Библиографическое описание:

Гладких М. Н. Проведение квалификации преступлений со специальным субъектом – необходимое условие обеспечения законности // Молодой ученый. — 2010. — №1-2. Т. 2. — С. 133-136.

           Современный этап развития уголовного законодательства тесно связан с происходящими событиями в России, с экономическими и политическими преобразованиями, ростом преступности в стране, с совершенствованием уголовного закона, с необходимостью активного реформирования правовой системы и её основных институтов.

В этих условиях особое положение приобретает разработка научно обоснованных рекомендаций по правильному и точно применяемого норм уголовного права, что в первую очередь предполагает дальнейшее исследование проблем состава преступления и его основных элементов.

В юридической литературе отмечается значительное число публикаций по анализу различных аспектов и проблем субъекта преступного деяния. Однако исследованию проблем специального субъекта уделяется явно недостаточное внимание.

Специальный субъект как часть одного из элементов состава преступления является важной категорией  уголовного права, поскольку, в конечном итоге через элементы состава в уголовном законе устанавливаются признаки конкретных преступлений, а это в свою очередь способствует правильному определению наказания и укреплению законности. Поэтому выделение состава преступления со специальным субъектом является одним из основных способов дифференциации уголовной ответственности и наказания.

В действующем уголовном законодательстве Российской Федерации нет определения специального субъекта преступления, однако уголовное законодательство нередко предусматривает ответственность  со специальным субъектом, объем которой постоянно увеличивается. В последнее время составы преступлений дополняются признаком специального субъекта, как квалифицирующим основанием уголовной ответственности (п. «г» ч. 3 ст. 146, ч.3 ст.282 - 1, ч.2 ст.183, п. «в» ч.2 ст. 241 УК РФ).

Тенденция по расширению составов со специальным субъектом, по нашему мнению, можно объяснить: стремлением законодателя дифференцировать, индивидуализировать уголовную ответственность путем включения в закон более точного круга лиц, которые могут её нести; во-вторых, повышением профилактической направленности закона; в-третьих, повышением конкретизации ценностной ориентации в уголовной политике по борьбе с определенными преступными деяниями.

Исследования специального субъекта преступления в уголовно – правовой науке рассматривались или в процессе анализа вместе с общими признаками субъектов преступления (Орлов В.С., Павлов В.Г.) или при анализе элементов конкретных составов преступлений, изложенных  в научно – практических комментариях, учебниках и отдельных статьях в юридической литературы (Здравомыслов  Б. В., Игнатов А.Н., Козаченко З. А., Наумов А.В., Рарога А.И.)[1].

Подробнее отдельные признаки специального субъекта преступления исследовались при анализе должностных преступлений. Этому вопросу посвящены работы ученых – юристов: Беляева Н.А., Борзенкова Г.Н., Волженкина Б. В., Грабовской Н.П., Здравомыслова Б.В., Кузнецовой Н.Ф., Кригер Г.А.., Лысова М.Д., Пиантковского А.А., и др[2].

По мнению В.Г. Павлова, в действующем УК РФ, содержится 43% статей со специальным субъектом преступления. Из которых 32% преступлений отнесены к основным составам, а 11% к квалифицированным. Преступления, направленные против государственной власти − 11%, преступления против личности − 9%, преступления, посягающие на общественную безопасность и общественный порядок − 8%, преступления, направленные против военной службы − 8%[3], поэтому их можно классифицировать по объекту преступления.

Наш анализ всех статей Особенной части УК РФ с признаками специального  субъекта позволяет отметить: во-первых, их значительное количество, а во-вторых, большое разнообразие самих признаков.

Признаки специального субъекта преступления   описываются иногда не только  в позитивной, но и негативной форме. Так по ст. 123 УК РФ уголовную ответственность несет лицо, не имеющее высшего медицинского образования соответствующего профиля. К таким признакам можно отнести преступления совершаемые лицами, не соблюдающими правила установленные нормативно-правовыми актами (порядок или правила о пожарной безопасности (ст.219 УК), санитарно-эпидемиологических норм (ст.236 УК), хранения оружия (ст.222УК), хранение и перевозка радиоактивных материалов (ст.220 УК), нарушение правил охраны окружающей среды (ст.248 УК) и др.).  Признаки специальных субъектов сформулированные в негативной форме даются в законе в виде исключения, когда указания в диспозиции статьи на эти признаки в позитивной форме то есть полный перечень всех правил и условий сделало бы её громоздкой и не удобной для практического применения.

Признаки отдельных субъектов вообще не называются в диспозициях некоторых норм УК. Их можно определить только путем толкования, исходя из анализа других элементов состава преступления, рассматривая каждый элемент объективный и субъективный) во взаимосвязи и взаимообусловленности с субъектом преступления (см, например, ст. ст. 131, 171,  183, 199, 275 УК и др.).

Спор включения или невключения в признаки специального субъекта  «рецидив» и «неоднократность» как данных, характеризующих личность преступника утратил в настоящее время практическое значение, так как законом РФ от 8.12.2003г №162 – ФЗ эти признаки исключены из УК РФ как квалифицирующие обстоятельства преступлений, они являются только условием назначения более строгого наказания (ст. 68 УК РФ).  Утверждение в связи с этим в «Комментариях к Уголовному Кодексу РФ» под общей редакцией В.М. Лебедева М. 2004г., к ст. 68 УК, что «рецидив преступлений законодатель иногда относит к самостоятельным квалифицирующим признакам преступления» - для действующего уголовного закона, по нашему мнению,  ошибочно[4].

Проблема личностных признаков в специальном субъекте преступлений самостоятельная, интересная тема исследования, требующего всестороннего, комплексного анализа этих признаков в конкретных составах преступлений, поэтому в нашей работе мы коснулись только основных положений этого вопроса.

   Недостатком многих предложенной классификаций признаков специального субъекта можно признать то, что они в основном избирают условием группирование или только личные свойства субъекта, совершившего преступления, или только его правовое положение, или характер совершаемых им антиобщественных деяний, без учета объективных общих характеристик взаимосвязи с другими элементами состава преступления, их взаимообусловленности, без достаточно точного определения критерия разграничения групп преступлений со специальным субъектом.

Специальные субъекты можно классифицировать не только по правовому положению, личностным свойствам, но и в зависимости от вида состава преступлений, когда  они указаны и описаны в самом законе.  

Классификация по субъекту преступлений обычно предусматривает преступление с общим субъектом и преступления со специальным субъектом.

Преступления с общим субъектом состава – это преступления, которые совершаются лицом, обладающим возрастным признаком и признаком вменяемости. Это основная часть преступлений, предусмотренных Особенной частью УК РФ. Мы выделяем преступления со специальным субъектом с учетом видов состава преступления по объектному и  субъектному критерию:

Первая группа преступления, это преступления со специальным составом, которые могут совершать только лица, включенные в специальную систему отношений, то есть только специальные субъекты.

Вторая группа включает преступления со смешанным субъектом состава преступления, которые могут быть совершены как общим субъектом, так и специальным субъектом, обладающим дополнительным признаком личного свойства и правового положения. 

Анализ действующих норм УК РФ и судебная практика позволяет утверждать, что и другие статьи могли бы быть дополнены таким квалифицирующими признаками усиливающими общественную опасность содеянного, когда оно совершается с использованием служебного положения: (вымогательство (ст. 163); хищение предметов имеющих особую ценность         (ст. 164); принуждение к совершению сделки или к отказу от его совершения (ст.179) и др. Такие предложения по некоторым составам преступлений вносились отдельными авторами в порядок совершенствования норм УКРФ. Учитывая их многочисленность в таких случаях, законодатель пошел путем включения этих обстоятельств только при назначении наказания, т.е. предусмотрев в п. «м» и «н» ст. 63 УК «Обстоятельства, отягчающие наказание», «использование служебного положения» как отягчающее обстоятельство.

Изложенное показывает, что значительное число норм УК РФ, включает в себя преступления со специальным субъектом, что признаки специального субъекта преступления выступают как явно необходимые общие условия уголовной ответственности (ст.19 УК РФ).

Однако в уголовный закон такое столь распространенное и необходимое общее условие для теории и практики, как обязательное установление специального субъекта, так и его понятие не включено.

Поэтому предлагается дополнить ст. 19 УК РФ указанием на необходимость кроме дополнительно перечисленным общим признакам возраст и вменяемость  устанавливать также  специальные признаки лица, совершившее преступное деяние, без которых привлечь к ответственности невозможно.

Предлагается статью 19 УК РФ  изложить в следующей редакции «Уголовной ответственности подлежат только вменяемые физические лица, достигшие возраста, установленного настоящим Кодексом, а также лица, которые кроме  признаков возраста и вменяемости, обладают специальными  дополнительными признаками, указанными в законе».

Необходимо также дополнить УК РФ статьей 21.1. Полагаем, что с учетом вышеизложенного статью эту следует изложить в следующей редакции: лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния, направленного на специальные общественные отношения, обладало  дополнительными к возрасту и вменяемости обязательными признаками, указанными в статьях Особенной части настоящего Кодекса и других нормативно - правовых актах, подлежит уголовной ответственности как специальный субъект.

                                                 Литература

  1. Комментариях к Уголовному Кодексу РФ. под общей редакцией В.М. Лебедева М. 2004г

2.      Волженкин Б.В. К вопросу о понятии должностного лица как субъекта должностных  преступлений// Сов. государство и право. 1991. №11.

3.      Здравомыслов Б.В. Должностные преступления. - М, 1959.;

4.      Рарога А.И. Уголовное право. Общая часть. М.. 1996.;

5.      Кригер Г.А. Соучастие по советскому уголовному праву. М, 1959.

6.      Кузнецова Н.Ф. Основные черты Особенной части УК РФ //Вестник Московского ун-та. — Серия 11. - Право.  1996. -№5.;

7.      Лысов М.Д. Ответственность должностных лиц по советскому уголовному праву. - Казань, 1972.;

8.      Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть.Курс лекций. - М.: Изд-во БЕК, 1996

9.      Павлов В.Г. Субъект преступления. Сп. –Б., 2002г

 



[1] Рарога А.И. Уголовное право. Общая часть. М.. 1996.; Здравомыслов Б.В. Должностные преступления. - М, 1959.;Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть.Курс лекций. - М.: Изд-во БЕК, 1996

[2] Кузнецова Н.Ф. Основные черты Особенной части УК РФ //Вестник Московского ун-та. — Серия 11. - Право.  1996. -№5.;Лысов М.Д. Ответственность должностных лиц по советскому уголовному праву. - Казань, 1972.;Волженкин Б.В. К вопросу о понятии должностного лица как субъекта должностных  преступлений// Сов. государство и право. 1991. №11. Кригер Г.А. Соучастие по советскому уголовному праву. М, 1959.

[3] Павлов В.Г. Субъект преступления. Сп. –Б., 2002г

[4] Комментариях к Уголовному Кодексу РФ. под общей редакцией В.М. Лебедева М. 2007г

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle