Библиографическое описание:

Сайдумов Д. Х. Организация органов судебной власти на территории Чечено-Ингушетии в период с 1917-1957 гг. // Молодой ученый. — 2010. — №9. — С. 171-173.

После революции 1917 года в Северо-Кавказском регионе сложилась сложная ситуация в плане организации новой судебной власти. Руководители Советской власти, как было уже сказано, в полной мере осознавали необходимость учета местных национальных особенностей, обычаев, традиций, других социальных норм и форм общественной жизни в организации советского государственно-правового строительства. Так И. Сталин хорошо знавший Кавказ, посвятил ему несколько статей, где отмечал необходимость учета местных особенностей в организации органов местной власти, в том числе судебной, в национально-государственных образованиях Северного Кавказа. Он выступил также на II съезде народов Терека во Владикавказе 17 ноября 1920 года с докладом “О советской автономии Терской области”. По поручению ВЦИК и Совнаркома РСФСР он огласил Декларацию Совнаркома РСФСР об образовании Горской Автономной Советской Социалистической Республики. Она делилась на 6 административных округов, каждый со своим Окружным Исполкомом: 1) Чеченский, 2) Ингушский, 3) Осетинский, 4) Кабардинский, 5) Балкарский и 6) Карачаевский. Столица Горской республики Владикавказ, а также ее крупный промышленный центр Грозный, были отдельными административными единицами с непосредственным подчинением наравне с округами высшим государственным органам Горской АССР. Однако подчинялись они и Центральному Исполнительному Комитету и Совнаркому РСФСР [1,122]. После соответствующей организационно-технической и кадровой работы 1 мая 1921 года был организован наркомат юстиции ГАССР с соответствующими штатами и по конструкции, установленной Центральной властью РСФСР. Местными учреждениями наркомата юстиции являлись: 1. Горревтрибунал; 2. Совнарсуд с 15 участковыми нарсудами, Владикавказским и Грозненским бюро юстиции;3. Совет шариатских судей с 4 участковыми шариатскими судами;4. Владикавказский и грозненский исправтруддома [2,100-102]. Судопроизводство в ГССР было двойным: с одной стороны, народное судопроизводство, с другой – шариатское судопроизводство. Осуществление шариатского судопроизводства происходило в местах проживания преимущественно населения, исповедующего ислам. Шариатские суды состояли из трех постоянных членов, на одного из которых были возложены функции председательствующего. Среди критериев отбора на должности судей главным было знание шариата и арабского языка, именно поэтому в большинстве своем судьи являлись мулами. Исследуя процесс осуществления судебного разбирательства в шариатских судах ГССР, следует отметить, что оно происходило на местном языке, а запись в случае ее осуществления происходила на арабском языке.               Шариатские суды в начале 1920 года, в момент своей организации, были наделены довольно широкими правами. Согласно «Положению о шариатских судах» для мусульманского населения действовал суд, которому были «подсудны уголовные дела и споры об имущественных и личных правах и интересах мусульман за исключением: 1) дел, подсудных революционным трибуналам; 2) дел, по которым обе или одна из сторон не согласны судиться в шарсуде и потому подлежащих передаче в народный суд и 3) дел о подделке денежных знаков и официальных документов, также подлежащих передаче в ревтрибуналы и нарсуды по подсудности [3,Л. 1-6.].“Положение о шариатских судах Чеченской АО”, в свою очередь, указывало, что “не имеют права быть судьями и заседателями лица, опороченные по суду, либо исключенные из общественных и профессиональных орга­низаций за позорящие поступки и поведение”. Все другие граждане, не лишенные политических прав и знакомые с процедурой шариатского судопроизводства, могли быть избраны в шариатские судьи. При исследовании правовой природы шариатской юстиции важное значение приобретает рассмотрение проблем компетенции шариатских судов. Ее анализ позволяет представить себе не только сферу действия мусульманского права, но и определить ее соотношение с общероссийским правом [4,206]. Двойственная система судопроизводства в Горской Республике не имела дальнейшего развития. Двумя последовательными этапами их деятельность была прекращена: в мае 1921 года ЦИК Горской Республики принял решение о снятии шариатских судов с государственного снабжения, в сентябре 1923 года в Чечено-Ингушетии начала действовать единая система судебных учреждений в соответствии с Положением о судоустройстве РСФСР 1922 г. Реорганизация судебной системы, получившая название «Судебная реформа 1922 года», проводилась после принятия сессией ВЦИК 11 ноября 1922 г. Положения о судоустройстве РСФСР[5,271].В 1924г. в РСФСР проводится реорганизация судебных учреждений. В областях и краях создавались областные и краевые суды, как единых административных центров с постоянными судебно-кассационными сессиями. Был упразднен Главсуд Горской Республики и создан Ингушский областной суд, который находился во Владикавказе, и три районных суда: во Владикавказе (Нагорный округ), Назрани (Назрановский округ) и в средних Ачалуках (Ачалуковский округ). Председателем Ингушкого областного суда был назначен Юсуп Тохович Албогачиев. В народный суд 2-го участка и 2-1 следственный участок (пос. Назрань) входил Назрановский округ в составе:Поселков: 1) Назрань.Селений: 1) Насыр-Корт, 2) Альтиево, 3) Гамурзиево, 4) Экажево, 5) Сурхахи, 6) Плиево, 7) Яндырка, 8) Базоркино, 9) Кантышево, 10) Долаково, 11) Бурсуки.В 1931 г. председателем Ингушкого областного суда был утвержден Колоев Ибрагим Тасиевич. После образования постановлением Президиума ВЦИК от 15 января 1934 г. Чечено-Ингушской автономной области, преобразованную по конституции СССР 1936г. в Чечено-Ингушскую автономную советскую социалистическую республику, председателем Чечено-Ингушкого областного суда был назначен Ханиев Магомет Абдулаевич. В составе ЧИАССР в 1938г. работало 18 участков народных судов. Из них на территории Ингушетии работали 4 участка народных судов: нарсуд Сунженского района в ст. Слепцовской, нарсуд Назрановского района в сел. Назрань, нарсуд Малгобекского района в пос. Малгобек (с 1939г.-город), нарсуд Пригородного района в г. Орджоникидзе. В 1940-1944 гг. исполняющим обязанности Председателя Верховного Суда ЧИАССР являлся Яндиев Магомет Асламбекович. На 1941г. в Чечено-Ингушской АССР насчитывалось 39 судебных участков. После начала войны СССР с фашистской Германией, многие работники судов были мобилизованы на фронт, многие ушли на фронт добровольцами [6]. В 1957 году Шестая Сессия Верховного Совета СССР четвертого созыва имела огромное значение, как отмечает М.С.Строгович, для дальнейшего развития судоустройства и судопроизводства. Она изменила содержащееся в ст. 14 Конституции СССР 1936 года положение о едином союзном законодательстве о судоустройстве и судопроизводстве. На этой же сессии было установлено, что каждая союзная республика должна иметь свой уголовно-процессуальный кодекс (равно как и уголовный, гражданский и гражданско-процессуальный кодексы и закон о судоустройстве), а в ведении СССР сохраняется лишь принятие основ уголовного судоустройства (равно как и снов судоустройства, гражданского судопроизводства и основных начал уголовного и гражданского законодательства). Эти решения VI сессии Верховного Совета СССР четвертого созыва не только укрепляли суверенитет союзных республик, но и давали возможность в своем законодательстве в еще большей степени, чем раньше, учитывать специфические условия республики [7,121-122].На основании советского законодательства в Чечено-Ингушетии были подробно регламентированы основные требования, предъявляемые к кандидатам на должность судьи или народного заседателя, процедура отзыва судей, привлечения их к дисциплинарной ответственности, а также многие другие основополагающие вопросы судоустройства. Не лишним будет отметить, что была четко сформулирована и закреплена система следственных органов: народные следователи при следственных участках, старшие следователи при губернских судах и следователи по важнейшим делам при Верховном Суде и отделе прокуратуры НКЮ РСФСР. Между судом и прокуратурой имелась тесная связь, они выполняли одинаковые задачи, поэтому как в Конституции СССР, так и в Конституциях союзных и автономных республик суду и прокуратуре отведена одна общая VIII глава. Общность задач, стоящих перед судом и прокуратурой, была подчеркнута «Основами законодательства о судоустройстве Союза ССР, союзных и автономных республик», утвержденными законом Верховного Совета СССР от 25 декабря 1958 года, и «Положением о прокурорском надзоре в СССР», утвержденным Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 марта 1955 года, которые ставили перед судом и прокуратурой одни и те же задачи.

Суд и прокуратура обязаны были охранять от всякого посягательства: а) закрепленный Конституцией СССР и Конституциями союзных и автономных республик государственный строй СССР, социалистическую систему хозяйства и социалистическую собственность;

б) политические, трудовые, жилищные и другие личные и имущественные права и интересы граждан СССР, гарантированные Конституцией СССР и Конституциями союзных и автономных республик;

в) права и охраняемые законом интересы государственных учреждений, предприятий, колхозов, кооперативных и иных общественных организаций.

Однако, несмотря на то, что у них имелись общие задачи, суд и прокуратура не могли быть отождествлены, они существенно отличались друг от друга по своей организации и методам осуществления своей деятельности.

Советский суд вел борьбу с врагами Советской власти, против тех, кто посягал на завоевания социалистической революции, на права и интересы советских граждан. Суд также разрешал дела по спорам, затрагивающим охраняемые законом права и интересы граждан, государственных учреждений и предприятий, колхозов и других общественных организаций. Органами, осуществляющими правосудие в Чечено-Ингушской АССР, являлись районные и городские народные суды и Верховный Суд Чечено-Ингушской АССР. Необходимо отметить, что в период сталинской депортации чеченцев в 1944 году в Казахстан и Среднюю Азию на долгих 13 лет в виду ликвидации Чечено-Ингушской АССР чеченцы и ингуши лишенные своей автономии были лишены возможности занимать должности судей.

1957 год ставший переломным годом в жизни чеченского и ингушского народов стал также годом больших преобразований в судебной системе СССР.

12 февраля 1957 г. был принят Закон об утверждении нового Положения о Верховном Суде СССР. Надзорные функции высшего судебного органа страны значительно сокращались. По новому Положению Верховный Суд СССР вправе был отменять и изменять приговоры, решения и постановления только Верховных Судов союзных республик в порядке надзора, в то время как ранее он мог истребовать в порядке надзора любое дело из любого суда страны, что приводило к волоките в надзорном пересмотре дел и отвлекало Верховный Суд СССР от выполнения функций по руководству судами.

На основании вышеизложенного можно сделать следующие выводы:

1. В первые годы Советской власти в силу ряда объективных причин на территории Северного Кавказа и Чечни в частности продолжали функционировать местные институты, адаптированные на новый лад.

2.По мере укрепления новой власти судоустройство и судопроизводство в национально-государственных образованиях Северного Кавказа стало соответствовать уголовной и уголовно-процессуальной политике молодого Советского государства.

 

Литература:

1.Эбзеева С.Э. «Становление советской национальной государственности народов Северного Кавказа». М.,1976. С.122.

2.ЦГА СОАССР. Фонд 81 оп.1, дело 52, л. 100-102.

3.ЦГА РД.-Ф. 182-р. -Оп. 1.-Д. 2.-Л. 1-6.

4.Мисроков З. Х .Адатское и мусульманское право народов Северного Кавказа в российских правовых системах (XIX-XX вв.)Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук.М.:20003.С.206.

5.Российское законодательство Х - XX веков. Том 8 / Под ред. Б.В.Виленского.-М.. 1991.-С.271

6.Ахильгов Р. «О суде» Путь: http://nazran.ing.sudrf.ru/modules.php name=info_court&op=show_info&crid=2.

7.Строгович М.С.Курс советского уголовного процесса. Т.1. М., 1968. С.121-122.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle