Автор: Семина Мария Петровна

Рубрика: Психология и социология

Опубликовано в Молодой учёный №2 (2) февраль 2009 г.

Библиографическое описание:

Семина М. П. Этимология и значение суеверий в архаичных обществах // Молодой ученый. — 2009. — №2. — С. 246-247.

Этимология суеверия восходит к эпохе архаичных обществ. Появление данного феномена было связано с невозможностью получить, как бы сейчас сказали, «естественно-научную картину мира», частично это следует из лексического бремени частей слова: первый корень «суе» в слове «суеверие» имеет значение «ложный», то есть буквально получается «ложная вера». Суеверие – это сознательно мотивируемая установка индивида на восприятие информации, получаемой посредством узнаваемого условного знака (приметы), Под приметами следует понимать «явления, предвещающие беду, неудачу, несчастье либо, наоборот, счастье, успех, прибыль» [2, с. 123], Основным фактором возникновения установки является потребность субъекта, которая дефинируется как «переживание недостатка» [2, с. 123]. Это может быть потребность в безопасности, в пропитании, в приобретении знаний и т.д.

Суеверие всегда сопровождается ожиданием, которое может быть как положительным, так и отрицательным, что объясняется широкой вариативностью условного содержания приметы. В отношении эмоционального комплекса и субъекта в целом примета первична, отчего процесс суеверия приобретает насильственный и принудительный оттенок. Действия человека, движимого суеверием, характеризуют непроизвольность и некритическое усвоение образцов чужого поведения.

Современные суеверия отличаются от своих истоков, обнаруживаемых в мифологическом мышлении, теоретизмом, низким уровнем практической активности, когда в большинстве случаев примета остается без ответных мер. Архаичный же человек встречал  приметы во всеоружии, прибегая к помощи заклинаний и заговоров: «Так, прежде чем отправиться на сбор диких растений, плодов и корнеплодов, женщина, произнеся особое заклинание, помещала камень в золу костра…, чтобы все дурное, виденное ею во сне, осталось бы в костре. Иначе место, куда она отправится, не будет по отношению к ней «хорошим». Бушменский рис, который она станет выкапывать, не будет к ней «благожелателен», он будет «знать» о том дурном, что ей снилось» [1, с. 264–265]. Каждое заклинание и каждый заговор были ориентированы на конкретный результат, давая возможность прогнозировать магическую деятельность. Человек верил в собственную способность повлиять на явления внешнего мира сверхъестественным образом. В данном контексте магия может рассматриваться как предельный опыт, где осуществляется решение прак­тически-познавательных задач. Таким образом, суеверие, неотъемлемой частью которого была магия,  способствовало развитию познавательного интереса архаичного человека, способствовало его когнитивному развитию.

Структуру суеверий составляют «аффективный, когнитивный и поведенческий компоненты»[2, с. 123]. Аффективный компонент – это комплекс эмоций, испытываемых человеком при встрече с приметами. Когнитивный компонент суеверия составляют процессы «восприятия, внимания, памяти, мышления, воображения»[2, с. 124], а «совершение …заклинаний, молитв, заговоров, наговоров, призванных защитить и оберечь суеверного человека при появлении предвещающих беду примет»[2, с. 124] – означает поведенческий компонент суеверия.

Амбивалентность, свойственная архаичному человеку, допустила реализацию  прямо противоположных ритуальных действий при наличии одной и той же приметы. Основным источником пищи диких африканских племен является охота, поэтому с ней связано много примет и суеверий. В книге В.Б.Иорданского «Звери, люди, боги» автор приводит слова африканского охотника, поясняющего суть отдельных ритуалов: «Мы не объявляем, что идем охотиться на слонов, ибо земля, которая страдает из-за того, что мы причиняем ей боль, когда шагаем по ней, слышит все, что мы говорим, и повторяет наши слова слонам; те будут настороже и нападут на нас, если мы убьем одного из них; мы отправляемся на охоту, или громко заявляя о другой цели, или совершенно молча» [1, с. 311–312]. Но в том же племени допускается прямо противоположное поведение: «Когда охотятся, …иной раз нужно остановиться, взять землю в ладонь и признаться ей в том, что ищешь. Для того чтобы ее не топтали слишком долго, она… поможет вам поскорее найти то, что вы желаете» [1, с. 312]. Можно предположить, что именно амбивалентность архаичного общества стала отправной точкой для последующей утраты господствующей позиции суеверия. Поиск альтернативных способов  привлечь удачу и избежать беды стимулировал когнитивные способности людей. Развиваясь, процессы мышления архаичного человека смогли помочь ему выявить объективное отсутствие причинно-следственных связей между приметами и явлениями окружающего мира. Это привело, с одной стороны, к снижению потребности архаичного человека жить, руководствуясь приметами, с другой – поставило его на принципиально новый уровень, дав возможность черпать образ веры не в готовой данности природных или бытовых примет, а исходя из собственных способностей мыслить. В условиях отсутствия науки и эксперимента человек начал руководствоваться собственным мышлением.  Не имея возможности в одночасье проверить или опровергнуть свои гипотезы, он начал верить в созданные же им представления. Так было положено начало самостоятельной веры человека.          

Амбивалентность, свойственная мышлению архаичного человека, и активизированные компоненты когнитивного аспекта суеверия стимулировали развитие сознания человека, дав ему возможность креативно формировать образ веры, самостоятельно вести поиск истины. В архаичном обществе посредством суеверия осуществляется личное принятие каждым индивидом социальных норм поведения, реализуется механизм долженствования. В наши дни суеверию свойственна рудиментарность, его характеризует кратковременный, преходящий характер. Положив начало самостоятельной вере человека, суеверие заняло позицию вымирающего явления.

Список литературы

1.      Иорданский В.Б. Звери, люди, боги. Очерки африканской мифологии / В.Б. Иорданский. – М.: Наука, 1991 . – 319 с.

2.      Саенко Ю.В. Суеверия современных студентов. С. 123 / Ю.В. Саенко // Вопросы психологии . – 2004 . – № 4 . – С. 122 – 130.

 

 

 

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle