Библиографическое описание:

Щупленков О. В. Молодежные организации в эмиграции «первой волны» // Молодой ученый. — 2010. — №5. Т.2. — С. 117-120.

Молодежное движение за рубежом имело разнообразные формы, позволяющие объединить различающиеся по возрастам и убеждениям детей и юношей. Основными из них являлись скаутизм, сокольство, младоросство, младохристианство.

В России первые скауты появились в 1909 г., однако органи­зационное оформление движения произошло накануне первой мировой войны. Согласно программным документам, скаутизм определяется как «добровольное неполитическое движение в целях воспитания молодых людей, открытое для всех вне зави­симости от их происхождения, расы, вероисповедания в соот­ветствии с целью, принципами и методом, заложенными его Ос­нователем» [1]. К 1918 г. в стране насчитывалось уже около 50 тыс. членов, выходила специальная газета «Русский скаут». Скаутизм был ориентирован на принципы буржуазной демокра­тии. Его главной целью объявлялось воспитание гражданина своей страны, стремление «внести вклад в развитие молодых людей, в раскрытие в полной мере их физического, интеллекту­ального, социального и духовного потенциала, как индивидуу­мов, ответственных граждан и членов своих местных, нацио­нальных и интернациональных сообществ» [2]. Лидеры скаутизма подчеркивали неполитический характер движения, неучастие его членов в борьбе за власть, составляющей сердцевину поли­тики. В условиях предреволюционной России — вспомним «Школу» А. Гайдара — скаутизм объединял в своих рядах пре­имущественно гимназическую молодежь, представляющую среднеобеспеченные слои общества. 

Существуя вне формальных образовательных и воспита­тельных систем, скаутизм представлял собой институализиро­ванную структуру в сфере организации досуга детей, подростков и юношества, ставящую перед собой воспитательные и образо­вательные цели. Скаутизм не стремится заменить собой семью, школу, религиозные и другие социальные институты общества, а лишь дополнял эти институты. Роль взрослых членов органи­зации сводилась к помощи молодым в достижении целей движе­ния.

Человек, юноша, рассматривался в скаутизме, прежде всего, как личность, интегрированная в определенную социальную общность и имеющая по отношению к ней определенные обя­занности. Главной концептуальной идеей скаутизма являлось воспитание гражданственности. Достижение целей движения базировалось на определенных принципах: долгом перед Роди­ной, Богом, перед другими людьми, перед самим собой.

На теоретическом уровне лидеры скаутизма выступали про­тив узкого понимания патриотизма. Лидер международного скаутизма Р. Баден-Пауэлл, в частности, подчеркивал, что, «вос­питывая наших мальчиков и девочек в духе патриотизма, мы должны заботиться о том, чтобы они понимали, что этот патрио­тизм выше узкого чувства, которое обычно ограничивается лишь своей страной и тем самым порождает ревность и враждебность по отношению к другим. Наш патриотизм должен быть более широкого, благородного свойства, признающим справедливость и разумность по отношению к другим и ведущим нашу страну к товариществу с... другими народами мира» [3]. В условиях эмигра­ции, где гражданственность олицетворялась с патриотиз­мом, движение  русского скаутизма приобрело ярко выражен­ную национальную окраску. Скаут-мастера, чувствуя на себе ответственность за воспитание юных патриотов России, призы­вали скаутов служить не какой-либо идеологии, а  России: «Рус­ский разведчик... добьется России, Славы и Благоденствия, по­тому что для него — Россия — раньше всего, Россия — важнее всего и Россия — выше всего!», — писал П.Н. Богданович [4].

Специальный кодекс скаутов определял основные нравст­венные качества участника движения: «Скаут — надежен, верен, полезен, дружелюбен, благороден, добр, послушен, бодр, эконо­мен, смел, чистоплотен, религиозен». Девиз скаутов был заимст­вован у пажей и оруженосцев средневековых рыцарей: «Будь готов!» — готов выполнить свой долг. Принципами скаутизма выступали: а) отказ от прямой политизации движения; б) диф­ференциация участников по полу, возрасту, национально-куль­турная идентификация; в) добровольность участия, отсутствие каких-либо преимуществ, связанных с членством в организации; г) конкретность программ, гармоничность их интеллектуаль­ного, нравственного, трудового и физического компонентов; д) продуманность системы поощрений; е) романтичность меро­приятий, бережное отношение к традициям.

Молодежное движение соколов было основано в 1862 г. чешским доктором философии Мирославом Тыршем, задумав­шего его как всемирный союз молодых славян, основанный на постоянном совершенствовании тела и духа на благо своего на­рода. В 1874 г. сокольская организации возникла в Хорватии, в 1882 г. — в Сербии. Первые отечественные «соколы» появились в Москве в 1883 г., хотя свое название организация получила в начале XX века.  В многонациональной России доступ в «со­колы» был открыт для представителей различных этнических групп. Достаточно сказать, что руководителем Союза Русских Соколов был русский поляк А.С. Гижицкий, а его заместителем — русский татарин М.А. Султан-Крым-Гирей.

До революции организация русских соколов являлась сугубо внепартийной и неполитической. «Ставя себе задачи общена­родного порядка, Русское Сокольство является организацией надпартийной, доступной для всего народа Русского». Русские «соколы» воспитывались на основе верности своему народу, и своими задачами определяли... «а) физическое и духовное вос­питание русских людей и поддержание в них бодрости; б) борьбу с их отнародованием (денационализацией); в) создание кадра русских сокольских деятелей». Важное место в деятельно­сти союза занимало патриотическое воспитание.

В 1923 г. в Праге был учреждён правопреемник Союза Рус­ских Соколов — Эмигрантский Союз Русского Сокольства за границей. В короткое время союзы русских «соколов» появи­лись во Франции, Югославии, Чехословакии, Болгарии, Латвии, Польше, Китае и Америке. О масштабах русского сокольского движения свидетельствует тот факт, что только в Америке в 1935 г. насчитывалось 350 обществ, в который входило двадцать тысяч членов.

В практическом плане Эмигрантский Союз Русских Соколов выпускал собственные газеты и журналы, вел большую работу по патриотическому воспитанию своих членов, устраивал лет­ние лагеря, проводил слеты лидеров, и в этом мало отличался от скаутских организаций. Единственным принципиальным отли­чием движения было поддержание тесных связей со соколь­скими организациями славянских стран и опора его теоретиков на идеи неославянофильства.

В 1923 г. находящимися в эмиграции молодыми людьми был учреждён Союз Младороссов («Союз Молодая Россия») — единственная политическая молодёжная организация русского зарубежья. В Декларации организационного, так называемого Всеобщего съезда национально мыслящей молодежи, указыва­лось: «Гибель русской державы и бедствия русского народа вы­званы преимущественно распространением и осуществлением ложных и губительных учений и теорий, разными путями веду­щих к разрушению основ человеческого общежития: религии, семьи, гражданственности и, наконец, государства» [5].

Политический характер младоросского движения четко про­слеживается в программной речи Казим-Бека «К Советской Ев­ропе или к Молодой России» (1931 г.): «Для нас, зарубежных националистов, вопрос идет не о борьбе с национальными об­щерусскими силами, а о борьбе со сталинской верхушкой... Мы заодно с теми, кто в России, хотя бы пока под коммунистиче­ским флагом, делает национальное дело. Общий фронт всех рус­ских против Сталина — вот основной лозунг» [6]. 

Молодежи усиленно внушалось, что только она может и должна завершить святое дело строительства новой России. «Как во времена Ноя вам надо строить ковчег», — писала «Мла­доросская искра» в 1932 г. [7].

В своих обращениях к молодежи младороссы отождеств­ляли патриотизм с национализмом,  считали, что любовь к Ро­дине или русский национализм проявляется в характере, чувстве долга, в пренебрежении личным, в подчинении личности госу­дарству, обществу, его интересам. Их идеологи предупреждали, что «русский национализм» не следует трактовать в узконацио­нальных рамках: в рядах младороссов были представители са­мых различных народов и народностей. Непременным условием к ним выдвигалось лишь одно требование: системообразующим принципом новой России должно являться русское «племя», свободное от расовых предубеждений. Для младороссов нацио­нализм «есть сознательная приверженность к нации, обязываю­щее к служению ей». Нация, в свою очередь трактовалась как «объединение личностей, связанных общностью исторической судьбы. Это есть духовный организм, образующийся в силу общности, как духовной направленности, так и внешних усло­вий жизни (органичность и природность). С младоросской точки зрения нация отличается от народа тем, что в ней признак про­исхождения (крови) играет второстепенную роль. Нация может быть сплавом многих народов, но обладает единой синтезирую­щей культурой. Нация зарождается в момент осознания ее чле­нами этой культуры и умирает, когда оказывается неспособной служить своему идеалу» [8].

Помимо самого Союза были созданы специальные объеди­нения — Младоросский студенческий союз, Казачий центр мла­дороссов, Молодёжный спортивный союз, Женский союз содей­ствия младоросскому движению. Существовали и группы «ино­родцев» (в частности, при Союзе действовала ассоциация рус­ских ассирийцев). Партия выпускала много периодических из­даний: «Бодрость!», «Младоросская искра», «К молодой Рос­сии», «Казачий набат», «Казачий путь» и др. Союз младороссов самораспустился в 1939 г.

Влиятельной эмигрантской молодежной организацией в 20 — 30-е годы прошлого века являлось Российское Христианское Общество Молодых Людей «Маяк». Общество возникло в 1905 году в форме отделения Международного Союза Молодых Хри­стиан по инициативе американца Дж. Стокса. Его непосредст­венным организатором на Родине был барон П.Н. Николаи. 

Провозгласив целью содействие молодежи «в достижении нравственного, умственного и физического развития», общество пропагандировало христианские ценности в светской жизни. Бу­дучи общественным по форме и христианским по культуре, об­щество не вмешивалось в политику, а занималось устройством благотворительных мероприятий, организовывало просвети­тельские лекции, проводило различные познавательные занятия, культурно-исторические вечера и научно-популярные чтения.

В 1924 г. на съезде в Праге студенты-христиане учредили Русское Студенческое Христианское Движение как правопреем­ника, существующего в России. В РСХД помимо студентов во­шли бывшие участники белого движения. «Они обрели веру в огне и испытаниях гражданской войны и красного террора, — писал «Вестник Русского Студенческого Христианского Движе­ния» [9].

В 1928 г. при Русском Студенческом Христианском Движе­нии была создана Национальная Организация Витязей, вскоре ставшая самостоятельной организацией русской молодёжи, и определившая своей целью привлечение, объединение и воспи­тание русских детей и молодёжи под девизом «За Русь! За Веру!». Ни к каким партиям или политическим группировкам организация не примыкала. В своей работе  «Витязи» преследо­вали цели патриотического и религиозного воспитания. «Разви­тие сознательного чувства любви и преданности своему Отече­ству — России и веры в его лучшие стороны, через ознакомле­ние с историей России, ее культурой, искусством, великими людьми и подвигами их, бытом, народным творчеством, геогра­фией, народами России, экономическими богатствами и воз­можностями и природой», — обосновывал программные цели движения его главный идеолог Е.П. Челышев [10].

Кроме указанных объединений, в Русском Зарубежье дейст­вовали менее известные молодежные организации: Националь­ный Союз Нового Поколения, Русское Студенческое Общество в Харбине, объединение «Юные Алексеевцы» в Париже, Суворов­ская дружина в Праге, молодёжная Дружина генерала Врангеля в Египте и другие. Общим у всех эмигрантских молодежных ор­ганизаций было осознание своей неразрывной связи с Родиной, вера в будущее возвращение в Россию, патриотизм.

В эмиграции, благодаря деятельности общественно-педаго­гических организаций велась активная воспитательная работа по сохранению и развитию национально-культурных основ рус­ского народа, психолого-педагогическая помощь в процессе адаптации к инокультурной среде. Таким образом, хотя и на от­носительно короткий исторический период, в Российском Зару­бежье было создано целостное внешкольное культурно-образо­вательное пространство.

Остановимся на некоторых основополагающих выводах на­шего исследования.

Итогом комплексной деятельности воспитательных инсти­тутов явилось сохранение чувства Родины у целого поколения юных россиян

Вышесказанное позволяет наметить ряд направлений в ис­следовании педагогичес­ких проблем Российского зарубежья:

·      становление и развитие российского обра­зования разных ступеней и видов — средней и высшей школы, внешкольного образо­вания, религиозного просвещения, смешан­ных (русско-сербских и т.п.) учебных за­ведений;

·      политика различных государств в сфере образования рос­сиян-эмигрантов; проблемы школьного строительства и фи­нан­сирования, динамика развития системы образования в разных странах;

·      зарубежная школа других народов России (украинская, черкесская и др.);

·      изучение условий и факторов социали­зации молодежи (эт­носоциальных, эконо­мических, политических), ее профессио­нализации и адаптации, социальной защиты детства;

·      разработка содержания общего и профес­сионального обра­зования в зарубежной рус­ской средней и высшей школе; анализ вопросов соотношения общечеловеческого, государст­венного (страны пребывания) и национального компонентов об­разования, сохранения родного языка и русской куль­туры, вос­питательных проблем школы и внешкольного образования;

·      исследование педагогических воззрений и практической деятельности в области образования видных представителей науки, культуры и просвещения, религиозных де­ятелей Россий­ского зарубежья, изучение их роли в мировой и отечественной науке и культуре;

·      анализ общественно-педагогического дви­жения россий­ской эмиграции, всего спектра практической и организаторской деятель­ности по созданию школьного и других видов образова­ния, роли педагогических съездов, совещаний, педагогической жур­налистики, профессиональных объедине­ний учителей, уче­ных в воспитании моло­дежи;

·      изучение педагогической советологии Российского зару­бежья, а также состояния историко-педагогических и сравни­тельно-педагогических исследований в 20—50-е гг.

Отдельный сюжет должны представлять вспомогательные историко-педагогические исследования по историографии, ис­точни­коведению, научной библиографии педа­гогической «Рос­сики».

Итак, исследование проблем образования и развития педаго­гической мысли Россий­ского зарубежья позволяет включить в исто­рический контекст культуры и педагогики России незаслу­женно забытые имена ее крупных мыслителей и организаторов обра­зования русской школы в эмиграции. Ре­шения проблем воспитания и социализации молодежи, сделать достоянием пе­дагогики целый пласт идей и концепций, отражавших общече­ловеческие, гуманистические и де­мократические ценности.

 

Литература:

1.      Тundсmепtаl Рriпсi рlеs. — Geneva, 1989. — Р. 4. — С. 5.

2.      Семенов Д.Д. Избранные педагогические сочинения.— М.1953. — С.7.

3.      Киряшов Н.И. Социально—педагогические проблемы теории и практики ком-плексного подхода к воспитанию в военных коллективах. — М.: ВПА, 1980.— С. 234.

4.      Богданович П.Н. Пути работы // Часовой. Прага, — 1933 г. — № 114 — 115. — С. 30.

5.      Декларация Всеобщего Съезда национально мыслящей молодежи, 1923 г. // Вар-шавский В.С. Незамеченное поколение. — Нью—Йорк, 1956. — С. 254 — 256.

6.      Петрович Р. Младороссы. London, Ontario, Canada. — 1973. — С. 7 — 9.

7.      «Младоросская искра». — Прага, № 20. — 12 июня 1932 г. — С. 1.

8.      «Младоросская искра». — Прага,  № 35. — 1 января 1934 г. — С.3.

9.      Вестник Русского Студенческого Христианского Движения. — № 111, . — Нью—Йорк, 1974 г.  — С. 11—13.

10.  Цели и за дачи национальной организации витязей // Национальная Организация Витязей. — Париж, 1960. — С. 5.

 

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle