Библиографическое описание:

Гаджиев В. Э. Особенности оперативно-розыскного обеспечения раскрытия краж скота // Молодой ученый. — 2010. — №6. — С. 233-235.

При ежегодном приросте по всей России количества зарегистрированных краж скота (в 2007 г.­– 10211, в 2008 г. – 12770 и в 2009г. – 15643) их раскрываемость (соответственно 22,8, 28,4 и 30,5 %) [1] в среднем не превышает 30 %.             

В современных условиях традиционные уголовно-процессуальные формы борьбы с преступностью во многом теряют свою эффективность. Преступные посягательства, связанные с хищением скота, как правило, хорошо спланированы и тщательно законспирированы, а лица, их совершающие, не редко оказывают противодействие уголовному преследованию. Становиться очевидным, что для решения данной проблемы целесообразно применять средства и методы оперативно-розыскной деятельности (Далее – ОРД). Авторы многочисленных исследований совершенно правы в своих выводах о приоритете в уголовном преследовании оперативно-розыскных возможностей выявления и документирования признаков преступлений.

Результаты изучения практики показали, эффективность, необходимость и значимость грамотного и правильного применение средств и методов ОРД, благодаря которым были выявлены лица причастные к тайным хищениям скота и проведены необходимые следственные действия.     

Раскрытие преступлений, как известно, является совместной задачей следователя и  оперативных сотрудников органа дознания [2].

Не вдаваясь в оживленную дискуссию, развернутую среди представителей трех  наук (уголовного процесса, криминалистики и оперативно-розыскной деятельности), о сущности содержания этого понятия, возьмем за основу позицию о том, что под раскрытием преступления понимается деятельность оперуполномоченного на то субъекта (следователя, оперативника и др.), направленная на получение данных, позволяющих выдвинуть обоснованную версию о совершении конкретного преступления определенным человеком, после того как все иные исключающие ее версии будут проверены и отвергнуты [3]. 

Преступления, связанные с хищениями скота в большинстве случаев совершаются группой лиц по предварительному сговору или организованной преступной группой. В состав таких групп обычно входят лица, имеющие во владении автомототранспорт, огнестрельное оружие (законное или незаконное), ветеринарные врачи и т. п.  

Преступниками, как правило, заранее производится поиск и подбор лиц, которые могут скупить похищенный скот или мясо. Такие лица иногда являются заказчиками по данному виду преступлений. У лиц, устойчиво ориентированных на совершение краж скота, нередко есть свои люди, которые занимаются реализацией мяса.

Для перевозки и легальной продажи любого мяса требуются соответствующие сопроводительные документы (справка с администрации о наличии скота, ветеринарное свидетельство формы № 1, 2, 3 или 4).  Свидетельства формы № 1-3 выдаются при перевозке грузов за пределы района (города) по территории Российской Федерации. Они подписываются руководителем (или уполномоченным им ветеринарным врачом) учреждения и заверяются печатью. Срок действия документа - 3 дня с момента выдачи. При перевозке  более пяти голов скота к ветеринарному свидетельству прилагается опись, заверенная печатью учреждения, выдавшего ветеринарный сопроводительный документ. Ветеринарная справка форма № 4 выдается при перевозке грузов в пределах района (города), подписывается ветеринарным врачом (ветеринарным фельдшером) учреждения и заверяется печатью учреждения. Срок действия документа и условия те же [4]. Бланки ветеринарных сопроводительных документов подлежат строгому учету органами (учреждениями), осуществляющими их выдачу.

У преступников часто есть знакомые из числа ветеринаров, которые за определенную сумму выдают фиктивные ветеринарные свидетельства на похищенный скот [5]. Помимо должностного статуса, они часто обладают ценной для преступников информацией, хорошо знают места расположения, содержания скота, могут являться  «наводчиками» в кражах и т.п.  Для установления таких ветеринаров нужно привлекать к сотрудничеству людей, которые проживают в том же населенном пункте, что и ветеринарные врачи. С учетом того, что воры обычно приезжают на дом к ветеринару за справками в любое время суток, лиц, осуществляющих содействие органам внутренних дел, нужно ориентировать в соответствующем направлении.

Так, по уголовному делу, возбужденному по ч. 2 ст. 290 УК РФ (получение взятки за незаконные действия) в отношении ветеринарного врача, было установлено, что он выдавал за взятки справки на мясо, не осматривая его, не ставя печати. Дело было возбуждено по результатам ОРМ «Оперативный эксперимент», в ходе которого содействующее лицо приобрело у ветеринара ветеринарное свидетельство формы 2 на несколько туш мяса.  Ветврач был задержан, привлечен к уголовной ответственности и осужден. В ходе расследования он дал показания (подтверждаемые другими доказательствами) о том, что неоднократно выдавал свидетельства на похищенное мясо [6]. Данные показания позволили выявить и установить личности преступников по ранее совершенным кражам скота.

Хотим обратить внимание на то, что в практике имеется немало фактов привлечения сотрудников оперативных подразделений к юридической ответственности в связи с неправомерным проведением ОРМ. В настоящее время особенно остро стоит проблема провокации, то есть   подстрекательство, склонение, побуждение в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий, что прямо запрещено законом «Об ОРД» (ч. 8 ст. 5).

Системный анализ законодательства позволяет прийти к выводам о несовершенстве названной нормы. Так, используемый в ней термин «подстрекательство» раскрыт в ч. 4 ст. 33 УК РФ через понятие «подстрекатель», которым признается лицо, склонившее другое лицо к совершению преступления путем уговора, подкупа, угрозы или другим способом. Соответственно используемые далее по тексту ч. 8 ст. 5 в ФЗ «Об ОРД» термины «склонение», «побуждение» не являются альтернативами понятия  «подстрекательство». Вероятно, они призваны были уточнить, раскрыть его. Однако, на наш взгляд, они лишь осложняют процесс восприятия и толкования данной нормы, равно как и словосочетание: «… в косвенной форме», что вызывает серьезные сложности в практической деятельности.

О.А. Вагин отмечает, что закон не называет способов провокации, а лишь в общей форме устанавливает направленность поведения на склонение, побуждение к совершению противоправных действий. Автор предлагает «…в  критерии разграничения правомерного проведения ОРМ и провокации ориентироваться на судебную практику Верховного и Конституционного судов, а также Европейского Суда по правам человека» [7]. Предложение на прикладном уровне единственно верное, хотя и весьма сложное в реализации. Однако, с учетом актуальности проблемы, оптимальным было бы введение соответствующих критериев в специальную норму ФЗ «Об ОРД».

Для создания проекта этой нормы мы ориентировались на следующие источники:

- постановление Европейского Суда по правам человека от 15.12.2005 г., вынесенное по жалобе Г.А. Ваньяна к РФ, которым было установлено нарушение ч. 1 ст. 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод в части осуждения Ваньяна в результате провокации преступления, совершенной сотрудниками органов внутренних дел [8].

- постановление пленума Верховного суда РФ «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» от 10 февраля 2000 г. № 6;

- постановление пленума Верховного суда РФ «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» от 15 июня 2006 г. № 14.

Так, в п. 14 постановления Пленума Верховного суда № 14 разъясня­ется: «Результаты оперативно-розыскного мероприятия могут быть положены в основу приговора, если они получены в соот­ветствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у виновного умысла на незаконный оборот наркотических средств или психотропных веществ, сформировавшегося незави­симо от деятельности сотрудников оперативных подразделений, а также о проведении лицом всех подготовительных действий, необходимых для совершения противоправного деяния». На этой основе Ю.П. Гармаев и А.А. Обухов сформулировали правила законного проведения оперативного мероприятия. По их мнению, проводимые в отношении гражданина ОРМ могут признаваться правомерными, когда:

1) до начала ОРМ у сотрудников оперативных подразделений имелись предусмотренные законом «Об ОРД» основания для его проведения;

2) до начала ОРМ они обеспечили предусмотренные законом «Об ОРД» условия его проведения;

3) в целом по ОРМ инициатива в получении взятки исходила от взяткополучателя;

4) собранные надлежащим образом сведения еще до передачи взятки свидетельствовали о наличии у лица умысла на получение взятки, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений, а также о проведении гражданином подготовительных действий, необходимых для реализации задуманного преступления [9].

Данный краткий анализ позволяет сформулировать проект нормы,  который законодателю следовало бы дополнить  ч. 8 ст. 5 ФЗ «Об ОРД» после слов: «… противоправных действий (провокация)»:

«Критериями, указывающими на правомерность проведения оперативно-розыскных мероприятий, отграничивающими их от провокации, помимо соблюдения  сотрудниками оперативных подразделений предусмотренных настоящим законом требований ст. 7 и 8,  могут служить  сведения о наличии у лиц, в отношении которых проводятся оперативно-розыскные мероприятия, умысла на совершение преступления, сформировавшегося независимо от деятельности указанных сотрудников, а также о проведении этими лицами подготовительных действий, необходимых для реализации задуманного преступления».

Осуществление правомерного проведения ОРМ в современных условия является не только требованием, но и основным, а иногда даже и единственным способом раскрытия краж сельскохозяйственных животных.

Литература:

1.      Данные ГИАЦ МВД России полученные по специальному запросу.

2.      Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. – М., 1997. – С. 182. 

3.      Оперативно-розыскной словарь: учеб. пособие / авт.-сост. А. Ю. Шумилов. – М.: Издательский дом Шумиловой И.И., 2008. – С. 125.

4.      Приказ Минсельхоза РФ от 16 ноября 2006 г. № 422 “Об утверждении Правил организации работы по выдаче ветеринарных сопроводительных документов”.В подобных случаях, помимо соучастия в кражах, возможна дополнительная

5.      квалификация действий по ст. 290, 292 или 327 УК РФ. Архив Черемховского городского суда Иркутской области, 2007 г.

6.      Комментарий к федеральному закону "Об оперативно-розыскной деятельности (постатейный) / О.А. Вагин, А.П. Исиченко, А.Е. Чечетин. – 2009. Справочно-правовая система «Консультант Плюс: Комментарии законодательства».

7.      См., например: Гаврилов Б.Я., Боженок С. К вопросу о провокации преступлений (с учетом решений Европейского Суда по правам человека) // Российская юстиция. – № 5. – 2006. – С. 12-15. Статья опубликована в СПС «Консультант Плюс: Комментарии законодательства».

8.      Гармаев Ю.П., Обухов А.А. Квалификация и расследование взяточничества: учеб.-практ. пособие. – М.: НОРМА, 2009. – 304 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle