Библиографическое описание:

Адалова З. Д. Изменения в области аграрных отношений в Дагестане в конце XIX – начале XX вв // Молодой ученый. — 2010. — №1-2. Т. 2. — С. 9-13.

В Дагестане во все времена испытывали острую нехватку земли. Земля являлась основным мерилом и источником богатства, средством  сельскохозяйственного производства.

Дагестан в постреформенный период попал в водоворот противоречий экономического развития, суть которых заключалась в сохранении отсталого земледелия при формировании системы развитого промышленного производства с  проникновением и развитием в Дагестане капиталистических отношений.[12, с.28]

Общая площадь общественных, частновладельческих и вакуфных земель составляла 1.445.018 десятин.[8, с.27]

Вся земельная площадь Дагестанской области, по данным податных инспекторов составляла 2.749 тыс. дес., площадь сельскохозяйственных угодий - 1.5 млн. дес., на долю пашни, садов и сенокосов приходилось примерно 18.4% всей этой площади или 276 тыс. дес., остальные угодья составляли пастбища, выгоны, леса.[25, лл.124-129]

Это означало, что в Дагестане имелись, хорошие возможности для развития земледелия и животноводства. Однако в условиях царской России и господства феодальных отношений в Дагестане возможности эти не были полностью использованы.

В Дагестане, особенно в горах, где клочки земли отвоевывались у природы трудом поколений, государственная собственность практически распространялась лишь на отдельные пастбищные угодья.

Пашня всегда находилась в частной собственности, крестьян - узденей, на равнине - в собственности беков и князей.

Крупными владельцами земли были ханы, беки, помещики. Они сосредоточили в своих руках свыше 2/3 всей частновладельческой земли.

Феодалы и казна владели огромными угодьями при крайнем недостатке для пахоты земель в Дагестане. Царское правительство снова отдавало местным феодалам часть государственных земель, чем задерживало разрушение феодального землевладения.

И тем не менее, происходило проникновение и развитие в Дагестане капиталистических отношений.[14, с.28]

С проникновением и развитием капиталистических отношений, дагестанским землевладельцам и скотовладельцам в силу разных причин стало выгодным сдать в аренду свои земельные угодья (пахотные земли, пастбища).

Многовековое пребывание на определенной территории всегда давало народу право на обрабатываемую им землю. Этот факт признавался и представителями царской администрации на Кавказе.

Положение дагестанских крестьян к концу XIX в. стало заметно ухудшаться, особенно после начала мирового экономического кризиса, начавшегося в 1899 г. и оказавшего сильное влияние, как на экономику России, так и Дагестана. Это привело к обострению отношений между раятами и беками, росту земельных  споров в Дагестане, основная причина которых крылась в остром малоземельи, особенно в горной части.

 1900 году последовал указ царя, в котором говорилось, что земли сельских обществ Дагестанской области и их недра «принадлежат правительству», государственным крестьянам они отведены лишь в постоянное пользование, эти земли отнюдь не их собственность. В 1911 г. в ведение управления госимуществ было передано 3 тыс. дес. земли Аварского округа, объясняя это тем, что эти земли принадлежали в былые времена аварскому хану. Пополнялся фонд «оброчных статей», отобранные земли использовались и для наделения беков, для поощрения чиновников царской администрации. 14 июля 1888 г. «на основании Высочайше утвержденного мнения Государственного Совета, по Дагестанской области» в ведение Управления государственных имуществ были переданы следующие земельные угодья: казенные леса, казенные возделанные и пастбищные участки, верхняя площадь горы Гуниб, поземельные казенные оброчные статьи, Кайтагские минеральные воды и конфискованные после возмущения 1877 г. Дидойские и Анцухо - Капучинские нагорные пастбища.[23, л.58]

Что касается аренды «оброчных статей» или казенных земель, большинство их арендаторов в Дагестанской области, к примеру, в 1910 г. составляли крестьяне.

Правительство усиливало борьбу со всевозможными земельными сделками (особенно с развитием капиталистических отношений - с обнаружением на той или иной территории полезных руд), совершаемыми крестьянами.

Дагестанские нефтеносные земли стали интересовать разного рода предпринимателей. Многие из них, чтобы приобрести участки нефтеносной земли, стали совершать земельные сделки, минуя окружные управления, у нотариусов. Но в 1903 г. Бакинский окружной суд признал, что нотариусы не имеют право совершать или принимать к засвидетельствованию сделки о переходе или об ограничении прав собственности, а также об аренде с правом пользования недрами земель, расположенных в Дагестанской области и состоящих в постоянном пользовании горского населения, но не укрепленных за ним по общим законам Империи на праве полной собственности.[27, лл.35-37]

Запрещение продажи земель и сохранение зависимости крестьян от беков вплоть до 1913 г. содействовали сохранению пережитков феодализма и тормозили проникновение капиталистических отношений в сельское хозяйство.

Земельно-правовые же отношения в Дагестане были крайне сложными и в различных частях края имели свои особенности.

Характер землепользования и землевладения во второй половине  XIX века оставался в основном прежним; но возросло число хозяйств видных узденей, собственников земли, хотя по мнению Г.Д.Даниялова уздени горного Дагестана были лишены права собственности не только на общественные земли, но и на лично им принадлежащие мюльки [7, с.65] и попали в зависимость от казны.

В результате всех мероприятий на новом этапе общественного развития Дагестана главными собственниками земли стали выступать: класс феодалов - как частновладелец, казна - как владетель всех общественных и конфискованных земель.

Каждый шаг правительства, в области аграрного вопроса предпринимался им с целью проведения политики, направленной на лишение крестьян Дагестана принадлежавшей им земли и наделение ею местных феодалов и переселенцев из Российских губерний.

Об этом свидетельствует факт вознаграждения ханов и превращения их в крупных земельных собственников после упразднения ханств и ханского управления в Дагестане.

Так, в Дагестане происходил процесс обезземеливания крестьянства, с одной стороны, и рост числа крупных собственников земли - с другой.

Земля попадала в основном в собственность беков. Дело в том, что с ликвидацией ханской власти значение беков усиливалось. Разница между землями, перешедшими по наследству от предков, и полученными во временное владение за усердие перед царским правительством, постепенно стиралась и земля переходила в частную собственность беков.

Во второй половине XIX в. многие дагестанские беки охотно шли на военную и гражданскую службу к царской администрации в Дагестане с целью сохранения своего места в привилегированных сословиях, а также получения земельных и имущественных льгот, которые давали им эта служба.

Установление российского владычества в Дагестане не только не ослабило остроту сословно-поземельного вопроса в крае. Наоборот, оно дало возможность феодалам в обход существовавших обычаев закрепить за собой огромные земельные владения. Это обостряло классовые взаимоотношения в обществе.

Главное затруднение при неоднократных попытках местных царских властей выяснить право поземельного владения высшего и простого сословия заключалось в неясности данных, порождаемой, с одной стороны, существованием общинного порядка владения землей на всем Северном Кавказе, а с другой - неопределенными в этом отношении распоряжениями, давшими повод высшему сословию « домогаться на все земли».[3, с.43]

С присоединением Дагестана к России усилился процесс укрепления феодальной собственности на землю.

Нерешенность вопросов сословно - поземельных отношений в Дагестане во второй половине XIX в. тормозило проникновение в сельское хозяйство капиталистических отношений, которые, в свою очередь, настоятельно требовали раскрепощения дагестанской деревни [6, с.93]. В Дагестане, как и повсюду на Кавказе, реформы стали непосредственным ответом на все усиливающееся движение народных масс против феодального гнета.

На эти реформы повлияли в какой-то степени и природно-географические условия, исторические, сословные и этнические различия, которые не могли не наложить отпечаток и на весь ход социально-экономической эволюции края.

Дагестан отличило от Северного Кавказа (Терской, Кубанской областей, Ставропольской губернии) то, что большая часть земель Дагестана была непригодна для освоения из-за горного ландшафта. Поэтому 9 ноября 1866 г. главнокомандующий Кавказской армией писал военному министру России, что «было бы неблагоразумно и неосторожно откладывать решение вопроса об освобождении зависимых сословий горцев »[2, л.170]

Во Всеподданнейшем отчете российского представителя в Дагестанской области указано, что для полного спокойствия населения области недостает лишь разрешения в законодательном порядке поземельно-сословного вопроса, что положило бы  конец неопределенности в аграрных отношениях в значительной части области, сохранившимся в некоторых местностях зависимым отношениям (раят к бекам) и тем самым значительно повлияло бы на улучшение  экономического положения области[26, с.186]

Зависимые сословия - чагары, раяты - были предоставлены полному бесконтрольному усмотрения беков и их управляющих. Единственной попыткой урегулировать этой системы была выдача в конце 60-х годов обществам зависимых поселян так называемых «ведомостей» и инструкций, с указанием категории и размеров подлежащих отбыванию повинностей Инструкции эти мало улучшили положение поселян, так как составлялись опять-таки чинами местной царской администрации, всегда поддерживавшими беков. [9, с. 106-107]

По существу освобождение рабов на деле выразилось в новом  их закабалении. Так называемые «освобожденные» были вынуждены  в течении многих лет отрабатывать себе свободу.

Нерешенность аграрного вопроса привела к обострению социальных противоречий в дагестанской деревне. Отмечая это обострение, Кавказский наместник граф Воронцов - Дашков предлагал немедленную ликвидацию зависимых отношений на Кавказе путем безвозмездной передачи в собственность крестьянам всех земель, находящихся в их пользовании.[2, с.60]

С ним, конечно же, не согласились, так как безвозмездная передача земли крестьянам нарушала интересы землевладельцев. Был, отвергнут и выкуп за счет казны, как нарушивший финансовые интересы государства. Воронцов - Дашков, в свою очередь, категорично отвергнул предложение перевести натуральные оброки и подать на денежные, так как понимал, как остро на всем Кавказе стоял вопрос о переложении натуральных повинностей на денежные. Царское правительство при попытке решить земельный вопрос, было вынуждено лавировать между двумя основными социальными классами Дагестана. Оно постоянно ставило вопрос об урегулировании взаимоотношений между государственной казной и крестьянином, с одной стороны, и между феодальной верхушкой  и зависимым населением- с другой. Для этого создавались многочисленные сословно - поземельные комиссии, которые в свою очередь, составляли десятки различных проектов решения поземельных вопросов в Дагестане, большинство которых  так и оставалось на бумаге так, в 1873 году была учреждена сословно - поземельная комиссия.

В 1883 году дела сословно - поземельной комиссии были  переданы в распоряжение Главноначальствующего гражданской частью на Кавказе, а сама комиссия преобразована в единую «Комиссию для окончания сословно - земельного вопроса в частях Кавказского края военно-народного управления». Главной задачей преобразованной комиссии стало разрешение поземельных отношений между беками и крестьянами.

Официальные документы изучаемого периода называют в Дагестане государственных, частновладельческих, временнообязанных крестьян и отмечают внутри этих групп существенные различия.

В крестьянском землепользовании в начале XX века надельные земли крестьян составляли 960 тыс. дес. Если же учесть, что 72,5 % этой земли составляли пастбища и выгоны, а пашни всего 15 % от общей площади, то станет очевидным, что дагестанскому крестьянину приходилось довольствоваться нищенским клочком в 0, 25 десятин посева в среднем в горных районах. Однако и крестьянская земля распределялась не равномерно.

Так, на двор частновладельческих крестьян приходилось 9,6 дес., на двор узденя, или как его называла царская администрация, государственного крестьянина - 6,7 дес.

Владельческие крестьяне в основном жили в земледельческих районах равнинного Дагестана; три четверти узденей находились в горах, где всегда ощущался острый земельный голод, и каждый клочок земли приходилось отвоевывать у природы неимоверными усилиями поколений. Так, в Аварском округе на один двор узденя приходилось 6,8 дес. всей земли, а на двор частновладельческих  крестьян - 1,3 дес., в Казикумухском соответственно - 6,1 и 4,89 , в Кайтаго - Табасаранском - 11,6 и 12,7.. Иными словами, на двор узденя в среднем приходилось 9,96 дес., а на двор частновладельческих крестьян - 6,46 дес. [15, с.45]

По данным  архива 1905г. 129 тыс. крестьянских дворов имели 960 тыс. дес. земли, а 998 помещиков - 450 тыс. дес. На двор крестьянина приходилось около 7 дес. всей земли, а на двор помещика - 450 дес., т.е. более чем в 60 раз больше.

Разница в землевладении была особенно большой на земледельческой  равнине, где беки и помещики владели 42 % всех земель этого района или 95 % всей частновладельческой земли. Например, в Темир-Хан-Шуринском округе на одного бека приходилось 702 десятин, в Кайтаго-Табасаранском округе 602 дес.[13, с.27]

По архивным данным земли Дагестанской области, за исключением  некоторых участков на равнине, еще не были размежеваны, «почему точное хозяйственное  распределение  различных земельных угодий в десятинах  представляется невозможным. За неимением точных способов измерения площадей поверхности, пространство пахотных здесь исчисляется количеством  засеваемого  зерна, садов - числом корзин  собранных плодов, сенокосов - числом  вьюков скошенного сена и  пастбищ - числом  выписываемого на них скота» [10, с.5]

По такому примеру исчисления  площадь земель, находящихся под  разными угодьями, равнялась в 1900 г. 1. 168. 579. дес.

Во владении городов находилось до 12.000 дес.: Темир-Хан -Шуры - 3.235, Дербента - 6.659. и Петровска - около 2000 дес.

Для общественного пользования выделялись земли малой пригодности.

Удобной для хлебопашества земли в Гунибском округе было очень мало. Из 493.854 кв. дес., составляющих площадь округа, пахотной и сенокосной земли было около 15.098 дес. т.е. 3 %. И это земля представляла большей частью возведенные горцами с огромным трудом искусственные террасы, разрушавшиеся часто.[17, с. 389]

Недостаток в земле и малая ее пригодность для хлебопашества заставляла жителей прибегать к другим занятиям (сообщает нам тот же источник), которые могли бы сколько - нибудь облегчить их экономическое положение.[18, с.391] Наряду с казной и помещиками, в качестве крупного собственника земли выступало и мусульманское духовенство; в его распоряжении было 13 тыс. десятин земли[16, с.48], пожертвованных правоверными мусульманами с надеждой на отпущение грехов и на райскую жизнь в потустороннем мире.

Одной из наиболее тяжелых повинностей крестьян в пользу мечети был закят или мечетская десятина, не говоря уже о том, во что обходилось крестьянам одно лишь содержание духовных учреждений и их служителей.

Ответной реакцией на нерешенные проблемы становились выступления народных масс в различных округах Дагестана. Они начались уже сразу после завершения Кавказской войны. В1860-1861 гг. проявили недовольство крестьяне Андийского округа. За ними выражали свое недовольство жители ряда горных обществ. В 1877 г. вспыхнуло и крупное восстание, охватившее 8 из 9 округов Дагестана. Центром восстания был аул Согратль[19, с.58]. За участие в восстании до основания был разрушен царскими войсками аул Цудахар.

В газете «Утро России» отмечалось, что «администрация, по-видимому, не хочет понять того, что важнейшими причинами роста преступности среди туземцев являются причины экономического свойства, из которых самая видная - земельное неустройство горцев и их малоземелье» [22]. В ней же писалось, что «туземцы» все еще в основной своей массе дики, некультурны, что властями не сделано ничего существенного по части насаждения среди них культуры и гражданственности, хотя со времени окончательного покорения Кавказа прошло более 50 лет.

Несмотря на острый земельный голод в Дагестане, огромные земельные массивы были розданы казакам, русским колонистам, генералам, офицерам, купечеству.

«Как бы не был ограничен существующий на Кавказе запас свободных земель, его надлежит целесообразно использовать для водворонения русского населения. Ввиду чрезвычайно важного государственного значения вопроса об усилении русского населения на Кавказе считаю нужным обратить на это внимание и принять все зависящие меры к усиленному и возможно скорому выполнению настоящего предложения»- писал наместник Кавказа князь Голицын[11, с.12]

Даже военный губернатор Дагестанской области князь Чавчавадзе был против такой политики и в 1889г. писал в канцелярию главноначальствующего, что «население области, особенно на горной части, находится в безвыходном положении по малоземелью, на дым в среднем приходится менее 1/2 десятины пахотной земли, и при таком условии отвод земли постороннему элементу был бы новым нецелесообразным стеснением местных жителей и ухудшил бы их материальное положение»[5, с.183]

Н.Воронов в своих «Путешествиях по Дагестану» писал, что жители Куядинского наибства Гунибского округа, жаловались на тесноту своих мест, на недостатки пахотных и пастбищных земель, на плохие урожаи, на отсутствие леса, на то, что у них «только и сладости», что «живешь на родине»[1, с.6]

Но, тем не менее, царская администрация щедро раздавала общественные и казенные земли чиновникам и офицерам.

Масса русских крестьян-переселенцев устремилась в северные и приморские районы Дагестана в 90-х годах в связи с голодом в России, охватившим территорию от Черного моря до Урала. Высшей точки колонизация края достигла в конце XIX-начале XX в.в., когда было разрешено селиться в области, где существовало «военно - народное» управление. Наибольшее число крестьян-переселенцев поселились на равнине, основав на Кумыкской равнине – сёла Владимировка, Романовка, Новоалексеевка, Измайловское и др.; в Темир-Хан-Шуринском округе: сёла Темировка, Нечаевка, Еремеевка, а также в Дешлагаре, Ишкартах и в городах Петровске, Темир-Хан-Шуре, Дербенте[4, с. 280]

С ростом притока желающих поселиться на владельческих землях росла арендная плата. Казаналипов, например, повысил плату за десятину земли с 1 руб. 20 коп до 4 руб. «Терская ведомость» писала, что «цены на пахотные, сенокосные и другие угодья в последнее время растут быстрее» и что «это связано с малоземельем с одной стороны, большим спросом на землю - с другой» [19]. Рост цен на землю особенно тяжело отражался на положении крестьян для которых условия аренды были жизненно важны.

Подводя итог, необходимо отметить тот факт, что главной особенностью Дагестана являлось, прежде всего, огромное значение земельной аренды в жизни его населения, ее широкое распространение. Даже зажиточные горцы - скотовладельцы не могли обходиться без аренды зимних пастбищ или сами сдавали летние пастбища в аренду. Почти все население горских обществ непосредственно или косвенно (через сдачу общественно- надельных и общественных участков) было вовлечено в арендные отношения[20, с.79]

Особенно распространены были в Дагестане пастбищная и сенокосная аренда.

В системе аграрных отношений, аренда, как и землевладение, является важнейшим показателем уровня социально-экономического развития того или иного района.

В Дагестане в изучаемый период характер и формы использования земли во многом определялись социальной структурой общества, обычаями, экономическими и природно-географическими условиями.

Значительные изменения в условия землепользования вносили законодательные акты царизма. Но главным, что меняло характер землепользования, было развитие капитализма, подчинившего земельные отношения механизму товарного производства.

 

Литература

 

1.        Воронов Н. Из путешествия по Дагестану.//ССКГ. Вып.3. 1870г. М.1992. С.6.

2.        Всеподданнейшая записка по управлению Кавказским краем генерал-адъютанта гр. Воронцова-Дашкова. СПб. 1902. С.60.

3.        Гаврилов П.И. Устройство поземельного быта горских племен Северного Кавказа. // ССКГ. Выпуск.2. Тифлис.1896. С.43.

4.        Гаджиев В.Г. Роль России в истории Дагестана. М. 1965. С.280.

5.        Гаджиева С.Ш. Кумыки. М.1961. С.183

6.        Гасанов М.М. Дагестан в составе России (II пол. XIX в.). Махачкала. 1999.  С.93.

7.        Даниялов Г.Д. Классовая борьба в Дагестане во II половине XIX начале XX в. М. 1975.С.65.

8.        Даниялов Г.Д. Социалистические преобразования в Дагестане (1920-1941 гг.).  Махачкала.1960. С.27.

9.        Земельные отношения в дореволюционном Дагестане.//Красный архив.1936. С.106-107.

10.     Обзор Дагестанской области за 1900 г. Л.5.

11.     Обзор Дагестанской области за 1913 г. С.12.

12.     Османов Г.Г. Социально-экономическое развитие дагестанского доколхозного аула. М.1965. С.28.

13.     Османов Г.Г. С.27.

14.     Османов Г.Г. Указ. Соч. С.45.

15.     Османов Г.Г. Указ. Соч. С.48.

16.     Отчет о состоянии Гунибского округа. 1901-1902 гг. Ф.21. Оп.3д. Д.11. Л.389.

17.     Отчет о состоянии Гунибского округа. С.391

18.     Рамазанов А.Х. Борьба дагестанских народов против колониализма в послеимаматский период.// Наука и молодежь. Махачкала.1997. Сборник статей. С.58.

19.     Терские ведомости. 1914г. №68

20.     Тройно Ф.П. Арендные отношения у горцев Северного Кавказа. Ростов .1984. С.79

21.     Утро России от 13 октября 1911 г.

22.     ЦГА РД Ф.129. Оп.6. Д.13. Л.58.

23.     ЦГА РД Ф.21. Оп.1. Д.1. Л.170.

24.     ЦГА РД Ф.80. Оп.2. Д.4. Л.124-129.

25.     ЦГА РД. Ф.21. Оп.1. Д.1. 1886-1888. Л.183.

26.     ЦГА РД. Ф.80. Оп.2. Д.6. Л.35-37.

27.     ЦГА РД. Ф.90. Оп.2. Д.30.Л.186.

 

 

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle