Библиографическое описание:

Приходько Н. Б. Разумный срок как имманентная составляющая правосудия // Молодой ученый. — 2016. — №26. — С. 494-497.



The article reveals the need for such an assessment of the concept as a reasonable time, its relationship to the concepts of timely trial and the principle of reasonableness.

Keywords: civil procedure, reasonable time, criteria of reasonable time

Несмотря на то, что понятие разумный срок закреплено в законе Российской Федерации лишь с 2010 года, нет оснований говорить о том, что указанное понятие является новшеством в российском праве. Анализ дореволюционного и советского законодательства, а так же анализ различных доктринальных источников свидетельствует о постепенном становлении и развитии понятия разумный срок в истории Российского законодательства. [12]

Однако, несмотря на столь длительную историю становления исследуемого понятия, до сих пор остается ряд вопросов, не имеющих однозначных ответов и подлежащих изучению.

Игнорируя тот факт, что в действующем гражданском процессуальном законодательстве Российской Федерации фигурирует понятие «разумный срок», легальное определение данного понятия отсутствует. Указанное обстоятельство вынуждает как теоретиков, так и практиков, давать самостоятельную оценку понятию «разумный срок».

Так, под разумным сроком, например, принято понимать срок судебного разбирательства или исполнения судебного акта, который гарантирует реальную защиту права или законного интереса заинтересованного лица. [10]

Белякова А. В. называла разумный срок периодом времени, установленным должностным лицом для совершения определенных действий. [14]

Афанасьев С. Ф. считал, что разумный срок является одной из составных частей элемента (процессуальный элемент) сложносоставного понятия — справедливое судебное разбирательство. [14] По своей сути разумный срок — это одна из гарантий осуществления справедливого судебного разбирательства. Утверждая, что проблема нарушения сроков рассмотрения дел являет собой одну из самых острых проблем права во многих странах.

Ученые-процессуалисты, в свою очередь, рассматривают разумный срок как период времени, назначаемый судьей с точки зрения его реальности с учетом необходимого времени для совершения процессуальных действий [11] и обстоятельств дела [15].

Однако, на наш взгляд, говорить о необходимости законодательного закрепления понятия разумный срок не стоит. Именно благодаря отсутствию такого понятия у правоприменителя имеется возможность учесть все обстоятельства конкретной ситуации и дать наиболее справедливую оценку.

Вместе с тем, необходимо определить, объем понятия разумный срок судопроизводства, а именно: включает ли оно право на рассмотрение дела в разумный срок и право на исполнение судебного акта в разумный срок в том числе?

Согласно позиции Европейского суда по правам человека срок судопроизводства начинает течь с момента возбуждения гражданского дела и прекращается не в момент вынесения окончательного решения по делу в последней инстанции, а в момент исполнения окончательного решения по делу [3]. Так, в деле «Шеломков против Российской Федерации» суд указал, что по смыслу статьи 6 Конвенции исполнительное производство должно рассматриваться, как неотъемлемая часть судебного разбирательства. По мнению Европейского суда обусловлено это тем, что государство берет на себя обязательство по исполнению судебного решения.

Однако, анализируя Российское законодательство можно выделить только три стадии судебного процесса, которые определяют границы судопроизводства: возбуждение гражданского дела, подготовка дела к судебному разбирательству и непосредственно судебное разбирательство, заканчивающееся принятием окончательного решения по делу [16]. Стадия же исполнения решения суда отнесена к компетенции другого органа — службы судебных приставов.

Вместе с тем следует отметить, что конечной целью судопроизводства и правосудия в целом является судебная защита прав и законных интересов граждан. Данное утверждение основано на положении статьей 46 Конституции РФ [1], в соответствии с которым каждый гражданин имеет право на судебную защиту его прав и свобод. По своей сути, судебная защита являет собой процессуальную деятельность по защите прав, свобод и законных интересов. Основываясь на вышесказанном можно утверждать, что цель судопроизводства в полной мере достигается только при вынесении судом законного и обоснованного решения, с условием его надлежащего исполнения.

При этом, следует иметь в виду, что в соответствии с ч. б п. 2 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение прав на судопроизводств в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок», действие закона о компенсации может распространяться на исполнительное производство в том случае, если заявление о компенсации подано по обстоятельствам не исполнения решения суда об обращении взыскания на имущество граждан или организаций, получающих бюджетные средства, в том числе бюджетных учреждений. [2]

Для системного понимания понятия разумный срок следует определить его соотношения с понятиями «принцип разумности» и «своевременное рассмотрение дела».

Статьей 2 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации определены задачи гражданского судопроизводства. В частности: правильное и справедливое рассмотрение дел в целях защиты оспариваемых или нарушенных прав, свобод и законных интересов граждан, организаций, прав и иных субъектов гражданских правоотношений.

Основной задачей гражданского судопроизводства является своевременное или, иначе говоря, совершенное в установленные законом процессуальные сроки, рассмотрение и разрешение гражданских дел. [10]

Таким образом, своевременность рассмотрение дела приравнивается к пониманию процессуальных сроков рассмотрения дела, что в свою очередь позволяет провести границы с понятием разумный срок.

Жилин Г. А. считал, что своевременность рассмотрения дела означает соблюдение установленных в нормах процессуального законодательства сроков при совершении судом и другими субъектами всей совокупности процессуальных действий по делу, с тем что бы общая продолжительность судопроизводства в конечном счете укладывалась в отведенные законом временные рамки. [8] При этом, основываясь на анализе российского законодательства автор считал, что своевременное рассмотрение дела будет соответствовать разумному сроку судопроизводства, а не соблюдение требований о разумном сроке судопроизводства сопоставимо с судебной «волокитой».

В своей статье «Соотношения понятий «своевременность» и «разумный срок судопроизводства» в гражданском и арбитражном судопроизводстве» Белякова А. В. делает вывод о том, что правовая категория «разумный срок» в гражданском процессуальном праве противоречит задачам гражданского судопроизводства о своевременном рассмотрении гражданских дел. [7] На наш взгляд данное утверждение является спорным.

Являясь одной из задач гражданского судопроизводства, выраженной в рассмотрении дела в рамках установленных процессуальных сроков, а так же с учетом принципа разумности, своевременное рассмотрение гражданского дела охватывает понятия принципа разумности и понятие разумный срок.

Благодаря принципу разумности, законодательство наделяет судей правом, в зависимости от обстоятельств и категорий рассматриваемого дела, установить процессуальный срок или размер компенсации за судебные расходы самостоятельно.

Понятия разумный срок и принцип разумности относятся к разным правовым институтам, в связи с чем, их отождествление является в корне не правильным.

Обращаясь к соотношению принципа разумности и разумного срока можно сделать вывод о том, что это два различных по своей природе понятия. Такая правовая категория, как разумный срок, определяет в первую очередь период времени, в течение которого было осуществлено то или иное процессуальное действие или же судебное разбирательство в целом.

Принципом разумности является одно из основополагающих начал права, определяющее основы его содержания и выражающееся в самом праве. Под принципом разумности понимается принцип гражданского судопроизводства, регламентированный нормами закона. Предполагается, что то или иное совершение процессуальных действий или бездействий должно происходить адекватно наступающим последствиям, которые, в свою очередь, предусмотрены в законе. Согласно части 2 статьи 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд предупреждает лиц о последствиях совершения процессуальных действий (бездействий). Определяя сущность таких отношений Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации в части 2 статьи 9 говорит о возможном «риске», который могут понести лица, участвующие в деле, за совершение ими процессуальных действий (или бездействий).

Основываясь на всем вышесказанном можно сделать вывод о том, что разумный срок судопроизводства является самостоятельной категорией, по своей природе отличающейся от такого понятия, как «своевременность рассмотрения дела» и имеющая различное значение с таким принципом гражданского права, как «принцип разумности». При этом, необходимо отметить, что разумный срок является неотъемлемой частью [9] права на судебную защиту и справедливое судебное разбирательство, которое, в свою очередь включает понятие о своевременности рассмотрения дела, а так же должно осуществляться на основе, в том числе, принципа разумности.

Литература:

1. Конституция Российской Федерации от 12 дек.1993 г. [Электронный ресурс] // Справочная правовая система «КонсультантПлюс». — Режим доступа: http://www.consultant.ru.

2. О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок: Постановление Пленума ВС РФ от 29 марта 2016 № 11 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2016. № 5.

3. Постановление ЕСПЧ от 15 января 2009 г. по делу «Бурдов против Российской Федерации» // Российская хроника Европейского суда. Приложение к Бюллетеню Европейского суда по правам человека. Специальный выпуск. 2009. № 4. С. 79–106

4. Решение ЕСПЧ от 18 июня 2002 г. «Окончательное решение по вопросу о приемлемости жалобы N 48757/99 «Валерий Филиппович Шестаков против России» // Журнал российского права. 2002. № 11

5. Решения ЕСПЧ от 19 марта 1997 г. по делу «Хорнсби против Греции» // Европейский суд по правам человека. Избранные решения. 2000. Т. 2.- М.: Норма. С. 428–439.

6. Свод законов Российской империи // Устав гражданского судопроизводства / Под ред. И. Д. Мордухай-Болтовского. Т. XVI. Ч. I. СПб. — 1912.

7. Белякова А. В. Соотношение понятий «своевременность» и «разумный срок судопроизводства» в гражданском и арбитражном судопроизводстве / А. В. Белякова // Право и экономика. — 2014. — № 4.

8. Жилин Г. А. Правосудие по гражданским делам: актуальные вопросы. М.: Проспект, 2010.

9. Сахнова Т. В. Цивилистический процесс: миссия в меняющемся мире / Т. В. Сахнова // Вестник гражданского процесса — 2013. — № 1. — С. 14–33.

10. Гражданский процесс: учебник / Под ред. М. К. Треушникова. — 5-е изд., перераб. и доп. — М.: Статут, — 2014.

11. Шакарян М. С. Комментарий к гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / М. С. Шакарян. — М., — 2003.

12. Чечеткина Т.В. Исторические предпосылки появления понятия «разумный срок» в гражданском процессуальном праве // Вестник Челябинского государственного университета. 2015. № 17. С. 137-142.

13. Белякова А.В. Принцип разумности в системе принципов гражданского процессуального права // Вестник арбитражной практики. 2014. № 1. С. 36 – 40.

14. Афанасьев С.Ф. Право на справедливое судебное разбирательство: общая характеристика и его реализация в российском гражданском судопроизводстве. Саратов, 2009. С. 196.

15. Процессуальное право: Энциклопедический словарь. М., 2003. С. 475.

16. Сахнова Т.В. Курс гражданского процесса / Т.В. Сахнова. – М.: Статут, 2014. С. 82-85.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle