Библиографическое описание:

Докучаев Д. С. Проект «Мульти-Россия». Опыт анализа способов репрезентации российских регионов // Молодой ученый. — 2010. — №3. — С. 159-162.

Российские регионы после ряда политических преобразований были поставлены в условия конкурентной борьбы за поддержку федерального центра. До тех пор пока главы субъектов избирались населением, они были заинтересованы в формировании регионального самосознания внутри субъекта федерации. Если индивиды внутри территориальной группы обладают схожими убеждениями относительно  структуры своего регионального сообщества, имеют общие ценности и  схожую культуру, то это, в конечном счете, принесет победу на очередных выборах. Теперь, когда губернаторы назначаются, наметилась другая тенденция.  Главы субъектов федерации стали активно работать на внешний имидж региона, на поиск уникальных черт, создание новых брендов и активное освещение их в федеральных средствах массовой информации. Все это для того, чтобы привлечь внимание руководства страны к конкретному региону. Тогда у губернатора больше шансов  быть переназначенным на второй и последующий сроки, а,  возможно, удастся  получить  дополнительные деньги из федерального бюджета на реализацию тех или иных социально-важных программ.  Конкурентная борьба  регионов особенно заметна в эфире федеральных телеканалов. Экономически мощные субъекты федерации готовы платить за размещение положительных  материалов о регионе в выпусках новостей (Д.Д. – а цена сюжета доходит до 3-х миллионов рублей), в то время как дотационные субъекты не могут себе этого позволить. В федеральном центре эту несправедливость заметили, однако обеспечить равный доступ регионов к общероссийским информационным ресурсам не смогли.   Все же в федеральном агентстве по печати и  массовым коммуникациям  регионам решили дать возможность почувствовать себя равными в рамках  социальной рекламы.  Так появился проект «Мульти-Россия» – цикл социальных анимационных роликов, предназначенных для трансляции по центральным и региональным каналам телевидения в качестве социальной рекламы. Каждый мультфильм – это визитная карточка одного из городов, регионов или народностей России. Ролики создаются в уникальной технике динамичной пластилиновой анимации. Каждому региону было предложено подумать над тематикой ролика и предложить создателям свое видение образа субъекта Федерации. Итоговый  сценарий утверждает федеральный центр.  В ряде случаев регионы предложили старые бренды, но некоторым субъектам Федерации удалось привлечь внимание к новым региональным образам, мифам, символам.

Актуальность рассмотрения данной проблематики связана с динамично меняющейся политической конъюнктурой, которая в свою очередь определяет новые способы  репрезентации российских регионов.  Это подталкивает региональные властные элиты к активной конструктивисткой деятельности, направленной на создание новых образов регионов или наделение старых брендов новыми смыслами.

Задача данного исследования – анализ способов создания привлекательного образа того или иного российского региона. Отчасти, поиск ответа на вопрос, в какой степени мультипликационные визитные карточки регионов, созданные в федеральном центре,  соотносятся с существующим в регионах России социокультурным пространством.   Важным в этом отношении является и ответ на вопрос, какими федеральному центру видятся российские регионы.

Визуальная репрезентация российских регионов в последние годы привлекает внимание социологов, культурологов, философов, историков [1]. Обращаясь к анализу региональных идентичностей, некоторые исследователи  пытаются  соотнести  влияние природных и культурных условий на имидж региона [2].  Другие предлагают исследовать имидж региона через призму пространственных мифов [3], понимая под имиджем региона «не рисунок, не кальку, не разработанное в мельчайших деталях точное изображение, а скорее несколько деталей, оказывающих эмоциональное воздействие» [4, с.301].   В этом плане социальные анимационные ролики проекта «Мульти-Россия» в полной мере соответствуют  определению понятия   имидж региона. Каждый ролик цикла мульти – Россия представляет собой  совокупность региональных образов, оказывающих эмоциональное воздействие.  О сильном эмоциональном воздействии анимационных фильмов можно говорить смело, даже учитывая недостаточную изученность их в отечественной литературе. Среди крупных исследований можно назвать работы Орлова А.М. [5], Асенина С.В.[6], Иванова Б. [7].

Авторы этих  немногочисленных  исследований, объясняют воздействие анимационных фильмов на человека, во-первых, тем, что в сознании людей мультфильм и его образы могут жить самостоятельной жизнью [8].  А во-вторых, тем, что  анимация благодаря телевидению превратилась в такой же наркотик массового общества как телевикторины, сериалы, уводящие зрителя в виртуальную, мифическую реальность и отвлекающие от проблем повседневности.

Западные исследователи связывают популярность анимации с глубинными структурами человеческого сознания и с  потребностью людей в простых и ярких образах, помогающих сориентироваться в сложном окружающем мире.  Суть анимации в постоянном движении, оно завораживает и привлекает внимание зрителя.  Движение, вообще, естественная черта жизни – отметил однажды американский мультипликатор Д. Хэлас. «И животные, и люди постоянно двигаются, тем самым проявляют себя, они очень эмоционально реагируют на все, что движется, особенно, если это движется быстро. [9, p.23]. В анимационных картинах возможно все, там оживают предметы быта, одушевляется природа, животные наделяются чертами людей. Мультипликационные герои помогают зрителю простым языком ответить на сложные вопросы.   Исследую мультфильмы Уолта Диснея, Эрик Фромм пришел к выводу, что анимационные картины с участием Микки Мауса помогли американцам мирно пережить рост деструктивной потребности в насилии [10, с. 181-182]. «Люди не стали бы постоянно смотреть одно и то же – пишет Фромм,  пусть  и  в разных вариациях, если бы этот сюжет не затрагивал чего-то очень близкого их собственной  эмоциональной  жизни» [11].

Каждый из мультипликационных фильмов проекта «Мульти-Россия» имеет похожий сценарий, варианты разнятся в зависимости от региона. Хронометраж ролика – одна минута. За это время можно узнать о том, где находится регион, чем он знаменит и какими уроженцами славен. То есть каждый ролик дает представление о чувстве места, символах места и гениях места. Анимационный фильм начинается присказкой-загадкой: «А знаете, люди,…», а далее обычно приводится малоизвестный факт о том или ином регионе.  Например, словами «А знаете, люди, где раки зимуют?» начинается ролик о Тверской области, словами «А знаете, люди, где находится озеро Шайтан, по которому плавают зеленые острова, а из глубины бьют водяные столбы» начинается фильм о Кировской области. Продолжение текста каждый раз  патриотическое: «Да у нас в России» и далее называется регион.

Примечательно, что у  каждого  ролика один и тот же ведущий – медведь. «Медвед-краевед» получился у  аниматоров «всезнайкой» российских регионов. Куда бы он ни приехал, он повсюду стремится все попробовать и испытать на себе. Он примерял уже костюмы металлурга и шахтера, капитана и машиниста, ученого и повара, был казаком, немцем и ненцем, и даже балериной в «Лебедином озере».  Журналисты и общественность связывают выбор ведущего в лице медведя с политической конъюнктурой и влиянием партии власти, однако, создатели цикла «Мульти-Россия» этот факт отрицают. [12]. Мы можем предположить, что  выбор медведя  связан с особенностью восприятия этого образа в России. За пределами страны медведь давно считается неофициальным символом России, а внутри государства этот образ обладает и рядом внутренних коннотаций, не совпадающих по своему содержанию с иностранными. [13].  Как справедливо замечает Л. Кривцова, медведь – это уже ни символ империи, ни персонификация лености русского человека, ни олицетворение «варварского нрава нецивилизованной России. Художники, лишая образ медведя традиционного политического окружения и погружая его в художественный контекст, сообщают этому образу новые смыслы, тем самым, переводя уже ставшую банальностью медвежью метафору на уровень сложного символа [14]. Бурый медведь в проекте «Мульти-Россия» становится сложным антропоморфным символом страны, подчеркивающим с одной стороны ее мощь в целом, а с другой стороны покровительство федерального центра по отношению к каждому конкретному региону. Но медведь символизирует в анимационных фильмах не только  силу, но и тягу к познанию возможностей страны. Увлекая зрителей повествованием о том или ином регионе, ведущий сам как будто открывает для себя что-то новое. Он дает понять зрителю, что у каждого региона страны есть нераскрытый туристический, экономический или другой потенциал.

У каждого человека после просмотра анимационного фильма складывается представление о том или ином регионе. Зритель сравнивает его с представлением о собственном регионе. В результате выявляются очевидные сходные черты и различия регионов.  Одна региональная идентичность по средствам телевизионного экрана вступает в контакт с другой. При этом возникает «эффект кривого зеркала». Например, ролик об Ивановской области начинается с загадки: «а знаете, люди, где находится город невест?». Подразумевается, что Ивановский регион во главе со столичным городом есть регион, в котором проживают исключительно невесты или где таковых, большинство.  Благодаря песне из вышедшего на экраны в 1981 году фильма "Честный, умный неженатый" в исполнении Андрея Миронова, представление об Иванове как о городе с бесперспективным для девушек на выданье соотношением полов приобрело всесоюзную известность [15]. Действительно, в 60-80-е годы XX века  в Иванове  открываются новые текстильные фабрики, рабочих рук не хватает, и сюда на работу  едут молодые женщины со всего Советского союза. Меняется половозрастная структура региона, и здесь начинает преобладать  женское население детородного возраста. Таких  женщин отождествляют с  невестами и под ними  «обычно  разумеют девиц» [16]. Бренд Иванова как города невест был актуален до тех пор, пока невесты не состарились. Женское население в Ивановском регионе по-прежнему является доминирующим. По состоянию на начало 2008 года в области проживало 599,6 тыс. женщин, что составляет 55,5 процента от общей численности населения. Но средний возраст женщин –  43,8 года, в том числе в городской местности – 43,6 года и сельской – 44,8 года.[17]

С такими возрастными показателями уже нельзя говорить об Иванове – столице Ивановской области  как о городе невест.  Еще  одно несоответствие  нельзя не заметить на примере ролика о Владимирской области. «Отсюда родом не только богатырь (имеется в виду Илья Муромец – Д.Д.), но и богатырский конь: владимирский тяжеловоз», – говорит «Медвед-краевед» в мультике. Хотя официально порода владимирских тяжеловозов была выведена в 1946 году в Гаврилово-Посадском районе  Ивановской области.

Проект «Мульти-Россия» позволил регионам закрепить за собой право на некоторые спорные  бренды.  Так, например, получилось с  брендом  «родина пельменей». Известно, что это блюдо появилось в Китае, но вот на звание родины российских пельменей претендовали сразу несколько регионов: Свердловская область («Уральские пельмени» – Д.Д.), Оренбургская область, Пермский край и республика Удмуртия. В словаре Владимира  Даля   находим упоминание о том, что слово «пельмень» происходит от пермяцкого или вогульского  «пель» –  ухо и  «нянь» –  хлеб. Таким образом, больше всех шансов было у Пермского края, который и населяют народности, говорящие на пермяцком или вогульском языках. Но в Удмуртии уверены, что блюдо появилось на их земле.  Право на него теперь официально «узаконено» в ролике о республике. Местным активистам при помощи региональных властей вот уже несколько лет удается развивать бренд «Удмуртия – родина пельменей». Недавно хлебно-мясному блюду уставили памятник [18].  

Проект «Мульти-Россия» позволяет проследить в какой степени соотносятся культурные и природные бренды регионов России и  в какой степени культурный и природный ландшафт  влияют на региональную идентичность и наоборот. Культура и природа соотносятся в анимационных роликах по-разному. Можно выделить три основные тенденции.

Первая характерна для регионов, в которых природный ландшафт доминирует над культурным. Показателен в этом плане анимационный ролик о Камчатском крае. За одну минуту «Медвед-краевед» рассказывает о том, что на полуострове водятся многочисленные животные, Камчатка известна своими вулканами, в том числе самым крупным Ключевской сопкой, в горных реках много рыбы и рядом бьют гейзеры. Еще Камчатка знаменита тем, что здесь в России начинается и день, и новый год. В ролике упоминается лишь об  основателе Петропавловска-Камчатского командоре Беринге. 

Вторая тенденция характерна для регионов, в которых культурный ландшафт доминирует над природным. Но это скорее исключение, чем правило. К таким регионам относятся столичные города Москва и Санкт-Петербург. Если в ролике о Санкт-Петербурге упоминается такая природная уникальность как  белые ночи, то мультик о Москве посвящен исключительно культурным достопримечательностям столицы: Кремлю, Красной площади, метрополитену, Арбату.

Третья тенденция самая распространенная – в большинстве анимационных роликов равномерно уживаются и культурный, и природный ландшафты. Например, в ролике о Красноярском крае уникальность региона подчеркивается его местоположением, здесь находится центр России – на озере Виви. Среди культурных достоинств называется красноярская ГРЭС, красноярский мост, который наряду с Эйфелевой башней получил золотую медаль в Париже. Эти символы запечатлены на десяти рублевой купюре, подчеркивает «Медвед-краевед». В тоже время Красноярский край настолько необъятен, что в его тайге затерялся тунгусский метеорит, там же есть уникальный природный объект – красноярские столбы. Жить в этом крае помогает сибирский характер, заключает в конце «Медвед-краевед». 

Но оппозиция природного и культурного ландшафта весьма условна – это отмечают многие авторы, и мы к ним присоединимся. Бурдьё П. писал, что «то пространство, в котором мы обитаем и которое мы познаем, является социально обозначенным и сконструированным. Физическое пространство не может мыслиться в таком своем качестве иначе, как через абстракцию (физическая география), т. е. игнорируя решительным образом все, чему оно обязано, являясь обитаемым и присвоенным. Иначе говоря, физическое пространство есть социальная конструкция и проекция социального пространства, социальная структура в объективированном состоянии (как например, кабильский дом или план города), объективация и натурализация прошлых и настоящих социальных отношений» [19, с.39]. В этом смысле каждый ролик из цикла «Мульти–Россия» есть анимированная, гипертрофированная (в силу влияния аниматографа – Д.Д.) проекция социального пространства того или иного региона. Причем проекция, сконструированная чаще не региональными, а федеральными акторами. Регионам было предложено поучаствовать в проекте, те, кто нашел дополнительные  деньги на участие, получили возможность добавить в ролики экономическую информацию о своем регионе. Судить о том, участвовал регион финансово в проекте  или нет, можно по итоговым титрам фильма. Таким образом, анимационные фильмы, разработанные совместно с федеральным центром стали еще и  инвестиционной карточкой субъекта федерации, как например, ролик о Тверской области или Ханты-Мансийском автономном округе. Те же регионы, которым ролики сделал федеральный центр за свой счет, получили то, что получили.

В данном исследовании мы остановились лишь на анализе одного из способов создания позитивного имиджа региона – на возможностях проекта «Мульти-Россия».  Благодаря этому проекту, субъекты федерации стали ближе друг к другу. Теперь граница между региональными  идентичностями фиксируется не только на уровне физического (административного – Д.Д.) пространства, но и на уровне электронного (телекоммуникационного) пространства. Проект «Мульти-Россия» позволяет одним территориальным сообществам узнать о других и тем самым подтвердить легитимность существования друг друга. Анимационная подача материала способствуют легкому обмену важным с точки зрения региональной идентификации  материалом. «Медведь – краевед»  в проекте «Мульти-Россия» становится сложным антропоморфным символом страны, подчеркивающим с одной стороны ее мощь в целом, а с другой стороны покровительство федерального центра по отношению к каждому конкретному региону. Однако, не всегда визитная карточка региона, выполненная за счет средств федерального бюджета, соответствует реальному положению дел. Но, так или иначе, у регионов появилась возможность  поиска своего места в многообразии культурных и природных ландшафтов страны. Москва не хочет видеть субъекты федерации обезличенным пространством на карте страны. Федеральный центр  пытается вписать их в культурный, экономический, исторический, природный и др. контекст. Это в свою очередь подталкивает региональные политические элиты  включиться в процесс  активного конструирования региональных идентичностей.

 

Источник

В качестве источника использованы материалы Интернет сайта проекта «Мульти-Россия» - http://www.multirussia.ru/

Литература

1. См. например: Тимофеев М.Ю. Нациосфера: Опыт анализа семиосферы наций. Иваново, 2005; Тимофеев М.Ю. Для внутреннего употребления: образы медведя на отечественной алкогольной продукции// Границы: Альманах Центра этнических и национальных исследований ИвГУ. Вып. 2: Визуализация нации. Иваново, 2008;  Туровский Р.Ф. Региональная идентичность в современной России // Российское общество: становление демократических ценностей? М., Гендальф, 1999; Закутнов О.И. Формирование современной региональной символики// Доступно на ftp://lib.herzen.spb.ru/text/zakutnov_12_85_58_63.pdf Дата обращения 09.01.2010;

2. Туровский Р.Ф.Соотношение культурных ландшафтов и региональной идентичности в современной России // доступно на http://www.regional-science.ru/files/turovsky/4-36.doc дата обращения 12.01.2010

3. Митин И.И. Мифогеография множественных реальностей российских регионов. http://imitin.at.tut.by/BirukovNet.pdf

4. Королько В.Г. Основы паблик рилейшнз / Авт. пер. с укр. М.: Рефл-бук; К.: Ваклер, 2000.

5. Орлов А.М. Аниматограф и его анима: психогенные аспекты экранных технологий//доступно на http://igravbiser.msk.ru/animator.htmlдата обращения 30.01.10

6. Асенин С.В. Волшебники экрана. Эстетические проблемы современной мультипликации. М., 1974;  Асенин С.В. Мир мультфильма. М., 1986

7. Иванов Б. Введение в японскую анимацию. М., 2000.; Иванов Б. Российская анимация: пан или пропал? Литературная газета. №33, 2002

8. Сапрохина Г.И. Образ Африки и африканцев в советских/российских и зарубежных анимационных фильмах// доступно на http://www.inafran.ru/ru/content/view/133/51/ дата обращения 01.02.10

9. Halas J., Manvell R. The technique of film animation. L.- N.Y., 1971

10. Гуревич П.С. Буржуазная идеология и массовое сознание. М., 1980

11. Фромм Э. Бегство от свободы // http://lib.ru/PSIHO/FROMM/fromm02.txt

12. Кедрова О. Медвед-краевед // Твой мегафон, 12.2007 с.12

13. Тимофеев М.Ю. Для внутреннего употребления: образы медведя на отечественной алкогольной продукции // доступно на http://cens.ivanovo.ac.ru/almanach/timofeev-2008.htm (дата обращения 02.02.2010)

14. Кривцова Л. Образ медведя в современном российском искусстве// доступно на http://cens.ivanovo.ac.ru/abstracts/krivtsova-2008.htm  (дата обращения 25.01.2010)

15. Тимофеев М. Русский, красный и российский Манчестер, или Иваново как незавершенный проект // Наша родина – Иваново-Вознесенск. 2006. № 5. С. 43

16. Владимир Даль. Толковый словарь живого великорусского языка. - Москва, Гос. Изд. Иностранных и национальных словарей, 1956 – электронная версия http://slovardalya.ru/

17. К международному женскому дню. Пресс выпуск  Ивановского Госкомстата №2 от 02.03.2009.// доступно на http://ivanovo.gks.ru/public/DocLib1/К%20Международному%20женскому%20дню%208%20марта.pdf (дата обращения 10.02.2010)

18. Удмуртия - родина пельменей // Интернет портал «Неизвестная Россия» http://www.novelrussia.ru/blog/15.html  

19. Бурдьё П. Социология политики: Пер. с фр./Сост., общ. ред. и предисл. Н. А. Шматко./ — М.: Socio-Logos, 1993

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle