Библиографическое описание:

Микерина А. Л. Павловский императорский военно-сиротский дом как особый вид военно-учебных заведений России конца XVIII века // Молодой ученый. — 2010. — №1-2. Т. 2. — С. 16-18.

В истории развития образовательных учреждений особое значение занимают  военно-учебные заведения России в дореволюционный период, среди  которых большую роль играет Императорский военно-сиротский дом, как начало истории  Павловского кадетского корпуса, история которого в настоящее время мало исследована.  

Заступив на царствование, Павел I принял на себя шефство над всеми кадетскими корпусами и  по всем вопросам внутреннего распорядка, организации учебного процесса и другим делам корпусные начальники должны были непосредственно обращаться к императору. Но, пожалуй, самым любимым из всех военных заведений у Павла I был основанный им, же военно-сиротский дом.

Военно-сиротский дом был основан в 1790-е годы и именовался первоначально Гатчинским, по месту его основания, но в январе 1797 года  был переведен в Петербург.

Исследователь истории Императорского Военно-сиротского дома Д.Г. Анучин отмечает, что «существует придание, что пораженный ужасами шведкой войны, некоторых эпизодов коей он был свидетель, и глубоко сострадая печальной участи многочисленных сирот, оставшихся после убитых войной, царевич Павел Петрович основал в Гатчине приют для призора осиротелых детей».[3, с. 2]

В Санкт-Петербурге военно-сиротский дом возникает под новым именем – Дом военного воспитания или, как обозначалось на планах Петербурга 1799 года, «Дом военного воспитания с итальянским фасадом», так как размещается в здании Итальянского дворца.[5] Это учебное заведение находится под пристальным вниманием и опекой императора Павла I и  беря во внимание  его инициативу в создании данного заведения оно начинает именоваться «императорским».

Воспитанники  поступали во введение военного губернатора генерал-лейтенанта Ф.Ф.Буксгевдена, который на первых порах определял организацию и сам образ Дома военного воспитания. Заведение было разделено на две части – мужскую и женскую половины. Каждая в свою очередь делилась на два отделения: благородное и разночинное. Благородные дети мужского отделения именовались кадетами,  их общая численность к началу основания в Петербурге составляла  53 человека, из них 25 человек были дворянского происхождения, остальные – в основном дети офицеров, единицы – дети секретарей, архивариусов и регистраторов. Разночинцы назывались воспитанниками  с общей численностью 45 человек, половина которых (23 человека) – солдатские сыновья, а остальные – сыновья учителей, придворных секретарей, служителей, мастеров и почтальонов.[3, с. 8]  

Постепенно Военно-сиротский дом начал принимать черты вполне приличного учебно-воспитательного заведения. Учебная программа  дома по классификации екатерининских времен соответствовала программе малого народного училища с двумя классами – для солдатских детей и среднего училища с дополнительным 3-м классом для благородных. В Военно-сиротском доме изучаемыми предметами были: в малом училище – Закон Божий, чтение, письмо, начало грамматики, рисование, арифметика и чтение книги «О должностях человека и гражданина». Дополнительно к этим предметам в 3-м классе для благородных преподавались еще: пространный катехизис (расширенный курс), священная история, христианское нравоучение, Евангелие, арифметика, грамматика, всеобщая и русская история и краткая география.[3, с. 19] Военной подготовкой  занимались мало, фактически строевая подготовка была сведена к умению ходить строем и введению начал военной дисциплины.

25 сентября 1797 года  была образована особая комиссия под председательством  наследника цесаревича Александра, которая вынесло предложение объединить Императорский Военно-сиротский  дом и гарнизонные школы, сделав сиротский дом головным, а школы – его отделениями. Фактически  и дом и школы уже существовали и, беря во внимание незначительную стоимость реформы, Павел I принимает данное предложение.

В уведомлении о Положении сообщалось, что «главное намерение,  с  каковым учрежден Императорский Военно-сиротский  дом …состоит в том, чтобы воспитанием мужского пола детей внушать им, сколько возможно подробности военного знания и должности согражданина. Предполагаемые здесь к обучению науки и непременное правило, чтобы учить детей здоровыми, способными сносить воинские труды, суровость и перемену времени, изгоняя во всем излишнюю негу, соделает благородных воспитанников способными употребить свои познания к славе монарха и отечества, а солдатских детей полезными для службы войск его императорского величества и верными подданными.

 Девицы же, приобретя в сем благоугодном месте правила благонравного поведения и научась всему, что к пользе их служить может, сделаются тем в обществе отличными, что содействовать будут – радости и удовольствию своих родителей и действительному своему благоденствию; для государства же, плодами приложенного о них попечения, произойти должна счастливая перемена во нравах и склонностях той части народа, в которой они принадлежать будут ». [4, с. 488]

К январю 1799 года  число учащихся возрастает с 700 до 854 за счет того, что Императорский военно-сиротский дом переезжает в новое здание к Обуховскому мосту в бывший дом графа Р.И.Воронцова, где к нему постепенно присоединяются и воспитанники полковых школ.

По предложению генерал-майора графа А.А.Аракчеева, одного из членов комиссии по работе Императорского Военно-сиротского дома, было решено принимать детей в возрасте не старше 11 лет, но из желания распространить царское благодеяние  на большее количество лиц, дети, по выражению  графа «могут быть принимаемы хотя бы и грудные». В кадеты и воспитанницы брали «по достаточном доказательстве о дворянстве и неимуществе» детей дворян и штаб- и обер-офицеров не старше 11 лет».[3, с. 52]

По штату численность воспитанников в военно-сиротском доме было утверждено: кадетов 200 человек, благородных девиц – 50; в разночинном отделении полагалось иметь 800 воспитанников и 50 воспитанниц. Всего Императорский военно-сиротский дом был рассчитан на 1100 детей. Но в действительности это выглядело совсем по-другому: число благородных в общем количестве учащихся увеличивалось, а солдатских детей уменьшалось. [1, с. 118] 

 

Штат

Фактически

Благородных кадетов

200

648

Благородных девиц

50

106

Воспитанников солдатских

800

374

Дочерей солдатских

50

45

Всего

1100

1173

 

Кадеты Императорского Военно-сиротского дома содержались по правилам кадетских корпусов. Несмотря на громкое название Императорский военно-сиротский дом, был скорее низшим, чем средним учебным заведением.  Учебный курс предполагал изучение Закон Божий, русский и немецкий языки (читать, писать и говорить), французский язык (его ввели в 1802 году), грамматика и перевод с названных языков, арифметика и  геометрия, артиллерия, фортификация, тактика, история, география и рисование. Из программы исключались такие предметы, как архитектура, физика, механика, танцы, фехтование и музыка. По окончании курса кадеты должны были производиться в офицеры.

В воспитанники разночинского (солдатского) отделения принимали солдатских детей из гвардии и полевых кавалерийских полков, артиллерийских батальонов,  «без разбора религий и, не ограничивая возраста их, а особливо сирот,… сколько принять, возможно, будет».  Именно в этом и видел Павел I назначение Военно-сиротского дома. После окончания начальной или, как ее еще называли, приходской школы с обычной программой следовал ремесленный класс, где «обучали всему, что к пользе войск уметь может: портному, сапожному, башмачному, седельному, кузнечному, слесарному, ружейному, ложенному, каретному, токарному и малярному мастерствам и искусствам по усмотренным склонностям, по способностям, музыке на духовных инструментах и барабанному бою. Затем для окончания выучки их отдавали в обучение мастерам, причем,  дабы не было злоупотреблений, 3 года за счет дома, а далее за счет мастера, но не более 6 лет».[1, с. 175]

Солдатские дочери кроме начального курса изучали еще рисование, осваивали шитье, вязание плетение. С 12 лет их ставили к поварне, чтобы «приучить к разным подробностям домашней экономии». С 16 лет родители могли забрать девиц снова  к себе в дом, а способные же могли стать учительницами.

Преподавание в  Императорском Военно-сиротском доме велось предметно, классы назывались не по номерам, а по предметам. Перевод учащихся осуществлялся по мере изучения одного из предметов, поэтому оно носило затяжной характер. Кроме основных учебников использовались книги для чтения, одна из которых была «О должностях человека и гражданина». Она состояла из трех частей: 1-я часть – «Об образовании души» (о добродетелях),  2-я часть – «О попечении тела» (здравие и благопристойность), 3-я часть – «О должностях общественных, на которые мы от Бога определены» (семья и общество).

По сути, Павел I намеривался создать грандиозное по количеству детей учебно-воспитательное заведение нового типа, которое, в отличие от уже существующих, должно было формировать людей, отличающихся от екатерининской эпохи. Его выпускники должны были быть более демократичными и законопослушными. Но эта затея имела скорее романтический характер и на практике обернулась рядом недостатков. Основную их часть выявил генерал Анучин.

 В Императорском военно-сиротском доме должны были проживать дети различных сословий и разного пола. Если в Гатчинском приюте это неудобство компенсировалось воспитателями ввиду малого количества воспитанников, то в военно-сиротском доме совмещение становилось настоящей проблемой. Число кадет превышало установленные 200 человек в 3 раза, и вскоре их начали определять в солдатское отделение. Стало заметно неравенство их содержания, начали появляться жалобы. Анучин отметил, что сословные различия делались более заметными и угнетающими для массы солдатских детей.

Сокращение общего курса научного преподавания  делало подготовку воспитанников гораздо ниже, чем в других  кадетских корпусах. Отмененное Аракчеевым обучение фехтованию, танцам и музыке, сведение к минимуму строевой подготовки еще более отделяло Военно-сиротский дом от привычных кадетских корпусов. Отмена изучения французского языка (его ввели в учебный курс только в 1802 году) вызвало,  снижение требований к  образовательному уровню  воспитателей и фактически открыла доступ  немцам. Изучение же немецкого языка стало входить в учебный план Императорского Военно-сиротского дома. [2, с. 206]

Пройдя курс обучения, учащиеся не приобретали ни специальных военных знаний, ни практической военной подготовки характерных для выпускников кадетских корпусов.

Но, несмотря на невысокий уровень научных познаний и недостаточную физическую возмужалость, кадеты Императорского Военно-сиротского дома за период с 1797 по 1801 неоднократно удостаивались выпуска на действительную службу в войска. За этот период в офицеры было произведено 43 выпускника. В 1799 году было выпущено 44 человека  в гарнизонные полки в три срока. Возрастная категория выпускников была от 14 до 17 лет: 1 челочек – 14 лет, 28 человек – 15 лет, 13 человек – 16 лет, 2 человека – 17 лет. [2, с. 210]

 В истории России XVIII века роль Императорского Военно-сиротского дома остается до конца неоцененной, а в истории Санкт-Петербурга – это практически неизвестная страница. Чаще всего она рассматривается как начало истории Павловского кадетского корпуса, хотя сама деятельность этого учебного учреждения имела другие важные последствия.

Это был совершенно новый тип воспитательного учреждения, так как ориентирован на устройство военных сирот разных социальных групп в недрах самой армии и его содержание обеспечивалось при значительном участии государства и  частных лиц.  Наивысшего расцвета сиротский дом достиг в последние годы своего существования. За свою короткую историю в течение 24 лет он произвел 50 выпусков. До 1828 года было выпущено 936 офицеров, из них 12 человек в гвардию и 110 были награждены классными чинами в гражданскую службу. [2, с. 218]

Организация Императорского Военно-сиротского дома подразумевала одновременное создание сети его отделения в губерниях. По указу 1798 года учреждалась особая экспедиция при Военной коллегии о военных сиротских учреждениях, целью которой стало создание совместно с военными губернаторами  других городов отделений Императорского Военно-сиротского дома  на территории России. С созданием сети учебных заведений во главе с Императорским Военно-сиротским домом, было воплощено в жизнь то, что не удавалось сделать в предыдущие правления.  Лишь в 1829 году Императорский военно-сиротский дом был официально назван Павловским кадетским корпусом, который получил дальнейшее  развитие в истории кадетских корпусов.

 

Литература

1. Андреев Н.И. Воспоминания офицера 50-го егерского полка // Русский архив. 1879. Т. 3. С. 175

2. Грабарь В.К. Вскормленные с копья.  СПб.2009 С. 193-218

3.  Исторический очерк Павловского военного училища, Павловского кадетского корпуса и Императорского военно-сиротского дома. 1798-1898 гг. СПб., 1898. С.2 -119

4. МАГШ. Оп. 105. Св. 181. Штаты и положение ИВСД; ПСЗ. Т. XXV. 1797 г. №18793; Исторический очерк Павловского военного училища… С.488.

5. План здания Н.Цылова.1853.

 

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle