Библиографическое описание:

Рацлаф А. А. Теория рынка труда: методологический аспект // Молодой ученый. — 2010. — №1-2. Т. 1. — С. 250-253.

Современной экономической науке, как и любой другой, присуща собственная область знания. Реальность, аналитически дифференцируемая на отдельные области, представляет собой объект научного познания. Эмпирическая неочевидность совокупности свойств и отношений, характеризующих сущность рынка труда, обусловливает неопределенность представлений о них и вызывает необходимость научного познания.

Между тем не все аспекты реальности можно или же необходимо познать. Поэтому научное отношение к реальности предполагает также выделение предмета. «Предметом экономико-теоретического познавательного отношения является проблематичный аспект реальности – адаптивно актуальная, познавательно неопределенная (неоднозначная) часть реальности, – на котором фокусируется внимание субъекта познания» [6, с. 7]. Неопределенность проявляется в наличии противоречащих и несостоятельных теоретических представлений о сущности рынка труда. Все вышесказанное и актуализирует выбранный аспект исследования.

Основным и доминирующим направлением современного микроэкономического анализа является неоклассическая теория, «глубинные основы» которой (абсолютная рациональность и информированность, игнорирование институтов) не соответствуют осмыслению динамического и эволюционного характера экономических явлений [12, с. 21].

Одной из «глубинных основ» неоклассической микроэкономической теории является допущение абсолютной рациональности экономических субъектов – принцип абсолютизации рациональности экономического поведения. Модель «экономического человека», как правомерно подчеркивает В. Автономов, «…является…инструментом исследования, элементом метода соответствующей теории» [1, с. 8].

Неоклассический экономический субъект подобен физическому телу; вместо каузальных фигурируют количественные  – изображаемые непрерывными функциями  – правила зависимости. Данный тип анализа, таким образом, игнорирует временной фактор, а соответственно и качественные изменения изучаемых зависимостей явлений. В контексте нашего исследования это означает, что труд – первичный фактор производства (дан от природы). Однако данная теория игнорирует факт несения затрат, связанных с восстановлением и развитием способностей к трудовой деятельности. Так, из опыта следует, что работники получают неодинаковую заработную плату. Ее дифференциация обусловлена рядом факторов, среди них неравенство производительности труда, обусловленное различием инвестиций на воспроизводство данного ресурса.

Другим основным правилом микроэкономической  методологии является атомизация экономических субъектов – принцип, в соответствии с которым фирмы (и домохозяйства) принимаются в качестве самостоятельных элементарных – лишенных структурной неоднородности – явлений экономики. Такой подход не позволяет рассматривать, например фирму как микроорганизацию (микросообщество субъектов, воспроизводящих определенную совокупность объемных, производственных и инвестиционных отношений), а это означает невозможность различия в реакции фирм на любое данное обстоятельство.

В нашем исследовании интерес к фирмам вызван их субъектной принадлежностью к рынку труда (в качестве работодателей) и игнорирование их структурной неоднородности не представляется возможным. Индивиды, выступающие на рынке труда в качестве наемных работников также не обладают абсолютно одинаковыми знаниями, практическими навыками и трудовыми усилиями.

Отметим далее, что микроэкономический анализ есть по существу теория ценообразования (все прочие аспекты имеют подчиненный характер – рассматриваются в контексте изучения именно этой проблемы), а существующая теория совершенной конкуренции, являясь теорий ценовой конкуренции, не содержит связанного объяснения того, как формируются цены, в том числе «крест Маршалла» описывает функционирование рынка труда (наряду с другими рынками) отношением кривых спроса и предложения труда, являющихся только функциями цены. Иначе говоря,  сведение труда к фактору производства, осуществляемого в интересах потребителей, полностью игнорирует оценки труда в повседневной жизни. На самом деле цель труда заключается не только в получении вознаграждения, но и в получении удовольствия от самого процесса создания продукта [3, с. 97]. Конечно, заработная плата есть главный стимул для совершения экономическими субъектами общественно полезной деятельности, предполагающей их состязание в результате столкновения интересов, тем не менее, имеет место целый ряд мотивов предложения труда, который не может быть исследован в рамках неоклассической методологии.

При всей значимости неоклассической теории в ее рамках отсутствует возможность проведения анализа рынка труда, поэтому целесообразным является обращение к неоинституциональной теории. Заметим, что неоинституционализм не отказывается от традиционного микроэкономического инструментария (принимая «жесткое ядро» неоклассики),  но стремится объяснить явившиеся ранее внешними для неоклассической теории факторы – нормы поведения, законы, семью, идеологию и пр. (корректируя утверждения «защитной оболочки» неоклассической теории).

Существование институтов (обычаев; традиций; религиозных, этических и этнических ценностей; законодательства и т.д.), под которыми понимаются «правила игры» в обществе или «созданные человеком» ограничительные рамки, которые организуют взаимоотношения между людьми, а также система мер, обеспечивающая их выполнение» [8, с. 17].  Как уточняет Олейник,  различают формальные институты, под которыми понимаются правила, созданные и поддерживаемые специально на то уполномоченными людьми (государственными чиновниками) и неформальные институты  − общепринятые условности и этические кодексы поведения людей (обычаи, «законы», привычки или нормативные правила) [3, с. 55]. Существование институтов обусловлено трансакционными издержками, которых общество не может избежать в условиях неопределенности [7, с. 12]. Подобные институты организуют повседневную жизнь, создают структуру побудительных мотивов, уменьшают неопределенность. Иначе говоря, институты выступают как средство уменьшения трансакционных издержек.

Процессы, протекающие на рынке труда, носят вероятностный характер. В этой связи значение институтов заключается в уменьшении неопределенности, случайности, и рынок труда в рамках институционального анализа утрачивает свойства вероятностной среды [13, с. 117]. При этом  уникальная черта рынка труда, как утверждает Д. Норт, состоит в том, что институты этого рынка должны принимать во внимание зависимость количества и качества результатов от отношения к ним со стороны самого производственного фактора, то есть работников. Поэтому поддержание высокой производственной морали в какой-то мере заменяет расходы на контроль за рабочими [8, с. 90].

Отметим, что институциональное направление представляет интерес в нашем исследовании в силу возможности анализа стихийного механизма рыночной конкуренции и влияния крупных корпораций на данный механизм в условиях недостаточности распространения конкурентных начал в экономике нашей страны и глубокой монополизации ряда отраслей.

Представляется также важным учет проблемы, оправдывающей экономический выбор индивида, – мотивация человеческого поведения. Поэтому первостепенное значение отводится процессу принятия решений, его условиям (в том числе учет образовательных, возрастных, гендерных и прочих аспектов), при заключении сделок на рынке труда. 

Показательна методологическая позиция Р. Коуза, считающегося основоположником неоинституционализма. Созданный экономической теорией рациональный максимизатор полезности, по его мнению, ничем не напоминает обычного человека.[4, с. 6]. На необходимость предполагать людей такими, «какие они есть», указывает и Х. Демсец [14, с. 35].

Не менее существенно и то обстоятельство, что для неоинституционализма обмен и рынок являются фундаментальными понятиями. Рынок понимается ими как институциональное соглашение, включающее правила и конвенции, обеспечивающие совершение на постоянной основе большого числа добровольных трансфертов прав пользования между независимыми агентами через непрерывную адаптацию цен, играющих роль сигналов и определяющих выбор [3, с. 700]; это институт, существующий «для облегчения обмена, … для сокращения издержек по трансакциям обмена» [5, с. 10];  это институт обмена: «люди идут на рынок, чтобы обменять одну вещь на другую…» [2, с. 23]; «институты образуют своего рода материал, из которого изготовлен структурный каркас рынка» [11, с. 64]. 

Рынок труда в их исследованиях выступал в качестве арены взаимного принуждения, действий профсоюзов и заключения коллективных договоров с акцентом на отношениях между менеджментом и  трудом [9, с. 136]. Подчеркивается важность сил и факторов (включая корпоративную систему и государственную политику),  которые определяют кому и какие возможности будут предоставлены в рамках имеющихся. Специфичность данного рынка связана с человеческим фактором.

Значимую роль при решении проблем, существующих в сфере занятости и решаемых с помощью различных институциональных реформ, институционалисты отводят государству, выступающего в качестве института. Основное внимание уделяют анализу профессиональных и отраслевых различий рабочей силы и соответствующих уровней заработной платы. Они объясняют характер рынка труда особенностями динамики отдельных отраслей, профессиональных и демографических групп. Таким образом, институционалистами были предложены более «реалистичные» версии рынков труда в сравнении  с неоклассическими, основанными на предположении об однородности рынка труда.

Так, Дж. Данлоп в конце 1950-х годов разработал кластерную концепцию рынков. Она основана на предположении о существовании на внутри – и межфирменном уровнях параллельных структур, или кластеров, объединяющих однородные рабочие места; в каждом из таких кластеров складывается свой уровень оплаты. П. Деренгер и М. Пайор предложили концепцию двойственного рынка труда, выделяя «первичный» и «вторичный»  рынки труда для объяснения многочисленных фактов дискриминации рабочей силы. Характеристиками первого являются высокая заработная плата, хорошие условия труда, стабильная занятость, наличие шансов на продвижение, соблюдение справедливости и должный процесс в установлении трудовых правил. Рабочие места на втором рынке приносят низкую заработную плату и соответствующие льготы, плохие условия труда, высокую текучесть кадров, слабые шансы на продвижение и переменчивое отношение начальства. Концепция «гибкой занятости» была разработана Дж. Аткинсоном.. Речь идет о дифференцированном подходе покупателей рабочей силы на рынке труда, которые должны учитывать множество факторов, влияющих на  формы закрепления персонала внутри организации. В концепции «социальных связей» М. Грановеттера процесс поиска информации о вакантных рабочих местах реализуется не через индивидуальные действия экономических агентов, а в определенном  социально-институциональном контексте неформальных связей между людьми [10, с. 87-91].

Итак,  анализ рынка труда в рамках методологии неоинституциональной теории, во-первых, обеспечивает учет широкого спектра форм собственности и контрактных форм, на основе которых осуществляется обмен правомочиями между рыночными субъектами. Во-вторых, рынок труда – это рынок асимметричной информации, а асимметрия информации между его участниками позволяет более информированной стороне (агенту) – работнику вести себя оппортунистически по отношению к принципалу – работодателю, задача которого предложить такую схему вознаграждения, которая заставит его открыть информацию. В-третьих, неоинституционалисты допускают существование трансакционных издержек (издержки ведения переговоров, издержки измерения, издержки спецификации и защиты прав собственности и др.), в снижении которых заинтересованы субъекты рынка труда, что становится возможным в условиях  существования институтов, неоинституциональная трактовка которых была принята нами в качестве базовой. Как правила игры, ограничительные рамки позволяют осуществить альтернативный выбор в процессе экономической деятельности, что снимает проблемы асимметричности информации, неопределенности и риска.

 

Библиографический список

 

1.                  Автономов, В. С. Модель человека в экономической науке [Текст]  / В. С. Автономов. − СПб. : Экономическая школа, (Этическая экономия: исследования по этике, культуре и философии хозяйства; Вып. 2), 1998 − 230 с.

2.                  Бьюкенен, Дж. Сочинения [Текст] / Дж. Бьюкенен : пер. с англ. Серия : «Нобелевские                      лауреаты по экономике»: в 2- х т. − М. :  Таурус Альфа, 1997. −  Т.1. − 1997.  − 560 с.

3.                  Институциональная экономика [Текст]: учебник / под общ. ред. А. Олейника. − М. : ИНФРА-М, 2007. −  704 с.

4.                  Коуз, Р. «Природа фирмы»: истолкование // Природа фирмы [Текст]  / Р. Коуз / под ред. О. Уильямсона, С. Уинтера. − М.: Дело, 2001.− 412 с.

5.                  Коуз, Р. Фирма, рынок и право [Текст] / Р. Коуз. − М. : Дело Лтд, 1993. − 325 с.

6.                  Луговой, О. Ю. Предмет и методология экономико-теоретического исследования [Текст] : Монография / О. Ю. Луговой – М. : Дашков и Ко», 2004.  − 98 с.

7.                  Нестеренко, А. О чем не сказал Уильям Баумоль [Текст] / А. Нестеренко // Вопросы экономики. − 2001. − №7. −  С. 4-18.

8.                  Норт, Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики [Текст] / Д. Норт / пер. с англ. А. Н. Нестеренко, пред. и науч. редакт. Б. З. Мильнера. − М. : Фонд экономической книги «НАЧАЛА», 1997. − 192 с.

9.                  Панорама экономической мысли конца ХХ столетия [Текст] / под ред. Д. Гринэуэя, М. Блини, И. Стюарта: в 2 т. / пер. с англ. под ред. В. С. Автономова и С. А. Афонцева. − СПб. : Экономическая школа, 2002. − Т.1.− 668 с.

10.              Радаев, В. Социологические подходы к анализу рынка труда: спрос на труд [Текст]  / В. Радаев //  Вопросы экономики. − 1995.  − №1. − С.86-92.

11.              Радаев, В. В.  Социология рынков: к формированию нового направления [Текст]  / В. В. Радаев. − М. : ГУ ВШЭ, 2003. − 324 с.

12.              Шаститко, А. Предметно-методологические особенности новой институциональной экономической теории [Текст] / А. Шаститко // Вопросы экономики. − 2003. − №1. − С.24-41.

13.              Шервин, Р. Трансакционные издержки и внутренние рынки труда [Текст]  / Р. Шервин //  Природа фирмы / под ред. О. И. Уильямсона. − М. : Академия народного хозяйства при правительстве РФ,  2001. −  С. 112-134.

14.              Эггертссон, Т. Экономическое поведение и институты [Текст] / Т. Эггертссон / пер. с англ.– М. : Дело, 2001. − 408 с.

 

 

 

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle