Библиографическое описание:

Цивелев А. А. ОКСВА: анализ одной удачной операции советских войск против «Панджшерского льва» Ахмад Шаха Масуда (по материалам военных руководителей) // Молодой ученый. — 2010. — №7. — С. 215-219.

В статье раскрываются некоторые факты проведения боевой операции в  провинции Панджшер, в Афганистане, в 1982 году советскими войсками, и причины удачного проведения этой операции. Так же затрагивается вопрос о том, была ли договоренность между А.Шахом Масудом и советскими войсками о взаимном прекращении огня.

 

Афганский полевой командир Ахмад Шах родился в 1953 году, в таджикском кишлаке Джагалак к северу от Кабула, в семье полковника королевской полиции и крупного землевладельца Доста Мохамеда Хана. По разным сведениям он учился в кабульском лицее Эстегляль, Омаршахид, и успел окончить два курса политехнического института: факультет строительства и архитектуры. Однако после свержения принца Дауда (1973 г.) эмигрировал в Пешавар, где присоединился к исламистской оппозиции, возглавляемой Раббани. В 1974 году вступил в террористическую группировку организации “Братья-мусульмане”. Ориентировался на одного из его лидеров - руководителя контрреволюционной “Исламской партии Афганистана” Гульбеддина Хекматияра. В 1975 году принял участие в безуспешном Панджшерском восстании против диктатуры Дауда. Ахмад Шах, раненый в ногу, скрылся в кукурузном поле и чудом избежал смерти - солдаты прошли буквально рядом с ним. После этого он взял себе псевдоним Масуд – «счастливый». После подавления мятежа властями А. Шах вновь выехал в Пакистан, а затем в Египет, где в течение относительно длительного периода изучал тактику ведения партизанской войны. Он ознакомился с опытом действий групп ООП, и по некоторым сведениям лично участвовал в боевых действиях и акциях палестинских боевых и террористических групп. Изучал опыт ведения партизанской войны в других странах Ближнего Востока, а также в странах Латинской Америки и Юго-Восточной Азии.

В 1979 году, еще до вторжения советских войск, Ахмад Шах возглавил основную группировку мятежников Панджшера, где разместил штаб руководства ИОА (Исламское Общество Афганистана) в городе Базарак. В 1984 году Масуд, стремившийся к единоличному господству в ущелье Панджшер и прилегающих к нему районах, разгромил группировку ИПА во главе с Вакиль Абдул Каюмом и полностью овладел уездом Панджшер, в том числе местами добычи драгоценных камней - лазурита и изумрудов. [Ляховский А. 71 с.]

Ахмад Шах Масуд был женат на дочери своего ближайшего помощника в 1988 году, и от брака имел шестерых детей. По другим сведениям он остался холостым. Тактика и стратегия боевых действий Ахмад Шаха являлась очень эффективным сочетанием традиционных афганских методов вооруженной борьбы и методов партизанской борьбы, которые он почерпнул из трудов Мао Цзе Дуна и Че Гевары. Свободно владел тремя языками: дари, пушту и французским, (по некоторым сведениям - английским). Был известен тем, что единственным из командиров моджахедов с 1982 года пошел на перемирие с советскими войсками.

 

Первый бой – первое поражение

Первая операция советских войск против формирований тогда еще мало кому известного Ахмад Шаха была проведена в апреле 1980 года, когда его отряды обосновались на коммуникации Термез-Кабул. Почти ежедневно на участке Хинджан-Джабаль-Уссарадж они обстреливали автоколонны (как советские, так и афганские). В результате возникли трудности в организации военных и народнохозяйственных перевозок. Обстрелам также подвергались и сторожевые заставы советских войск. Чтобы стабилизировать обстановку на магистрали, было принято решение нанести этим мятежникам поражение. Операция проводилась силами советских и афганских частей. Общее руководство войсками осуществлял генерал Л. Почевой. [Громов Б. 87 с.]

По данным разведки, группировка Ахмад Шаха в долине Панджшер насчитывала тогда более 1000 вооруженных бойцов из числа местных жителей. В то время моджахеды еще не создали развитой системы оборонительных сооружений, ограничиваясь минированием отдельных участков единственной дороги в долине - устройством на ней завалов. Вооружены они были стрелковым оружием устаревших образцов.

Для проведения операции в Панджшере выделили три советских батальона (мотострелковый, парашютно-десантный и десантно-штурмовой) и два афганских, а также небольшие формирования от госбезопасности ДРА и партийных активистов. Эти силы разделили на две группы, которые вели наступление на мятежников с двух сторон долины навстречу друг другу. Одна группа наступала из района Пси-Шахи-Мардан, другая - из Анавы. Тактика действий была проста: советские войска последовательно блокировали кишлаки, а прочесывание их осуществляли правительственные силы - афганской армии, госбезопасности и партийных активистов.

Боевые действия были неожиданными для мятежников, развивались стремительно и длились всего четыре дня. В ходе операции мятежники организованного сопротивления не оказывали, но когда подразделения 4-го десантно-штурмового батальона 560-й отдельной бригады подошли к вотчине Ахмад Шаха кишлаку Базарак, то мятежники открыли по ним шквальный огонь. В коротком бою моджахеды были разбиты. В дальнейшем продвижение по долине Панджшера осуществлялось без планомерного огневого воздействия, хотя мятежники устраивали засады и проводили налеты.

Позже Масуд через посредников подписал с советским военным командованием негласное соглашение, где брал на себя обязательство не проводить враждебные акции против советских и правительственных войск. В ответ ему обещали не наносить авиационных ударов по Панджшеру, пропускать его караваны в долину и из нее, а так же оказывать Ахмад Шаху авиационную и артиллерийскую поддержку - это в случае вооруженных столкновений его отрядов с соперничающими вооруженными формированиями Исламской партии Афганистана (ИПА). [Виноградов В. 27с.]

Срок соглашения истекал в мае 1982 года. Обе стороны в основном соблюдали взятые на себя обязательства. Ахмад Шах прекратил диверсионные действия на коммуникациях, сосредоточив главное внимание на создании инженерных оборонительных сооружений в Панджшере и усиления боеспособности своих отрядов. Постепенно он сумел накопить достаточное количество оружия и боеприпасов, что позволило ему вновь создать сильную группировку вооруженных формирований в этом районе.

Уже к середине 1981 года численность группировки Масуда достигла 2200 человек, и она представляла серьезную опасность, главным образом на коммуникации Кабул-Хайратон, в частности, на участке Джабаль-Уссарадж: южная часть перевала Саланг. [Дынин И. 34с.]

 

Долг солдат - погибать!

В это время наша военная разведка предприняла шаги по налаживанию сотрудничества с Масудом. В Панджшере развернулись боевые действия, и никто не хотел брать на себя ответственность и докладывать истинное положение дел в Москву, да и высшее военное руководство достоверным разведданным не хотело верить. Была дана официальная установка отражать в докладах положительные тенденции, которых фактически не было. Желаемое выдавали за действительность. А между тем из Панджшера систематически вывозили раненых и трупы советских солдат и офицеров, но это не очень-то беспокоило советских руководителей, в особенности генерала армии С. Ахромеева, который сказал: “Погибают наши солдаты? Так это их долг! Погибнет один, пришлют еще десяток. Ахмад Шаха надо поставить на колени и заставить его сложить оружие!” [Громов Б. 95с.]

  Именно исходя из подобных установок и определялось проведение войсковых операций в Панджшере, которые вели к неоправданным жертвам. Фактически эти операции проводились лишь для того, чтобы военное руководство получало различные награды. Не случайно во время их проведения в Афганистан приезжали многие начальники, чтобы “отметиться” личным участие в них. За проведение одной из них в 1982 году сам С. Ахромеев получил звание Героя Советского Союза. [Громов Б. 95с.]

 

Попытка номер два

Бабрак Кармаль, генеральный секретарь НДПА не раз обращался с настоятельной просьбой в Москву, требуя разгромить отряда Ахмад Шаха. В итоге советское руководство приняло решение нанести формированиям Масуда массированный удар путем проведения войсковой операции силами 40-й армии и ВС Афганистана в Панджшере. Это была, пожалуй, наиболее удачно проведенная операция против Масуда за все годы пребывания ОКСВА. Она проводилась в период 16 мая по июнь 1982 года. В ней было задействовано 36 батальонов (20 афганских и 16 советских; общей численностью около 12 тысяч человек), более 320 единиц бронетанковой техники – танки, БМП, БТР, 155 орудий и минометов, 104 вертолета, 26 самолетов. Руководителем операции был назначен начальник штаба 40-й армии генерал-майор Н. Тер-Григорьянц, а общее руководство осуществляла ОГ МО СССР в Афганистане. [Ляховский А. 116с.]

Чтобы ввести противника в заблуждение, разработали план оперативной маскировки, согласно которому боевые действия предусматривались в направлении ущелья Горбанд (в противоположном от Панджшера направлении, якобы в Бамиане). В течение 10 дней, с 6 по 16 мая проводилась подготовка по “захвату” этого ущелья по плану “Бамианской операции” Доводились соответствующие документы до афганской стороны. Распространялись “секретные” слухи о предстоящих боях в Горбанде. Были проведены демонстративные отвлекающие действия (постановка боевых задач подразделениям ВС ДРА на бои в Горбанде, нанесения огневых ударов по целям в этом районе). Мятежники, поверив дезинформации, стали перебрасывать в Горбанд дополнительные силы из прилегающих районов, в том числе и из Панджшера.

Боевые действия, в целом, развивались по намеченному плану. За день до начала операции завершилось сосредоточение привлекаемых частей и подразделений в районе Баграма и Чарикара. В это же день с командирами советских подразделений провели работу на местности по уточнению боевых задач. Главные события начались в ночь на 16 мая, когда разведывательные подразделения (11 разведрот) захватили почти без боя все господствующие высоты у входа в долину Панджшер. В следующую ночь батальон 177-го мотострелкового полка, опираясь на разведку, захватил очередные важные высоты на глубину до 10 километров от входа в долину. В 4.00 17 мая основные силы войск приступили к выполнению боевых задач - согласно основному плану операции. Тогда же довели задачи до совместно действующих афганских войск.

После нанесения мощных авиационных и артиллерийских ударов в долину вошли три советских батальона. Два из них действовали в пешем порядке, продвигаясь по гребням высот, справа и слева от долины, а третий - стремительно продвигался по долине в направлении Руха-Базарак. Темп продвижения составил около 10 километров в сутки.

В 5.00 высадили первый тактический воздушный десант в составе советского и афганского батальонов. В течение первого дня операции в различные зоны (всего четыре) на глубину от 40 до 100 километров высадили еще шесть батальонов, во второй день четыре, в третий - два, и в четвертый тоже два.

Высадившийся десант расчленил формирования мятежников, создав условия для их разгрома по частям. Затем осуществили десантирование воздушного десанта в сложные районы: Эвим, Шархан, вблизи пакистанской границы, что дало возможность закрыть горло Панджшера, захватив узел дорог и долин, через который шла основная масса караванов с оружием и боеприпасами из Пакистана; в обратном направлении - лазурит, изумруды и опиум.

В этой операции было десантировано двадцать советских и афганских батальонов численностью более 4.200 человек. Они заблокировали входы и выходы из долины, что способствовало полному окружению моджахедов. Несмотря на это некоторые десантные группы попали в трудное положение, поскольку мятежники, пытаясь вырваться из окружения, сражались отчаянно, порой вступая в рукопашную схватку с десантниками. Например, высадившийся восточнее Рухи парашютно-десантный полк с трудом удерживал господствующие высоты от нападения моджахедов. Они переходили в “психические “ атаки, с устрашающим ревом устремляясь на советских солдат размахивая саблями-ятаганами. Советская оборона несла ощутимые потери, и над полком нависла угроза разгрома. Оставалась надежда на мотострелков, наступавших в долине с тяжелой техникой. Несмотря на упорное сопротивление мятежников, располагавшихся в хорошо укрепленных в инженерном и огневом отношении опорных пунктах, мотострелковый батальон под командованием майора Р. Аушева прорвал оборону моджахедов, и, захватив Руху, соединился с десантниками. [Громов Б. 109с.]

Советские части блокировали, а правительственные подразделения, сотрудники госбезопасности ДРА, партийные активисты “прочесывали” населенные пункты, ведя поиск спрятанного оружия и боеприпасов. Широко использовались показания пленных, допрос которых шел прямо на месте их захвата. Этот метод оказался довольно эффективным, о чем говорил, впоследствии, на военно-научной конференции в июле 1982 года заместитель начальника разведки 40-й армии подполковник И. Иваненков. [Виноградов А. 55с.]

Всего было захвачено около 200 пленных, из них более 120 допрошено и 95 человек дали показания, из которых выявлено и подтверждено наличие более 200 схронов с оружием и боеприпасами. Наиболее важные показания, такие, как сосредоточение крупных складов в ущелье Парандех, реализованы с проводниками, в роли которых выступали пленные, давшие показание по объектам.

Несмотря на массированное применение десанта, одновременное стремительное продвижение советских и афганских войск вдоль долины, успешные действия авиации и непрерывное огневой воздействие артиллерии, моджахеды Ахмад Шаха продолжали оказывать упорное сопротивление. Их поддерживали местные жители, а мятежники сосредоточили основные усилия на удержание господствующих высот, идущих параллельно Панджшеру, а так же высот при входе в ущелья, примыкающие к долине.

Вся долина была грамотно подготовлена в инженерном отношении - в скалах оборудованы позиции для огневых средств и боевых расчетов к ним из мятежников, созданы узлы сопротивления и многоярусная оборона с искусно организованной системой огня. Все позиции были полностью автономны и могли вести круглосуточный огонь в течение долгого времени. Все расщелины скал, природные и искусственные пещеры, трещины гор, норы, высоты имели позиции для зенитных горных установок, крупнокалиберных пулеметов, (в основном ДШК), безоткатных орудий. В верховьях ущелий были тайники и глубокие ямы, которые использовались для укрытия населения и отходящих групп боевиков; там же склады оружия, боеприпасов и продовольствия. Кишлаки в долине, за некоторым исключением, к обороне не готовились: дабы избежать разрушения, они были покинуты населением вместе со своим скарбом и домашними животными.

Моджахеды ожесточенно сражались. По мере продвижения войск характер действий менялся. Неоднократно пытались отбить господствующие высоты, переходя в “психические” атаки большими массами, используя религиозные лозунги, крики Аллах Акбар, используя мегафоны запугивали солдат на русском языке. Иногда выставляя вперед раненого или случайно попавшего в плен советского бойца, демонстративно перерезая ему горло.

  В начале июня советские и афганские войска, выполнив боевую задачу, оставив в некоторых пунктах Панджшера афганские гарнизоны, начали выход в пункты постоянной дислокации. Для закрепления положения, осуществления контроля в Анаве и Рухе остались советские гарнизоны; наши подразделения расположились на высотах от входа в долину до Рухи. В других населенных пунктах к северо-востоку по долине разместились гарнизоны афганских войск, они продержались там недолго - вскоре покинули горы и долину. По некоторым данным, старшие офицеры правительственных войск получили за это от Ахмад Шаха крупные взятки. Мятежники возвратились в Панджшер и продолжили вооруженную борьбу.

 

Итоги операции

Подводя результаты проведения операции против отрядов Масуда в 1982 году, командующий войсками ТуркВО генерал-полковник Ю. Максимов отмечал: “В результате широкомасштабных действий были разгромлены штабы 10 зональных исламских комитетов, объединенный штаб исламистских комитетов в Астане, главный исламистский комитет ущелья Панджшер, провинций Парван и Каписа в населенном пункте Сата, основной центр управления и база Ахмад Шаха в ущелье Парандех, а так же большое количество складов продовольствия, боеприпасов, военно-технического имущества. При этом захвачены документы, в том числе структурная схема руководства мятежным движением; списки на 5200 членов партии ИОА с фотографиями и анкетами; списки 113 активных членов контртеррористического подполья в Кабуле; дневник Ахмад Шаха; документы боевых групп, действующих на маршруте Саланг-Кабул, в зеленой зоне провинции Парван; документы, подтверждающие связь руководства Панджшера со штабами Горбандского ущелья, Андарабской долины, районов Тагаба, Ниджраба, Саланга и пригородов Кабула; программа борьбы контрреволюционных сил против правительственных и советских войск на ближайшие годы; списки лиц подлежавших физическому уничтожению в зоне “Центр”; другие важные документы, которые позволяют более целенаправленно проводить борьбу с контрреволюционным подпольем в стране...” [Ляховский А. 154с.]

Переговоры с душманами?

Пытаясь избежать полного разгрома группировки, Ахмад Шах согласился с предложением советского командования заключить договор о перемирии в Панджшере до 21 апреля 1984 года (по афганскому календарю 1 саура 1363 года).

Масуд вновь заверил, что не будет вести враждебную пропаганду, и обещал прекратить боевые действия против советских и правительственных войск в Панджшере. Он также обязался пресекать подобные действия со стороны мятежников других партий, не пропускать через свою зону ответственности их формирования, караваны с оружием, боеприпасами, не препятствовать возвращению местных жителей в свои кишлаки, перемещению населения в Кабул.

Выполняя в целом условия соглашения, он не допускал обстрелов советских и афганских гарнизонов в Панджшере. В то же время, в нарушение договоренностей, мятежниками Ахмад Шаха велась усиленная пропаганда против НДПА и правительства в зоне контроля госвласти. Местному населению чинились препятствия при обращении в государственные органы, проводился самовольный сбор налогов. По-прежнему через зону ИОАП (Исламское Общество Афганистана “Панджшер”) пропускались караваны с оружием, боеприпасами и подготовленными резервами в другие провинции страны. На факты нарушения соглашения Масуду неоднократно указывалось как в ходе личных встреч, так и через посредников.

Официальный представитель советского посольства в Исламабаде категорически отрицал существующего перемирия с Ахмад Шахом. А в настоящий момент боевые действия в Панджшере не ведутся по причине не способности партизан к продолжению войны. Советская политика, якобы, полностью исключает подобные переговоры с моджахедами. [Громов Б. 118 с.]

А вот помощники Масуда заявляют, что прекращение огня достигнуто в устном соглашении и никогда не было закреплено в письменном виде. И предъявили два письма от министра обороны Афганистана и шефа секретной полиции (ХАД), в которых угрозы Масуду сменялись призывами к переговорам. И министерство о бороны и ХАД находятся под контролем Москвы и, как утверждают источники сопротивления и западные дипломаты, письма не могли быть отправлены без разрешения страны Советов. Ахмад Шах неоднократно заявлял в интервью, что Советский Союз осуществил прямой контакт с его организацией в Панджшере после того, как он отказался иметь дело с обоими афганскими официальными лицами на почве того, что они являются “марионетками”.

Помощники Масуда предъявили доказательства того, что на переговорах, которые проходили в разрушенной деревне, около входа в долину Панджшер, присутствовал представитель СССР в штатском и переводчик. По документам это был разведчик подполковник А. Ткачев и переводчик Макс. [Громов Б. 118 с.]

 

А в итоге мы имеем…

Сейчас, по прошествии многих лет, можно с определением сказать, что своими неумелыми действиями советское командование способствовало становлению Ахмад Шаха как лидера, создавая у населения его образ - легендарного борца за народ, ислам и свободу. Однако склонить к сотрудничеству с режимом НДПА советская разведка так и не смогла. Делая перемирие с бандформированиями Масуда советское руководство, по сути, давало ему шанс снова организовать свои отряды моджахедов, закупать оружие и подготовиться к очередным атакам. Тем самым, Масуд пользуясь перемирием, усиливал свою группировку, все больше распространяя сферу своего влияния за пределами Панджшера. В июне 1997 года в одном из интервью журналисту М. Маркелову Ахмад Шах говорил: “Многие советские генералы были в контакте с нами. Вы знаете, наши люди были в рядах КГБ. Я, например, заранее знал о многих планах, которые готовились против меня. Информация поступала регулярно, и информаторы работали исправно. Те, кто занимал большие должности в КГБ и Советской Армии, помогали нам не за большие деньги, как это принято считать у вас, эти русские просто поняли, что Бабрак Кармаль обманул и русских и афганцев, что дальнейшая война бессмысленна. А что касается среднего офицерского звена, то многим из них приходилось хорошо платить”. [Ляховский А. 94 с.]

После вывода советской армии из Афганистана в 1989 году Ахмад Шах возглавил северо-восточный регион Афганистана (провинции Парван, Тахар, Баглан, Бадахшан) со столицей в Тулукане, прозванный “Масудистаном”, который имел собственное правительство, деньги и хорошо вооруженную армию, численностью до 60 тысяч человек. А в 1992 году стал министром обороны Афганистана. Масуд был смертельно ранен 9 сентября 2001 года во время интервью террористами-смертниками, и скончался от ран 15 сентября. Вскоре, в результате наступления Северного альянса и контртеррористической операции США и союзников “Масудистан” прекратил существование.

Используемые источники:

1.      Блистанов А., Герасимова А., Рассказы, очерки, стихи (советских и афганских писателей и поэтов). М: Советский писатель, 1991.

2.      Виноградов В. Афганистан 10 лет глазами СМИ.

3.      Гареев М. Моя последняя война (Афганистан без советских войск), М:, 1996.

4.      Громов Б. Ограниченный контингент. М.,1994.

5.      Дынин И. Путь на Саланг., М: ДОСААФ СССР., 1987.

6.      Книга памяти РФ., М:, 1999.

7.      Книга памяти Новосибирск. Новосибирское книжное издательство., 2001.

8.      Котенев А. Неоконченная война.

9.      Князев А. Афганский кризис и безопасность центральной Азии. Душанбе., 2003.

10.  Ляховский А. Трагедия и доблесть Афганистана., М:, ГПИ «Искра» 1995.

11.  Ляховский А. Ахмад-Шах. М:, ГПИ «Искра» 2003.

12.  Самойленко В. Как открываешь страну. Афганистан глазами очевидцев., Новосибирское книжное издательство., 1986.

13.  Светиков В. Жаркий месяц саратан. (Документальные повести и очерки о советских воинах интернационалистах в Афганистане)., М: ДОСААФ СССР., 1988.

14.  www.Афганистан. ru

 

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle