Библиографическое описание:

Юлдошева С. А. Исторические факты и художественные вымыслы в повести «Сайида Насими» // Молодой ученый. — 2010. — №6. — С. 226-227.

            В статье «Исторические факты и художественные вымыслы в повести «Сайид Насими»» рассказывается о народной повести, созданной про азербайджанского поэта и философа Сайида Насими. Жизнь и творчество поэта были изучены азербайджанскими, туркменскими, русскими, английскими и узбекскими учёными-литературоведами. Но народная повесть, написанная о нём, до сих пор малоизвестна широкому кругу читателей. В данной статье вкратце повествуется смысл этой повести и сопоставляется образ Насими в «Киссаи Сайид Насими» с историческими данными.

            In the article “Historical facts and artistical inventions in the story “Said Nasimi”” is told about popular story, created by Azerbaijanian, poet and philosopher Said Nasimi. Life and creation of the poet was studied by Azerbaijanian, Turkmen, Russian, English, Uzbek scientists of literature. But popular story written about him since little-known to the general public of readers. In this article is narrated short meaning of the story and is confronted the manner of Nasimi in “Kissai Said Nasimi” with historical facts.

В истории мировой литературы имя Сайида Имодиддина Насими известно как поэта развившего гуманистические идеи и возвысившего азербайджанскую поэзию. В процессе изучения жизненного пути и творчества Насими азербайджанскими исследователями проведено много работ. Учёными Х.Арасли, М.Сеидовым, М.Ибрагимовым, З.Кулизода, З.Кахрамоновым, С.Мумтозом, А.Аслановым, Я.Караевым, М.Рафили были созданы научные работы и статьи о его деятельности. Также иностранные критики и русские переводчики тоже высказывали свои мнения о творчестве Насими. К примеру, главный редактор «Курьер ЮНЕСКО» Сенди Коффлер, журналист Джозеф Норт высоко оценили его творчество. Переводы стихов Насими русскими литераторами Л.Озеровым, С.Шервинским, Г.Стрешневой, Н.Гребневым, К.Симоновым, А.Плавником, С.Ивановым говорит о том, что его поэзия пользовалась большим вниманием.

            В узбекском литературоведении по изучению личности и творчества Сайида Насими, если не считать статьи В.Зохидова, Э.Рустамова, С.Тохирова, сделано мало работ. Стоит учесть то, что о Насими создана повесть, которая до сих пор неизвестна многим читателям. Существует     2 рукописи этой повести: первая хранится под № 487 в фонде рукописей Тюркменской АН института языка и литературы имени Махтумкули. Эта рукопись состоит из 583 страниц, кроме повести в ней есть произведения поэтов Ходжа Ахмад Яссави, Фузули, Сайди, Камина и Гоиби. Рукопись переписана 1883 году. Вторая рукопись хранится в Санкт-Петербурге в библиотеке М.Е. Салтыкова-Щедрина  инв № ТНС 85. Рукопись переписана 1870 году, состоит из 96 страниц. На основе этих рукописей туркменский литературовед Г.Назаров в 1978 году издал критический текст этой повести на арабском шрифте.

            Образ Насими в повести отличается от образа исторической личности. И так, кем же был в истории Сайид Насими?

            В книге Фазлуллоха Наими «Васиятнома» написано, что настоящее имя Насими было Али Сайидали. Он сын Сайида Мухаммада, который был близок к хуруфийцам. Насимий родился 1370 году в г.Шамохи. Детство его прошло в этом же городе, учился в здешних медрессах. Хорошо изучил персидский и арабские языки, логику, математику, природоведение и астрономию. Ознакомился с художественными произведениями проповедников тарикатов Ближнего Востока. В эти годы Азербайджан был свергнут темурийцами, идеи противостоящей силы сплочённых в хуруфийском тарикате содействовала и на Насими. Он писал стихи под псевдонимом Хусайни. В его творчестве с одной стороны заметно влияние шиизма, а с другой глубокое уважение к Мансуру Халладжу. В последующем он познакомился с Фазлуллохом Наими и к уважению ему выбрал псевдоним Насими.

            Он жил в Багдаде, в Ираке, в Анатолии, в Токате, в Бурсе. Где бы он ни был, всегда проповедовал хуруфизм, из-за чего его несколько раз сажали в тюрьму. Насимий обустроился с семьёй в городе Халабе. Здесь, как и в других местах, он также собирал своих сторонников и проповедовал хуруфизм. Но его деятельность вызывало гнев среди духовенства и султана Египта Муайяддина. В 1417 году поэта трагически убили в Халабе.

            Образ Насими в повести отличается от исторической личности. Эпизоды, связанные с его родом и рождением, богаты вымыслом. Будто бы Насими должен был быть внуком Халабского шаха, у которого отец неизвестно кто. Шах был вынужден отречься от своей беременной дочери, чтобы сохранится от позора. В повести даётся ударение на то, что родившийся ребёнок это заново возродившийся в его облике Мансур Халладж. То есть история трагического убийства Мансура Халладжа введена в повесть таким образом: пепел тела сожжённого Халладжа, плывя в воде, попадает в руки принцессы, которая хотела утолить свою жажду и впоследствии от этого забеременела. Чтобы удалить её от позора и людских глаз подальше, шах поместил её в сундук и пустил в реку. Сундук течением реки привело к одному рыбаку. Рыбак, открыв сундук, увидел в ней прекрасную девушку с новорождённым и решил оставить их у себя на попечение. Ребёнка назвали Насаб (то есть с узбекского «род»). Насаб – это и есть Насими. История трагической гибели Мансура Халладжа, приведённая в повести, указывает на последующую жизнь Насими. Выражение «Анал Хак» («Я бог») представляется, как художественное воплощение в эпизодическом варианте. Анал, сестрёнка Халладжа, даёт выпить брату «Шароби Хак» («Напиток бога»), от вкуса которого он начинает понимать истинную любовь к богу. После чего Халладж не спускал с уст «Анал Хак», то есть «Анал права», в смысле «Я бог». Из-за этих слов духовенство того времени приговорили его к тяжкой смерти. В повесть введён образ Зуннуна Мисрий (он был духовным наставником Мансура Халладжа), который по завещанию Мансура пустил пепел его тела в реку, что привело к рождению Насаба. Таким образом, в теле Насаба поместилась душа Мансура, которая  указывала на последующую жизнь этого ребёнка.

            Когда Насаб со своим сводным братом – Амиром (сын рыбака) пошли учиться в медрессе, начали выявляться его скрытные качества. Его знание «Алифбо» («Букваря») и что буква «Алиф» имеет значение, как «бог единственен», знание смысла сур «Корана» и тому подобные качества очень схожи с образом Машраба в «Киссаи Машраб». Чтобы полнее раскрыть характерные признаки Насими, в повесть введен образ каландара. Он помог учителю медрессе найти среди учеников учащего особого рода (голубых кровей), при помощи двух условий. Первое зарезать птицу там, где глаза бога не увидят, второе одним дуновением зажечь костёр. Первым условием даётся знать, что нет места, где бог не увидел бы. Влюблённый в бога никогда не посягнёт на всё живое, он должен быть милостив и благороден. Естественно, Насаб не смог выполнить первое задание. Во втором задании Насаб, чтобы скрыть своё могущество намочил дрова и к удивлению всех даже мокрые дрова загорели пламенем.

            В Восточной литературе подобные мотивы и детали встречаются во многих повестях, и эти эпизоды показывают степень возвышения духовно- нравственных качеств человека. После этого учитель медрессе поклонился ему и назвал его новым именем Насими. По историческим данным, псевдоним «Насими» Сайиду был дан учителем Фазлуллохом Наими. После того, как выявилось что он иной, а не как все, Насими решил идти своим путём. Он, как и Мансур Халладж, жил далеко от людских глаз в степях, в горах. Устроившись в одной из пещер, всегда поклонялся богу, стремился к его любви, читал намаз, а также занимался творчеством, писал стихи.

Гестамонили Латифи – современник Насими, упоминает о друге Шах Хандан (псевдоним - Жулидаму), который читая его философские стихи, заметил, что идеи Сайида Насими противоречат жизненным правилам и просил своего учителя быть осторожным, чтобы не навлечь на себя беду. Но Насими не послушался его и не боялся выражать в открытую свои философские идеи. В повести также через образа каландара Насими дают знать, что его проповеди принесут ему беду, но он и его сподвижники смело шли вперёд наперекор судьбе.

            Так получилось, что судьба сделала Амира (сводного брата Насими) шахом Багдада. Он ничего не знал о сводном брате Насими, после того, как тот покинул дом. Вынося приговор против хуруфийцев Амир, не зная что среди них его брат – Насими, приказал убить их. После чего духовенство и другие враги хуруфийцев беспощадно убили приговорённых. Сначала они повесили их на виселицу и забивали камнями, не удовлетворившись этим, разрезали тело Насими на части, наполнили соломой и повесили на городские ворота в урок ко всем. Амир, возвращавшийся с охоты, увидел на воротах тело убитого брата, остолбенел и очень пожалел. Вся душа его изнутри сгорала и хотела отомстить всем врагам своего брата. Он хитростью заманил представителей духовенства на пиршество во дворец и поочерёдно убил всех. Таким образом, Амир отомстил за брата.  

 

Литература:

  1. Э.Рустамов. Мангу тирик шоир. – Ғойиблар ҳайлидан ёнган чироқлар.- Тошкент, “Ўзбекистон”, 1994.
  2. С. Тохиров. Ўзбек шоири Асирий ва Сайид Насимий. – “Ўзбек тили ва адабиёти” журнали, 2003, 4-сон.
  3. Андалип. Несими (сўз боши муаллифи Г.Назаров). Ашгабат,- “Илим”, 1978, 5-6 с.
  4.  Х.Арасли. Имодиддин Насими. Тошкент,– “Фан”, 1973, 11-12 с.
  5. “Қиссаи Машраб”. Тошкент, - “Ёзувчи”, 1992.
  6. Асланов В. И. Певец человека. Москва, “Знание”, 1974.

 

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle