Библиографическое описание:

Хакиева З. У. Основные динамические характеристики англоязычной терминологии: синхронный и диахронный аспекты (на примере англоязычной строительной терминологии) // Молодой ученый. — 2010. — №4. — С. 206-211.

Любая отрасль науки не стоит на месте, а развивается, возникают новые отрасли знания, новые понятия, в результате чего возрастает потребность в номинации этих понятий. Следствием данного процесса является возникновение новых терминов, терминологических систем, терминологических полей.

Потребность в терминах значительно выше, чем в общелитературных словах. Терминология любой отрасли знания является наиболее динамичной и неотъемлемой частью любого словарного состава языка, т.к. именно посредством возникновения новых терминов  идет обогащение и развитие словарного состава языка. Как отмечает М.Н. Минакова, «…если раньше терминологию относили к периферии языка, то теперь едва ли кто сомневается в ее функциональной значимости» [10, с. 3]. Подтверждением данному факту является широкий спектр работ посвященных проблемам терминологии и терминам. Каждая отдельная наука стремится выработать присущую ей терминологию, дать наиболее точное определение возникающим понятиям.

Впервые высказывания о необходимости выделения науки о терминах в отдельную область знания появились в 1967-1968 гг. В.М. Лейчик говорит о том, что «термины являются предметом научной дисциплины – терминоведения. В 1969 г. в ежемесячном сборнике «Научно-техническая информация» была опубликована статья «Место терминологии в системе современных наук», в которой отмечалось, что терминология обозначает и совокупности терминов различных областей производства, техники, науки, искусства, общественной жизни и.т.д. и науку о них [9, с. 13].

Терминологии свойственно меняться во времени, и возникновение новых и переосмысление старых терминов, является результатом динамичности терминологии. Существуют разные определения терминологии. Так, например, О.С. Ахманова определяет терминологию «как совокупность терминов данной отрасли производства, деятельности, знания, образующая особый пласт лексики, наиболее легко поддающийся сознательному регулированию и упорядочению» [1, с. 475]. В.М. Лейчик отмечает, что терминология – это языковое образование парадигматического типа, являющее собой стихийно сложившуюся совокупность лексических единиц, обладающих семантической общностью и сходством формальной структуры, которые совместно функционируют в одном из языков для специальных целей, обозначая общие понятия области знаний или деятельности, обслуживаемой ЯСЦ [9, с. 107]. Ю.В. Сложенкина считает что терминология – в действительности лишь одна из актуализированных частей целостного творческого процесса в области науки, где присутствуют объективное и субъективное начала, консерватизм и новизна открытия [15, с. 127].

Для формирования и становления терминологии необходим длительный промежуток времени. Факт завершения формирования терминосистемы означает, что в определенной области знания или деятельности наступил период большей или меньшей стабилизации, когда достаточное количество фактов непротиворечиво описывается совокупностью терминов.

Многие авторы разграничивают два понятия: «терминология» и «терминосистема». Некоторые же ученые ставят знак равенства между этими двумя понятиями. К примеру, В.М. Лейчик говорит о том, что в зависимости от степени сознательности необходимо различать два основных вида совокупностей терминов - терминологии и терминосистемы. Термины, образующие терминологию, не создаются искусственно, они могут формироваться либо стихийно, либо сознательно. Стихийно складывающуюся совокупность терминов он называет терминологией, а сознательно формируемую совокупность терминов – терминосистемой. Между тем, не все лингвисты различают данную точку зрения. Так, например, Б.Н. Головин понятия терминологии и терминосистемы использует как синонимы, утверждая, что терминология системна в связи с системностью мира. В последние годы такое утверждение становится неприемлемым, в связи с признанием важности человеческого фактора, антропологичности языка. Поэтому даже терминосистема содержит субъективные моменты, тем более, что это относится к стихийно, складывающейся терминологии [9, с. 107].

Существует еще ряд признаков, репрезентирующих основное различие терминологии и терминосистемы. Следствием стихийно сформировавшейся терминологии является то, что сфера определенной предметной области не отражается должным образом. Терминология состоит из терминов, которые обладают признаком системности; в ней сохраняются и продолжают успешно функционировать устаревшие, традиционные, неточные по семантике и мотивированности элементы. Иначе говоря, многие особенности терминологии могут быть объяснены естественно-языковыми закономерностями. Когда определенная область знания уже сложилась в достаточной степени и обладает собственным объектом и теоретико-методологическим аппаратом, именно на данном этапе формирования терминологии появляется терминосистема. В.М. Лейчик выдвигает ряд условий для формирования терминосистемы:

·         наличие специальной области, имеющей достаточно четко очерченные границы;

·         наличие системы общих понятий, относящихся к этой области;

·         наличие достаточно строгой теории (концепции), описывающей эту область, так что система понятий целиком входит в эту теорию;

·         наличие определенного естественного языка и сложившегося в его рамках языка для специальных целей, лексические единицы которого могут быть использованы для обозначения понятий (объектов и их признаков) данной системы понятий.

Таким образом, представляется, что терминологическую систему можно определить как знаковую модель той или иной предметной области, в которой такие лексические единицы как лексемы и их сочетания функционируют как самостоятельные и связанные терминоэлементы.

Понятие терминосистемы тесно коррелирует с понятием подъязыка и языка для специальных целей. Как известно, язык представляет собой сложное явление, состоящее из элементов, распложенных на разных уровнях, объединенных и связанных различными зависимостями, вступающих в различные отношения друг с другом. Структурное понимание языка дает возможность изучить его специфику в более широком ракурсе, чем представление о языке как об отдельных словах и грамматических правилах. Однако даже структурное понимание языка не отражает всей сложности объекта. «Именно поэтому описания структуры языка наталкиваются на существенные трудности – и, одновременно, одну из основных погрешностей в понимании языка как единой структуры – обуславливает тот факт, что язык не един, а расслаивается на множество подъязыков» [13, с. 18].

З.И. Комарова и С.В. Краев подчеркивают, что введение понятия «подъязык» и теоретическое обоснование этой более «дробной» единицы является заслугой Н.Д. Андреева [7, с. 26].

Для того чтобы изучить подъязыки в диахронном аспекте, в первую очередь, исследовались средства выражения специальных понятий – термины. Интерес к проблематике подъязыка как к единству терминологических средств выражения, функционирующих в пределах одной тематики, определяет специфику большинства как теоретических, так и практических работ по проблемам подъязыка. Между тем, с течением времени рассматриваемое понятие эволюционировало и вышло за рамки «относительно замкнутой терминологической системы».

Поскольку структура подъязыка представляет собой очень сложное явление, разные исследователи интерпретируют его по-разному, концентрируя внимание на разных аспектах данного объекта. Это и послужило в определенной мере причиной для образования таких близких по значению номинаций, как «язык для специальных целей», «язык науки», «специальный язык», «профессиональный язык», «социально-профессиональный вариант языка», «субъязык», «регистр», «функциональный язык» и т.п. Для того чтобы исследовать явления, связанные с понятием «подъязык», необходимо определение его теоретического статуса и выработка четкого представления о его природе и границах.

Профессиональная лексика определенной предметной области в подъязыке не понятна за пределами данной области знания. В таком явлении, как подъязык существуют интернациональные и сугубо национальные средства, которые формируют определенное понятийное пространство, и именно эти средства в значительной мере облегчают общение профессионалов разных культур в той или иной предметной области. Как пишет Ю.О. Правиков, «подъязыки являются функциональными разновидностями единого национального языка, проявляя при этом стремление к интернационализации. Подъязык может иметь как естественное, так и искусственное происхождение, но он всегда в ходе своего развития сознательно преобразуется человеком» [12]. В подъязыке существует большое количество подструктур: «…совокупность тесно связанных единиц вместе со связывающими их отношениями внутри языковой структуры» [4].

Помимо подъязыка, в лингвистической и методической литературе получило широкое распространение понятие «язык для специальных целей» (Language for Speсific Purposes – LSP). Это понятие используется для обозначения функциональной разновидности языка, посредством которого реализуется эффективное общение специалистов определенной предметной области. Обзор литературы, отражающей данную проблематику, говорит о том, что в современной лингвистике нет единства взглядов на структуру и содержание LSP. Не изучено взаимодействие LSP с другими понятиями (подъязык, функциональный стиль, жанр). Т.Н Хомутова считает, что «понятие LSP возникло на основе изучения речевых произведений в процессе общения людей, говорящих на те, или иные специальные темы» [Хомутова, 2008: 96]. Принято считать, что LSP реализуется в устном и письменном дискурсе в виде текстов, в которых аккумулировано и сохранено специальное знание.

Во второй половине XX в. изучение LSP получило новый толчок к развитию и, главным образом, сконцентрировалось на английском языке, который занял главенствующие позиции в международной науке, технике и превращается в язык глобального общения в процессе межкультурной коммуникации. Установлено, что LSP – это подсистемы естественного языка, тесно связанные с «языком для общих целей» (Language for General Purposes – LGP), или «обыденным языком». Они вполне сопоставимы с живыми языками в полном объеме. Т.Н. Хомутова отмечает, что LSP полностью зависят от потенций общелитературного языка на каждом уровне языковой системы. Она вполне обоснованно выделяет целый ряд источников лексикона LSP.

·   Слова общелитературного языка, например, tag - предупредительный знак на строительной площадке и tag - обрывок (в общелитературном языке); staff - штукатурный раствор, декоративная деталь из гипсоволокнистого штукатурного раствора (в строительной терминологии), staff - палка, посох, дубинка (в общелитературном языке); stay - анкерный болт (в строительной терминологии), stay - оставаться (в общелитературном языке).

·         Словообразовательные процессы с латинскими и греческими элементами или заимствования из других языков, например: aqua, hydro и.т.д; aqua – раствор; aquafloc 417 – высокомолекулярный полиэлектролит (применяется при очистки сточных вод); aquametry – аналитический метод, используемый при определении качества воды.

·         Цифровые и искусственные символы в математике, генетике и.др.

·         Профессиональный сленг: man (manual) – ручной, без применения механизмов.

·         Фирменные знаки и названия. Fescoterm – фескотерм – технология устройства изоляционной штукатурки; Hb-isoblock – набор теплоизоляционных конструктивных элементов; hi–flo – тип автоматических фильтров производимых компанией «Каллиган», США для жилых и промышленных зданий; Hydropel – гидопель (битумная эмульсия для заливки швов).

Морфологические и синтаксические характеристики LSP совпадают с характеристиками общелитературного языка, но в значительной мере  отличаются по частотности употребления. На уровне текста LSP используется в особых типах текста с определенными композиционными моделями построения: в статьях, юридических документах, эпикризах, тезисах докладах, проповедях и.т.д.

Первый этап исследований, касающихся проблематики LSP, был ориентирован на описание современного употребления LSP и выявление особенностей специальной коммуникации на различных языковых уровнях. Наиболее изученным аспектом, как и в подъязыках, является лексический уровень LSP, т.е. терминология. В результате такого рода исследований появляются словари, для изучающих иностранные языки.

Вторым этапом является изучение синтаксических характеристик текстов LSP (типичным морфологическим и синтаксическим средствам, структурным и функциональным моделям предложений) [17, с. 104].

Современные лингвистические исследования LSP тесно связаны с работами в целом ряде научных областей, среди которых лексикология и лексикография (исследования терминосистем и их стандартизации, создание специальных словарей); контрастивная лингвистика (сравнение характеристик LSP текстов в разных языках, а так же текстов на ЯСЦ и общелитературном языке); теория перевода (проблема эквивалентности перевода и переводческих трансформаций); психолингвистика (взаимосвязанность между специализированным мышлением, его вербальным выражением и иконической визуализацией).

Стремительное развитие современного общества, научно-технический прогресс и растущие потребности межкультурной коммуникации, в том числе и в различных специальных сферах, с неизбежностью требуют дальнейшего развития исследований в области LSP [17, с. 105].

Знаковой характеристикой специализированной лексики является тот факт, что элементы терминологических систем входят в систему общеязыкового употребления. Вместе с тем, терминологическая лексика принадлежит к специальной сфере и образует самостоятельный пласт лексической системы языка. Функционируя в определенной терминологической системе, термины приобретают системную содержательную определенность. Принадлежность терминологической лексики к специальной сфере и образование ею самостоятельного лексического пласта определяет ее отличительные характеристики [19, с. 857]. З.И. Комарова, Г.В. Хасаншина под специальной лексикой подразумевают совокупность лексических средств, кроме общенародных и общенаучных, употребляемых в специальных областях человеческой деятельности: науке, технике, производстве и.т.д. [8, с. 59].

Гигантский рост терминологической лексики, затрагивающий различные области профессиональной деятельности человека, прежде всего сферу новейших технологий, рыночной экономики и многие другие области, позволяет говорить о «терминологическом взрыве» в языке. Ввиду появления новых предметов появляются новые термины, наблюдается все более активное их проникновение в общий обиход, в разговорную речь, где происходит их вживание, «апробация» в иных, нетерминологических, условиях. Термины не только теряют свое узкое терминологическое значение, но и становятся объектом переосмыслений. На базе терминов в разговорной речи возникают новые, нетерминологические значения путем ассоциаций, сопоставления, сравнения предметов и явлений действительности. Всю лексику языка можно разделить на слова-термины, общеупотребительные и слова разговорной речи. Например, термин pen имеет как специальные значения в строительной терминологии: сущ. 1) свод, 2) перемычка 3) загон, 4) рейсфедер, так и общелитературное значение 1) перо, 2) ручка 3) фломастер; head – концевая черепица  (в строительной терминологии), head – голова (в общелитературной лексике); flat – боек молотка, грань, узкие стальные листы (в строительной терминологии); flat – квартира (общеупотребительной лексике).

Необходимо отметить, что чаще всего утрачивают свое узкоспециальное значение термины из наиболее востребованных человеком областей. Иначе говоря, наблюдается постоянный обмен лексемами между общеупотребительной и терминологической лексикой. Процесс образования специальной лексики на основе общеупотребительной носит ассоциативный характер и обусловлен способностью людей сравнивать предметы и явления действительности, выделять сходные или отличительные признаки.

Определенная профессиональная деятельность способствует формированию терминологии и образованию необходимых средств номинации. Терминология предметной области играет важную роль для осуществления коммуникативной деятельности в специальных сферах научного общения. Ядром любой терминологии можно назвать терминологическую лексику, которая подвержена тем же законам и тенденциям свойственным данной лексической системы, но со своими специфическими особенностями. Э.Т. Белан считает, что терминологическая лексика, составляет большую часть лексики любого языка, в будущем будет играть все более заметную роль в жизни человека, объясняя это тем, что терминоведческие знания уже сейчас необходимы людям многих профессий – лингвистам, переводчикам, редакторам, преподавателям, специалистам-отраслевикам. [2, с. 5].

Из сказанного следует, что «стрежнем» терминологии, и понятий подъязыка и LSP является термин. Обзор литературы по данной проблематике показал, что до сих пор нет общепринятого определения данной лексической единицы. Так, В.М. Лейчик пишет, что в 1970 г. Б.Н. Головин в опубликованной им статье привел семь определений этого понятия и подвергает их критике за логические промахи и несоответствия устанавливаемых определениями свойств и признаков термина [9, с. 20]. В.П. Даниленко приводит 19 определений термина и подчеркивает, что это неполный перечень который может быть продолжен.. В.М. Лейчик считает, что такое разнообразие терминов является следствием того, что на тот период не существовало научной дисциплины, предметом которой являлся бы термин, а так же потому, что термин является предметом многих наук, каждая из которых стремится присвоить термину признаки присущие именно своей науке.

Для более адекватного понимания сущности термина необходимо проследить динамику единиц данного класса в диахронии и синхронии. Для сравнения с существующими можно привести новейшее определение В.М. Лейчика, связанное с появлением когнитивного терминоведения который считает что «термин это динамическое явление, которое рождается, формулируется, углубляется в процессе познания (когниции), перехода концепта – мыслительной категории – к вербализованному концепту, связанному с той или иной теорией, концепцией, осмысляющей ту или иную область знания или деятельности» [9, с. 21].Сравнив имеющиеся в литературе определения, можно сказать, что термин в этой связи получает новое определение вербализованного знака.

Образование терминов проходит длительный путь. Его формирование начинается с момента оформления определенной области знания до ее окончательного становления. Более длительным процессом образования терминов является терминологизация, что является характерным явлением в становлении любой терминологии. Именно для данного процесса необходимо наиболее длительное время. Процесс терминологизации протекает в виде перехода общеупотребительных слов в определенную терминосистему. Переход значения общеупотребительных слов осуществляется посредством метафорического и метонимического переосмысления семантики. Таким способом были терминологизированы, например, слова: dead area – зона, не участвующая в работе; skeleton – каркас (skeleton construction – каркасная конструкция); arm – рычаг, консоль; bag – ниша; bed – фундамент, стена, плита, лещадь, рама.

Приведенные лексемы и сочетания перешли из общеупотребительных слов в терминосистему посредством метафорического осмысления своего первоначального значения. Данные лексемы получили специальную терминологическую функцию в языке науки (в данном случае в строительстве) и обогатили свое номинативное значение элементами научной информации. В.М. Лейчик считает, что терминологизация прежде всего включает в себя семантические процессы, лексическая единица начинает обозначать общее понятие, входящее в систему понятий некоторой специальной сферы знаний или деятельности [9, с. 80].

Однако, наряду с процессом терминологизации общеупотребительных слов, существует  и обратный процесс – освоение литературным языком терминов, т.е. их детерминологизация [14]. Под детерминологизацией понимается переход термина из определенной специальной области в общеупотребительное слово. При детерминологизации словосочетания происходит расширение его сочетаемостных возможностей [3]. Современный толковый словарь русского языка Т.Ф. Ефремовой определяет детерминологизацию как переход термина в общеупотребительное слово, сопровождающийся утратой связи с научным понятием и приобретением нового - обычно метафорического – значения [5]. А.В. Суперанская подчеркивает, что принципиально любой термин может стать словом общей лексики, в результате чего происходит детерминологизация, при этом термин теряет свою структурную концептуальность, системность, однозначность и приобретает прагматические свойства, которых прежде термин был лишен, т.е. возникает новое слово с терминологическим значением, требующее уже не дефиниции, а толкования [16, с. 133]. Термины и терминологические сочетания, наиболее часто употреблявшиеся в различных областях знания (юридических, математических, строительных и.т.д.), преобразовались в общеупотребительные лексические единицы. Существует ряд причин способствующих детерминологизации. Первая причина связана с содержательной структурой термина, чье значение ясно и легко усваивается: beeline – кратчайшее расстояние; seamless - бесшовный; small-sized – малогабаритный и др.

Кроме того, детерминологизированными терминами можно назвать термины, возникшие вследствие переосмысления слов. Например, названия множества деталей механизмов, по внешнему виду или функции сходных с бытовыми предметами: wye – вилка; rim – ободок; sawing – пилка и др. В процессе детерминологизации термины остаются частью своей терминосистемы, но, функционируя в общелитературной лексике, лишаются функциональной и семантической ограниченности. Л.И. Рудницкая отмечает, что в процессе детерминологизации наблюдаются следующие семантические изменения: образное переосмысление – переносное употребление – переносное значение. Детерминологизированный, метафорически переосмысленный термин получает новое поле ассоциаций. Отправной точкой для этого служит «бытовое представление» о термине, которое включает часть дифференциальных признаков, составляющих его интенсиональное содержание. По сути, происходит создание нового слова, в котором наблюдаются качественные изменения: может измениться предметная отнесенность. Следует также обратить внимание не только на факты широкого метафорического применения терминов, но и на широкое освоение их собственно терминологических значений (таковы, например, многие названия лекарств, заболеваний, деталей машин и механизмов, сельскохозяйственных терминов, спортивных терминов и.т.д) [14].

С точки зрения диахронного и синхронного подхода к изучению процессов формирования терминов, данные способов терминообразования так же можно отнести к диахронному аспекту динамики терминологической лексики. Подтверждением тому служит высказывание В.М. Лейчика о том, что «лексическая единица в процессе развития языка сначала становится термином, а затем сохраняясь в этой функции, одновременно детерминологизируется» [9, с. 86]. Действительно, формирование термина, закрепление его в определенной терминосистеме, а затем переход в общеупотребительную лексику требует длительного времени. Таким образом, мы пришли к выводу, что в процессе терминологизации и детерминологизации лексические единицы претерпевают длительные изменения для перехода из терминологической лексики в общеупотребительную и наоборот. Между этими двумя пластами лексики существует тесная взаимосвязь и взаимообмен лексическими единицами.

Если брать за основу синхронный аспект формирования терминов, существует другой способ их образования – ретерминологизация. Лингвистический энциклопедический словарь определяет этот способ как перенос готового термина из одной дисциплины в другую с полным или частичным переосмыслением. Примерами ретерминологизации могут послужить следующие термины, перешедшие в строительную терминологию: сalculus – исчисление (перешел из математики); calcspar – известковый шпат (перешел из минералогии); сalorimeter – калориметр ( перешел из физики); denudation – эрозия (перешел из геологии); derivation – отвод воды (перешел из гидрологии).

Процесс формирования терминов связан с появлением новых понятий, причем термины могут возникать значительно позднее данных понятий. Первоначально понятие может и не иметь обозначающего его термина; затем оно может получить некоторое словесное оформление, которое еще нельзя назвать термином. Часто словесное оформление носит весьма условный или описательный характер и лишь постепенно преобразуется в термин. Необходимо помнить, что понятия терминируются всегда сознательно, и только в этом случае получается настоящий термин [6].

Таким образом, взаимодействие общелитературного языка с терминологической лексикой профессиональной сферы человеческой деятельности является залогом динамики терминосистем, проявляющейся в процессах терминологизации, детерминологизации и ретерминологизации.

 

Библиографический список

1.      Ахманова, О.С. Словарь лингвистических терминов [Электронный ресурс] / О.С. Ахманова. – URL: http://www.rusbooks.org//

2.      Белан, Э.Т. Особенности формирования новых терминосистем (на материале английской и русской терминологии международного туризма) [Текст] / Э.Т. Белан: Автореф. дис. канд. филол. наук: 10.02.20. – Москва, 1989. – 25с.

3.      Викисловарь [Электронный ресурс] / Викисловарь. – URL: http://ru.wiktionary.org/wiki/

4.      Городецкий, Б.Ю. Термин как семантический феномен (в контексте переводческой лексикографии) [Электронный ресурс] / Б.Ю. Городецкий. – URL: http:// www.dialog-21.ru.

5.      Ефремова, Т.Ф.Современный толковый словарь русского языка [Электронный ресурс] / Т.Ф. Ефремова. – URL: http://www.dic.academic.ru.

6.      Железовская, Г.И., Еремина, С.В. Формирование терминов в языке современной дидактики [Электронный ресурс] / Г.И. Железовская, С.В. Еремина. – URL: http://www.elibrary.ru.

7.      Комарова, З.И. Краев, С.В. Ядерные служебные слова в русском подъязыке информатики: квантативно-квалитативное исследование [Текст] / З.И. Комарова, С.В. Краев. – Екатеринбург, 2008. – 303 с.

8.      Комарова, З.И. Хасаншина, Г.В. Латинизированный семантический метаязык в русском агрономическом подъязыке [Текст] / З.И. Комарова, Г.В. Хасаншина. – 2009. – 334 с.

9.      Лейчик, В.М. Терминоведение: предмет, методы, структура [Текст] / В.М. Лейчик / Изд. 4-е. – М.: Либроком, 2009. – 256 с.

10.  Минакова, Н.А. Особенности формирования и структура строительной терминологии русского языка [Текст] / Н.А. Минакова: Дис. канд. филол. наук: 10.02.01 - Москва 1985. – 177с.

11.  Поздняков, А.А. Быков, В.В. Англо-русский словарь по строительству и новым строительным технологиям [Текст] / А.А. Поздняков, В.В. Быков / 3-е изд. – М.: Русский язык; Медиа, 2008. – 867 с.

12.  Правиков, Ю.В. Феномен подъязыка в культуре в контексте понятий национального и литературного искусственного языка [Электронный ресурс] / Ю.В. Правиков. – URL: http://analiculturolog.ru/

13.   Раскин, Р.В. К теории языковых систем [Текст] / Р.В. Раскин / Изд. 2-е, доп. – М.: 2008. – 424 с.

14.   Рудницкая, Л.И. О семантической трансформации основных номинативных единиц в современном русском языке [Электронный ресурс] / Л.И. Рудницкая. – URL: http://eprints.zu.edu.ua/479/1/00rlirya.

15.  Сложенкина, Ю.В. О соотношении понятий «значение» и «смысл»: к проблеме терминологической вариантности [Электронный ресурс] / Ю.В. Сложенкина. - URL: http//www.ssu.samara/ru/vestnik/gum/2006webl/yaz/0801

16.  Суперанская, А.В. Подольская, Н.В. Васильева, Н.В. Общая терминология вопросы теории [Текст] / А.В. Суперанская, Н.В. Подольская, Н.В. Васильева / Отв. ред. Т.Л. Канделаки / Изд.5-е. – М.: Либроком, 2009. – 248 с.

17.   Хомутова, Т.Н. Язык для специальных целей LSP: лингвистический аспект [Электронный ресурс] / Т.Н. Хомутова. – URL: http//www.elibrary.ru

18.  Широкова, Л.Н. Новый англо-русский и русско-английский словарь по архитектуре, строительству и недвижимости [Текст] / Под ред. И.С. Ивянской-Гессен. – М.: Живой язык, 2009. – 528 с.

19.   Юнусова, И.Р. Проникновение и взаимовлияние терминологической, общеупотребительной и разговорной лексики [Электронный ресурс] / И.Р. Юнусова. – URL: http//www.elibrary.ru



[1] Статья подготовлена в рамках осуществления научных проектов «Когнитивно-лингвистическое и психолингвистическое моделирование национального ментального пространства: Россия и Западная Европа» (№ 2.1.3/6721) по Аналитической ведомственной целевой программе «Развитие научного потенциала высшей школы» и «Разработка принципов и механизмов портретирования языковой личности и моделирования структуры и элементов языковой картины мира» (№ 1.1.08) по Тематическому плану научно-исследовательских работ ГОУ ВПО ПГЛУ в рамках Задания Федерального агентства по образованию.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle