Библиографическое описание:

Волынкина С. В. Фактор искренности в комплиментарных оценках // Молодой ученый. — 2010. — №4. — С. 196-198.

Реализация речевого жанра комплимента для адресата речи всегда представляет сложность. Она состоит в интерпретации услышанного как правдивого сообщения либо льстивого восхваления. В этом, в частности, проявляется асимметричность функционирования оценок со знаком «+» и знаком «-»: критическое суждение, высказанное в спокойной обстановке в адрес того или иного лица, самим объектом речи и большинством окружающих интерпретируется как искреннее, не вызывая сомнений в честности говорящего, в то время как положительные высказывания в чей-то адрес периодически подвергаются сомнению относительно их искренности и достоверности.

Субъективность оценок и эмоционально-экспрессивный фактор в речи характеризуются сложностью не только в плане бытового интерпретирования адресатом, но и в плане лингвистического анализа. Многочисленные работы, посвященные изучению эмоционально-оценочных смыслов, категорий и концептов в языке [Анипкина, 2000; Болинджер, 1996; Булыгина, Шмелёв, 1994;  Вайнрих, 1987; Вольф, 2006, Орлова, 2000; Хэар, 1985], до сих пор не решили проблему классификации оценочных высказываний в аспекте истинности / ложности выражаемого мнения.  При исследовании речевого жанра комплимента данный вопрос является одним из наиболее важных – он и стал для автора статьи центральным. В качестве материала в данном случае использованы сюжеты, фиксирующие комплимент в разговорной городской среде, а также в коммуникативном пространстве телевизионных ток-шоу.

Комплимент – это тип речевого высказывания, целью которого является стремление сказать собеседнику нечто приятное о нём как личности и через это расположить его к себе.

Ключевым фактором определения искренности комплимента является достоверная оценка реального положения дел. Таким образом, искренность выражается через понятие истинности производимой оценки. При реализации комплимента возможны два варианта: искреннее и неискреннее высказывание. Искренность / неискренность бытового комплимента через соответствие / несоответствие реальному положению дел в большинстве случаев верно определяется оцениваемым лицом и вызывает соответствующую реакцию.

Круг бытового общения у каждого человека складывается в течение длительного времени и подвержен влиянию многочисленных факторов: социальных, психологических, возрастных, гендерных и родственных. Каждый человек, исходя из этого, оценивает отношение к нему окружающих, интуитивно чувствуя степень искренности говорящего. Несмотря на возможные здесь ошибки, в большинстве случаев искренность или неискренность комплиментарного высказывания определяется адресатом достаточно точно. При сопоставлении со сферой телевизионного ток-шоу этот фактор выявляет специфическую для комплимента черту: большую по сравнению с телевизионным ясность бытового комплимента в определении степени искренности высказывания.

Кроме вышеназванной совокупности учитываемых адресатом факторов, при определении искренности или ложности комплимента помогает, как ни странно, обращение к временной составляющей. В данном случае интересен не фактор временной отнесённости жанра, а отрезок времени, отделяющий произнесение комплимента от момента физического восприятия объекта (зрительного, слухового, обонятельного и т.д.). Чем более спонтанной является речевая реакция-комплимент на объект восприятия, тем более искренней можно считать саму оценку, которая в таком случае приобретает характер выплеска эмоций, а не обдуманного высказывания с целью сказать приятное собеседнику. Целеустановка комплимента, таким образом, здесь отодвигается на периферию, главным же оказывается выражение восхищения каким-либо качеством собеседника:

[Ситуация на рабочем месте, в момент появления в кабинете одной из сотрудниц].

            Коллега: Красотка!

            Сотрудница: Да, я такая!

(Язык Красноярска: архив автора; февраль 2005);

            Косметолог (клиентке): О, какая у нас девушка! Правильно, вот и Рената Литвинова говорит: «Женщина должна быть светленькой, нежной и свежей!»

            Клиентка: Спасибо! Вот и стараемся соответствовать…  

(Язык Зеленогорска: архив автора; август 2003).

Во втором примере за спонтанным восхищением следует уже собственно комплиментарное рассуждение, раскрывающее содержание первоначальной импульсивной реакции на появление в салоне новой клиентки. Как правило, в русской речевой действительности данные высказывания сопутствуют друг другу, причём именно в такой последовательности, которая отражена в приведённом выше примере.

Кроме того, для определения степени искренности комплимента очень важным является способ реализации жанра, связанный с факторами автора и адресата. Анализ названных коммуникативных ролей выявил существование трёх видов комплимента: прямого, косвенного и заочного. Так, заочный комплимент как оценка лица, находящегося за пределами коммуникативного пространства автора и адресата, характеризуется наибольшей степенью искренности по сравнению с двумя другими. Вероятность того, что данный комплимент когда-либо дойдёт до самого объекта оценки, чрезвычайно мала. Как следствие, наличие корыстных и других неискренних целеустановок автора высказывания значительно снижается при реализации такого типа комплимента:

[Разговор двух подруг; младшая из них является на момент общения студенткой, старшая – выпускницей. Обсуждается преподаватель, известный обеим].

            Старшая: Когда я училась, у нас вся группа любила Ольгу Владимировну очень-очень.

            Младшая: Да, мы тоже её любим. И она такая красивая!

            Старшая: Она и красивая, и умная, и такой трудоголик, каких поискать!

(Язык Красноярска: архив автора; август 2005).

То же самое, но в ещё более гиперболизированном виде, относится к так называемому «комплименту звезде»:

Молодой человек (во время просмотра рекламного ролика о девушке, представляющей марку): Вот это женщина! Просто блеск!

(Язык Красноярска: архив автора; октябрь 2005).

Весьма сложно смоделировать ситуацию, в которой оценка, данная человеку с экрана (как в представленном примере), могла бы иметь неискреннюю природу.

            Таким образом, основываясь на нескольких перечисленных выше факторах, с определённой долей достоверности всё-таки можно выявить степень искренности говорящего комплимент по отношению к оцениваемому объекту.

Степень искренности говорящего в процессе публичной коммуникации, тем более телевизионной, определить довольно трудно. Как говорилось выше, при исследовании бытового комплимента, искренним  комплимент считается  в том случае, если оценка, содержащаяся в нём, имеет качества объективности и достоверности:

            [Героиня программы – польская актриса Барбара Брыльска].

            Ю. Меньшова (героине): Как странно… Вы – удивительно красивая женщина. У меня складывается впечатление, что, в принципе, ваша жизнь не так счастлива, в смысле ваших отношений с мужчинами.

(НТВ, «Продолжение следует…»; тема «Судьба без иронии»; 31 декабря 2001).  

Приведённый сюжет демонстрирует реализацию искреннего комплимента, потому что известная польская актриса, ставшая популярной и любимой в нашей стране после выхода в прокат художественного фильма «Ирония судьбы, или С лёгким паром!», действительно, очень красива. Об этом свидетельствует всеобщее мнение, в данном случае – телезрителей и аудитории ток-шоу.

Неискренний комплимент имеет ряд формальных признаков: наличие чрезмерной гиперболизации, экспрессивности, частое нарушение правил речевого поведения «не преувеличивай», «будь искренен, правдив». (Искренний комплимент более «сдержан» в использовании перечисленных средств). Характерным показателем неискренности комплиментарной оценки является также совмещение её с определёнными речевыми жанрами, целевые установки которых могут свидетельствовать о ложности комплимента; имеются в виду, в частности, такие типы высказываний, как комплимент-колкость и комплимент-шутка.

Далее приведен пример реализации двух, следующих один за другим неискренних комплиментов:

А. Малахов (певице Е. Шавриной): Откроем секрет: у Вас трое взрослых сыновей, а выглядите на 17 лет. Вы просто очаровательны. Правда, Инна? (обращается к предыдущей героине. – С.В.)

            И. Ульянова (актриса): Не то слово: восхитительны, великолепны! Вам же сказали возраст – 17 лет.

(«Первый канал», «Большая стирка»; тема «Старость – это не про меня»; 13 ноября 2001).

Можно считать, что похвалы, которой бы положительно оценивалась внешность личности, не существует – эту функцию исполняет комплимент, который может быть как искренним, так и ложным – следствием желания сказать приятное, расположить к себе оцениваемое лицо или просто воодушевить человека, поднять ему настроение. Впрочем, мотивация здесь может быть самой разнообразной, далеко не всегда имеющей негативный подтекст.

Литература

1.      Анипкина, Л.Н. Оценочные высказывания в прагматическом аспекте // Филологические науки. – М., 2000. №2. С. 58-65.

2.      Болинджер, Д. Истина – проблема лингвистическая // Язык и моделирование социального взаимодействия. Сборник статей. Под ред. В.В. Петрова. М.: Прогресс, 1987. С. 23-42.

3.      Булыгина, Т.В., Шмелёв, А.Д. Оценочные речевые акты извне и изнутри // Логический анализ языка: язык речевых действий. – М., 1994. С 49-59.

4.      Вайнрих, Х. Лингвистика лжи // Язык и моделирование социального взаимодействия. Сборник статей. Под ред. В.В, Петрова. М.: Прогресс, 1987. С. 45-69.

5.      Вольф, Е.М. Функциональная семантика оценки. – М.: КомКнига, 2006.

6.      Орлова, Н.В. Этические оценки // Язык. Человек. Картина мира. Лингвоантропологические и философские очерки. Часть I / Под ред. М.П. Одинцовой. – Омск, 2000. С. 47-57.

7.      Хэар, Р.М. Дескрипция и оценка // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. XVI. Лингвистическая прагматика. – М., 1985. С. 183-195.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle