Библиографическое описание:

Юсубова Р. Н. Принципы лингвистической экономии и избыточности в поэтических методах // Молодой ученый. — 2010. — №7. — С. 174-176.

            В 30-годы ХХ века Л.В. Шчерба подчеркнул, что основной задачей лингвистического исследования текста является показ идеи художественного произведения, связанной с эмоциональным значением, использующей лингвистические фигуры [1]. Такими лингвистическими фигурами считаются избыточность и лингвистическая экономия, в них есть фоноционная и эстетическая сила. Известно, что в языке семантика изображается некоторыми формами. В каждой семантике есть форма, а каждая форма служит для изображения грамматических, лексических или стилистических значений. В коммуникации информация передаётся импликативным и экспликативным способом. Они противопоставлены друг другу как явный, открытый, непосредственный и скрытый, неявный, опосредованный способы выражения мысли.

Художественный текст, исключая литературную норму, изображает разные стороны языка. В художественном тексте не всегда проявляется логичность, нормативность, ясность. В языковых ярусах элементы языка имеют определенную форму и семантику, а в художественном тексте для изображения каждой формы элемента требуется определённая семантика. Исходя из этого, номинативное значение даёт возможность коннотативному  значению. Поэтический текст является одним из видов художественного текста. В нём особое значение имеют эмоциональность и экспрессивность, такой текст включает в себя необычную ритмическо-интонационную структуру. В лингвистическом разборе определяются художественные и лингвистические стороны произведения.

Для изображения принципа экономии лингвисты используют термины «умственная экономия», «принцип экономии», «языковая экономия». В лингвистическом прогрессе принцип экономии играет особую роль, оно помогает выражению оптимализма в языке. Например, эллипсис – как синтаксический процесс, является одной из наиболее интересных и сложных в лингвистике. Этот процесс можно лучше раскрыть и осознать из контекста или определённой ситуации, потому что автор, раскрывая  в предложении определенную мысль, может пропустить слово. В результате сокращается текст, это наблюдается в узбекских народных пословицах. Например: Храбрый умирает один раз, а трус сто раз.  В этой пословице во втором предложении сказуемое (умирает) пропущено, во вторых субстантивация прилагательных храбрый и трус является лексическим видом лингвистической экономии.

Лингвистическая экономия имеет историческую основу. Каждый народ стремится кратко и ясно выражать свои мысли. При этом наблюдается опущение одного из звуков, одинаково используемых в слове. Об этом в XI веке известный лингвист М. Кошгарий написал в своем произведении «Девон ул луготит-турк» слово iақу-зонтик (на узбекском языке ёмғир ёпинчиғи) на самом деле было iақғу, в нем опущен звук «ғ» [2]. Это не является требованием фонетической экономии в слове. Когда слово используется часто, люди стремятся к краткости в этом слове.

Явления имплицитности и эллипсиса различаются между собой, но каждый эллипсис не является имплицитностью. Исходя из этого, в лингвистической литературе наблюдается тенденция к разграничению имплицитных и эллиптических конструкций. В эллиптических построениях экспликация предикативных единиц носит характер восполнения недостающих в содержательном и в структурном плане компонентов высказывания, в то время в имплицитных высказываниях подобная экспликация обычно означает добавление информации к относительно законченному смысловому содержанию высказывания или же конкретизацию, развертывание этого содержания. Но оба понятия означают речевую экономию. Метод умолчания является полной имплицитностью. В определенной коммуникативной ситуации говорящие сознательно делают паузу и незаконченная мысль приводит к размышлению слушающего. В поэтическом тексте автор, ставя в конце предложения многоточие, понять полное содержание текста предоставляет самому читателю. В поэтическом тексте многоточие выполняет эту функцию, и знаки препинания тоже используются в эстетической цели. Существование номинативных и коннотативных значений создают почву для экономии лингвистических единиц (фонетических, лексических, грамматических) [3]. Экономия фоноционной энергии языковых единиц приводит к формально-структурному расположению в предложении.

Формальная экономия помогает глубже узнать содержание текста. Формальная лингвистическая экономия является основным критерием поэтического текста. Если формальная экономия используется осознанно, возникает явление текстовой семантизации.

В поэтическом тексте изображение и содержание играют особую роль. Лингвистическая экономия в плане изображения функционируется ясным, четким и коротким изображением содержания текста. В принципе лингвистической экономии функцию одной языковой единицы выполняет другая, при этом происходит лаконичность содержания текста. В поэтическом тексте лингвистическая экономия используется:1) для устранения неудобств при произношении; 2) чтобы не допустить тавтологию; 3) для сохранения силлабического равенства; 4) лингвистическая экономия служит для определения коннотативного значения. Эти признаки дают возможность легко и быстро понять поэтическую информацию. В эллипсисе существует формальная имплицитность, в предикации можно восстановить опущенные слова. Методом умолчания душевные переживания, психологическое состояние автора передаются читателю. Таким образом, под влиянием тяжелого душевного настроения лирического героя нельзя продолжить мысль. Экономию, произошедшую методом умолчания, можно оценить как высший вид художественного текста.

Известно, в дескриптивной лингвистике излишество считается специальным термином информационной теории и мотивирована передачей выраженной информации [4]. В лингвистике излишество употребляется, если имеют место: 1) многословие, не выполняющее семантическое значение и функцию; 2) излишество как норма литературной речи, условно используется в художественной литературе (лексический, семантический, грамматический повтор языковых единиц). Излишнее значение не имеет факультативный или тавтологический характер и служит для изображения коннотативного значения. Старым признаком излишества в русском языке является  избыточность, а в европейских языках термин плеоназм используется как синоним этого явления. В лингвистике рассматриваются случаи несовпадения явлений плеоназма и тавтологии.

Плеоназм – оборот речи, основанный на употреблении в словосочетании или предложении семантически близких слов, выражающих коннотативное значение. Плеоназм, во-первых, толкуется как постоянное свойство языковой единицы, а во-вторых, плеоназм – фигура речи, состоящая в накоплении синонимических выражений в  стилистической избыточности. В некоторых научных работах излишество рассматривают как разновидность повтора, и слово избыточность толкуется как синоним этого явления.

Тавтология – излишний повтор в речи, а плеоназм – своеместный повтор языковых единиц, плеоназм – стилистическая фигура, используемая в целях художественной выразительности. В поэтическом тексте наблюдаются плеонастические фразы: алая кровь, тёмная ночь, одинокая луна, далёкое небо и д. Значит «тавтология – неоправданная избыточность выражения,…плеоназм – это оправданная избыточность» [5].

Кроме того, в некоторых случаях плеоназм и тавтология рассматриваются как одинаковые лингвистические явления [6]. Лингвист Б.Шеронов толкует тавтологию как близкой плеоназму стилистической фигурой, то есть в тавтологии повторяются слова сохраняющие форму [7]. Тавтология – неоправданная избыточность выражения, повтор смысла, не носящий новую информацию. Например: Сатирическая карикатура, мёртвый труп и т.п. В лингвистических словарях тавтология толкуется как повторение того же самого другими словами, не уточняющее смысла; тождесловие, повторение сказанного другими словами, которые не вносят ничего нового [8]. Особое значение имеют толкования о тавтологии и плеоназме. В.И. Корольков считает тавтологию как родовое понятие [9], а Н.Махкамов утверждает плеоназм – родовое понятие, а тавтологию как видовое понятие и вид плеоназма [10]. Если используемое слово излишнее и не выполняет никакую функцию, это и называется тавтологией. Тавтология поможет образованию плеонастических единиц, но в каждом плеоназме нет тавтологии. Поэтому они являются близкими лингвистическими явлениями.

Стилистическая избыточность в языковых ярусах особенно наблюдается в коннотативных значениях, в избыточности от простого изображения переходится к образному изображению; эмоциональны, коннотативны оттенки и апеллятивная, эмотивная функции помогают ясно понимать значение контекста, а также, не допустить к двоякому пониманию.

Избыточность и лингвистическая экономия – явления языковых единиц, диалектически связанных между собой. По требованиям стихотворной ритмики, там, где экономия, не допускается избыточность, а там где избыточность, не допускается экономия, или же они употребляются одинаково. Исходя из функции влияния и коммуникативности, принципы избыточности и экономии служат для эстетической цели.

 

Литература:

  1. Новиков Л.А. Лингвистическое толкование художественного текста.-М.:Русский язык,1979.-С.8.  

2.      Махмуд Кошгарий. ДЛТ. III. –С. 246.

  1. Телия В.Н. Коннотативный аспект семантики номинативных единиц. –М.,1986. –С.5.

4.      Звигенцев В.А. Tеоретическая и прикладная лингвистика. -М.: Просвещение, 1967. –С.249.

  1. Жизнь языка. Эр.И.Хан-Пира. Плеоназм и тавтология. http:// ru.wikipedia.org/wiki/www.yandex.ru.

6.      Потебня А.А. Из записок по русской грамматике. Т.III. -М., 1968. –С.307.

7.      Шеронов Б.Лингвистическая избыточность конструкций предложений в узбекском языке: Автореф.дисс... канд.филол. наук. -Ташкент,1996. –Б.9.

8.      Ожегов С.И. Словарь русского языка. М.: Русский язык,1991. -С.785. ; Ҳожиев А. Талковый словарь лингвистических терминов. -Ташкент,2002. –С.101.

9.      Корольков В.И. К теории фигур //Сборник научных трудов. Вып.78. Московский государственный педагогический институт иностранных языков им. Мореса Тереза. -М.1973. -С.93.

  1. Махкамов Н. Литературная норма и плеоназм. -Ташкент, 1988. -С.9.

    

 

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle