Автор: Одгэрэл Буяндэлгэр

Рубрика: Психология и социология

Опубликовано в Молодой учёный №7 (18) июль 2010 г.

Библиографическое описание:

Одгэрэл Б. Системная детерминация развития личности: основные ориентиры // Молодой ученый. — 2010. — №7. — С. 228-232.

Представления о характере в российской психологии в XX веке пережили определенную эволюцию. Основы учения о характере были заложены А. Ф. Лазурским [2], трактовавшим характер как совокупность устойчиво присущих человеку душевных наклонностей. Позже, в 50-е гг. характер отождествлялся с индивидуально-своеобразным в личности, в противоположность социально-типичному. Новый всплеск интереса к проблеме характер возник в 80-е гг., когда ряд авторов начал рассматривать характер как подструктуру личности, опираясь на идеи Л. С. Выготского, противопоставившего традиционной идее характера как неизменного типа представление о характере как о динамически развивающейся функционально целесообразной структуре, участвующей в процессах адаптации индивида к миру и формирующейся в ходе этой адаптации.
Согласно современным отечественным воззрениям, характер выступает как форма проявления личности в узком смысле слова (содержательной или смысловой сферы личности), как готовность человека осуществлять в более или менее типичных ситуациях при определенных условиях определенные фиксированные формы или способы поведения. Характер выступает как защитная оболочка, опосредующая как воздействия внешней среды на личность (смягчая или обостряя их), так и воздействия личности на среду, придавая действиям субъекта те или иные инструментальные или экспрессивные свойства (напористость, мягкость, импульсивность, открытость и др.).
            Наша работа основывается на идею А.Г.Асмолова. Дело в том, что выявление и установление характера связаны с личностью.

А.Г. Асмолов разделяет три типа ориентиров, чтобы изучить характера как формы проявления личности:

Первый ориентир- это разведение понятий индивид и личность а также выявление различных качеств индивида и личности, отражающих специфику их развития в природе и обществе.

Необходимость такого разграничения без которого невоз­можно решить проблему определения сущности характера человека,  соотношения в нем биологического и социального обосновывается практически всеми научными направлениями отечественной психологии [5] . «Если несовпадение реальностей, - пишет А.Г.Асмолов, - упускается из виду, то личность растворяется в индивиде, а исследователи оказываются в плену биологических типологий личности (см., например, Э.Кречмер, 1930), прямо выводящих из особенностей и конституции любые черты характера» [1, с.21]. Не соглашаясь с данной точкой зрения, И.П.Павлов писал: «личность человека определяется как биологической наследственностью, так и средой. Сила нервной системы (темперамент) - прирожденное свойство, характер (форма поведения) - во многом состоит из индивидуально приобретенных привычек» [6, №5]. И далее: «Разводя понятия «индивид» и «личность» ни на мгновение не следует забывать, что разграничение индивида и личности - это разграничение системного качества и его носителя. Отсюда следует, что индивид не порождает личность, не является ее носителем, а представляет собой предпосылку возникновения личности и необходимое условие ее существования» [1].

При выделении понятия «индивид» в психологии личности отвечают прежде всего на вопрос, в чем данный человек подо­бен всем другим людям, т.е. указывают, что объединяет данно­го человека с человеческим видом. Понятие «индивид» не сле­дует смешивать с противоположным по значению понятием «инди­видуальность», с помощью которого дается ответ на вопрос, чем данный человек отличается от всех других людей. «Инди­вид» обозначает нечто целостное, неделимое. Этимологическим истоком  значения понятия «индивид» является латинский термин «individuum» (индивидуум). Характеризуя «личность», также имеют в виду «целостность», но такую «целостность», которая рождается в обществе. Индивид выступает как пре­имущественно генотипическое образование, а его онтогенез ха­рактеризуется как реализация определенной филогенетической программы вида, достраиваемой в процессе созревания организ­ма. В основе созревания индивида лежат в основном адаптив­ные приспособительные процессы, в то время как развитие лич­ности не может быть понято исключительно из приспособительных форм поведения. Индивидом рождаются, а личностью становятся (А.Н. Леонтьев, С.Л. Рубинштейн).

В обыденном сознании «индивид» и «личность» нередко отож­дествляются между собой. Истоки отождествления этих поня­тий восходят еще к мифологической антропологии Древнего Египта, откуда идея телесно инкапсулированной личности пере­кочевала в христианскую мифологию, а затем проявилась в та­ких психологических течениях, как психоанализ, персонология и гуманистическая психология. Это понимание «телесности» лич­ности нашло, в частности, выражение в том, что некоторые персонологи, прослеживая этимологию термина «личность», ука­зывают  на греческое или латинское происхождение это­го термина: «реrsona» как «маска», а затем как «роль артиста» [7, с. 364].

В третьем томе «Философской энциклопедии» И.С.Кон осуществляет  весьма интересный обзор проблемы личности в социологии с определения понятия. Он пишет: « Понятие личности следует отличать от понятия индивида и индивидуальности. Понятие «человеческий индивид» обозначает лишь принадлежность к человеческому роду и не включает конкретных социальных или психологических характеристик. Понятие «индивидуальность», которым оперирует психология, обозначает совокупность унаследованных и выработанных в процессе онтогенеза физических и психических особенностей, отличающих данного индивида от всех остальных. Понятие «личность» обозначает целостного человека в единстве его индивидуальных способностей и выполняемых им социальных функций (ролей)… Личность социальна, поскольку все ее роли и самосознание - продукт общественного развития» (Кон И.С., 1964)

Это различие понятий нам представляется близким к истине в отношении индивида и личности, но недостаточным, как будет показано, для определения индивидуальности.

Важность разграничения понятий «индивид» и «личность» очевидна. Но при этом не должно произойти подмены терминов, при которой вместо «биологического» употребляется «индивид­ное», вместо «социального» — «личностное», а сам взгляд на проблему соотношения биологического и социального остается дуалистическим.

В Российской психологии необходимость разведения понятий «индивид» и «личность» признается практически  всеми обще­психологическими направлениями, каких бы разных интерпретаций этих понятий их представители не придерживались (Б.Г. Ананьев, Б.В. Зейгарник, Б.Ф. Ломов, С.Л. Рубинштейн, Б.М. Теплой, Е.В. Шорохова, III.А. Надирашвили). И это неудивительно, так как без данного разведения вряд ли возможно отразить разнообразие характеристик человека в разных системах и подойти к выявле­нию системной детерминации развития личности в обществе. Наряду с разграничением понятий «индивид» и «личность» в отечественной и зарубежной психологии при характеристике лич­ности используют различные триады: «организм», «социальный индивид» и «личность» (М.Г. Ярошевский, Ром Харре); «инди­вид», «личность», «индивидуальность» (С.Л. Рубинштейн). Б.Г. Ананьевым было введено представление об «индивиде», «лич­ности», «субъекте деятельности» и «индивидуальности». Через понятие «индивид» он обозначил «индивидные» природные свой­ства человека; через понятие «личность» - социальное положе­ние человека в обществе, общественные функции, (роли, цели и ценностные ориентации), определяющие социальную биогра­фию человека. Под «субъектом деятельности» Б.Г. Ананьев понимал человека, обладающего сознанием и активно преобразую­щего мир в познании, труде и т.д., а под «индивидуальностью» - интегративное целостное объединение «индивида», «личнос­ти» и «субъекта деятельности». Сходных взглядов на индиви­дуальность придерживается В.С. Мерлин, разрабатывающий кон­цепцию «интегральной индивидуальности».

Таким образом, при разведении понятий «индивид», «лич­ность» и «индивидуальность» в контексте историко-эволюционного подхода к изучению развития личности в системе обще­ственных отношений не происходит подмены этими понятиями терминов «биологическое» и «социальное». Сама постановка вопроса о животно-биологическом в человеке, навязанная антропоцентристской парадигмой мышления, теряет смысл. Глав­ными  становятся вопросы  преобразования законо­мерностей биологической эволюции в историческом процессе развития общества и  системной детерминации жизни личности, способом существования и развития которой является совме­стная деятельность в конкретно-историческом социальном об­разе жизни данной эпохи.

Второй ориентир - это выделение предметной деятельности как системообразующего основания личности.

В отечественной психологии системообразующим основанием считается  предметная деятельность, в которой индивидные свойства, преобразуясь, вносят свой вклад в развитие личности (Л.С.Выготский, А.Н.Леонтьев, С.Л.Рубинштейн, А.Г.Асмолов). Например,  А.Н.Леонтьев утверждает: «Личность # индивид; это особое качество, которое  приобре­тается индивидом в обществе, в совокупности отношений, об­щественных по своей природе, в которые индивид вовлекается [4, c. 385].

Иначе говоря, личность есть системное и поэтому «сверх­чувственное» качество, хотя носителем этого качества являет­ся вполне чувственный, телесный индивид со всеми его врожден­ными и приобретенными свойствами. Они, эти свойства, состав­ляют лишь условия (предпосылки) формирования и функцио­нирования личности, как и внешние условия и обстоятельства жизни, выпадающие на долю индивида [там же ].

При таком подходе очевидно, что основной формой существования личности является ее развитие.

Третий ориентир - новая схема детерминации развития личности.

Основанием этой схемы является совместная деятельность, в которой осуществляется развитие личности в социально-исторической системе координат данной эпохи. «Мы привыкли ду­мать, что человек представляет собой центр, в котором фокуси­руются внешние воздействия и из которого расходятся линии его связей, его интеракций с внешним миром, что этот центр, наделенный сознанием, и есть его «я». Дело, однако, обстоит вовсе не так [3, с. 228-229]. Многообразные деятельности субъекта пересе­каются между собой и связываются в узлы объективными, обще­ственными по своей природе отношениями, в которые он необ­ходимо вступает. Эти узлы и  их иерархии  образуют тот таин­ственный «центр личности», который мы называем «я»; иначе говоря, центр этот лежит не в индивиде, не под поверхностью его кожи, а в его бытии.

В новейшей российской психологии  специально отмечается тот факт, что термины «развитие психики» и «развитие личнос­ти» невольно стали употребляться как синонимы (А.В. Петров­ский, В.А. Петровский). Подобного рода отождествление исто­рически обусловлено тем, что в течение последних пятидесяти лет главное внимание в психологии было приковано к теорети­ческому и экспериментальному анализу познавательных про­цессов а также к изучению развития психики. Логической пред­посылкой такого отождествления был взгляд на человека как на относительно автономную систему, в то время как рассмотрение личности как активного «элемента» развивающейся системы об­щественных отношений незаметно ушло на задний план. Еще в 1935 г. С.Л. Рубинштейн подчеркивал, что психические фун­кции или психические деятельности не отчуждены от личности, а представляют собой «органы индивидуальности».

Индивидные свойства человека — предпосылки развития личности. Человек рождается как существо социально-генети­ческое, и его индивидные особенности подготовлены к социаль­но-историческому образу жизни общества. Эти «индивидные свойства» (термин Б.Г. Ананьева) на ранних этапах онтогенеза не представляют собой биологическую базу или фактор, кото­рый предопределяет развитие личности в ходе совместной дея­тельности, а выступают как «безличная предпосылка» развития личности, претерпевающая порой в процессе жизнедеятельности личности некоторые изменения. Безусловно, индивидные пред­посылки  преобразуясь в процессе социализации человека  являются условием развития личности. Иногда приписы­ваемый ряду психологов взгляд, будто бы деятельностный под­ход сбрасывает вообще индивидные свойства со счетов или утверждение о полном прекращении действия биологических закономерностей разви­тия человека, основан на недоразумении.

А.Г.Асмолов:  Представления об индивидных предпосылках развития лич­ности и их преобразовании остаются на уровне рассуждений, если не обратиться к богатому теоретичес­кому материалу и эмпирическим данным, накопленным в диф­ференциальной психофизиологии, психогенетике, психосоматике и нейропсихологии. Вместе с тем исследования по диффе­ренциальной психофизиологии, психогенетике и другим облас­тям будут напоминать, если выразиться образно, «кошку, кото­рая гуляет сама по себе», если не рассмотреть их предмет как органические предпосылки развития личности и тем самым включить его в контекст целостной системы знаний о психологии личности.

При изучении индивидных свойств человека не следует за­бывать, что они развиваются и преобразуются в контексте соци­ально-исторического образа жизни общества.

Социально-исторический образ жизни - источник разви­тия личности в системе общественных отношений.

В психологии в сходном смысле употребляется понятие «соци­альная ситуация развития», которое и было предложено в дис­куссии с исследователями, придерживающимися двухфакторных схем развития личности, в частности в ходе критики представ­лений о «среде» как о «факторе» развития личности. Понятие «социальная ситуация развития», введенное Л.С. Выготским, получило затем право гражданства в детской и социальной пси­хологии благодаря исследованиям Л.И. Божович и Б.Г. Ана­ньева. Говоря о «социальной ситуации развития», Л.С. Выготс­кий подчеркивал, что среда не есть «обстановка развития», т.е. некий «фактор», непосредственно детерминирующий поведение личности. Она представляет собой именно условие осуществле­ния деятельности человека и источник развития личности. Но это то условие, без которого, как и без индивидных свойств человека, невозможен сложный процесс строительства личнос­ти. Материалом для этого процесса служат те конкретные общественные отношения, которые застает индивид, появляясь на свет. Все эти обстоятельства, выпадающие на долю индивида, сами по себе выступают как «безличные» предпосылки разви­тия личности [7, с.376].

И при анализе индивидных предпосылок и при исследова­нии социально-исторического образа жизни как источника раз­вития личности постоянно следует учитывать, что речь идет не о параллельных линиях биогенетических и социогенетических программ жизни личности в обществе. С самого момента дви­жения человека в обществе эти предпосылки начинают активно участвовать в жизни той или иной эволюционирующей системы, влиять на ее развитие, трансформироваться из предпосылок в результате ее развития, использоваться личностью как сред­ства достижения ее целей.

Особенно остро эта проблема встает при изучении индиви­дуальности личности как субъекта деятельности. Индивидуальность личности, ее творчество, характер, способности, поступки наиболее ярко проявляются в проблемно-кон­фликтных ситуациях, увеличивая потенциальные возможности развития культуры. При изучении индивидуальности личности в центре оказываются вопросы о том, ради чего живет человек, какова мотивация его развития, каким закономерностям под­чиняется его жизненный путь. Над решением этих вопросов работают помимо общих психологов представители возрастной, педагогической, социальной, инженерной психологии, психоло­гии труда и медицинской психологии, т.е. тех отраслей науки, перед которыми стоит задача воспитания личности и кор­рекция ее поведения. При исследовании индивидуальности лич­ности как субъекта деятельности представители общей и диф­ференциальной возрастной, социальной исторической, клиничес­кой и инженерной психологии поднимают проблемы личностного выбора, самоопределения, саморегуляции личности, механизмов, обеспечивающих продуктивность деятельности личности, общих и специальных способностей как характеристики успешности выполнения деятельности. Они также ставят вопросы об изуче­нии индивидуального стиля деятельности и характера как форм выражения личности в деятельности.

Итак, в схеме системной детерминации развития личности выделяют три следующих момента: индивидные свойства чело­века как предпосылки развития личности, социально-историчес­кий образ жизни как источник развития личности и совместная деятельность как основание осуществления жизни личности в системе общественных отношений. За каждым из этих моментов стоят различные и пока недостаточно соотнесенные между со­бой области изучения личности.

Выделенные ориентиры рассмотрения психологии личности выступают как основа для изучения сложной сети взаимоотно­шений между природой, обществом и личностью. Они также позволяют обозначить точки приложения усилий разных отрас­лей психологии, занимающихся изучением многообразных про­явлений личности. Главное же значение этих ориентиров зак­лючается в том, что они дают возможность представить разроз­ненные факты, методы и закономерности в едином контексте общей психологии личности.

 

Литература:

1.      Асмолов А.Г. Личность как предмет психологического исследования. М.: Изд-во Моск.ун-та, 1984.

2.      Лазурский А. Ф. Очерк науки о характерах.- М.: Наука, 1995.

3.      Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность.- М., 1977.

4.      Леонтьев А.Н. Избранные психологические произведение: В 2 т. Т.М., 1983.

5.      Морозюк.С.Н. Саногенная рефлексия как фактор оптимизации акцентуаций характера и повышения эффективности учебной деятельности. Дис. д-ра. психол. наук. –М.: 2001.

6.      Павлов.И.П.Письма М.Н.Шатерникову, С.И.Чечулину и Г.Г. Кованько. Физиол. журнал СССР им. И.М.Сеченова,1954. Т.40, №5.

7.      Психология личности. В 2 т. Отечественная психология. -М., Бахрах, 2008.

 

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle