком (кендемой) гласный звук [и] и без него - согласный [в]).

Адодуров подчёркивал, что различиеи, ¿ , v существует исключительно на письме, а не в произношении. Согласно его мнению, и может писаться в начале, середине и конце слов перед согласными, например, источники. Буква ¿, напротив, употребляется только:

1)      в позиции перед гласными (¿ю, учен¿е и проч.);

2)      в тех заимствованных словах, у которых в той же позиции пишется ¿ (¿нструментъ (от «Instrumentum»), курт¿на (от «Courtine»), ар¿fмет¿ка (от «αριθμός»), ноИл¿я, Иса¿я, Минхенъ, волфенбитте и проч.).

v так же, как и ¿, употребляется в заимствованных словах (а вернее, греческого происхождения), например, ф¿ка, сvстема, vак¿н и проч.

Иными словами, Адодуров, как и его предшественники, считает необходимым подчиняться двум орфографическим принципам: во-первых, графическому принципу и, во-вторых, цитатному, который обычно используется при нехватке в заимствующем языке нужных графических средств. Однако, как известно, в русском языке уже была графема для передачи звука [и], поэтому правило правописания и, v и ¿  позволяет судить о стремлении авторов грамматик обозначить отдельно слова, заимствованные из «чужестранных языков» (по терминологии Адодурова) и ещё не вошедшие в общеупотребительную лексику. С точки зрения современных представлений о правилах написания заимствованных слов, в данном случае цитатный принцип орфографии не должен был использоваться в качестве приоритетного.

Примечательно, что подобные принципы можно наблюдать при выборе написания в словах букв о и w. Первоначально в букваре Ивана Фёдорова мы отмечаем сохранение этих букв. Из приведённых им примеров правильного написания слов с этими буквами можно выявить следующую закономерность: w употребляется в приставках и предлогах под титлом (^), а о - в приставке об-. Анализ орфографии самого букваря показал, что Федоров отдаёт предпочтение написанию с о, исключая написание приставок и предлогов с ^.

Однако у Зизания эти буквы служили для различения грамматических форм и частей речи, что соответствует грамматическому и морфологическому соответственно принципам. Так, w употреблялось только в предлоге (w продлогъ), под титлом (^), в некоторых словах (wбраз, wбличник), а также для выделения множественного числа (члкwм, богwмъ, правgдникwм, грhшникwм), в суффиксе наречий (достойнw, праведнw, любезнw, иzр#днw), в остальных случаях – о, в том числе в окончаниях прилагательных для их различения от суффикса наречий. Смотрицкий также ограничивает область написания буквы w лишь словами с окончаниями множественного числа (тым члвкwмъ, тымъ воинwм) и с приставками w, wбъ, ^ (wдhваю, wбличаю, ^хожю). Таким образом, два эти грамматиста в данном вопросе руководствуются морфологическим принципом. При наблюдении за грамматиками мы отметили интересный факт: оба грамматиста необоснованно смешивают написания данных гласных, допуская несколько вариантов написания одного слова в текстах грамматик:

- Зизаний: "ко -  "къ, такожg (1 раз) -  такwжg (наиболее повторяющийся вариант), слwги (1 раз) - слогъ,

- Смотрицкий: "ко - "кw, wпаснw;

- wбачg (Зизаний) - обачg (Смотрицкий), сgго (Зизаний) - сgгw (Смотрицкий).

Несмотря на то что Смотрицкий и не ввёл правило правописания суффикса у наречений, однако он пользуется тем руководством, которое дал Зизаний, это иллюстрируют следующие примеры из грамматики: чисто, при#тнw, wпаснw. Таким образом, мы наблюдаем явную преемственность между грамматистами. Вслед за предшественниками Лудольф также выделял в русском алфавите о и w и отмечал различие этих букв только в орфографии, а не в произношении. В результате реформы гражданской азбуки в петровский период были исключены лишние дублетные буквы, что нашло отражение и в грамматике Адодурова, где буква w уже не вводится в алфавит, однако встречается в тексте самой грамматики: а именнw (вариант написания «а имянно»), сегw, состоялw, никакогw, которагw, глагwла, т.д.)

Большой интерес представляет фиксирование в грамматиках юсов @ и # и некоторых других дублетных букв (q, u, "), которые не сохранились до настоящего времени.

Так, в букваре Фёдорова присутствуют @ и буквы q, u, обозначавшие звук [у]. Анализ орфографии примеров и текста букваря показал, что u писалась в середине и конце слов (дрuгъ, бuдgт, мuка, дшu, къкомu и т.д.), q в начале (qмы, qстнама, qчите), @ присутствовала в букваре, но в его орфографии не использовалась, таким образом отражается дань времени. Именно такое же правило употребления данных букв было сформулировано Смотрицким. Автор грамматики указывает, что @ больше не используется на письме, даже в заимствованных словах, т.е. вышла из употребления. Кстати, Зизаний также отмечал, что @ употребляется в Сербстии и Волохове вместо u и ю, т.е. для русского письма не характерна.

Далее Смотрицкий добавляет, что q и u, выражаясь современным языком, обозначают один звук, но искусственно различаются писцами на письме: q пишется в начале слов, а u - середине и конце слов (uдр#ю, qстuпую). Однако данное искусственное различение гласных приводит к отступлению от правила самого Смотрицкого, и мы находим в его работе следующие написания: бqква - бuкварь), выqчgн# - выuчgнюс#, сqть - сuть, имqт. Таким образом, одно и то же слово могло иметь два графических варианта написания в том случае, если гласная буква, обозначавшая звук [у], входила в состав корня и находилась в начале слова (например, qчит) и перед приставкой (например, наuчат).

Зизаний, обращаясь к графическому принципу орфографии, тоже использовал буквы q и u, отмечая, что они не различаются, могут писаться в начале и конце слов, а у - только в середине слова и, согласно грамматическому принципу, в окончаниях дательного падежа (например, нашему, вашему). Как мы видим, данное руководство не совпадает с тем, что дал Смотрицкий. Как отмечает А.А. Хрущёва, кодификация, отражённая у Смотрицкого, связана с утверждением новой орфографической нормы после второго южнославянского влияния и общей ориентацией на греческие образцы, при которой буква у постепенно вообще вытеснялась из правописания. Именно для периода, когда писалась грамматика Смотрицкого, была характерна более чёткая нормализация, не допускавшая вариантов нормы, как это было у Зизания. [5; 158-159] Но с постепенным отступлением южнославянского влияния и его окончанием начинается освобождение русского алфавита от дублетных букв. Так, в грамматике Лудольфа остаются только u и þ (как вариант написания строчной буквы @). А уже Адодуров сохраняет только те буквы, которые есть в современном русском алфавите: у и ю.

Подобное мы можем наблюдать и в истории букв " и #. Иван Фёдоров, Зизаний, Смотрицкий вводили её в использование, ограничивая область написания "  началом слова, # - серединой и концом слов. Зизаний, кроме этого, руководствуется графическим принципом, рекомендуя при стечении двух #, писать # и а, например: дрgвн#а. Впрочем, уже Смотрицкий не вводит данное искусственное правило в свою грамматику. В дальнейшем, грамматисты, отказываясь от дублетных букв, оставляли одну из них: Лудольф, ещё находясь под влиянием традиций, оставляет букву #, в Адодуров - ", однако в помешённых ниже правилах он описывал не букву ", а её графический вариант я. Таким образом, первые грамматисты, следуя тенденциям своего времени, подготовили почву для дальнейшего развития и освобождения русской азбуки от лишних букв, вводя их, но при этом подмечая их вариативность.

Особый интерес представляет история буквы h, которая была отменена только в результате реформы русского алфавита в 1917—1918 гг. Данная буква присутствует во всех рассматриваемых нами грамматических работах. Так, Зизаний отмечает, что h ошибочно употребляют вместо g (тhлесны въ мhсто телесны, христg въ мhсто хр¿стh) и # (б#хu, бhхu), что в первом случае - «нgлhпо», а о втором - «блголhпно». Смотрицкий указывает на то, что h может писаться в любой части слова (hсва, hста, снhдоховh: и проч.). Адодуров отмечает дифтонговый характер h, поскольку данная буква обозначает звук [¿е], а также грамматист первый выделяет правила правописания h. При этом он руководствуется следующими принцами орфографии:

1)                 фонетическим ([¿е] // [э]: лhсъ и лесть);

2)                 морфологическим («от слова лhсъ происходит лhсный, от слова мhта происходят мhчу, примhчаю, примhчан¿е, примhта, примhтный»);

3)                 грамматический («от своиства склонен¿й и предлогов»: на рh, пре рh, по рh, въ рh);

4)                 семантическим (разграничение на письме правописания омонимов: глагола прошедшего времени мелъ и существительного мhлъ, глагола повелительного наклонения пhнь и существительного пень, глагола прошедшего времени сhлъ и существительного множественного числа, в родительном падеже селъ и проч.);

5)                 традиционным:

а) в глаголах  hду, hмъ и производных от них словах писалась h;

б) производные от слова лежу писались с другой гласной в корне: прилhжу, прилhжан¿е, прилhжный;

в) после некоторых согласных (шипящих: ж, ч, ш, щ; заднеязычных: х, к; а также ф, f) всегда писалась е, кроме окончаний, в которых случалось написания h.

Таким образом, Адодуров первым пытался кодифицировать особенности употребления h на письме.

Итак, рассмотрев данные в грамматических трудах XVI века - первой половины XVIII века рекомендации по правописанию гласных и саму орфографию этих трудов, мы пришли к следующим выводам:

1. Важнейшими принципами русской орфографии в начальный период становления русского национального языка были графический, традиционный и принципы для передачи заимствованных слов.

2. Грамматисты на практике не всегда осуществляли следование своим теоретическим рекомендациям, что отражает отсутствие единых правил орфографии в XVI веке - первой половины XVIII века.

3. Некоторые правила правописания не выводились и не обобщались, а лишь констатировались (например, правила правописания буквы h у Зизания и Смотрицкого и буквы w у Адодурова и т.п.), иными словами, у авторов грамматик мы находим, с одной стороны, подчинение традиционному принципу написания слов, а, с другой стороны, преемственность между грамматиками, когда предполагается знакомство читателей с предыдущими работами.

4. Проникновение разговорных элементов речи в правила и саму орфографию грамматических работ, что позволяет видеть в грамматиках постепенный переход от описания церковнославянского языка к описанию языка русского. Кроме этого, происходившие изменения, с одной стороны, способствовали разрыву с церковнославянским языком, а другой стороны, приближали русский язык к западным традициям.

 

Литература:

1.                  Генрих Вильгельм Лудольф. Русская грамматика (Оксфорд, 1696) [Электронный ресурс] / перевод, вступительная статья Б. А. Ларин. - Л., 1937. - С. 92-127. - Режим доступа: http://www.box.net/shared/nue7shvesr.

2.                  Грамматики Лаврентия Зизания и Мелетия Смотрицкого / сост., подг. текста, научный комментарий и указатели Е.А.Кузьминовой. - М.: Филологический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова, 2000г. - 528 с.

3.                  Граматика слов’янська І.Ужевич [Электронный ресурс]. - Київ, 1970. - Режим доступа: http://izbornyk.org.ua.

4.                  Успенский, Б.А. Первая русская грамматика на родном языке. Доломоносовский период отечественной русистики.. / Б.А.Успенский. - М.: Наука, 1975. - 232 с.

5.                  Хрущёва, А.А. К изучению своеобразия церковнославянского языка русской редакции у сербов («Руководство къ славенстhй грамматiцh» Аврама Мразовича) [Электронный ресурс] / А.А. Хрущёва // Славянский вестник. - 2003. - Выпуск 1. -С. 120-164. - Режим доступа: http://www.philol.msu.ru.

6.                  Федоров, Иван / Азбука [Электронный ресурс] / Иван Федоров. — Москва: Просвещение, 1974. - Режим доступа: http://izbornyk.org.ua.

 

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle