Библиографическое описание:

Рощупкин Ю. Ю. Критический анализ российских правовых теорий конца ХIХ – начала ХХ веков в учении Б.А. Кистяковского // Молодой ученый. — 2010. — №3. — С. 237-240.

Генезис научных представлений о праве и государстве в России в конце ХIХ – начале ХХ веков представляет собой динамику противоречивых взглядов и учений на данные социально-правовые феномены. Известный российский ученый-правовед и яркий представитель научной общественности того времени Б.А. Кистяковский по этому поводу писал: «Ни в одной другой науке нет столько противоречащих  теорий, как в науке о праве» [10; С. 374].

Давая критический анализ различным теориям о праве, Б.А. Кистяковский указывал на тот факт, что многие юристы связывают понятие права с государством и его принудительной силой [10].  Согласно этой теории «право всегда представляет из себя императивное, или государственно-повелительное явление» [10; С. 375], а основным проявлением правовых норм должна стать деятельность социально-принудительного аппарата государства [1]. Яркий представитель юридического позитивизма Г.Ф. Шершеневич считал, что право должно защищаться или гарантироваться государством [19]. Иными словами, «при такой трактовке право есть именно то, что государство приказывает считать таковым» [17; С. 26]. Н.М. Коркунов рассматривал государственную власть в качестве правовой силы, основанной на сознании людей своей зависимости от государства. «Властвование над нами государства и ограничение этого властвования правом, – писал он, – имеют одно и то же общее основание – в нашем сознании, в сознании зависимости о государства и в сознании целого ряда интересов, противопоставляемых интересам власти и требующих определенного с ними разграничения» [13; С. 51]. По его мнению, трансформация воли законодателя через осознание применяющегося права влияет на соответствие реализации права и законодательной воли [12]. Видный представитель школы П.И. Новгородцева профессор И.А. Ильин отмечал, что организация государства на основах права и власти обеспечивает достойную жизнь как для народов в целом, так и для отдельных граждан [1].

Приверженцы другой теории о роли права в системе государства выдвигают положение о том, что процесс правотворчества совершается не в законодательных учреждениях,  а в недрах общества. «Право возникает раньше государства и может существовать помимо него» [10; С. 375].   В соответствии с позицией основателя социологической теории права в российской науке С.А. Муромцева право представляет собой  совокупность правовых отношений, в которых кристаллизуются и вырабатываются правовые нормы [14]. Предложенная С.А. Муромцевым правовая теория предполагала исследование права как социального явления. Он рассматривал право в качестве системы общественных отношений, правовые нормы которых должны способствовать разрешению конфликтов между социальными группами общества. Поэтому право, как социальное явление, состоит из известного рода отношений между людьми, которые охраняются самим обществом.

Психологическая теория права рассматривает данное явление как психическое явление [10]. Яркий представитель психологического подхода к определению понятия «право» и его места в государственном устройстве Л.И. Петражицкий указывал на то, что источником правовых отношений являются психические переживания долга и обязанности, которые тесно связаны с переживаниями правовыми. Социальную обусловленность права он подменил психологической обусловленностью, утверждая, что реально существуют только психические процессы, а социально-исторические образования являются их внешними проекциями [15].

На нормативный характер права указывали другие либеральные российские ученые того времени. Так, например, Н.И. Палиенко считал, что право представляет собой совокупность положительных и объективных норм и правил, которые, имея статус должного, направляют и регулируют человеческие отношения [16]. Данное положение созвучно с воззрениями других представителей юридической дореволюционной России. Так, например, Е.Н. Трубецкой считал, что соблюдение норм права строится на авторитете общества людей, в котором эти нормы действуют [18].

Либерально-демократические идеи о праве нашли свое отражение в учении выдающегося российского правоведа-мыслителя Б.А. Кистяковского. В проведенном методологическом исследовании права ученый выделяет четыре наплавления в его изучении: государственно-повелительное; социологическое; психологическое; нормативное [2]. Б.А. Кистяковский в своем учении опирается на концепцию плюрализма методов познания социально-правовых явлений действительности, синтез знаний о праве [11].

Не умаляя теоретического значения государственно-повелительного направления в исследовании права, Б.А. Кистяковский ставит вопрос об определяющем воздействии государства на формирование и дальнейшее существование права [5]. Государство, по его мнению, должно создаваться в соответствии с правом, а не быть творцом последнего [11]. «Осуществление норм права не есть прямое следствие регулирующей и надзирающей деятельности государственной власти» [10; С. 375]. В соответствии с его позицией соотношение категорий права и государства должно строиться таким образом, что государство решает целесообразность сохранения старых правовых норм и необходимость установления новых норм [19]. В контексте представленной им трактовки государство существует для того, чтобы провозглашать и проводить в жизнь право. А право, в свою очередь, «перестраивает государство и превращает его в правовое явление  или в создание права» [17; С. 93]. Вместе с тем, правовед допускает мысль о том, что при разрешении конфликтов появляется склонность их разрешения насильственными методами вместо использования правовых путей и методов, которые представлены конституцией и правовым порядком государства [4]. Однако, рассуждая о путях построения правового государства, он указывал на тот факт, что спустя десятилетия будет уменьшаться возможность насильственного разрешения конфликтов, а будут расширяться способы правового решения вопросов. Развивая идею создания правового государства, Б.А. Кистяковский писал: «Можно до известной степени признать возвышенность того идеала единоличного законодателя, ……… знающего все истинные нужды своего народа, а поэтому законодательствующего вполне свободно и только в интересах общего блага. … Но теперь никто более не может сомневаться в том, что этот идеал неосуществим, ибо при современной сложности жизни одно лицо не может быть осведомлено обо всех нуждах народа» [5; С. 4]. Далее он указывает на то, что «решающее значение для нашего правопорядка имеет само создание у нас народного представительства, наделенного законодательными полномочиями, оно означает принципиальное признание у нас правового начала, по которому наше действующее право должно постоянно согласовываться народным правосознанием» [5; С. 4]. Б.А. Кистяковский выделяет в праве две этические категории: свободу и справедливость. В соответствии с его концептуальными взглядами, в идее права должны реализовываться общественные идеалы, осуществляемые в правовой деятельности государства. Таким образом, в своем учении развивал идею об утверждении в обществе и государстве правовых норм, то есть признавал взаимозависимость права и политической деятельности государства, которая актуализировалась в сформулированном ученым идеале «социалистического правового государства».  В своей концепции правового социалистического государства Б.А. Кистяковский указывал на то, что власть всегда должна быть ограничена определенными пределами, которые не должна переступать. В правовом государстве права личности не создаются, а признаются государством. Именно подзаконность государственной власти по отношению к правам личности является главным достоинством правового государства.

Особое внимание в своем учении о праве Б.А. Кистяковский уделяет разработке его социологического понимания. Он поддерживает представителей социологической теории права в том, что «при добровольном осуществлении правовых норм, которые являются наиболее распространенным и нормальным типом соблюдения права, возможность вмешательства государства в случае несоблюдения предписаний права в большинстве случаев не играет никакой роли» [10; С. 375]. При этом он указывает на то, «по сравнению с государственно-повелительным определением, социологическое понятие права предстает более объемным  том смысле, что оно включает в себя и обычное, и государственное, и международное право во всех выражениях» [Цит. по 17; С. 27]. Истинное существование права, по мнению Б.А. Кистяковского, заключается «не в статьях и параграфах законов, а в сознании как всего общества в целом, так и в сознании его отдельных членов» [11; С. 208].  Право в научном исследовании ученого выступает в качестве основополагающего условия гарантий отдельных прав личности  и превращения его в силу правового регулирования в стране [6]. В научном познании право является особой областью социальной жизни, поэтому его нужно изучать в социальных проявлениях, то есть социально-научно. В этой связи, суждения Б.А. Кистяковского сводятся к тому, что юриста, в первую очередь, должно интересовать, что представляет собой право как действующий правопорядок, а также то, в чем заключается социальная природа права, и как ее исследовать, а не то, как произошло и развивалось право [7]. Таким образом, правовая концепция Б.А. Кистяковского с социологической точки зрения строится на его стремлении утвердить социальную базу государственно-правовых отношений в обществе.

Вступая в дискуссию с представителями психологической теории права, Б.А. Кистяковский указывал на то, что основной недостаток этой теории заключается в том, что объектом исследования выступает не само право, а правовая психика. «Они стремятся доказать,  – писал ученый, – что только душевные переживания, обладающие известными свойствами, составляют право, все же остальное бывает относимо к праву только по недоразумению» [10; С. 376]. Таким образом, по его мнению, возникает непримиримая противоположность взглядов не только к вопросу о существовании права, но и по вопросу «о той области явлений, к которой принадлежит право» [10; С. 376]. Указывая на слабые стороны психологического подхода к исследованию права, Б.А. Кистяковский признавал необходимость использования его в психологической науке и практике. Через соединение таких понятий как индивидуальная психика и правовые переживания осуществляются правовые отношения, в которых выражаются и кристаллизуются правовые нормы [7]. В этой связи закономерным продолжением исследования теории права носят воззрения Б.А. Кистяковского в отношении такой категории как правосознание.  Правосознание, по его убеждению, представляет собой внутренний личностный регулятор юридически значимого поведения. Он считал, что социальная дисциплинированность человека создается исключительно правом, поэтому правосознание выступает в качестве как индивидуально, так и социально дисциплинирующего  фактора. Отсутствие данного фактора не может вызвать уважения к праву и лишает его всякой социальной ценности [3].

Особое внимание Б.А. Кистяковский обращает на другую догматическую крайность, которая существовала в научной правовой мысли того времени – сведение понимания права к совокупности известных норм и правил, действующих в обществе. Данное обстоятельство, по его мнению, не позволяет в полном объеме рассмотреть социальную природу права. Б.А. Кистяковский указывал на то, что в юридической науке существуют различные подходы к тому, что представляют собой правовые нормы. С точки зрения одних ученых правовые нормы устанавливают, ограничивают свободу. Другие ученые связывают их с защитой группового интереса, третьи – выделяют в правовых нормах такую функцию как создание компромисса между различными группами [17].  Используя научный подход к пониманию правовой нормы, ученый обращает внимание на то, что нормы носят характер правила, значит, они имеют общность по своему содержанию. Внешняя общность опосредована социальным характером нормы права, а внутренняя – сопровождается сознательным убеждением того,  что норма права обязательна для действия [11].  Следовательно, рационализм действия правовых норм проявляется в том, что право состоит из норм, которые постоянно и регулярно осуществляются в жизни. Их осуществление и есть основной признак права [9]. В соответствии с точкой зрения Б.А. Кистяковского, правовые нормы носят мультиплицированный характер, не только вырабатываются в общественной союзе, но и направлены на урегулирование человеческих отношений. Опора нормы права, в соответствии с взглядами ученого, должна строиться исключительно на поддержке общества, реальных сил, воля которых служит главной гарантией воплощения данной нормы в жизнь [8]. 

            Таким образом, при разработке своего учения о праве, Б.А. Кистяковский доказывает возможность изучение права с различных точек зрения, признает возможность разностороннего определения права. Однако он указывает на односторонность и ограниченность каждого из направлений  отдельно друг от друга. В соответствии с логикой  научных рассуждений, представленных ученым, право в своей основе едино, то есть одновременно является и государственно-повелительным, и социологическим, и психологическим, и нормативным явлением. Стремление Б.А. Кистяковского к изучению теории права с плюралистических позиций позволяет избежать догматизма в юридической науке, а также повышает научно-практическую актуальность его научных воззрений в устройстве политико-правовых отношений современных государств.

 

Литература

1.      Ильин И.А. Понятие права и силы. Собр. соч. – в 3 тт. – Т. 1. – М., 1993. – 398 с.

2.      История русской правовой мысли. Библиографии. Документы. Публикации. – М.: Острожье, 1998. – 603 с.

3.       Кистяковский Б.А. В защиту права. Вехи. Из глубины. – М.: Правда, 1991. – 607 с.

4.       Кистяковский Б.А. Государство правовое и социалистическое // Вопр. философии. – 1990. – № 6. – С. 141-159.

5.       Кистяковский Б.А. Наши задачи. – М., 1913. – 26 с.

6.       Кистяковский Б.А. Права человека и гражданина // Вопр. жизни. – 1905. – № 1. – С. 112-146.

7.       Кистяковский Б.А. Право как социальное явление. Проблемы и задачи социально-научного познания // Вопр. философии и психологии. – 1912. – Кн. 112. – С. 60-77.

8.       Кистяковский Б.А. Рациональное и иррациональное в праве // Вопр. права. – 1911. – Кн. 5. – С. 42-50.

9.       Кистяковский Б.А. Реальность объективного права // Логос. – М., 1910. – Кн. 2. – С. 94-108.

10.   Кистяковский Б.А. Социальные науки и право. Очерки по методологии социальных наук и общей теории права. – М. : Изд-е М. и С. Сабашниковых, типо-литография товарищества И.Н. Кушнерев и Ко, 1916. – 403 с.

11.   Кистяковский Б.А. Философия и социология права. – М.: Русский христианский государственный ун-т, 1998. – 779 с.

12.   Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. – М.: Мысль, 1983. – 302 с.

13.   Коркунов Н.М. Русское государственное право. – СПб., 1908. – 241 с.

14.   Муромцев С.А. Определение и основное разделение права. - М.: Типография А.И.   Мамонтова. – 1879. – 240 с.

15.   Петражицкий Л.И. Теория права и государства в связи с теорией нравственности. – СПб., 1907. – Т. 1. – 281 с.

16.   Полиенко Н.И. Нормативный характер права и его отличительные признаки. К вопросу о позитивизме в праве. – Ярославль, 1902. – 183 с.

17.   Скворцов В.П. Либерально-демократические идеи о государстве и праве в учении Б.А. Кистяковского: Дис. … канд. юрид. наук. – Тамбов, 2002. – 166 с.

18.   Трубецкой Е.Н. Энциклопедия права. – М.: Типография товарищества А.А. Левенсон, 1917. – 223 с.

19.   Шершеневич Г.Ф. Определение понятия о праве  -   Казань. -  1896. – 276 с.

 

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle