Библиографическое описание:

Черных Е. А. Непунктуированные атрибутивные последовательности: ритмические особенности и стилистический потенциал // Молодой ученый. — 2010. — №4. — С. 211-217.

Атрибутивные последовательности различных видов уже долгое время привлекают внимание исследователей. Наиболее подробно такие последовательности уже были рассмотрены с точки зрения лексической равнозначности [1, 2], реализации синтаксических диэрем [3], исторического развития парных сочетаний [4], а также просодического оформления отдельных разновидностей последовательностей [1, 4, 5]. Однако ритмическая составляющая данного элемента текста еще недостаточно хорошо изучена. В то же время именно благодаря своим характерным ритмическим особенностям атрибутивные последовательности широко используются авторами художественных произведений для создания того или иного эстетического эффекта или звукового образа.

Данная статья посвящена изучению ритмических и функциональных особенностей наиболее простого, с точки зрения синтаксиса, вида атрибутивных последовательностей, состоящих из двух или более прилагательных-определений, следующих в тексте непосредственно друг за другом и не разделенных ни знаками препинания, ни союзами. Материалом для исследования послужили тексты романов признанных классиков английской литературы, принадлежащих к различным эпохам и литературным направлениям и входящих в основную программу филологических факультетов университетов — Дж. Остен, О. Уайлд, У.С. Моэм, Д. дю Морье, Дж.  Барнс.

Прежде чем приступить к непосредственному анализу материала, следует сказать несколько слов о теоретической и методологической основе нашего исследования. Настоящая работа основывается на достижениях и постулатах филологической фонетики [6], прагмалингвистики [7, 8], и нового направления, развивающегося в настоящий момент на кафедре английского языкознания филологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова — прагмафоностилистики. Прагмафоностилистическое изучение художественного текста является разделом прагмалингвистики и нацелено на выявление основных особенностей звучания (как на сегментном, так и на сверхсегментном уровне), которые скрыты в письменном тексте как часть авторского художественного замысла и которые, следовательно, должны быть выделены и освещены в специально разработанных материалах [8, c.12].

В ходе исследования был использован метод сопоставления (конфронтации) в его прагмафоностилистической разновидности и прагмалингвистическое моделирование текста [9, с.14, 31-32]. Метод сопоставления является одним из основных методов в филологии, однако для наших целей наиболее важным оказалось сопоставление различных печатных вариантов текста (где издателями вносились небольшие изменения на уровне знаков препинания), устных вариантов прочтения (аудиокниги, магнитофонные записи чтения текста носителями английского языка и высококвалифицированными русскими филологами-англистами), а также сопоставление оригинального текста с его экспериментальными вариантами, где производились небольшие экспериментальные замены на уровне лексических единиц, знаков препинания, расположения прилагательных в последовательности.

Перейдем теперь к анализу материала и выводам, которые он позволил сделать. Приведем несколько примеров последовательностей, относящихся к данной группе. Как правило, такие последовательности бывают двух- или трехчленными, например: Yes, he was certainly wonderfully handsome, with his finely-curved scarlet lips, his frank blue eyes, his crisp gold hair. (Oscar Wilde. The Picture of Dorian Gray) Sometimes, in a little puffing car, he jerks his way along the uneven, muddy track that leads sharply to the right out of Helford village, and… (Daphne du Maurier. Frenchman’s Creek)over the bed there were fat little gilt cherubs who dangled a lamp with a pink shade, and fat little gilt cherubs swarmed all around the mirror on the dressing-table. (W.S.Maugham. Theatre) I saw a neat little old woman, with cheeks like apples, toiling away from morning to night, through the long years, to keep her house trim and spruce. (W.S.Maugham. The Moon and Sixpence)

Отсутствие запятых, разделяющих члены последовательности на письме, указывает на отсутствие пауз при их произнесении. Это означает, что определения и непосредственно следующее за ними существительное представляют собой единую синтагму (или, в фонетических терминах, единую сложную ритмическую группу), что является одной из отличительных особенностей ритма рассматриваемого вида последовательностей.[1]

Поскольку последовательности данного вида образуют единую синтагму, с точки зрения просодии, для них характерна называемая «нисходящая шкала», то есть ровное, постепенное понижение тона на каждом ударном слоге [10, с.34]: a 'fine old ֻhouse; the ar'tistic little ·dining-room; a 'little ·puffing ֻcar.[2] Подобное просодическое оформление не подразумевает акцентного выделения отдельных элементов внутри последовательности.

С другой стороны, последовательность в целом нередко оказывается выделена читающим в потоке речи в отдельный интонационный контур с помощью словесного ударения (обычно “accidental rise”) на первом элементе последовательности и изменения других просодических параметров, таких как темп и громкость, а также паузы после последовательности:

'Julia ·sat in a ↑great leather ِarmchair| 'willing with all her \might the A↑mericanmanager| to 'offer apart thatMichael would re ِfuse| or a 'salary that hefelt it would be↑neath his 'dignity to ֻaccept.|| (Maugham. Theatre — впрочтении филолога-англичанина)

He was not \vain of his good ِlooks,| he 'knew he was ِhandsome| and ac'ceptedcompliments,| 'not exactly with inِdifference,| but as he 'might have accepted acompliment on fine old 'house| that hadbeen in hisfamily for geneֻrations. (W.S.Maugham. Theatre—в прочтении филолога-англичанина)

Важно также отметить, что в ряде случаев при чтении таких последовательностей наблюдается тенденция к фонетическому ослаблению второго элемента, особенно если последовательность состоит из коротких односложных или двусложных слов. Так, например, непунктуированные последовательности в двух отрывках из романов О.Уайлда и У.С.Моэма, прочитанных профессиональным актером, филологом-носителем английского языка и высококвалифицированным филологом-англистом получают следующее просодическое оформление:

1) Yes, he was certainly wonderfully handsome,| with his finely-curved scarlet lips,| hisfrank blue 'eyes,| hiscrisp gold ֻhair. (Oscar Wilde. The Picture of Dorian Gray — аудио-книга);

Yes, he was certainly wonderfully handsome, with his finely-curved scarlet lips,| hisfrank blue 'eyes,| his ↑crisp gold ֻhair. (Oscar Wilde. The Picture of Dorian Gray — в прочтениифилолога-англичанина);

2) He was not vain of his good looks, he knew he was handsome and accepted compliments, not exactly with indifference, but as he might have accepted a compliment on fine old 'house| that had been in his family for generations. (W.S.Maugham. Theatre—русский филолог);

He was not vain of his good looks, he knew he was handsome and accepted compliments, not exactly with indifference, but as he might have accepted a compliment on fine old 'house| that had been in his family for generations. (W.S.Maugham. Theatre—в прочтении филолога-англичанина);

В трехчленных последовательностях фонетически ослабленными часто оказываются второй и третий элемент:

  Over the bed there were ↑fat little gilt 'cherubs| who dangled a lamp with a pink shade, andfat little gilt 'cherubs|swarmed all around the mirror on the dressing-table. (W.S.Maugham. Theatre—впрочтении филолога-англичанина);

I saw a 'neat little old ∙woman,| with cheeks like apples, toiling away from morning to night, through the long years, to keep her house trim and spruce. (W.S.Maugham. The Moon and Sixpence — аудио-книга).

Однако, указанная тенденция, очень характерная для английской речи вообще, когда по «правилу трех слогов»[3] средний элемент в последовательности из трех односложных слов, следующих друг за другом, ослабляется, далеко не всегда наблюдается, когда речь идет о чтении художественной прозы. Так, было замечено, что читающие придавали последовательностям данного вида совершенно другое просодическое оформление, когда считали нужным выделить оба элемента последовательности. В этом случае темп замедлялся, сонорные n и l тянулись дольше, и каждое слово в последовательности получало собственное ударение:

Lord Henry elevated his eyebrows,| and looked at him in a\mazement through the ↑thin 'bluewreaths ofsmoke|that curled up in such fanciful whorls from his heavy opium-tainted cigarette. ‘Not send it anywhere? My dear fellow, why? Have you any reason?’ (Oscar Wilde. The Picture of Dorian Gray— аудио-книга);

В данном случае отсутствие фонетического ослабления и замедление темпа обусловлены контекстом, помогая передать удивление и замешательство Лорда Генри, когда он узнает, что его друг не хочет никому показывать свой шедевр. Несколько мгновений он молча смотрит на него в удивлении сквозь кольца дыма, которые плывут от его сигары, и только потом начинает говорить.

Приведем еще один пример из аудио-книги по роману Джейн Остен «Нортенгерское Аббатство», где героиня впервые описана совсем юной девушкой, болезненной и невзрачной:

She had a 'thinawkward ِfigure,| asallow ∙skin without ِcolour,|↑darklank ِhair,| andstrong ֻfeatures;|— so much for her person; — and not less unpropitious for heroism seemed her mind.  (Jane Austen. Northanger Abbey. –аудио-книга)

При произнесении как первой, так и второй последовательности читающий специально выделяет каждое определение. Такое прочтение, вероятно, подсказано расположением лексических единиц в обеих последовательностях: на первом месте в последовательности стоит нейтральное прилагательное (thin, dark), а втором — более «сильное» прилагательное с ингерентной отрицательной оценочной коннотацией (awkward, lank). В результате, подчеркивается невзрачность, «обычность» девушки, чья внешность, положение и характер мало подходят для героини романа.[4]

Таким образом, наш материал позволяет сделать вывод о том, что правило трех слогов, характерное для научной прозы, далеко не всегда соблюдается, когда функция воздействия выходит на передний план.

Перейдем теперь от особенностей плана выражения к функционированию данного вида последовательностей в художественном тексте и, следовательно, тому содержанию, которое они могут передавать. Наш материал позволил выявить некоторые устойчивые тенденции в употреблении непунктуированных бессоюзных последовательностей различными авторами в сходных ситуациях для создания того или иного художественного эффекта.

Во-первых, непрерывный интонационный контур может служить  для создания впечатления движения, длительности, непрерывности. Так, в следующем примере с помощью непунктуированной последовательности автор изображает ровный, плавный, непрерывный звук, похожий на свист или песню,  который не то слышится, не то кажется герою: And so far he turns to go, heading the dinghy’s nose for the roadstead, and as he pulls away the sounds and the whispers become more insistent to his ears, there comes the patter of footsteps, a call, and a cry in the night, afarfaint ِwhistle,|and acuriouslilting ֻsong. (Daphne du Maurier. Frenchman’s Creek.) В данном примере впечатление плавного продолжительного звука создается также благодаря концентрации в последовательностях сонорных и шипящих согласных звуков: [f-f-n-w-sl | n-s-l-l-ŋ-s-ŋ], причем интересно отметить, что в первой последовательности преобладают шипящие, а во второй — сонорные, таким образом в сознании читающего и слушающего разделяются два разных звука, присутствующих в описании, — свист и песня. То же противопоставление присутствует на уровне ритма: первая последовательность состоит из трех одноударных простых ритмических групп ('far ·faint ِwhistle – М+М+М), тогда как вторая последовательность основана на постепенном уменьшении простых ритмических групп ('curious ·lilting ֻsong D+T+M). Рассматривая данный пример, важно также обратить внимание на взаимное расположение сложных ритмических единиц и место указанных последовательностей в ритмической структуре предложения. Как по смыслу, так и ритмически предложение можно условно разделить на две части. Первая часть состоит из трех синтагм, в которых описываются действия героя и говорится о том, что звуки и шепот вокруг него становятся постепенно сильнее и напряженнее. Вторая часть состоит из пяти однородных синтагм, называющих различные звуки, которые слышатся герою. Ритмический рисунок данного предложения можно передать следующей схемой, где цифры означают части предложения, одна строка соответствует одной синтагме (или сложной ритмической единице), а буквы означают одноударные, трохеические и дактилические простые ритмические группы; жирным шрифтом отметим в схеме интересующие нас последовательности:

1) TTM|

DTDT|

TM DD+3D+1M|

2) DT|

M|

DM|

MMM|

D T M||

Из схемы видно, что обе части предложения основаны на возрастающем ритме, который помогает автору передать усиливающееся напряжение.

Приведем еще несколько примеров. В следующем отрывке непунктуированная бессоюзная последовательность помогает изобразить бегущий ручей: Being a stranger, the yachtsman looks back over his shoulder to the safe yacht in the roadstead, to the broad waters of the river, and he pauses, resting on his paddles, aware suddenly of the deep silence of the creek, of its narrow twisting channel, and he feels –for no reason known to him—that he is an interloper, a trespasser in time. (Daphne du Maurier. Frenchman’s Creek.) Здесь, также как и в предыдущем примере, ритм имеет первостепенное значение для создания художественного образа. Представим ритмическую структуру предложения в виде схемы:

DT|

DDD+1MDT|

MD+1T|

M|

D+1M|

MD+2MD+1M|

TTT|

M|

MTD|

D+1|

D+1M||

Как видно в приведенной схеме, последовательность narrow twisting channel состоит из трех трохеических групп, явно выделяясь своей ровностью и упорядоченностью на фоне окружающих ее беспорядочно чередующихся коротких и длинных ритмических групп. Трохеический ритм последовательности хорошо передает равномерное течение ручья, помогая автору создать образ не только на уровне слов и значений, но и на уровне звучания.

 В третьем примере последовательность данного вида используется автором для изображения быстрого взгляда, брошенного персонажем: Young Mark, the Project Manager, flashed his quick blue eyes at her in a manner she recognized as largely self-referring; he would be a flirt with no follow-through. (J.Barnes. England, England) Описание взгляда персонажа занимает особое место в настоящем исследовании, так как наш материал показал, что именно при описании взгляда авторы особенно часто обращаются к разнообразным атрибутивным последовательностям. Это может быть обусловлено тем, взгляд и улыбка представляются наиболее яркими и «подвижными» деталями внешности, позволяющими передать характер, настроение и чувства персонажа с позиции «внимательного наблюдателя», а не всеведущего автора, что особенно характерно для литературной манеры писателей XX века. Вернемся к нашему примеру. Среди различных видов ритмических последовательностей непунктуированная бессоюзная последовательность, состоящая из трех односложных слов, лучше всего подходит для изображения быстрого скользящего взгляда. С точки зрения ритма, последовательность не выделяется паузами из потока речи, сливаясь с остальной частью синтагмы и образуя с ней единую сложную ритмическую группу. Более того, благодаря фонетическому ослаблению второго члена последовательности ускоряется темп, что также способствует созданию звукового образа, соответствующего быстро брошенному взгляду. Напротив, выделенными здесь оказываются две короткие начальные синтагмы, благодаря чему внимание читателя, как и внимание героини, обращается на молодого Марка, ее будущего любовника. Представим предложение в виде схемы:

MM|

TD|

TTD+2DD+1D+1T|

TDM||

Во-вторых, авторы часто используют непунктуированные бессоюзные атрибутивные последовательности тогда, когда стремятся слегка «принизить» описываемый объект, показать его незначительность (или, скорее, показать, что герой воспринимает его таким). В этом случае в последовательность часто включается прилагательное little, обозначающее обычно не размер предмета, а отношение к нему говорящего,[5] или другие прилагательные, обладающие ингерентными коннотациями и указывающие на снисхождение или презрение. Чаще всего такое употребление ритмических последовательностей встречается в несобственно-прямой речи[6] (внутренних монологах) героев. Приведем несколько примеров. 1) She laughed in her sleeve as she thought of poor old Charles devising a simple little trick like that to get her into his bedroom. What mugs men were! (W.S.Maugham. Theatre.) В данном примере, представляющем собой несобственно-прямую речь главной героини романа «Театр», последовательности poor old Charles и simple little trick служат для того, чтобы передать издевку, с которым Джулия думает о Чарльзе и его ухаживаниях. Слова poor, old, simple, little, сведенные вместе, приобретают в данном контексте отрицательную коннотацию и выражают презрение героини. Ирония усиливается благодаря синтаксическому и ритмическому параллелизму сведенных в одном предложении последовательностей. С синтаксической точки зрения, обе последовательности представляют собой сочетания двух прилагательных-определений и определяемого существительного. В ритмическом плане параллелизм выражается в распределении простых ритмических групп лежащих в основе последовательностей. В обеих последовательностях второй член фонетически ослаблен, поэтому они состоят из двух простых ритмических групп, первая из которых на одну единицу длиннее второй (хотя ритмические группы, составляющие вторую последовательность пропорционально длиннее, чем в первой):

She 'laughed in hersleeve as shethought ofpoor old 'Charles| de'vising asimple little 'tricklikethat| to 'get her into his ֻbedroom.

DDTTM  DD+1TM  D+2T||

 2) Второй пример также представляет собой несобственно-прямую речь героини и передает презрительное отношение Джулии к молодой актрисе, пытавшейся встать у нее на пути: Poor Michael who imagined she had killed Avice’s scene because she thought he was too attentive to that foolish little blonde. (W.S.Maugham. Theatre.) Прилагательное foolish обладает ингерентной отрицательной коннотацией, в результате чего отрицательную окраску приобретает и прилагательное little, которое в данной позиции, согласно словарным статьям, может выражать как положительное, так и отрицательное отношение говорящего в зависимости от контекста и предшествующего прилагательного. 3) Приведем еще один пример:  The football club would be easier: he’d send Mark up to Manchester with a team of top negotiators. Little blue-eyed Mark who looked like a soft touch and then flattered you into signing your life away. (J.Barnes. England, England.) Эксцентричный и язвительный Сэр Джек желает приобрести известный футбольный клуб и переместить его на свой остров. Он посылает на переговоры умного и ловкого Марка, представляя себе, как этот ничем не выделяющийся на вид человек с легкостью выполнит почти невозможную задачу. Описание Марка, голубоглазого, мягкого, незаметного, передает иронию, с которой говорит Сэр Джек. Интересно обратить внимание на позицию слова little в последовательности. Согласно словарным статьям [11, с.899; 12, с.945], little, выражающее отношение говорящего, обычно ставится между существительным и другим прилагательным. Однако в приведенном примере оно занимает первое место в последовательности.[7] Этому можно найти несколько объяснений. С точки зрения лексикологии, оценочное значение слова little переносится на нейтральное прилагательное blue-eyed, которое приобретает здесь дополнительное значение «невинности», «искренности», благодаря чему создается иронический эффект. С другой стороны, в плане фонетики, именно такое расположение прилагательных последовательности способствует созданию эффекта фонестемной конденсации: соположенными оказываются сочетания звуков [l – tl – bl] (little blue-eyed Mark), ассоциирующиеся в английском языке с маленьким размером, размытостью формы или незначительностью [13, с.251].

В-третьих, непунктуированные последовательности нередко встречаются в эпизодах, где автор хочет изобразить красоту человека или пейзажа, приятную внешность, ровные, правильные, идеальные пропорции. Создается впечатление, что взгляд как будто скользит по объекту, не находя никаких неровностей.

Так, например, в одном из эпизодов романа «Портрет Дориана Грея» автор показывает героя глазами Лорда Генри, который восхищен его красотой:

Lord Henry looked at him. Yes, he was certainly wonderfully handsome, with his finely-curved scarlet lips, his frank blue eyes, his crisp gold hair. There was something in his face that made one trust him at once. All the candour of youth was there, as well as all youth’s passionate purity. One felt that he had kept himself unspotted from the world. No wonder Basil Hallward worshipped him. (O.Wilde. The Picture of Dorian Gray.)

В данном описании привлекают внимание три двучленные непунктуированные атрибутивные последовательности, расположенные друг за другом и представляющие собой однородные распространенные члены предложения: his finely-curved scarlet lips, his frank blue eyes, his crisp gold hair. Синтаксический параллелизм  в данном примере поддерживается четким чередованием трохеических и одноударных простых ритмических групп (слова blue и gold редуцируются в соответствии с «правилом трех слогов» — см. выше), лежащих в основе последовательности и контрастирующих с непосредственным окружением, состоящим преимущественно из дактилических ритмических единиц. Представим ритмический рисунок данного отрывка в виде схемы:

TD||

DD+1T| TMTM| TM| TM||

D+1TTDM||

DTM| TDD||                                                                                                                           

D+1D+1D+1M||

TTTD||

 Благодаря такому расположению сложных и простых ритмических единицы, автору удается создать в описании Дориана, увиденного глазами Лорда Генри, своего рода «идеальные ритмические пропорции», соответствующие идеальным пропорциям во внешности героя.

Еще одним примером использования непунктуированных бессоюзных последовательностей в изображении героя может послужить описание Майкла в романе «Театр», также славившегося своей красотой: As a young man, with a great mass of curling chestnut hair, with a wonderful skin and large deep blue eyes, a strait nose and small ears, he had been the best-looking actor on the English stage. (W.S.Maugham. Theatre.)

Итак, наш материал показал, что непунктуированные атрибутивные последовательности обладают рядом характерных ритмических свойств, что позволяет авторами художественной прозы широко использовать их для создания определенного эстетического эффекта. Последовательности данного вида наиболее часто используются в различных описаниях, а также в несобственно прямой речи персонажей, где они благодаря непрерывному интонационному контуру и особому ритмическому рисунку способствуют созданию впечатления плавного движения, красоты и правильности форм или (при соответствующем лексическом наполнении) ироничного либо презрительного отношения к описываемому объекту. При стилистическом использовании атрибутивных последовательностей звуковой образ, создающийся благодаря ритму, поддерживается также на сегментном уровне, что усиливает эстетическое воздействие на читателя. Таким образом, изучение ритмических особенностей атрибутивных последовательностей может способствовать лучшему пониманию содержания художественного текста и эстетического замысла автора.

 

Библиографический список:

1.    Морозова А.Н. Равнозначность слов как текстологическая проблема: Дис. …канд. филол. наук.—М.: МГУ, 1980.

2.    Морозова А.Н. Лексико-фонетические характеристики синтагм в составе конструкций с однородными определениями// Синтагматика и синтаксис английской речи: Коллективная монография/ Под редакцией А.Н.Морозовой. — Самара: Изд-во СГПУ, 2007. — С. 28 — 36.

3.    Александрова О.В. Синтаксические диеремы в системе речи: Дис. … д-ра филол. наук.—М., 1982.

4.    Марченко А.Н. Равнозначность слов в языке и речи.—Дис. …канд. филол.наук.—М., 1973.

5.    Минаева Л.В. Лексикологическая фонетика английского языка. Дис. …канд. филол. наук.—М.: МГУ, 1976.

6.    Philological Phonetics. Ed. by O. Akhmanova.—M.: Moscow University Press, 1986.

7.    Магидова И.М. Теория и практика прагмалингвистического регистра английской речи: Дис. …докт. филол. наук.—М.: МГУ, 1989.

I.     Maguidova. The Past, the Present and the Future of Speech Modelling as Part of Functional Stylistics// Сборник конференции LATEUM 2008 — Language. Speech. Communication. Culture. Под общ. ред. проф. Александровой О.В. — Россия, Макс Пресс, 2008. — С. 20 — 24.

8.    Maguidova, I.M. Speech Modelling as the Subject of Functional Stylistics// Folia Anglistica: Functional Stylistics. 1/1997.—M.: Диалог-МГУ, 1997. — С. 11 — 41.

9.    Decheva S.V. The Bases of English Philology.—Moscow, 2000.

10.    Oxford Advanced Learner’s Dictionary, 7th edition. — Oxford University Press, 2005.

11.    Longman Dictionary of Contemporary English. — Pearson Education, 2003.

12.    Crystal D. The Cambridge Encyclopedia of the English Language. Second edition.—Cambridge University Press, 2003.

 

Источникииллюстративного материала:

1. J. Austen. Northanger Abbey. — Dover Publications, Mineola, New York, 2000.

2. J. Barnes. England, England. — Vintage, London, 2008.

3. W.S.Maugham. The Moon and Sixpence. — М.: Юпитер-Интер, 2004.

4. W.S.Maugham. Theatre.—М.: Менеджер, 2004.

5. D. du Maurier. Frenchman’s Creek. — Vigaro Press, 2003.

6. O.Wilde. The Picture of Dorian Gray.—Wordsworth Editions, 2001.

 



[1] Исходя из сказанного, мы также считаем необходимым рассматривать препозитивные последовательности не просто как последовательности прилагательных, а как последовательности прилагательных и определяемого существительного, составляющих единое целое.

[2] В данной работе используется метаязык фонетического описания речи, разработанный на кафедре английского языкознания МГУ. Под одноударными ритмическими единицами (М) понимаются единицы, состоящие из одного ударного слога; трохеические единицы (Т)—единицы, состоящие из одного ударного и одного безударного слога; дактилические единицы (D) –единицы, состоящие из одного ударного и двух (или более) безударных слогов. Вертикальной чертой (|) обозначается пауза в одну единицу, двумя чертами (||)—пауза в две единицы. Что касается просодического описания, маленькая вертикальная черта (') или точка(·) обозначают ровный тон в составе «нисходящей шкалы», стрелка (↑) и длинная наклонная черта (\) обозначают словесное ударение (accidental rise и high fall), короткая наклонная черта (ֻ) обозначает финальное понижение тона в конце синтагмы, подчеркивание  — фонетическое ослабление, разреженный шрифт — замедление темпа.

[3] Три слога, следующие непосредственно друг за другом в речевой цепи и не разделенные паузами, как правило, не могут быть в равной степени ударными. [10, с.34-35]

[4] Эта характеристика в первой главе романа очень важна, так как Джейн Остен намеренно противопоставляет свою героиню идеальным во всех отношениях героиням сентиментальных романов, на что писательница сама обращает внимание в первой главе «Нортингерского аббатства».

[5] Данное значение слова little приводится в словарях. См., например, Oxford Advanced Learner’s Dictionary: little- 2) used after an adjective to show affection or dislike, especially in a patronizing way: The poor little thing!; Longman Dictionary of Contemporary English: little- 2) used between an adjective and a noun to emphasize that you like or dislike something or someone, although they are not important, impressive etc: It could be a nice little business. It was another of her silly little jokes.

[6] Под несобственно-прямой речью понимается особый прием изложения, широко распространенный в художественной прозе XX века, когда речь персонажа внешне передается в виде авторской речи, но сохраняет все стилистические особенности, присущие прямой речи персонажа. Речь ведется от лица автора, но общее содержание высказывания переносится в область мышления и речи литературного героя. Подробнее см. Елисеев И.А., Полякова Л.Г. Словарь литературоведческих терминов.—Ростов, 2002. С.122.

[7] Более подробно, нежели в словарях, вопрос о месте прилагательных в последовательности обсуждается в практических грамматиках английского языка. (См., например: R.Murphy English Grammar in Use.— Cambridge University Press, 1997; A.J.Thomson, A.V.Martinet A Practical English Grammar.— Oxford University Press, 1998.) В грамматиках приводится следущий порядок расположения качественных прилагательных: 1) размер, кроме «little», 2) общее описание, 3) возраст и прилагательное «little», 4) форма, 5) материал, 6) происхождение, 7) назначение. Однако отдельно отмечается, что прилагательные little, old, young могут стоять в разных позициях в зависимости от намерения автора—в тех случаях, когда эти прилагательные служат скорее для передачи информации, они ставятся на первое место, а если их основное назначение состоит в передаче оценочного значения, то они занимают позицию после другого прилагательного (при этом более сильное ударение падает на прилагательное, занимающее первое место в цепи). Так, например, прилагательное little может встречаться в обеих позициях: an expensive little hotel; a little sandy beach. Следует также отметить, что для выражения только значения маленького размера рекомендуется использовать слово small.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle