Библиографическое описание:

Прядильникова О. В. Проблемы исследования двух разновидностей фонетической интерференции // Молодой ученый. — 2010. — №1-2. Т. 2. — С. 100-104.

            Статья посвящена проблемам исследования двух разновидностей фонетической интерференции: внутриязыковой (взаимодействие различных видов русского литературного языка) и межъязыковой (порождения и восприятия речи на неродном языке), проявляющихся в речи учащихся профессионального училища.

The article is devoted to the problems of investigation of two forms of phonetic interference: inner lingual (integration of different types of Russian Literary Language) and interlingual interference (creation and reception of technical (vocational) school’s students.

В условиях двуязычия и влияния диалектного окружения на первый план выступают две разновидности фонетической интерференции: внутриязыковая (взаимодействие различных видов русского национального языка – КЛЯ, РР, территориальные диалекты) и межъязыковая (порождение и восприятие речи на неродном языке), проявляющихся в речи. Настоящая статья посвящена рассмотрению главных причин, влияющих на выбор произносительного варианта в речи учащихся профессионального училища. В число социальных характеристик наших информантов мы включили место рождения и место длительного проживания (небольшие города и деревни в радиусе 150 км от Уфы, а в отдельных случаях и далее), возраст, пол, социальное и культурное положение, языковое происхождение (диалектное, национальное). Эксперимент подтвердил наши предположения, что на частоту проявления интерференции оказывают различное влияние социо-био-психологические страты, имеющие определенные градации. Как страты, так и их градации мы сбалансировали с помощью графа, включающего частные статистические модели социолектов, дающих возможность выявить существенность и несущественность страт, и их иерархию по силе влияния на исследуемые лингвистические признаки. «Пол», «возраст», «образование» – в нашем исследовании не стратифицированы, так как в эксперименте приняли участие только юноши примерно одного возраста(16-18 лет). Страты «место рождения», «родной язык», «тип билингвизма» были исследованы в нашем эксперименте, они оказалась существенными для выявления всех типов интерференции на фонетическом уровне, выступили сводной моделью «социолекта», отразили сущность его как объекта исследования. 

            При рассмотрении вариантивности в рамках литературной нормы, было отмечено, что в 79% случаев наши респонденты на уровне диахронии и синхронии выбирали современный вариант, наиболее частотные отступления отмечены в произношении некоторых глагольных форм и в произношении заимствованных слов. Соблюдение акцентологических норм. Известно, что на формирование современных орфоэпических норм оказало влияние взаимодействие литературного языка с северными и южными говорами, и результаты влияния церковнославянской риторики и исконно русской народной стихии, воздействие образцовой речи элитарных носителей и письменной речи. Кроме того, исследователи обнаруживают следы влияния распавшейся древней акцентологической системы, зависевшей от интонационной и фонетической характеристики гласных звуков. Общее направление акцентной эволюции в словообразовании движется от парадигматического акцента к категориальному акценту, где ударение производного определяется только его принадлежностью к некоторой морфологической категории слов [5]. Характерная для современного русского ударения весьма борьба с ассоциациями по смежности и сходству, стремление уподобиться более общему структурно однотипному разряду слов, находит отражение в наших исследованиях [12,с.201-208]. Особенно наглядно примеры демонстрируют разрушение связи ударения в производных словах с генетическими характеристиками, полученными по родству от производящего слова. В наших исследованиях прослеживается четкий стереотип ударения, без колебаний как в пределах нормы, отмеченных словарями, например, отрыв ударения от словообразовательной зависимости у имен существительных на - ение: мышлéние, опошлéние, и опрощéние, так и за пределами нормы. Учащиесяупорно выбираются варианты: намерéние, упрочéние, обеспечéние, сосредоточéние и т.д., опережая в своем выборе общую тенденцию, нарушают тем самым традиционную норму. Только благодаря искусственному закреплению возможен выбор правильного ударения, так как до 100% учащихся выбирают неправильный или менее употребительный вариант вместо правильных: валовóй, газопровó, дзнáмение, вероисповéдание, кровоточùт, ходáтайство и др. В рамках статьи мы не приводим многочисленные примеры влияния просторечного произношения на выбор акцентологического варианта, укажем только наиболее типичные устойчивые отклонения в произношении форм множественного числа существительных мужского, реже среднего рода с ударением на окончании (лифты, банты, шарфы, бухгалтеры, аэропорты, средства, шрифты, блюда и др.) при нормативном ударении на основе. «К просторечному произношению можно отнести выбор ненормативного ударения на основе слова, а не на его окончании в глаголах прошедшего времени единственного числа женского рода в наиболее частотных глаголах», «в краткой форме и сравнительной степени прилагательных». «Между тем произношение нáчала, сóздала, призвáла, прервáла настолько широко распространено, что вызывает невольный протест» [9, с.111].

Среди факторов, порождающих межъязыковую фонетическую интерференцию, в первую очередь, были выделены структурные расхождения между языками (башкирско-русским или татарско-русским), сложившаяся в сознании носителя двуязычия определенная картина пользования языком, недостаточное знание лексического и грамматического материала изучаемого языка, отсутствие навыков применения усвоенного материала, «психологический барьер». Учитывались социальные факторы: одноязычная и многоязычная среда, язык воспитания и обучения, сфера интересов, социальная среда, уровень образования и место его получения (город или село). Доказано, что в прямой зависимости от этих факторов находится и «степень интерференции» - «сильная», «умеренная», «слабая», едва заметная [1]. При небольшой степени акцента некоторое своеобразие речи говорящего может способствовать улучшению коммуникации.

В области фонетики интерферентные явления в русской речи татар и башкир билингвов обусловлены, прежде всего, отличиями в артикуляционной базе, своеобразием фонемного инвентаря, спецификой звуковых законов двух языков, различным характером их просодических систем. Вся совокупность отклонений от произносительных норм русского языка во второязычной речи билингвов составляет основу, так называемого, тюркского национального акцента. Интерферирующее влияние родного языка на русскую речь билингвов в области вокализма поддерживается и спецификой словесного ударения в русском и тюркских языках. Как известно, тюркское ударение фиксированное, оно обычно падает на последний слог слова. Экспериментально установлено, что долгие гласные в тюркских языках с фонемантической оппозицией гласных по долготе / краткости, по сонорной длительности превосходят краткие гласные в полтора – два раза, а ударные гласные в русском языке при прочих равных условиях в среднем в полтора раза сильнее безударных. Отчасти этим вызван тот факт, что билингвы в русской речи идентифицируют русские ударные гласные с долгими гласными родного языка и произносят их более длительно, чем в речи самих русских. Примеры интерференции в области акцентологии: корень, кожаный, молния, перстень, факел; оспа; разум. Акцентологическая гиперкоррекции, возникает при усвоении нового элемента: период, иначе, пленарный, плеяда, ремень и др. [12, с.203]. В речи некоторых учащихся, владеющих башкирским и татарским языками, отмечается едва заметная интерференция в области акцентологии, она проявляется в сглаживании ударения в отдельных словах. Однако в речи большинства билингвов не отмечено проявлений акцентной интерференции. А это, на наш взгляд, доказывает, что в новой речевой ситуации при хорошей мотивации к обучению труднопреодолимая фонетическая интерференция преодолевается благодаря систематическим усилиям преподавателя и учащихся, а общение на русском языке усиливает этот эффект. Наши наблюдения позволяют сделать выводы относительно специфических особенностей в области консонантизма в речи учащихся обучавшихся в школе на родном языке и изучавших отдельным предметом русский язык. Обращаем внимание на полногласие, как одно из свойств тюркских языков (переспектива, жизен', «Недоросыл’»), которое означает, что «в словах в одном слоге не допускается стечение двух согласных (кроме рт и лт) или двух гласных» [2,с.143], поэтому, при усвоении слов русского языка стечение двух согласных устраняется протезой, эпентезой, апокопой.

Устранение стечения двух согласных протезой: эфтаро'и, эсмотрит, эпентезой: «цыветы», «кырупа»; «икес», канкире: тный, апокопой: jе'с' «есть», жы'с' «жизнь », шес', «шесть».

Позиционно не обусловленные варианты звонких и глухих согласных в русской речи билингвов встречаются при сильной интерференции, нами были отмечены только примеры позиционной мягкость шипящих, такое произношение объясняется влиянием родного языка, в котором звонкие согласные употребляются только в определенных условиях или в заимствованных словах. Источником ошибок можно назвать различение в тюркских языках палатального и лабиального сингармонизма. Причем влияние лабиальной гармонии гласных на русскую речь менее заметно, нежели влияние палатального (небного) сингармонизма предполагающего наличие в пределах фонетического слова однотипных по месту образования гласных. Сравнение с русским литературным языком показало, что русская речь тюркоязычного населения в некоторых случаях немного отличается от нормированного языка (менее 40%), в большинстве случаев не отмечено или почти не замечено признаков фонетической интерференции (более 50%), и только 10% наших респондентов показали системную интерференцию на фонетическом уровне.

Влияние внутриязыковой фонетической интерференции. В изучаемых нами говорах периферии не все диалектные явления проявляют одинаковую стойкость. Естественно, что наиболее последовательно в диалектах выражены те явления, которые поддерживаются нормами литературной орфоэпии, а иногда - орфографии. В говорах северно-русского типа Башкирии прочно удерживаются исконные для северного наречия явления, назовем наиболее типичные: 1) различение гласных неверхнего подъёма после твёрдых и после мягких согласных, оканье в широком смысле слова, поддерживаемое орфографическими нормами; правда, полное оканье сдаёт свои позиции; 2)возможность выпадения jнеслогового между гласными и стяжение этих гласных. Различная реализация одного сочетания вызывается целым рядом сегментных и несегментных фонетических и нефонетических причин: положением во фразе, темпом речи, повторяемостью, экономией речевых усилий, поэтому в речи носителя не всегда присутствует произношение только со стяженной формой [13,с.100-111]

Менее заметны черты южнорусского наречия, тем не менее, следующие отступления в произношении мы связываем с его влиянием:

1) в речи учащихся (отмечено произношение звука фарингального [h] на месте г в литературном языке: мно[h (много), но[h (нога); 2) мы отмечаем даже в письменной речи формы родительного и винительного падежа единственного числа личного и возвратного местоимения на - е: мене, у тебе, у себе, для себе, у такех и т. д.;3) в окончании 3-го лица единственного и множественного числа глаголов настоящего времени т' мягкое (ть); 4) твердое долгое шш и жж (ш ыта'л'и) и др. [11, с.218-222] .

Единичные примеры яканья представлены в наших наблюдениях над спонтанной речью учащихся, достаточно редко проявляются (менее 2%), но обладают устойчивостью, хотя и противоречит орфоэпическим и орфографическим нормам.

            Сохранение диалектных черт наблюдается в речи информантов, проживавших до поступления в училище в цельных больших массивах северной части республики (полное оканье), или в селах, удалённых от крупных культурных центров (таково яканье, идущее полосой с северо-запада на юго-восток - от Шарана до Акъяра). Однако под влиянием литературного языка, тем более в условиях междиалектного общения, неизбежно происходит стирание наиболее ярких диалектных черт. [10, 82-101]. В наших исследованиях не было выявлено примеров цоканья, утраты смыка при различении аффрикат. Тесные и постоянные языковые контакты представителей разных наречий приводят к тому, что намечается ослабление противопоставленности соответственных явлений.

Влияние языков тюркской группы частично касается грамматического строя русских говоров, проявляясь, прежде всего в трансформации категории рода: оформление существительных мужского рода по типу слов женского рода и наоборот. Это явление поддерживается системой русского языка, допускающей родовые дуплеты даже в пределах одного диалекта. Среди явлений, способствующих изменению категории рода, мы называем отмеченные в эксперименте явления разрушения категории среднего рода, нечеткость произношения заударных гласных в согласующихся с существительными среднего рода прилагательных и неличных местоимений, приводит к усечению конечного заударного гласного и переходу слов среднего рода в мужской (красивый блюдичка, такой акошка, кошка мыша пымалъ, мое день рожденья). Татары и башкиры многих населенных пунктов Башкирии [6], осваивая русский язык в его местной диалектной разновидности, приобрели многие черты, свойственные среднерусским говорам. Например, в области согласных: 1) произношение долгого твердого [ш], [ш] и [ж]: шот; жаныр; 2) отдельные случаи утраты интервокального /j/ с последующим стяжением гласных : вынат, знат;3) упрощение конечных сочетаний [ст], [с'т']: хвос, мос; 4) явление регрессивной ассимиляции в сочетаниях [вн]: д'ир'емн'а; диссимиляции: ка 'жныи и др.

Некоторые диалектные особенности наречий, свойственные центральным районам Европейской части России, «в условиях междиалектного контактирования теряют характер черт одного из наречий и становятся, чуть ли не общими для русских говоров Башкирии любой системы» [6, с.17]. «Одни из них легко утрачивают, другие, проявляя стойкость, распространяются на иные языковые структуры, хотя и не поддерживаются ни орфоэпическими, ни орфографическими нормами литературного языка, третьи видоизменяются» [6, с.16].

Черты диалектного произношения встречаются в потоке спонтанной несравненно реже, чем примеры просторечного произношения, тем не менее, сравнение количества ошибок учащихся двадцатилетней давности с современными данными дают основания считать, что до сих пор диалектные произносительные ошибки остаются в числе «наиболее устойчивых, маркированных и широко распространенных» [8, с.346] явлений региональной фонетики. Несмотря на то, что современный языковой стандарт допускает большие, чем прежде нормативные колебания, не преодоленные учащимися диалектные фонетические явления воспринимаются как нарушение произносительной нормы.

Наши исследования позволили представить некоторые универсальные специфических закономерности двух видов интерференции.

Для межъязыковой интерференции свойственна неверная реализация гласных в связи с ошибками в артикуляции согласных; причем большая часть ошибок представляет собой нарушение орфофонических норм: недостаточно твердые, недостаточно мягкие, недостаточно аффрицированные согласные, более закрытые или более открытые, чем в норме гласные, излише дифтонгоидные гласные после мягких согласных, замена аффрикат щелевыми согласными и др. По мнению К.З. Закирьянова, «влияние, ввиду имеющихся расхождений в системе сталкивающихся языков, в ряде случаев оказывается отрицательным, интерферирующим и мешающим усвоению второго языка» [3, c.116]. Поэтому в работах методистов указывается на необходимость сознательного управления процессом влияния родного языка при [4;14;15].

При внутриязыковой интерференции ошибки в произношении гласных более независимы, они и не связаны с реализацией мягкости. Таким образом, при внутриязыковой интерференции системные нарушения были более значительны. На результат интерференции влияют не только различия во взаимодействующих звуковых системах (различия в количестве и составе фонем, их дистрибуция и т.д.), но и то, каким путем происходит само взаимодействие. Для межъязыковой, как и для внутриязыковой интерференции, наиболее устойчивыми и распространенными являются орфофонические черты, не затрагивающие фонемного облика, не осознаваемые речевым носителем как отступление от нормы.

В зависимости от дидактической цели сопоставленный анализ может носить локализованный характер, ограниченный областью сопоставления, но только создание общей теории системного сопоставления языков позволило бы наиболее успешно использовать ее достижения в методике преподавания языка. Таким образом, в современной лингводидактике проблема сопоставительного типологического изучения как на уровне одного языка, так и на уровне нескольких языков приобретает основополагающую роль.

Литература

1.                  Аюпова Л.Л. Вопросы социолингвистики: типы двуязычия в Башкирии.- Свердловск, 1988.

2.                  Закиев М.З. Основные этапы формирования татарского языка // Формирование и функционирование татарского языка: Межвуз. сборник научных трудов. - Казань, 1986. - C. l33-155.

3.                  Закирьянов К.З. Башкирско-русские языковые контакты // Обучение языкам в условиях активного билингвизма // Акъяр. – 2001 - №3. – С. 110-118.

4.                  Закирьянов К.З. В условиях активного билингвизма // Народное образование. – 1998. - №5. – С. 74-76.

5.                  Зализняк А. А. Грамматический словарь русского языка: Словоизменение. 4-е изд., испр. и доп. — М.: Руские словари, 2003.

6.                  Здобнова 3. П. Атлас русских говоров, Уфа, 2004.

7.                  Здобнова З.П. Судьба русских переселенческих говоров в Башкирии. - Уфа, 2001.

8.                   Лаптева О. А. Живая русская речь с телеэкрана. Разговорный пласт телевизионной речи в нормативном аспекте. - В кн.: Вопросы культуры речи. М., 2000.

9.                  Прядильникова О.В. Некоторые причины смещения акцентологических норм в речи учащихся //Сборник материалов Пятой научно-практической Интернет - конференции. Русская речь в современном вузе, Орел, 2009а, с. 109-112.

10.              Прядильникова О.В. О некоторых источниках отступлений в реализации произносительной нормы //Lingua mobilis, 2009в, №15.с.82-101.

11.               Прядильникова О.В. О некоторых фонетических диалектных явлениях в современной речи// Система языка: синхрония и диахрония. Межвуз. сб. научн. статей. – Уфа, 2009б.

12.              Прядильникова О.В.Роль акцентологических норм в лингвориторической коммуникации//Лингвориторическая парадигма: теоретические и прикладные аспекты: Межвуз. сб. науч.тр. Вып.12/Под ред. проф. Ворожбитовой А.А. Сочи: РИО СТУТ и КД, 2008б, с.201-208.

13.               Прядильникова О.В.Судьба отдельных диалектных явлений в устной речи современных учащихся //Lingua mobilis, 2008а, №14.с.100-111

14.              Саяхова Л.Г. Практический курс русского языка ч. 1, 11. - Л.: Просвещение, 1980.

15.              Саяхова Л.Г. Язык и культура. Учебное пособие по спецкурсу (ред.). - Уфа.: БашГУ, 1995.

 

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle