Библиографическое описание:

Алламбергенова И. Х. Исследование Каракалпакских народных преданий // Молодой ученый. — 2010. — №7. — С. 142-144.

Каракалпакское устное народное творчество, развиваясь и совершенствуясь на протяжении ряда веков, своим ярким и глубоким смысловым содержанием, представляя духовную культуру народа, по праву считается бесценным наследием наших предков.

В ходе поиска образцов каракалпакской фольклористики, ее публикации и исследований вышло в свет довольно большое количество научных публикаций. Каждый из жанров фольклора-сказки, пословицы и поговорки, загадки, айтысы (состязания в красноречии в поэтической форме) и эпосы учеными-литературоведами исследовались раздельно друг от друга. Несмотря на это, ученых ждут еще достаточно много не изученных проблем и вопросов, по которым необходимо принять верные решения и конкретные выводы. Одной из таких задач, требующих серьезного исследования являются предания – один из жанров каракалпакского фольклора. Предания как жанр каракалпакской фольклористики до сих пор еще не стал специальным объектом научного исследования.

Каракалпакские народные предания, отражая наши обычаи и традиции, историческую и общественную жизнь прошлых веков и, таким образом, находясь рядом с историей, этот жанр существенно отличается от других жанров фольклора. Действительно предания повествуют о жизненном пути, пройденным нашим народом. Через исследование этого жанра, мы обнаружим описание в художественной форме различные исторические события и факты, связанные с жизнью наших предков.

В каракалпакской фольклористике предания до сих пор, являясь ценным источником научной информации, и давая ученым богатый, обширный материал, по праву могут считаться одним из ведущих направлений в научно- исследовательской работе. Вместе с тем, следует особо отметить, что предания, находясь на уровне индивидуального фольклорного жанра, в научном кругу обозначаются различными терминами.

Известный литературовед, основоположник каракалпакского научного фольклороведения Н.Давкараев, учитывая и принимая во внимание смысловые, тематические и художественные особенности предании, первым из ученых Республики Каракалпакстан сделал попытку назвать их специальным термином и обозначить вышеназванные отличительные особенности этого жанра. В своем научном труде «Очерки истории каркалпакской литературы» и вышедшим в издательстве «Полное собрание сочинений», в первом разделе второго тома, который полностью посвящен устному народному творчеству, автором впервые принимается термин «легенда». [4, с. 184]

Широко распространенные среди каракалпакских ученых такие антропологического характера наследия, как «Асан-печальный, Ережеп-дурачок, Алдар косе, Жийренше мудрец, Ходжа Насреддин, Омирбек шутник и другие стали на сегодняшний день легендой. Все они когда-то жили среди людей в разные времена. Вместе с тем, несмотря на излагаемые факты, близкие к истории, считать информацию о них исторической будет ошибкой, так как на протяжении нескольких поколений данные об этих легендарных личностях, переходя из уст в уста, где-то изменялись, где-то добавлялись, где-то убирались и стали в историческом плане не вполне достоверными. Историей их не назовешь, это только нужный, в какой-то степени, для этой науки материал» [4, с. 184], делает вывод ученый.

К. Айимбетов – один из первых крупных каракалпакских ученых, начавших собирать, публиковать и освящать каракалпакский фольклор, тоже применяет термин «легенда», относящиеся к преданиям эпические источники, аргументируя «Один вид народных сказок будут называться легендой. А к легендам, связанным историей, высказывает мнение ученый, можно отнести сказки и сказания». В ходе изучения смыслового содержания легенд он утверждает, что « У каракалпакского народа довольно много интересных, ярких устных сказочных повествований, связанных с его историей, землей, на которой он живет, а также о некоторых людях, в той или иной степени, связанные с историческими событиями. Так, например, в народе ходят предания о  «Гульдурсин», «Султан Санжар», «Айдос бий», «Ерназар бий», «Ережеп бестолковый», о горе «Ток тау» и еще раз подчеркивает, что это всего лишь «устные сказочные повествования», связанные с определенной исторической вехой народа. И далее, развивая свою точку зрения, К.Айимбетов говорит «Хотя легенды, звучащие в устах народа, мы называем сказками, они тем не менее повествуют о фактах, имеющих отношения к конкретным историческим событиям, происходивших когда-то на земле наших предков… Народные легенды дают большую вспомогательную информацию для исследования исторических событий минувших лет в жизни нашего народа»  [1, с. 33], приходит к такому выводу. В своей книге «Народная мудрость» ученый, уделяя большое внимание к богатым и колоритным музыкальным умениям каракалпакского народа, мелодии жырау относит к легендам «Ногаец», «Скачи к луне», «Предание пустыни», мелодии бахсы- «Бозатау», «Слепая девушка», «Семь преград», «Кошым борец», «Преодолевший гору» включая сюда и другие предания [1, с. 214-219] . Безусловно, что эти труды и научные практические предписания проф. К.Айимбетова оказывают большую помощь ученым-литературоведам в определении жанровых особенностей каракалпакских народных преданий.

Н.Жапаков, проводивший научную работу по вопросам реализма в каракалпакской литературе, в своем известном труде в отношении к понятию «Каракалпакские народные предания», применяя термин «Сказочное предание», в скобках добавляет: (легенда). Он, говоря, что содержание всех сказочных преданий (легенд) состоят не только из фантазии, вымысла, а большинство из них тесно переплетаются с реальной жизнью, отражая определенные исторические события, приводит в пример «Предание о Гульдурсин». Наряду с оценкой этого предания как «высокоидейной сказки»,  исследователь ставит такой риторический вопрос: «Разве такое предание может быть вне исторических событий, вне борьбы народа?» [5, с. 9-10],

Ученый К.Жаримбетов, работавший в области литературоведческой науки, обозначив предание термином «легенда», в своем труде пишет: «… первоначальной основой предания стали рассказы и сочинения о каком-либо историческом событии или о конкретной исторической личности. Несмотря на то, что в легендах довольно много фантазии, гиперболизма, они не выходят далеко за пределы границ исторической правды» [6, с. 111].

Ученый К.Махсетов в своей последней классификации к устной народной прозе дает следующие жанровые обозначения - апсана – это миф, ривоят-предания, аңыз- легенда [10, с. 212]. Приведенные здесь жанровые обозначения «легенды», «исторические мифы», «устные рассказы», «ривоят» – в основе своей излагаемое и передаваемое из уст в уста народное творчество, сотканные  из вымысла утверждения, вымышленные образы, имевшие место исторические события, существовавшие в истории люди, обеспеченные народными представлениями понятия о земле, воде, природе и космическом пространстве.

 Начиная с начала 90-х годов прошлого столетия, один из значимых жанров каракалпакской народной прозы-предания, стал обозначаться своим прежним термином. А в последние годы термин «легенда» в каракалпакской фольклористике стал предельно редко употребляться. Например, в опубликованной в 1995 году книге «Каракалпакские народные легенды и анекдоты» (Нукус, «Каракалпакстан», 1995) слово «легенда» встречается очень редко. А в опубликованной в 1992 году книге «Каракалпакские мифы, легенды и острословия» слово «легенда» как жанровый термин вообще не употребляется. Вместо него применяется термин «предания». В вышеупомянутых книгах, хотя и кратко, но и все же обращается внимание на нынешнем состоянии публикации и исследования предания как жанра в каракалпакской фольклористике. Литературоведы, давая научно обоснованную оценку преданиям, отмечали: «В народных преданиях широко освещается от возникновения человека до наименования земли, воды, города, а также всех обитающих на земле живых существ и неодушевленных предметов, обсуждение людьми их появления каждого из них определенным названием»  [3, с. 4]. Вместе с тем, остановившись на жанровых особенностях народной прозы, они подчеркивают, что «каракалпакские фольклористы считают термины «предания» и «легенда» близкими друг к другу по значению и жанровые различия между ними научной еще не исследована» [3, с. 4], отметив, что процесс изучения этого важного для каракалпакской фольклористики вопроса движется очень медленно. Однако в вышеназванной книге каждый из текстов легенд и преданий представлен раздельно. Чувствуется, что исследователи, проводя работу по разделению и оценке жанров народной прозы, стремятся положить конец дальнейшему жанровому смещению тематического, текстологического и содержательного характера.

Таким образом, мы видим, что термин «предания» прошел через несколько этапов, прежде чем окончательно утвердиться в каракалпакской фольклористике. Такое положение наблюдается не только в каракалпакских народных преданиях, это одно из основных проблем фольклористики многих народов. Русские исследователи отмечают, что «Преданиям еще в недостаточной степени даны определения на научной основе. Хотя легенды и предания по своей сути являются разными жанрами, в научной литературе повсеместно встречаем их смешанное использование» [9, с. 122].

Башкирские ученые тоже не делают различий преданиям и легендам, используя их в своих трудах в качестве фольклорных терминов. Однако они отмечают, что предания и термин «история» среди народа считаются однозначными [2, с.4]. В «Русско-узбекском толковом словаре литературоведческих терминов» узбекских ученых слово «легенда» поясняется как «предания» и ему дается толкование. «Предания» толкуется как «ривоят», «сказание»-как «повествование». [12, с.171-172-299].

 Выходит, что слово «легенда» близко понятию «предание». В общем, легенда на уровне жанра в узбекской фольклористике как термин не закрепился. Такое положение дел наблюдается у многих народов Средней Азии. Фольклороведы этих стран, ведущие специальную работу в этом направлении, беря за основу возможности своей национальной истории, приняли в своей фольклористике термин «повествование» (ривоят). А по мнению ученых изучающих казахскую народную прозу, понятие «предание» до конца 60-х годов прошлого столетия шло под именем «легенда», поэтому они не изучаясь как самостоятельные жанры, использовались как одно и то же понятие. Однако с течением времени, опираясь на опыт русских фольклороведов, казахские ученые, дав слову «предание» понятие «аңыз», а слову «легенда»- «апсана хикаят», тем самым разделили их на самостоятельные жанры [8, с. 150-151].  

Однако существуют основные критерии, различающие их друг от друга: описание в легендах событий, происходивших в далекие времена, связь различных тотемических, анимистических, фетишистских, шаманских верований с основой сюжета, божества, святые, пророки могут выступать как герой и еще различаются через сильное фантастическое смысловое описание. В сюжетах преданий преобладают исторические события, поэтому в них основное внимание уделяется их подробному разъяснению. Ввиду того, что герои преданий в основе своей являются историческими личностями, в них не участвуют сверхъестественные природные силы. Сюжетов или эпизодов в преданиях мало, кое-где ограничивается и одним сюжетом, композиционное построение не на соответствующем уровне, однако вариантов много, различаясь этнографическими, географическими, историческими, тематическими особенностями. О различиях легенд от преданий коротко и ясно излагают узбекские фольклористы: «Если легенды описываются на основе вымышленных событий, то в преданиях излагаются исторические события, описываемые художественными приемами» [7, с.172]. В действительности, самое существенное различие между легендами и преданиями – это наличие или отсутствие в сюжете исторических событий. Если смысловое содержание событий дается слишком далеко от жизненной правды и не соответствует действительности, то перед вами легенда, а если острие событий направлено на реальный исторический объект, и здесь ставится задача объяснить, изучить это явление, то он относится к жанру преданий и входит в соответствующую группу информаций. В легендах можно безгранично использовать изобразительно-художественные приемы, особенно гиперболизм и фантастические отступления. В преданиях же такие возможности крайне ограничены. Они служат лишь для пояснения реальности тех или иных событий, или для идеализации этого объекта. «Для преданий не обязательны изумительные элементы событий» [11, с.45].

В целях заострения событий и обогащения содержания сюжетов, основанного на историко-жизненных сведениях, предания в прозаических произведениях оформлялись в эпическую форму.

 

Литература:

1.        Айимбетов К. Народная мудрость. Нукус, «Каракалпакстан», 1988.

2.        Башкирские предания и легенды. Составление, вступительная статья, комментарии Фанузы Надршиной. Уфа, Башкирское книжное издательство, 1985.

3.        Бахадырова С., Мамбетназаров К. Каракалпакские мифы, легенды и острословия. Нукус, «Каракалпакстан», 1992.

4.        Давкараев Н. Полное собрание сочинений. Т.2., первый раздел, Нукус, «Каракалпакстан», 1977.

5.        Жапаков Н. Вопросы реализма в каракалпакской литературе дореволюционного периода. Нукус, «Каракалпакстан», 1972.

6.        Жаримбетов К., С.Ахмедов., Ж.Есенов. Русско-каракалпакский толковый словарь литературоведческих терминов. Нукус, «Наука», 1994.

7.        Жуманазаров У. Узбекский фольклор и историческая действительность. Ташкент.1993.

8.        Каскабасов С.А. Казахская несказочная проза. Алма-ата, «Наука», 1990.

9.         Кравцов Н.И., Лазутин С.Г. Русское устное народное творчество. М., 1977.

10.     Махсетов К. Устное художественное творчество каракалпакского народа. Нукус, «Наука», 1996.

11.     Мифы народов мира. Советская энциклопедия. М., 1988. т.2.

12.     Хотамов Н., Саримсаков Б. Русско-узбекско толькловый   словарь литературоведческих терминов. Т, 1983.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle