Библиографическое описание:

Грабовенко И. С. Номинация как средство пиар-воздействия в политическом дискурсе России // Молодой ученый. — 2010. — №8. Т. 2. — С. 59-62.

Масс-медийная коммуникация представляет собой динамическое явление, характер которого изменяется в зависимости от социально-экономических и политических процессов, происходящих в определенный момент развития общества. Исследование языка средств массовой информации, а также проблемы речевого воздействия  отображены в работах Г.А.Копниной, В.З. Демьянкова, М.Р. Желтухиной, О.С. Иссерс, В.Г.Костомарова,  В.Е.Чернявской, Дж. Брайанта и др. Среди украинских ученых следует отметить работы Л.А.Кудрявцевой,  И.Е.Дубчак, А.В. Завражиной, А.М. Подшивайловой, И.Г. Приходько, И.А.Филатенко и др.

Говоря о воздействующей функции, необходимо уточнить, что в современных средствах массовой информации она реализуется, прежде всего, посредством употребления в речи специально отобранных лексических единиц.  К такого рода лексическим единицам можно по праву отнести разнообразные номинации, передающие оценочные характеристики определенных личностей, явлений, реалий   и точку зрения инициирующей коммуникацию личности. Обозначенное явление представляется одним из наиболее распространенных приемов пиар-воздействия в масс-медийной коммуникации на потенциальных избирателей у современных политиков, чем и обусловливается актуальность данного исследования,  объектом  которого являются речевые средства, используемые в процессе номинации для передачи оценочных характеристик и позиции адресата  в масс-медийном политическом дискурсе России.

Масс-медиа широко используются политиками в процессе реализации личных интенций, поскольку именно газетная коммуникация представляет неограниченные возможности для латентного воздействия на адресата. «Иметь важную информацию значит иметь власть; уметь отличать важную информацию  от  неважной  означает  обладать  еще  большей властью; возможность распространять важную информацию в собственной режиссуре или умалчивать ее означает иметь  двойную  власть», - отмечают  немецкие политологи, говоря о роли и значении информационно-психологического воздействия средств массовой информации на человека [5, с. 60]. Преимуществом в данном случае является то, что имплицитная форма подачи характеристики личности политика, политической партии или их деятельности посредством номинации апеллирует, как правило, к фоновым знаниям реципиента и может уберечь адресанта от обвинений в клевете и  оскорблении.

Исследования Г. Хазагерова, посвященные  возможностям политической риторики, свидетельствуют о том,  что в качестве средств речевого воздействия  в масс-медийном дискурсе нередко выступают слоганы с именами и/или фамилиями политиков, а также производными от них лексическими единицами. Например, известный слоган «Идет Кутузов бить французов» в свое время вселял уверенность в силе и непобедимости русских солдат. В сталинскую эпоху популярным было изречение «держать в ежовых рукавицах», в котором обыгрывалась этимология фамилии народного комиссара Н.И.Ежова [4].  На сегодняшний день популярными среди электората являются такие изречения и слоганы, как «путинский застой» (о времени правления В.В.Путина), «Вперед, поколение Путина!»  и т.д.

В современном политическом дискурсе большую группу составляют лексические единицы, образованные от фамилий политиков, названий партий с помощью суффиксов –ски/–овски или формантов –гейт, –номика: «Медведи» по-путински» (название статьи, «Аргументы и факты», №40(1405), 03.10.2007); «Кремль впервые официально отреагировал на скандал, известный как «Ельцингейт» («Коммерсантъ»,   № 166 (1810), 14.09.1999 ); «Путиномика и жизнь» (название статьи, «Власть», №11(514), 24.03.2003).

Следует отметить, что окказионализмы с формантами –гейт и –номика употребляются в масс-медийном политическом дискурсе как речевые средства направленные на дискредитацию оппонентов, то есть как антипиар.  В политическом дискурсе формант –номика изначально  употреблялся  в составе окказионализма «Рейганомика» по отношению к президенту США Рональду Рейгану.  Формант –гейт, апеллируя к фоновым знаниям реципиента и делая намек на Уотергейтский скандал, акцентирует внимание на нечестных намерениях чиновников. Так форманты –гейт  и –номика, придавая слову ироничный характер, указывая на то, что в работе политик прибегает к различного рода аферам, махинациям, обманам и т.д., приобрели популярность в современных масс-медиа.

Для номинации сторонников определенных партий в газетной коммуникации нередко используются стилистически нейтральные лексические единицы, образованные от фамилий политиков,  партий или блоков: «Валерий Рязанский отметил, что депутаты-«единороссы» активно подключатся к разработке экологического законодательства, потому что экология напрямую связана со здоровьем нации и с планом развития государства до 2020 года» («Парламентская газета», №017, 13.03.2008); «При этом надо понимать, что с коммунистами, «лимоновцами» и демрадикалами «яблочники» довольно часто стоят вместе на улицах, соучаствуя в протестных акциях» («Российская газета», 27.09.2009).

Следует отметить, что масс-медийное сообщение, передавая информацию и воздействуя на реципиента, отображает точку зрения адресанта и его оценку, которая может быть либо положительной (мелиоративной), либо отрицательной (пейоративной). Авторские окказионализмы могут использоваться, как для создания комического эффекта высказывания, так и для передачи негативной оценки: «В Москве коммунисты во главе с Геннадием Зюгановым требовали, чтобы правительство РФ рассмотрело антикризисную программу партии» («Коммерсантъ», № 60 (4115), 06.04.2009) (положительная оценка); «Перед собравшимися выступали своеобразные <ди-джеи>, которые заводили публику разнообразными и весьма оригинальными лозунгами, в которых <либерастов> призывали смириться со своим положением и перестать претендовать на власть в стране» («Новый компаньон», №14(598), 27.04.2010) (негативная оценка); «Однако «ЕдРо», являясь порождением чиновничье-олигархической «элиты», поддержки народа не получила»  («Советская Россия», 13.03.2008) (ирония).

Некоторые номинации еще на подсознательном уровне вызывают у реципиента негативную реакцию.  Так, к примеру, номинация «путинисты» может ассоциироваться  с номинацией «фашисты», а номинации «путизм», «медведизм» и «сталинизм» – с «фашизм»: «Некоторые зажгли церковные свечи, а госпожа Новодворская все не успокаивалась и развернула плакат «Сталинизм—путизм—новая национальная идея!» («Коммерсантъ», № 39(2408), 06.03.2002); «Путинисты: так победим!» («Советская Россия», 13.03.2008); «Но, думаю, не об этом сегодняшние заботы реформаторов - они более в духе того государства, которое строится под знаменем медведизма-путинизма» («Дуэль», № 22(52), 01.06.2010).

Подобный эффект может создаваться при употреблении в речи цветовых обозначений. Исследуя обозначенную проблему, украинские ученые говорят о том, что «особенности восприятия объектов сквозь призму цветового видения мира воспроизводятся в соотношении первичной и вторичной цветовой номинации. Если объективно-логическое значение обозначает некоторые особенности, преимущественно цветовые характеристики объектов, эмоциональная окраска и оценочный компонент наполняют слово семантическими импликациями, расширяя содержание цветовых концептов» [1, с.51]. Особенностью политического дискурса является то, что имена прилагательные, обозначающие цвет, используются, как правило, не в первичном, а вторичном, переносном значении.  Так, коммунистов называют красными, фашистов – коричневими, белогвардейцев – белыми, членов украинской «Партии Регионов» – бело–голубыми, членов партии «наша Украина» – оранжевими, членов «Партии Зелених» - зеленими и т.д.: «Зеленые объясняют свою позицию «критической экологической ситуацией» в стране, требующей объединения усилий «основных политических сил страны» («Независимая газета», 29.08.2007); «Во главе красных - зеленые» («Новая газета», 27.01.2003).

Номинации, указывающие на профессию, хобби или образование политического деятеля, используются преимущественно для их дискредитации и представляют собой имплицитную форму подачи информации. Подобные номинации являются достаточно распространенными в современном политическом дискурсе: «Предложила Тамара Гавриловна хоть денек прожить по вышеупомянутым «Рекомендациям» Валентине Матвиенко и нашему президенту-дзюдоисту Владимиру Путину» («Новая газета», №56, 07.08.2000); «По словам члена молодежного НДС Девлетхана Казиханова, этой акцией организаторы выразили свое несогласие по поводу компетентности нового министра обороны Анатолия Сердюкова, «потому что мебельщик никак не может руководить армией» («Новая газета», №47, 05.05.2010).

 Акцентируем внимание на том, что в исследованиях Л.А. Кудрявцевой речь идет о «навешивании ярлыков» как о популярном приеме политического дискурса, дискредитирующим чиновника  и его сторонников, в котором для усиления иронии, сарказма и экспрессии  негативного образа авторами сообщений используются  лексические единицы, заимствованные из арго, жаргона, а также метафоры и эпитеты оскорбительного характера [2]. Как правило, в подобных случаях адресант апеллирует к фоновым знаниям реципиента: «…когда Путин (по КГБэшной кличке «Моль») расточал россиянам свои обещания на фоне огромного трёхцветного щита, которым его отделяли от ненавистного ему мавзолея В.И.Ленина, то невольно задумываешься над этим намёком… Может, это уже начался скрытый процесс выполнения «собчачьего завещания»? Ведь столько слёз было пролито всея российским Вовочкой…» («Дуэль», №37(334), 16.09.2003); «Депутат Госдумы А. Хинштейн: «Касьянов давно перерос прежние рамки. Теперь его надо звать «Миша — 96 процентов» («Аргументы и факты», №27 (1288),  6.07. 2005) «Тогда, 10 лет назад, клика старого алкаша Борьки Ельцина решила окончательно укрепиться у власти и не потерпела даже буржуазную конкуренцию в лице руководства ВС РСФСР — Хасбулатова, Руцкого и т.д.» («Революция», №14, 2003); «Дело даже не в лысине Александра Стальевича, за которую кремлевские острословы немедленно прозвали Волошина «сахарной головой» («Профиль», №26(148), 12.07.1999).

Исследуя русскоязычные СМИ Украины, Л.А. Кудрявцева отмечает, что интересным представляется употребление вербальных номинаций, отождествляющих политика с героями мультфильмов, комедийных фильмов, литературными персонажами или историческими персонами [2]. Указанный прием широко используется и в средствах массовой информации России. В данном случае реципиент получает имплицитную информацию о характере, деятельности, моральных принципах той или иной личности. В российских масс-медиа популярными являются такие ярлыки, как Борис Ельцин – Царь Борис, Олег Сысуев – Голос Геббельса, Геннадий Зюганов – Лысый Чебурашка или Крокодил Гена («Свобода», № 16(474),  26.04.2006). 

А.М. Подшивайлова акцентирует внимание на том, что в украинском политическом дискурсе в качестве номинации политических деятелей журналистами также используются первые буквы их имен или фамилий. Подобное явление наблюдается и в российском политическом дискурсе: «Однако «ломая ваньку» на публике, как «папа Зю», они, тем не менее, как только слышат грозный рык из Кремля, пропускают и голосуют за все бюджеты, за всех премьеров, в том числе за депутатские привилегии» («Дуэль», №03(249), 15.01.2002).

Авторы сообщений активно используют как средство манипулирования избирателями номинации, относящиеся к явлениям и процессам объективной действительности. Посредством подобных номинаций адресант представляет реципиенту собственную  оценку происходящих событий, чем влияет на формирование его точки зрения и поведения: «Признаюсь сразу: выражение «путинский застой» я не придумывал, а просто позаимствовал у Леонида Парфенова и его программы «Намедни» («Деньги», №45(400), 19.11.2002).

Таким образом, использование в масс-медийном политическом дискурсе номинаций позволяет авторам сообщений оказывать на вербальном уровне  как имплицитное,  так и эксплицитное воздействие на потенциальных избирателей.

 

Литература

1.                  Бушкова В.В., Мікрюков О.О. Контрадикційність семантики колоративів «білий» та «чорний» // Матеріали міжнародної науково-практ. конф. «Дні науки – 2005». – Дніпропетровськ: Наука і освіта, 2005. – Т.40. – С. 51-53

2.                  Кудрявцева Л.А. Массмедийный политический дискурс Украины: особенности «послемайданного» периода. http://www.russian.kiev.ua/material.php?id=11604806

3.                  Подшивайлова А.М. Номинация как элемент речевого воздействия в масс-медийном политическом дискурсе Украины // Русский язык и литература: Проблемы изучения и преподавания в школе и вузе: Сб. науч. тр. – К., – 2006. – С. 141 – 144

4.                  Хазагеров Г. Политическая риторика. – М.: Никколо-Медиа, 2002. – с. 314

5.                  Politikwissenschaft: eine Grundlegung. – Bd. 2. Stuttgart; Berlin; Koln; Mainz: hrsg von Klaus von Beume, 1987. –  P. 60

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle