Библиографическое описание:

Корякина З. И. Уголовно-процессуальные и тактические особенности производства допроса несовершеннолетнего обвиняемого с участием защитника // Молодой ученый. — 2010. — №7. — С. 190-193.

Следователь допрашивает несовершеннолетнего обвиняемого немедленно после предъявления ему обвинения с соблюдением требований пункта 9 части четыре ст.47 и части третей ст.50 УПК. Следует отметить, что допрос является распространенным, наиболее часто проводимым следственным действием, входящим в группу тех следственных действий, которые нацелены на получение полных и правдивых показаний от несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого. Допрос также является одним из самых обсуждаемых в специальной литературе вопросов, исследуемых как с уголовно-процессуальных, так и криминалистических, психологических аспектов. По вопросам процесса допроса несовершеннолетнего лица, особенностей его проведения в научной литературе посвящено много исследований, среди которых можно выделить научные труды С.В. Кузнецовой, Т.С. Кобцовой, С.В. Тетюева, А.П. Рыжакова, В.В. Мальцева, В.Т. Очередина, З.Д. Еникеева и многих других.

Процессуальные правила производства допроса в отношении несовершеннолетних обвиняемых  регламентируется ст.425 УПК РФ. Аналогичные особенности установлены и применительно к допросу несовершеннолетнего подозреваемого [1, c.113].

Многие авторы, исследуя особенности проведения допроса несовершеннолетнего обвиняемого и иных участников уголовного судопроизводства, не достигших 18-летнего возраста, видят необходимость в применении специальных познаний в области психологии, педагогики, этических основ допроса несовершеннолетних [2,3,4,5,6].

 «Эффективно и качественно произвести допрос несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого можно только на основе знаний общей и подростковой психологии, а также умения таким образом определить свою собственную линию поведения, чтобы при строжайшем выполнении закона обеспечить успешное выполнение поставленной задачи» [7, c.31].

Участие защитника в допросе несовершеннолетнего обвиняемого призвано, прежде всего, обеспечить охрану прав и законных интересов несовершеннолетнего, реализовать право на защиту от предъявленного обвинения. Вполне естественно, что участие защитника усложняет тактику допроса, однако его присутствие является действенным средством против фальсификации протокола допроса [8, c.273].

Защитник  как участник допроса несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого не должен превращаться в «пассивного созерцателя» [9, c.135].  Участвующий в допросе защитник обязан реагировать на любые нарушения закона и прав допрашиваемого, допускаемые следователем. Справедливо отмечается в литературе, что адвокат должен пресекать любые недопустимые по отношению к несовершеннолетнему приемы допроса: резкий тон, придирки к словам, угрозы привлечь родителей к ответственности и т.п.» [10, c.16].

В связи с этим, мы не согласны с Э.У. Бабаевой, которая пишет, что «в ходе допроса необходимо следить за тем, чтобы при ответах допрашиваемого на вопросы следователя защитник не мог подсказать ответ или подать предупреждающий условный сигнал движением бровей, мышц лица, руками, условным действием (например, постукиванием карандаша, манипуляцией с очками), после которого допрашиваемый задерживается с ответом, запинается, вопросительно смотрит на защитника. Для того, чтобы избежать возможности подачи условных сигналов, защитника размещают несколько сзади и сбоку от допрашиваемого. При этом нужно проследить, чтобы допрашиваемый не мог видеть отражение защитника в зеркале, плафоне настольной лампы и других видах с полированной поверхностью. В случае повторных подсказок или сигналов следователь может прервать допрос и в протоколе сделать запись о причине остановки, описать, в чем состоит подсказка ответа. В связи с этим следователь может прекратить допрос и в случае неэтичного поведения защитника, руководствуясь ст.38 УПК РФ, поставить вопрос об отстранении защитника от участия в деле» [8, c.274].

Если насчет подсказок автор может быть прав, то по поводу сигналов, послуживших поводом для прерывания допроса, могут быть различные последствия, не совсем благоприятные для следователя, начиная с обжалования его действий, заканчивая заявлением об отводе в виду его необъективности и пристрастности в отношении к подозреваемому, обвиняемому. Представляется, что следователю в таких случаях достаточно трудно будет обосновать и доказать о том, что невербальные проявления личности защитника и его подзащитного, которых он принял за предупреждающий условный сигнал, являются произвольными, т.е. специально разработанными для использования их в ходе допроса. Тем более, если учитывать, что невербальные проявления личности могут быть непроизвольными (осознаваемыми или неосознаваемыми, появляющимися независимо от желания субъекта) [11, c.8].

Следует отметить, что учеными-криминалистами подчеркивается, что даже вербальные следственные действия, в частности допрос, при всей значимости речевой составляющей общения, с криминалистической точки зрения представляют собой не только процесс обмена вербальной, но и невербальной информацией участников следственного действия [12, c.237], соответственно, естественным явлением, признаком допроса.

Более того, даже при общей высокой способности субьекта к самоконтролю, степень выраженности его невербальных проявлений напрямую зависит от того, как складываются обстоятельства на конкретном следственном действии. Напряженность и неопределенность ситуации, необходимость в течение длительного времени обрабатывать значительный оббьем информации, осознание «опасности» и т.п., все это ослабляет внимание человека и ограничивает его возможности по отслеживанию информации, передаваемой им по невербальным каналам общения [11, c.20]. А если учитывать, что в такой ситуации оказывается несовершеннолетний, то, судя по его психологическим, физиологическим данным так и будет происходить.

Что касается рекомендаций автора о том, что защитника размещают несколько сзади и сбоку от допрашиваемого, да так, чтобы он не мог видеть отражение защитника в зеркале, плафоне настольной лампы и других видах с полированной поверхностью, то нужно подчеркнуть, что таким образом следователь, лишая защитника и его подзащитного возможности видеть друг друга во время допроса, ограничивает право на защиту, превратив тем самым защитника в пассивного участника следственного действия, а допрашиваемого несовершеннолетнего лица лишенного хоть какой то поддержки в момент его участия. По рекомендации некоторых авторов «в таких случаях адвокат может предупреждать подзащитного, что ему не следует отвечать на вопрос, заданный с процессуальным нарушением или с применением недозволенного тактического приема» [13, c.153]. В обоснование этого авторы указывают на то, что только деятельное, бескомпромиссное участие защитника в следственных действиях служит гарантией соблюдения следственными работниками установленной законом процедуры проведения следственного действия и обеспечения права и законных интересов подзащитных [13, c.153]. Следователь не может это не учитывать и не считаться с такими доводами.

 Не согласны мы также с тем, что следователь, руководствуясь ст.38 УПК РФ, может поставить вопрос об отстранении защитника от участия в деле. Право на защиту является субъективным правом подозреваемого или обвиняемого, и его осуществление с помощью конкретного защитника зависит от его желания, волеизъявления. Следователь не имеет право по своему усмотрению, не учитывая мнение подзащитного лица, отстранить защитника от участия в деле.

Перед допросом защитнику целесообразно подготовиться, изучив все имеющиеся в его распоряжении материалы уголовного дела. Это необходимо для того, чтобы обсудить с несовершеннолетним те вопросы, которые, возможно, будут заданы ему следователем. При этом с учетом обстоятельств дела, согласно пункту 5 части первой статьи 53 УПК РФ, защитнику также следует заранее подготовить вопросы для того, чтобы впоследствии задавать их своему подзащитному и проследить за тем, чтобы заданные им вопросы и прозвучавшие на них ответы были полностью занесены в протокол.

Используя свое право на свидание со своим подзащитным наедине и конфиденциально, в том числе до первого допроса обвиняемого, без ограничения их числа и продолжительности, защитнику следует во время такой встречи с подростком обратить его внимание на те моменты, которые могут поспособствовать смягчению либо освобождению несовершеннолетнего от уголовной ответственности. В целом, защитник должен стремиться войти с несовершеннолетним в доверительный психологический контакт, используя при этом привычный для подростка стиль общения, не перегружая свою речь юридическими терминами и малопонятными выражениями. Это требование относится и к следователю, дознавателю. Вопросы, которые ставятся ими, не должны содержать специальных юридических терминов, должны отвечать следующим требованиям: ясность, четкость, понятность, целеустремленность.

В ходе допроса необходимо обратить внимание на характер задаваемых следователем вопросов с целью выявления наводящих вопросов. В случае если защитник сочтет, что вопросы, задаваемые следователем - с наводящим содержанием, то в этом случае ему следует незамедлительно отреагировать на действия следователя, сделав устное замечание о недопустимости нарушения закона и добиться его занесения в протокол допроса.

Важной задачей данного анализируемого следственного действия является поддержание психологически комфортных условий для производства допроса [14, 15, 16, 17]. Поэтому очень важно добиться от следователя соблюдения данного условия. Хотя в УПК РФ данное требование прямо не закреплено, следователю необходимо его придерживаться и обеспечить создание такой обстановки.

Помимо этого, адвокату следует отслеживать продолжительность допроса несовершеннолетнего обвиняемого, которая, как известно, на основании части первой ст. 425 УПК РФ не может продолжаться без перерыва более 2 часов, а в общей сложности более 4 часов в день.

В целях надлежащего обеспечения права на защиту при производстве допроса следователю следует постараться обеспечить все необходимые условия для реализации защитником, несовершеннолетним подозреваемым, обвиняемым предусмотренных либо не запрещенных законом средств и способов защиты. Отсутствие защитника при проведении данного следственного действия считается серьезным нарушением. Также ему необходимо помнить о нормативных предписаниях УПК РФ в части обеспечения участия законного представителя, педагога (психолога).

 

Литература:

1.         Некрасов С.В. Судебные стадии и особое производство в российском уголовном процессе. – М.: Юрлитинформ, 2007. – 176с.

2.         И. С. Семьянова. Проблемы совершенствования расследования преступлений несовершеннолетних. Организационно-правовой аспект. – Омск, 2003. -120с.

3.         В. Н. Ткачев. Восстановительное правосудие и ювенальная юстиция: способы реализации уголовной политики в отношении несовершеннолетних. – Ростов на Дону, 2007. - 268с.

4.         А. П. Рыжаков. Задержание, меры пресечения и допрос несовершеннолетнего подозреваемого / Научно-практическое руководство. – М.: Экзамен, 2007. – 255с.

5.         О. В. Полещук., Е. В. Яровенко. Преступность несовершеннолетних: криминологические и процессуальные аспекты: Учеб. пособие. – Владивосток,: Изд-во Дальневост. ун-та, 2007. – 78с.

6.         С. В. Тетюев. Использование педагогических и психологических знаний в производстве по уголовным делам с участием несовершеннолетних / С. В. Тетюев. Под ред. А. В. Кудрявцевой. – М.: Юрлитинформ, 2009. – 278с.

7.         Лифанова М.В. Особенности допроса несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого) // Вопросы ювенальной юстиции. №3. 2009. С.11-14.

8.         Бабаева Э.У. Проблемы теории и практики преодоления противодействия уголовному преследованию. – М.: Юрлитинформ, 2006. – 312с.

9.         Яруллина Л.А. Адвокат: защитник или понятой? / Проблемы правовой защиты общечеловеческих ценностей в современной России. Материалы конференции. Под ред. Еникеева З.Д. - УФА.: Башгу, 2005. Часть 5. С.134-138.

10.     Кузнецова С.В., Кобцова Т.С. Тактика допроса несовершеннолетних. – М.: Экзамен, 2004. – 96с.

11.     Комиссаров Я.В., Килессо Е.Г., Перч В.О. Криминалистика+криминалисты=Опыт борьбы с преступностью. Монография. – М.; Издательство «Юрлитинформ», 2005. – 200с.

12.     Образцов В.А., Насонов С.А., Рзаев Т.Ю. Криминалистическое наблюдение как метод собирания ориентирующей информации по уголовным делам // Труды МГЮА. 1997. Вып.2. – 237с.

13.     Еникеев З.Д., Еникеев Р.З. Участие адвоката – защитника в доказывании по делам о преступлениях несовершеннолетних. – Уфа.: РИО Башгу, 2004. – 252с.

14.     Агутин А. В. Обеспечение законных интересов потерпевшего и обвиняемого в досудебном производстве / Монография. - Нижний Новгород.: Поиск, 2005. – 196с.

15.     Тетюев С. В. Производство по уголовным делам в отношении несовершеннолетних: Учеб. пособие. – М.: Юрлитинформ, 2007. – 188с.

16.     Адигамова Г. З. Особенности участия несовершеннолетних в уголовном судопроизводстве России: Учеб.пособие / Г. З. Адигамова, О. Г. Кудрявцева. – Уфа.: УЮИ МВД России, 2008. – 156с.

17.     Авдеев В. Н. Задержание несовершеннолетних и избрание в отношении них мер пресечения: научно-практическое пособие. – Калининград.: Изд-во КЮИ МВД России, 2009. – 90с.

 

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle