Библиографическое описание:

Волков Д. А. Анализ теории волновых процессов и исследование общей природы длинных экономических циклов // Молодой ученый. — 2010. — №1-2. Т. 1. — С. 167-173.

Циклический характер развития экономики исследовался многими учеными на протяжении длительного периода времени, однако началом бурного развития исследований в области теории циклического развития считается период начала XX в. Немаловажную роль в этом сыграло бурное развитие статистических методов анализа, создание современной базы эмпирических исследований и формирование представлений о возможностях регулирования циклических процессов. С этим было связано появление первых специализированных исследовательских центров, таких как "Национальное бюро экономических исследований", появившееся в 1920 г. в США, и несколько лет возглавляемое У. Митчеллом.

Однако, к первым упоминаниям, затрагивающим проблему цикличности в экономике, относятся исследования о природе "торговых кризисов", характерных для Английской экономики второй половины XVIII - первой половины XIX вв. В течение этого периода были отмечены кризисы в 1753, 1763, 1773, 1783, 1797, 1810, 1815, 1825, 1837, 1847, 1857 гг., положивших начало исследованиям проблем депрессии и недостаточного совокупного спроса [1].

Джон Милль в своем исследовании, опубликованном в 1867 г. [2], проанализировал существование кредитных циклов, повторяющихся с регулярной 10-летней периодичностью. При этом развитие кризиса он связывал с внезапным увеличением спроса на кредитном рынке, что ведет к нарушениям в движении кредита и временным разрушением кредитной системы. В своем исследовании природы кредитного цикла, значительную роль в понимании цикла он отводил психологическим факторам. Он полагал, что причины кризиса заключаются не столько в свойствах экономических институтов или их неправильном функционировании, сколько в заблуждениях психологического характера, присущих всем хозяйствующим участникам рынка: в начале развития цикла благоприятные условия порождают оптимизм, который постепенно переходит в безрассудство, а затем безрассудство порождает стагнацию. Преодоление стагнации он связывал с "отрезвлением" участников рынка. В своем исследовании Милль одним из первых разделил кредитный цикл на 4 фазы: сокращение торговли, расширение торговли, перевозбужденной торговли и кризиса.

Позже, в 1879 г. Альфред Маршалл в книге "Экономика промышленности" [3] посвятил две ее главы проблеме кризисов и торговых депрессий. В ней Маршалл рассмотрел кризис как явление, обусловленное чрезмерным расширением кредита. Основной целью книги было исследование проблем экономики предприятия, проблем стоимости и распределения (типичная область исследований середины XIX в.), поэтому анализируемые проблемы депрессий и циклов носили в ней побочный характер, и страдали поверхностностью [1].

К концу XIX века появились две выдающиеся работы Викселя и Туган-Барановского, которые открыли новую эпоху в методах исследования и теории развития промышленных циклов. Виксель, в своих работах не занимался непосредственно анализом проблемы депрессии и цикла. Однако, не смотря на это, его исследование явилось отправной точкой в современной научной теории сбережения и инвестирования. Одной из первых научных работ, посвященной промышленным циклам была работа Туган-Барановского. В своей работе, Туган-Барановский предположил, что "промышленный цикл" связан с "периодическим созиданием нового основного капитала". Он указал на основную особенность цикла, связанную с колебаниями размеров инвестиций, что означает собой поворотный пункт в теории экономического цикла. Кроме того, возникновение кризисов в капиталистической системе он связывал с нарушением внутренней пропорциональности развития различных отраслей производства.

Помимо указанных работ, анализом проблемы кризисов во второй половине XIX века и начале XX века интенсивно занимались К. Жюглар, А. Шпитгоф, Л. Поле, Ж. Лескюр, А. Афталион, У. Митчелл и другие, но их работы страдали достаточной поверхностностью, и не образовывали самостоятельной системы экономической теории.

В начале XIX века значительный вклад в развитие теории циклов внес российский ученый Н. Кондратьев. Кондратьев в 1920-1930-е гг. работал в Институте мировой конъюнктуры и собрал статистический материал по развитию мирового хозяйства за 120 лет - за период с конца XVIII века. В своих работах он изучал динамику товарных цен, изменение заработной платы, ссудного процента, внешнюю торговлю, добычу полезных ископаемых и производство промышленных товаров. Обобщив собранный статистический материал, он классифицировал все показатели на две большие группы. К первой группе он отнес показатели, которые в условиях колебаний экономической конъюнктуры изменялись незначительно, в частности цены на различные промышленные товары. Ко второй группе он отнес показатели, имеющие тенденцию к значительным колебаниям. К числу таких показателей были отнесены ссудный процент на капитал, объемы вкладов в банках и заработную плату. Колебания второй группы показателей он обнаружил как в натуральных, стоимостных показателях, а также показателях на душу населения.

Н. Кондратьев, в своих наблюдениях установил, что хотя процесс экономического развития представляет собой восходящую линию, он не является прямолинейным, и осуществляется как бы толчками. В результате своих исследований Кондратьев пришел к выводу, что за 120 лет наблюдалось две с половиной длинные волны. Длинные волны Кондратьев связывал с научно-техническими революциями.

За исследуемый период наблюдений он выделил следующие длинные волны. Первая волна – с 1787 по 1844 гг. Период первой волны он разделил на две фазы: повышательную с 1787 по 1810 гг., и понижательную с 1810 по 1844 гг. Причиной первой повышательной волны он видел революцию в текстильной промышленности, первую промышленную революцию, вызвавшую бурное развитие машиностроения, что стимулировало рост экономики.

Вторую волну Н. Кондратьев выделял с 1844 по 1890 гг. с повышательной фазой в 1844-1870 гг., и понижательной с 1870 по 1890 гг. Причиной второй повышательной волны он видел начало строительства железных дорог, что вызвало развитие новых территорий, и повышение товарооборота между отдельными странами в мировом масштабе.

К третьей волне он относил период с 1890 г., и связывал ее с развитием автомобилестроения и развитием производства электричества. В своих работах он ограничивал период третьей повышательной волны 1914-1920 гг.

Кондратьев, в своих работах одним из первых создал системную концепцию, призванную объяснить природу конъюнктурных колебаний. В теории Н. Кондратьева можно выделить несколько выявленных взаимосвязей и особенностей:

·        взаимосвязь длинных волн с периодичностью инвестирования в инфраструктурные проекты и основные фонды, со сроком службы более 50 лет;

·        взаимосвязь осуществления инвестиций в инфраструктурные проекты с периодичностью накопления капитала;

·        существование экономических циклов различной продолжительности со специфическими уровнями равновесия экономической системы;

·        комплексный подход к оценке явлений экономической жизни. В этом отношении Кондратьев разделяет статическую и динамическую экономическую теорию, отдавая предпочтение последней;

·        проявление длинных волн не только в экономической системе, но и в динамике социальной активности и технического прогресса.

Н. Кондратьев в своих работах [4] отмечал, что в рамках длинного цикла присутствуют средние (длящиеся 7-11 лет) и короткие (длящиеся около 3,5 лет) волны. При этом он полагал, что средние и короткие волны представляют собой обычный торгово-промышленный цикл, сжатый во времени. Структура длинноволнового цикла, предложенная Н. Кондратьевым, представлена на рисунке ниже.

Рисунок 1. Структура длинной волны восходящей фазы Кондратьевского цикла

 

По мнению Н. Кондратьева начало длиной повышательной волны характеризуется процессом, связанным с накоплением капитала, который необходим для инвестирования в создание новых основных производственных фондов и обновление техники. В дальнейшем, увеличение объемов инвестиций в основные производственные фонды осложняется воздействием циклов средней продолжительности, что вызывает сокращение свободного капитала и обостряет борьбу за рынок. В конечном итоге, эти факторы приводят тренд экономического развития к перелому и началу понижательной волны. Период понижательной волны он связывал с аккумуляцией капитала, сопровождаемой усилением стремления к усовершенствованию техники, создающей предпосылки для нового подъема. В то же время, некоторые ученые не согласны с такой формулировкой процесса перехода от понижательной волны к повышательной. Несмотря на то, что накопления денежных средств в нижней точке большого цикла создают предпосылки для осуществления инвестиций в новые производственные фонды, обесценивание денежных средств и существующих ценных бумаг не обязательно способствует стимулированию спроса на воспроизводство.

Несмотря на незавершенность работ Н. Кондратьева по изучению длинных циклов конъюнктуры, его работы стали фундаментом для дальнейшего развития теории длинных циклов.

В дальнейшем идеи Н. Кондратьева развивали Й. Шумпетер, Г. Менш и Дж. Форрестер. Однако системный и концептуальный подход Кондратьева к анализу длинных волн усложнял дальнейшие предпосылки к развитию этого направления экономической теории. В связи с этим, дальнейшее развитие теории шло по пути ее упрощения.

В 1939 г. И. Шумпетер [5], познакомившись с идеями Кондратьева, попытался создать систему связи движения цен со сменяющимися в результате научно-технических революций, лидирующими секторами экономики.

Соединив свои ранние разработки о роли предпринимателя-инноватора в процессе экономического развития и теорию долгосрочных колебаний экономической динамики Н. Кондратьева, Шумпетер создал оригинальную теорию инновационных циклов, на долгие годы вперед определив развитие теории длинноволновых исследований. Так же как и Н. Кондратьев, Й. Шумпетер характеризовал длинноволновой процесс наличием двух фаз: фазы нарушения экономического равновесия и его последующего восстановления. Й. Шумпетер в своих работах выделял четыре фазы развития цикла: фаза процветания, фаза рецессии, фазы депрессии и оживления. По его мнению, фаза процветания наступает, когда инициативные и смелые предприниматели внедряют в производство новые виды техники и товаров, открывая при этом новые рынки и источники сырья, развивая новые приемы организации производства, что в конечном итоге дает им возможность получения сверхприбыли. Со временем, процесс получения сверхприбылей привлекает все большее количество предпринимателей, охватывая большее число взаимосвязанных отраслей. В этот момент экономика из равновесного состояния переходит в период ускоренного роста, резко сменяющаяся рецессией. Рецессия возвращает экономику в равновесное состояние. Причиной рецессии Й. Шумпетер считает размывание получаемой предпринимателями прибыли по мере того, как инновационные технологии и продукты охватывают все сферы производства. Следующая за рецессией депрессивная фаза наступает вследствие спада ввиду еще более ухудшившихся экономических условий. За депрессивной фазой по Шумпетеру следует фаза оживления, возвращающая экономику в состояние равновесия, благодаря очередному накоплению нововведений и инноваций [6].

Пик развития теории длинных волн, пришедшийся на конец 70-х - начало 90-х гг. XX в. был связан с именами следующих исследователей: Г. Менш [7], К. Фриман [8], Дж. Форрестер [9], К. Перес-Перес [10], П. Корпинен [11], С. Меньшиков [12], С. Глазьев [13] и другие.

Одним из последователей Н. Кондратьева и Й. Шумпетера был немецкий экономист Г. Менш. В своей книге "Технологический пат" [7] он изложил свою концепцию циклического развития, объясняющую место внутренних факторов для объяснения инноваций между подъемом и спадом. Свои идеи он сформулировал в следующем контексте:

·        он разделил нововведения на: базисные и улучшающие. Он полагал, что базовые нововведения создают новую продукцию, второй тип - улучшающие нововведения, порождают улучшение существующей продукции;

·        он дополнил теорию Й. Шумпетера идеей существования жизненного цикла инновационного продукта. Он полагал, что базисные инновации, создающие новую продукцию, имеют 4 фазы жизненного цикла, состоящие из фаз внедрения, роста, расцвета и упадка;

·        включил внутренние отношения между базисными нововведениями и инновациями, и их динамикой во время длинного цикла в объяснение теории накопления нововведений. В своей работе он отметил, что базисные инновации связаны с определенной фазой длинного цикла. Улучшения и внедрение инноваций, происходящие в фазе подъема длинного цикла, усиливают позиции определенных продуктов на рынке, однако, по мнению Г. Менша внедрение инноваций и улучшение продукции происходит только по тем направлениям, деятельность от которых является прибыльной и успешной. С другой стороны, в период экономического спада, и понижательной фазы длинной волны, доходы предпринимателей падают, в результате чего они готовы принять на себя риск, связанный с обновлением продукции и внедрением инноваций.

Расширение Г. Меншем теории Шумпетера характеризуется введением инновационного продукта и технологических нововведений в структуру длинноволнового процесса.

Критика идеи Й. Шумпетера об инновационном накоплении в начале инновационного цикла, была высказана С. Кузнецом в работе "Деловые циклы Шумпетера" [14]. Обобщая общие идеи теории Й. Шумпетера, С. Кузнец полагал, что основополагающей движущей силой циклического развития экономики по Шумпетеру являются нововведения. Однако он не видел четкой взаимосвязи между нововведениями и колебаниями в экономической системе, вызываемой ими. Однако с момента опубликования книги С. Кузнеца многие ученые предоставили достаточное количество доказательств о связи экономических циклов и технологических нововведений [15].

Опровергая теорию Й. Шумпетера, С. Кузнец провел анализ инвестиций в основной капитал, базируясь на предположении, что именно инвестиции в основные производственные фонды являются источником экономического роста [16]. Эту концепцию он назвал теорией "лидирующего сектора". В своем исследовании он выделил два "лидирующих сектора" - первичный сектор, к которым он относил добывающие отрасли, отрасли сельского хозяйства и вторичный сектор, к которому он относил отрасли промышленного производства. По идее С. Кузнеца, динамика экономического роста объясняется сменой периодов, в течение которых соотношение цен на услуги и продукцию вторичных секторов делает их более привлекательными, способствуя тем самым их развитию, сменяется повышением привлекательности первичных секторов. В результате, такая ценовая динамика стимулирует перенаправление инвестиционных потоков из одного сектора в другой. В своем исследовании он предполагал, что инвестиции в промышленный сектор характеризуются кластеризации с 30 летней периодичностью.

Впоследствии циклы экономического роста С. Кузнеца получили название "длинные ритмы Кузнеца". Немаловажным в теории Кузнеца был тот факт, что он связывал волновую динамику "лидирующих секторов" с демографическими тенденциями (приток/отток иммигрантов из страны) и связанных с ними темпов строительства. Эта динамика была обнаружена после того, как группа аналитиков вместе с Кузнецом построили индексы совокупного объема жилищного строительства, в результате анализа которых были обнаружены длительные интервалы быстрого роста и глубоких спадов и застоя. В результате своих исследований он пришел к выводу, что динамика потребительских расходов, национального дохода, валовых инвестиций в оборудование и основные производственные фонды, в частности здания и сооружения связаны взаимосвязанными колебаниями, причем в сфере строительства эти колебания обладали наибольшей амплитудой [16].

В ходе дальнейших экономических исследований, проведенных Дж. Форрестером [9], Б. Берри [17], С. Соломоу [18], У. Ростоу [19] подтверждался тот факт, что динамка темпов роста производства более характерно связана с ритмами Кузнеца, а не с длинными волнами Кондратьева. В исследованиях Стьера [20] и Фонтвилля [21] показано, что в динамике основных фондов существуют колебания с периодом приблизительно 30 лет. Анализ интенсивности инвестиций в основной капитал по отраслям промышленности, проведенный российскими учеными С.М. Меньшиковым и Л.А. Клименко [12] также сходится с результатами анализа зарубежных ученых. Исследование Р. Метца, проведенное при анализе динамики ВНП Германии также свидетельствует о существовании 30-летнего ритма [22].

По мнению С. Румянцевой [23], в настоящее время наиболее теоретически и статистически аргументированной выглядит концепция, признающая существование 30-летних экономических ритмов роста Кузнеца, опосредованно влияющая на длинные волны Кондратьева. Впервые комплексная мультицикличная модель была предложена группой ученых под руководством Дж. Форрестера в 1975 г. [24]

Модель Дж. Форрестера базировалась на предположении, что ритмы Кузнеца обуславливаются инвестициями в основной капитал, в то время как кондратьевские длинные волны обусловлены экономическими и физическими взаимосвязями между секторами, производящими оборудование, и секторами, производящими его [9]. В сформулированной модели Форрестера отсутствовала концепция технико-экономических парадигм, и инноваций. Концепция инноваций и технико-экономических парадигм в мультицикличной модели была сформулирована Б. Берри через 15 лет после опубликования идей Форрестера.

По мнению Б. Берри, на каждую фазу волны Кондратьева приходится отдельных цикл Кузнеца, а фазы подъема и спада длинных волн Кондратьева предопределяет характеристики соответствующих ритмов Кузнеца. На рисунке ниже представлена схема мультиволнового процесса, предложенная Б. Берри.

Рисунок 2. Схема взаимодействия длинных волн и ритмов Кузнеца по Б. Берри

 

В соответствии с представленной моделью, повышательная фаза длинного цикла Кондратьева совпадает с постдепрессионным ритмом Кузнеца, длящимся 20-25 лет. В свою очередь понижающаяся фаза длинного цикла совпадает с постстагфляционным ритмом Кузнеца продолжительностью 25-30 лет. В результате, модель Б. Берри представляет собой модель научно-технического прогресса, в рамках которого два ритма экономического роста Кузнеца оказываются связаны одной технологией.

По мнению Берри, длинная фаза Кондратьевского цикла начинается с очередным инновационным развитием технологий. Следующее за этим внедрение инноваций отдельными компаниями создает потребность в производстве нового продукта. В результате этого растет инновационный спрос, стимулирующий расширение масштабов производства

Рост промышленности, производящей оборудование стимулирует перетекание рабочей силы из потребительского сектора, что стимулирует рост интенсивности производства, и усиливает тем самым спрос на оборудование и основные производственные фонды. Продолжающийся рост производства в "капитальных секторах" продолжается до тех пор, пока не стабилизируется на уровне долгосрочного экономического равновесия, что занимает около 20-30 лет с начала развития процесса.

В конце первого ритма Кузнеца, т.е. примерно через 30 лет после начала технологического цикла, в экономической системе происходит насыщение парка оборудования и основных производственных фондов, в результате чего происходит сокращение спроса, сопровождаемое лавинообразным перенакоплением активов и падением отдачи от производства. Переход к новому большому циклу связан также с тем, что вложения в модернизацию основных фондов на прежней технической основе становятся все менее перспективными по сравнению с вложениями в принципиально новые системы техники.

В российской экономической науке, проблемами цикличности также занимались В. Клинов, В. Костюк, С. Ю. Глазьев и некоторые ученые.

В исследованиях В. Клинова свидетельствуется [25], [26] что процессы накопления и расходования потенциала научно-технического производства синхронизированы с процессами износа и обновления инфраструктуры. Данное обстоятельство, по его мнению, обуславливает тот факт, что средняя продолжительность большого цикла совпадает со средними сроками службы инфраструктуры. В результате В. Клинов полагает, что процесс обновления и расширения инфраструктуры представляет собой основу больших циклов, также как и основой средних цикла Жюгляра, длящихся продолжительностью от 7 до 11 лет, является обновление парка машин и оборудования. В то же время, по его мнению, движущей силой в обоих случаях являются силы научно-технического прогресса, темпы которого определяют сроки морального и физического старения как активной, так и пассивной части производственного капитала.

Таким образом, в соответствии с концепцией В. Клинова, в результате износа элементов инфраструктуры и основных производственных фондов, под воздействием научно-технического прогресса меняется структура производства.

Однако некоторые исследователи отмечают первичность изменения структуры экономики, которое делает возможным внедрение научных инноваций. В частности, В. К. Костюк анализируя взгляды Кондратьева пришел к выводу, что в отличие от колебательных процессов делового цикла, длинная волна Кондратьева осуществляет переход от одной структуры экономики к другой ее структуре [27]. Экономическое развитие, характеризуемое длинными волнами, по его мнению, состоит в последовательных структурных перестройках экономики, в изменении типов экономического поведения, благодаря чему, народное хозяйство эволюционирует. Он полагает, что каждая длинная волна соответствует становлению, развитию и последующему разложению определенной экономической структуры. Становление и развитие образуют повышательную фазу, в течение которой обнаруживаются новые элементы экономической структуры, в то время как разложение - понижательную фазу длинной волны, которая характеризует этап торможения экономического развития в силу инерционности существующей структуры, и одновременно закладывает предпосылки для создания новой экономической модели.

В 1970-1980 е гг. ряд отечественных экономистов,  таких как С.Ю. Глазьев и Д. С. Львов [13], [28] объединив теорию циклов инвестиций и научно технического производства с теорией структурных циклов, создали "концепцию эволюции технологических укладов", характеризующуюся как совокупность подразделений, близких по качественным характеристикам технологии ресурсов и выпускаемой продукции. Эта концепция характеризуется единым техническим уровнем составляющих его производств, которые связаны с вертикальными и горизонтальными потоками качественно однородных ресурсов и опираются на общие ресурсы квалифицированной рабочей силы, общий научно-технический потенциал. В результате, в рамках одного жизненного цикла развитие технологического уклада носит преимущественно экстенсивный характер. Замещение технологического уклада и, соответственно, переход от одного этапа технико-экономического развития к другому, сопровождающийся внедрением большого числа радикальных нововведений и структурной перестройкой экономики, по их мнению, является периодом интенсификации, несмотря на то, что формально рассчитанные темпы экономического роста в этот период могут падать. В рамках одного этапа технико-экономического развития наблюдается эволюционный процесс, а при переходе к другому - революционный тип экономического прогресса. Следовательно, периоды экстенсивного и интенсивного развития, так же как эволюционный и революционный типы технологического прогресса периодически чередуются.

Обобщая выводы исследований отдельных авторов, занимавшихся анализом проблемы цикличности долгосрочных конъюнктурных колебаний, в следующей таблице структурно представлен сравнительный анализ продолжительности долгосрочных экономических циклов, причин их возникновения, и основных факторов, влияющих, по мнению отдельных исследователей, на динамику цикла и темпы экономического развития.

Таблица 2. Сравнительный анализ причин и долгосрочных экономических циклов различных исследователей

Исследователь экономического процесса

Продолжительность цикла по мнению исследователя

Причина цикличности экономического процесса

Основные факторы экономического развития

Н. Д. Кондратьев

48-55 лет

Обновление основных производственных фондов

Рост инвестиций;

Научно-технический прогресс;

Накопление свободного капитала

Й. Шумпетер

55 лет

Скачкообразный характер внедрения инноваций и внедрения нововведений

Научно-технический прогресс

В. Клинов

50-60 лет

Научно-технический прогресс

Научно-технический прогресс

В. Костюк

50-60 лет

Смена социально-экономической формации экономики

Совершенствование экономической системы

С. Глазьев

40-70 лет

Смена способов производства

Научно-технический прогресс;

Смена способов производства

В результате анализа приведенной выше таблицы со сравнительным анализом причин экономической цикличности, можно сделать вывод, что большинство исследователей связывают существование долгосрочных циклов с научно-техническим прогрессом, которое влечет за собой потребность в обновлении основного капитала, совершенствовании эффективности производства. Совершенствование научно-технического процесса также ведет к изменению отраслевой структуры экономики, совершенствованию экономических процессов. Именно данные изменения являются фундаментальными аспектами долгосрочных экономических циклов.

Литература

1. Хансен, Э. Экономические циклы и национальный доход. М. : Экономика, 1997 г. Ч.3-4, Т.2.

2. Mills, J. Credit Cycles and the Origin of Commercial Panics.: Transactions of the Manchester Statistical Society, 1867 г.

3. Marshall, A. Economics of Industry. Cambridge, London : Cambridge University Press, 1879.

4. Кондратьев, Н. Д. Большие циклы конъюнктуры и теория предвидения. М. : Экономика, 2002 г.

5. Shumpeter, I. Business Cycles: A Theoretical, Historical and Empirical Analysis of the Capital Process. New York : б.н., 1939 г.

6. Шумпетер, Й. Теория экономического развития. М. : Эксмо, 2007 г.

7. Mench, G. Stalemate in Technology. Cambridge : Mass, 1979 г.

8. Freeman, C. Unemployment and Technical Innovation. A Study of Long Waves and Economic Development / Freeman C., Clark J., Soete L. London : Frances Pinter (Publishers) Ltd., 1982 г.

9. Forrester, J. W. Innovations and Economic Change / Futures. ML : Pavitt, K. and Walker, 1981 г.

10. Perez-Perez, C. Toward a Comprehensive Theory of Long Waves. Long Waves Depression and Innovation: Implication for National and Regional Economic Policy. Laxenburg (Austria) : 1985 г.

11. Korpinen, P. A Monetary Model of Long Cycles / The Long Wave Debate. Berlin : Vasko, 1987 г.

12. Меньшиков, С. М. Длинные волны в экономике: когда общество меняет кожу / Меньшиков С.М., Клименко Л.А. М. : Международные отношения, 1989 г.

13. Глазьев, С. Ю. Экономическая теория технического развития. М. : 1990 г.

14. Kuznets, S. Schumpeter Business Cycles. HB : American Economic Review, 1940 г. №2.

15. Яковец, Ю. В. Циклы кондратьева в экономике России. Монография. СПб. : Международный фонд Н.Д. Кондратьева, 2005 г.

16. Kusnets, S. Long Swings in the Growth of Population and in Related Economic Variables. CII : Proceeding of the American Philosophical Society, 1958 г.

17. Berry, B. J. L. Long-Wave Rhythms in Economic Development and Political Behavior. Baltimore, Maryland : Johns Hopkins University Press, 1991 г.

18. Solomos, Solomou. Phases of Economic Growth, 1850-1973: Kondratieff Waves and Kuznets Swings. Cambridge : Cambridge University Press, 2008 г.

19. Rostow, Walt Whitman. Why The Poor Get Richer And The Rich Slow Down. Austin, Texas, U.S.A. : University of Texas Press, 1980 г.

20. Stier, W. Modelling Long Wave Phenomena / Regularities of Scientific and Technical Progress and Long-Term Tendencies of Economic Development / Stier W, Metz R. Novosibirsk : Paper for Ineternational Conference, 1988 г.

21. Fontvielle, L. Innovations, Development of Labour Force and Productivity/ Regularities of Scientific and Technical Progress and Long-Term Tendencies of Economic Development. Novosibirsk : Paper for International Conference, 1988 г.

22. Родионова, Н. В. Функционирование рынка недвижимости и развитие ипотечного кредитования на рынке жилья. М. : Флинта, 2006 г.

23. Румянцева, С. Ю. Длинные волны в экономике: многофакторный анализ. СПб. : СПбГУ, 2003 г.

24. Forrester, J. New Perspectives on Economic Growth/ Alternatives to Growth. Search for Sustainable Future. Massachusetts : Cambridge, 1977 г.

25. Клинов, В. Г. Волновая природа НТП и большие циклы конъюнктуры мирового хозяйства. М. : Общество и экономика, 2002 г.

26. Восходящая волна мирового хозяйства и возможности России. М. : Экономист, 2004 г.

27. Костюк, В. Н. Длинные волны Кондратьева и теория долговременного экономического роста. М. : Общественные науки и современность, 2002 г.

28. Глазьев, С. Ю. Эволюция технико-экономических систем: возможности и границы централизованного регулирования / Глазьев С.Ю., Львов Д.С., Фетисов Г.Г. М. : Наука, 1992 г.

29. Kitchin, J. Cycles and Trends in Economic Factors. б.м. : Feview of Economic Statistics, 1923 г. Vol. V. P. 10-16.

 

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle