Библиографическое описание:

Павлова А. А. Новая редакция отсрочки отбывания наказания – новые проблемы // Молодой ученый. — 2010. — №7. — С. 193-195.

Отсрочка отбывания наказания, предусмотренная статьей 82 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее УК РФ - А.П.), занимает значимое место среди мер, альтернативных ре­альному лишению свободы.

О гуманности и необходимости данного института в уголовном законодательстве высказывается значительная часть авторов[1, с.58], к которым присоединяемся и мы. В то же время имеются противники этого института. Так, Г.К. Буранов считает, что «существует проблема … корректности самой её идеи в уголовной политике»[2, с.2]. Не соглашаясь с мнением данного автора, отметим, что институт отсрочки отбывания наказания имеет главной целью защиту интересов и прав малолетних детей.

Согласно ч.1 ст. 38 Конституции Российской Федерации материнство, детство и семья находятся под защитой государства. Государство должно быть заинтересовано в качественном физическом и психическом здоровье подрастающего поколения, в формировании его нравственности. Если государство будет руководствоваться только репрессивными началами, то полноценного гражданского общества у такого государства быть не может, тем более, в свете снижения демографических показателей России. Изоляция ребёнка от матери или от отца - единственного родителя или же содержание его вместе с матерью в исправительном учреждении объективно не способны со­здать необходимую атмосферу положительного воздействия на ребенка, который находится на начальном этапе своего формирования. В последнем случае можно также усмотреть и нарушение принципов вины и справедливости: ребенок, не повинный ни в каком преступлении, отбывает наказание вместе со своей матерью. Общеизвестно, что именно с материнством связываются коренные изменения в сознании и поведении женщины, проявляется ее стремление измениться и встать на путь исправления. Исходя из изложенного, думается, что отсрочка отбывания наказания является необходимым институтом уголовного права.

Последние изменения, внесенные Федеральным законом № 16-ФЗ от 21 февраля 2010 года «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации», в ст. 82 УК РФ, в ст.ст. 177, 178 УИК РФ, ст.ст. 396-398 УПК РФ, регулирующие вопросы отсрочки отбывания наказания, по своей кардинальности не сравнятся с теми изменениями, которым подвергался данный институт на протяжении всей истории своего существования.

Анализ изменений позволяет утверждать, что они являются необходимыми, своевременными, носят исключительно положительный характер, подтверждают факт прогрессивного развития России, соблюдения принципов справедливости и гуманизма, провозглашенных и закрепленных в УК РФ. В частности, это демонстрируется в решении российского законодателя включить в круг лиц, имеющих право на отсрочку отбывания наказания, мужчин, имеющих детей до 14 лет и являющихся единственным родителем.

Полагаем, что применение отсрочки отбывания наказания только в отношении женщин шло вразрез с положениями Конституции РФ: статья 19 устанавливает равенство прав и свобод человека независимо от пола, в статье 38 закреплено, что забота о детях и их воспитание - равное право и обязанность родителей, а также положений ст. 54 Семейного кодекса РФ (далее СК РФ - А.П.), в котором одним из основных прав ребенка обозначено право ребенка жить и воспитываться в семье. Именно семейное воспитание позволяет обеспечить нормальное физическое, нравственное, интеллектуальное и социальное развитие ребенка, стать ему полноценным членом общества[3, с.247]. Включение отца - единственного родителя в круг лиц, имеющих право на отсрочку отбывания наказания, направлено на соблюдение интересов ребенка, оставшегося без надлежащего надзора и попечения близких и родных. Несомненно, отец, тем более являющийся единственным родителем ребенка, также как и женщина-мать вы­полняет важную социальную функцию родительства. Полагаем, что наличие единственного родителя у ребенка (неполная семья) не может быть основанием для непризнания этой ячейки общества семьей в полном смысле слова. Ранее в специальной литературе встречались мнения о необходимости введения в круг лиц, имеющих право на отсрочку отбывания наказания отцов[4, с.70-72]. Показательным в этом отношении выступает Уголовный кодекс Республики Армения 2003 года, где в ст. 78 закреплено положение об отсрочке отбывания наказания или освобождение от наказания беременных женщин или лиц, имеющих детей в возрасте до трех лет (курсив наш –А.П.).

Однако, при всей позитивности введенных изменений в УК РФ, имеется ряд моментов, на которые законодатель не дал ответа. Так, внедрение понятия «единственный родитель» в УК РФ, УИК РФ и УПК РФ произошло без надлежащего разъяснения значения этого термина. В иных отраслях, использующих указанное понятие, также не дается его определения. Необходимо отметить, что Министерство финансов России, после внесения в ст. 218 Налогового кодекса РФ Федеральным законом от 22.07.2008 № 121-ФЗ «О внесении изменений в статью 218 части второй Налогового кодекса Российской Федерации» вместо понятия «одинокий родитель» ввел понятие «единственный родитель». В своих Письмах от 17.12.2008 № 03-04-06-01/374, от 5 марта 2009 г. N 03-04-06-01/52 Минфин России разъяснил, что понятие «единственный родитель» означает отсутствие у ребенка второго родителя (в частности, по причине смерти, признания безвестно отсутствующим, признания умершим).

Полагаем, что об отсутствии у ребенка второго родителя, в целях толкования нормы ст. 82 УК РФ и соответствующих норм УИК РФ и УПК РФ, свидетельствуют следующие случаи, если:

1) второй родитель у ребенка отсутствует по причине смерти;

2) второй родитель объявлен умершим;

3) второй родитель ребенка признан безвестно отсутствующим;

4) второй родитель признан судом недееспособным (в соответствии со ст. 29 ГК РФ). В этом случае на основании ст. 73 СК РФ в отношении этого родителя судом может быть установлено ограничение родительских прав;

5) один из родителей лишен родительских прав.

В последнем случае могут возникнуть вопросы относительно того, что решение суда о лишении родительских прав не является основанием для исключения записи из свидетельства о рождении ребенка об этом родителе, в связи с чем, второй родитель единственным считаться не может. Однако, согласно ч. 1 ст. 71 СК РФ родители, лишенные родительских прав, теряют все права, основанные на факте родства с ребенком, в отношении которого они были лишены родительских прав, несмотря на их биологическое родство. Кроме того, при применении ст. 82 УК РФ необходимо учитывать, что основания лишения родительских прав, установленные ст. 69 СК РФ, идут вразрез с целями и условиями применения отсрочки: 1) уклонение от выполнения обязанностей родителей; 2) отказ без уважительных причин взять своего ребенка из социальных учреждений; 3) злоупотребление своими родительскими правами; 4) жестокое обращение с детьми; 5) хроническая болезнь алкоголизмом и наркоманией; 6) совершение умышленных преступлений против жизни или здоровья своих детей либо против жизни или здоровья супруга. Таким образом, приходим к мнению, что лишение одного из родителей родительских прав на основании решения суда является случаем, когда оставшийся родитель может считаться единственным.

Отнесение вышеуказанных случаев к признанию родителя единственным согласуется с «Правилами передачи детей на усыновление (удочерение) и осуществления контроля за условиями их жизни и воспитания в семьях усыновителей на территории Российской Федерации», утвержденных Постановлением Правительства РФ от 29.03.2000 № 275 ( в ред. от 22.05.2006 г.), в п. 2 которых установлено, что усыновление допускается в отношении несовершеннолетних детей, единственный родитель или оба родителя которых: 1) умерли; 2) неизвестны, судом признаны безвестно отсутствующими или объявлены умершими; 3) признаны судом недееспособными; 4) лишены судом родительских прав; 5) дали в установленном порядке согласие на усыновление; 6) по причинам, признанным судом неуважительными, не проживают более 6 месяцев совместно с ребенком и уклоняются от его воспитания и содержания. Как видим, основания передачи ребенка на усыновление в основном схожи с основаниями (случаями), когда по нашему предположению, родитель ребенка может считаться единственным.

В то же время, представляется, что к понятию «единственный родитель» не относятся случаи когда: 1) родители ребенка не состоят и не состояли в зарегистрированном браке; 2) брак между родителями расторгнут; 3) в свидетельстве о рождении ребенка указано Ф.И.О. его второго родителя (например, матери), даже если фактически второй родитель (например, отец) воспитывает ребенка один. В этих случаях, полагаем, налицо наличие обоих родителей.

В связи с вышеизложенным, полагаем, уместно утверждать, что в правоприменительной практике возникнут разногласия по поводу установления понятия «единственный родитель». Для предупреждения возникновения данных разногласий необходимо закрепить в УК РФ определение дефиниции «единственный родитель», под которым необходимо признавать одного из родителей, выполняющего родительские функции в отношении ребенка в случаях, когда второй родитель: 1) умер; 2) признан судомбезвестно отсутствующим; 3)объявлен судом умершим; 3) признан судом недееспособным; 4) лишен судом родительских прав; 5) по причинам, признанным судом неуважительными, не проживает более 6 месяцев совместно с ребенком и уклоняется от его воспитания и содержания(курсив наш –А.П.)

 Думается, что предлагаемая дефиниция должна быть закреплена в УК РФ в отдельной норме (статье или главе), отведенной для разъяснения специальных уголовно- правовых понятий, наподобие ст. 5 УПК РФ. О необходимости установления в УК РФ подобной нормы высказываются и другие авторы[5, с.93]. Показательным в этом отношении выступают Уголовные кодексы Республики Беларусь и Республики Молдова. УК Республики Беларусь статью 4 отвел под «Разъяснение отдельных терминов Уголовного кодекса». В УК Республики Молдова нормам, разъясняющим термины, применяемые в уголовном кодексе, отведена целая глава 13 «Значение некоторых терминов или выражений настоящего Кодекса», где в статье 119 «Общие положения» установлено следующее: «Всякий раз, когда в настоящем кодексе употребляется один из терминов или одно из выражений, толкуемых в настоящей главе, их значение понимается как предусмотренное в последующих статьях».

 

Литература:

1. Зиядова Д.З., Гаджирамазанова П.К. Уголовно- правовые, уголовно- исполнительные и криминологические проблемы отсрочки отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей// Следователь. - № 2 (58). - 2003. - С. 58-62.

2. Буранов Г.К. Отсрочка отбывания наказания женщинам в уголовном праве России// Следователь. - № 2. – 2008. –С. 2-4.

3. Пчелинцева Л.М. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации. – 4-е изд., перераб. – М.: Норма. -2006. - 816 с.

4. Дзиконская С.Г. К проблеме законодательного формулирования условий применения отсрочки отбывания наказания беременными женщинами и женщинами, имеющими малолетних детей (ст. 82 УК РФ)// Научные труды ученых- юристов Северо- Кавказского региона. Выпуск 5.– Краснодар. – 2004. – С. 68-72.

5. Марчук В.В. Единство терминологии как критерий качества уголовного закона// Уголовно-правовой запрет и его эффективность в борьбе с современной преступностью/ Сборник научных трудов под ред. д.ю.н., проф. Н.А.Лопашенко. – Саратов, Саратовский центр по исследованию проблем организованной преступности и коррупции: Сателлит. - 2008. - С. 92-94.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle