Библиографическое описание:

Ибраева Ж. Б., Салихова З. Р. Языковая личность (на примере Герольда Бельгера) // Молодой ученый. — 2010. — №5. Т.2. — С. 40-43.

В статье рассматривается вопрос появления термина «языковая личность» в работах известных русских учёных-лингвистов, отмечаются основные черты её проявления и своеобразия, тесное взаимодействие языка, культуры, этноса и ментальности, а также характер и особенности формирования языковой личности современного казахстанского писателя-трилингва Г. К. Бельгера.

«Личность – это человеческий индивид в аспекте его социальных качеств, формирующихся в процессе исторически конкретных видов деятельности и общественных отношений. Личность представляет собой динамичную, относительно устойчивую целостную систему интеллектуальных, социально-культурных, морально-волевых качеств человека, выраженных в индивидуальных особенностях его сознания и деятельности»[8].

Если человек обладает нравственно-волевыми качествами, богатыми знаниями, активностью и т.п., то о нем говорят: он – личность.

«Языковая личность оказывается тем стержневым, определяющим понятием, вокруг которого разворачивается обсуждение наиболее интересных сегодня проблем общего и рус­ского языкознания» [5].

Понятие языковой личности начал разрабатывать Г.И. Богин он создал модель личности, в которой человек рассматривается с точки зрения его «готовности производить речевые поступки, создавать и принимать произведения речи» [4, с.3]. Ввел же это понятие в широкий научный обиход Ю.Н. Караулов, который считает, что языковая личность – это человек, обладающий способностью создавать и воспринимать тексты, различающиеся: а) степенью структурно-языковой сложности; б) глубиной и точностью отражения действительности; в) определенной целевой направленностью.

 В.В. Красных выделяет в языковой личности следую­щие компоненты: а) человек говорящий – личность, одним из видов деятельности которой является речевая деятельность; б) собственно языковая личность – личность, проявляющая себя в речевой деятельности, обладающая совокупностью знаний и представлений; в) речевая личность – это личность, реализующая себя в коммуникации, выбирающая и осуществляющая ту или иную стратегию и тактику общения, репертуар средств; г) коммуникативная личность – конкретный участник конкретного коммуникативного акта, реально действую­щий в реальной коммуникации [7 с. 44].

Итак, «языковая личность» это личность, которая:

а) готова производить речевые поступки, создавать и принимать произведения речи;

б) обладает совокупностью знаний и представлений;

в) характеризуется полнотой владения родным языком, родной речью во всем ее разнообразии;

г) обладает личностными интересами, способностями и умениями в социальной жизни, в частности – профессиональными;

д) обладает творческими данными, проявляемыми в деятельности.

Языковая личность существует в пространстве культуры, отраженной в языке, в формах общественного сознания на разных уровнях (научном, бытовом и др.), в поведенческих стереотипах и нормах, в предметах материальной культуры и т. д. Определяющая роль в культуре принадлежит ценностям на­ции, которые являются концептами смыслов.

Язык – орудие, инструмент культуры, формирующий личность человека – носителя конкретного языка. Языковая личность формируется, по мнению Тер-Минасовой, через заложенное в языке видение мира, менталитет, отношение к людям и так далее, то есть, через культуру народа, пользующегося данным языком как средством общения.

            В этносе – носителе определённой культуры – воспроизводится народно-эмоциональный опыт. Национальная принадлежность представляет собой реальную структурно богатую связь личности с обществом, включающую в себя социально-экономический, территориально-бытовой, общественно-политический, языковой, духовный и социально-психологический аспекты. Национальное своеобразие личности состоит, прежде всего, в неповторимом сочетании общих для всех этносов элементов, в комбинации системы отношений и ценностей и проявляется только в соотношении одной национальной личности с другими, диалог между которыми имеет целью достижение взаимопонимания и взаимообогащения.

Этнос (от греч. Ethnos – народ) - исторически возникшая устойчивая социальная группировка людей, представленная племенем, народностью, нацией. Основным условием возникновения этноса является общность:

- самосознания - сознания своего единства и отличия от всех других подобных образований;
- территории;
- языка; и
- культуры.

Многие исследователи отмечают, что именно на уровне сравнения национальных менталитетов, характеров носителей языка, а не лексических систем, особенно ясно прослеживаются отличительные нюансы языковых картин мира разных этносов.

Языковая картина мира – это отражённый средствами языка образ сознания -реальности, модель интегрального знания о концептуальной системе представлений, репрезентируемых языком.

Н.Ф. Алефиренко считает, что ментальность является «сердцевиной этнокультуры». Ментальность – это «совокупность типичных проявлений в категориях родного языка понимания человеком (членом данного культурно-языкового общества) внешнего и внутреннего мира, специфическое проявле­ние в процессах познания интеллектуальных, духовных и волевых качеств национального характера» [1, с.7]. Кроме языковых структур, ментальность реализуется образными, по­нятийными и мифическими структурами или концептами.

Культура, по мнению Н. Ф. Алефиренко, это часть ментальности. В связи с этим можно принять достаточно ёмкую формулу: в культуре нет ничего, что не содержалось бы в человеческой ментальности. Язык – это средство, благодаря которому ментальность порождает в своих недрах культурные феномены.

            В современной культурологической литературе существуют попытки каким-то образом дифференцировать ментальность. К примеру, говорят о трёх разновидностях ментальности: а) «западный» дедуктивно-познавательный менталитет, стремящийся в

форме понятий и суждений отражать окружающую действительность и имеющий практическую направ­ленность; б) «восточный» менталитет, ориентированный на интуитивное мышление, в большей степени направленный на созерцание, духовное самоусовершенствование, развитие внутреннего мира, чаще всего использующий не понятия, а смыслообразы и мифы; в) менталитет «традиционного общества», ориентированный на предметное решение жизненных ситуаций и конкретных проблем, стоящих перед этнокультурной общностью. В пределах трёх указанных разновидностей ментальности можно говорить об этнической ментальности, которая разграничивает народы и определяет их «национальную специфику».

            Подходя к вопросу о формировании языковой личности, в первую очередь необходимо уточнить, что понятие «формирование личности» подразумевает единство объективных и субъективных условий, определяющих процесс становления и развития человека. «Личность всегда живет и действует в составе определенной нации, класса, социальной группы, коллектива и разделяет с другими материальные и культурные условия жизни и, что вполне естественно, психологию социальной группы, в состав которой она входит. Как следствие этого влияния, обнаруживаются индивидуально неповторимые черты, отражающие конкретный жизненный путь отдельной личности» [8].

            По мнению Е.М. Верещагина и В.Г. Костомарова, «…человек не рождается ни русским, ни немцем, ни японцем и т. д., а становится им в результате пребывания в соответствующей национальной общности людей» [6, с.176]. Язык концентрирует в себе представление о национальной самобытности человека и о его национальной принадлежности. В то же время, язык как бы «навязывает» индивиду то видение окружающего мира, ту картину, которую «нарисовали» до него и без него, он формирует менталитет носителя языка. Национальный язык не только отражает, но и формирует личность и национальный характер.

            Обратившись к личности известного казахстанского писателя Герольда Бельгера, мы обнаруживаем, насколько многогранна его литературно-художественная деятельность и насколько весом и значителен его вклад в современный литературный процесс. Переводчик, прозаик, публицист Герольд Бельгер (1934) родился в России, в семье поволжских немцев, однако с малых лет и поныне живет и трудится в Казахстане. Он вырос в казахском ауле, окончил казахскую среднюю школу, проникся казахской ментальностью, работая в сфере трех культур - казахской, немецкой и русской.

            Духом казахов пронизано и все его творчество. В сборник Г.Бельгера включены его очерки-эссе о духовном родстве и единстве разных культур, о самобытности и богатстве казахского речестроя, о нравственных устоях казахского аула. Автор настойчиво ищет и находит основы духовного бытия.

            В совместном исследовании С.Ананьевой и Л.Бабкиной «Творчество Герольда Бельгера в контексте современного литературного процесса» [2] содержится целостный и многоаспектный анализ творчества писате­ля, его эволюция, причём с учётом главных тенденций историко-литературной эпохи.

            Писатель удивительным образом представляет в своём творчестве такие разнообразные грани писательского труда, как художественный перевод, публицистика и романистика. Основными факторами становления творческой концепции писателя являются активная гражданская позиция и общественная деятельность Г.Бельгера, а её составными – чувство национального корня, желание «просветить» историю немецкого этноса и определить его место в настоящем и будущем, планетарное мировоззрение писателя.

            Вступив на литературное поприще как переводчик произведений Г.Мусрепова, А.Нурпеисова, Б.Майлина, Х.Есенжанова и других мастеров, а также являясь автором литературных портретов казахских, русских и немецких писателей, он впоследствии увлекается теорией и практикой перевода. Это нашло отражение в книгах: «Лики слова», «След слова», «Казахское слово», «Этюды о переводах И. Джансугурова» и т. д. Духовные контакты казахов и немцев писатель выявляет, начиная с XVIII века, приводит удивительные факты и продолжает своё исследование на современном материале, прослеживая казахскую тематику в немецкой литературе и анализируя образы персонажей - немцев в современной казахской литературе в следующих произведениях: «Мотивы трёх струн», «Родство», «Брат среди братьев», «Гёте и Абай», «Тихие беседы на шумных перекрёстках» и других.

            В целом, творчество писателя обусловлено евразийским мировосприятием, образом его художественного мышления. Своеобразие эстетического феномена Г.Бельгера определяется взаимодействием в его творческом сознании (публицистическом и художественном) западного и восточного начал. Определяющее влияние на художественный строй произведения писателя оказал тройственный (трилингвизм) тип его авторского мировосприятия. В его произведениях, независимо на каком языке они написаны, всё время присутствует триединый стиль. «Три струны души» писателя, ситуация «трёхъязычия», несомненно, обогащает все национальные культуры (казахскую, немецкую, русскую). Безусловно, евразийский менталитет Г.Бельгера позволяет соединить восточные (азиатские) и западные (европейские) культурные потоки и создать уникальный казахстанский вариант поликультурности, носителем которой он и является.

            Пишет он, что у каждого народа своя ментальность – своеобразный склад ума, свое мироощущение, миропонимание. Казаху, например, не свойственны точность, четкость в европейском понимании. Бельгер не скрывает того, что казахская культура для него родная. Вся его жизнь – как читателя, литератора, человека – пронизаны, просветлены в немалой степени Ауэзовым.

«Из ничего - ничего не бывает. Не бывает и ничего случайного. Во всем присутствует своя строгая закономерность. И тайна гения объясняется не только востребованностью обстоятельств и всевластного времени, не только воспитанием и средой, но и сплетением генов, взрывом родовой или многородовой энергии в одной конкретной личности» [3]. Это слова самого Герольда Бельгера, рассуждающего о трех исполинах казахского, немецкого и русского народов – Абае, Гете и Пушкине.

            Человек широкой культуры, он понимает, что не надо бояться русского языка – языка А.Пушкина, И.Бунина, Л.Толстого, «…без этого ни один современный человек, если он причисляет себя к культурным, просто не полноценен». «Русским надо всегда помнить, что за их спиной стоит могучая нетленная русская культура. И с ней не пропадёшь. Ну а я всегда чувствую, что за моей спиной стоят Гегель, Гёте, Шиллер, с ними я тоже не пропаду. Если я знаю казахский язык – это моё богатство» [3].

 

Литература

1. Алефиренко, Н.Ф. Текст и дискурс в фокусе языковой личности // Языковая личность. Текст. Дискурс. Теоретические и прикладные аспекты исследования: материалы междунар. науч. конф. Самара, 3–5 окт. 2006 г. С. 6–10.

2. Ананьева, С.В. Творчество Герольда Бельгера в контексте современного литературного процесса / С.В. Ананьева, Л. Бабкина; под ред. Б.Б. Мамраева. Алматы: Шк. ХХI века, 2004. 199 с.

3. Бельгер Г. Родство. Статьи и очерки. Алма-Ата: Казахстан, 1991. 87 c.

4. Богин Г.И. Модель языковой личности в ее отношении к разновидностям текстов: АДД. Л., 1984. С.1; Богин Г.И. Типология понимания текста. Калинин, 1986. С.3

5. Караулов, Ю. Н. Русский язык и языковая личность. М., 1987. С. 48–68.

6. Костомаров В.Г. и Верещагин Е.М. Язык и культура, 2005. С. 176

7. Красных, В.В. Коммуникативный акт и его структура // Функциональные исследования: сб. ст. по лингвистике. Вып. 4. С. 43–44.

8.Силичева О.В. Личность и механизмы ее формирования Сб. науч. ст. М 641 Вып. 7, 8 / ВГПУ; Науч. ред. А. П. Горячев. Волгоград: Перемена, 2000. — 128 с. (Сер. Философские беседы.)

 

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle