Библиографическое описание:

Полякова С. В. О некоторых тенденциях современного употребления имен числительных // Молодой ученый. — 2010. — №1-2. Т. 2. — С. 97-100.

В статье описываются некоторые ненормативные случаи употребления имен числительных, такие как расчленение сложных числительных, слитное написание сложных числительных, раздельное написание составных числительных, усиление процесса аналогии форм числительных. Данные примеры демонстрируют активные процессы в функционировании имен числительных в современной устной и письменной речи.

 

Русский язык на рубеже XX-XXI столетий претерпевает значительные изменения. В общем, эти изменения можно охарактеризовать активным употреблением ненормативных элементов на всех уровнях языковой системы.

На грамматическом уровне при использовании класса имен наблюдаются явные тенденции к унификации склонений и сокращению падежных парадигм [3]. Функционирование имён числительных в современной русской речи, в частности, отражает эти процессы. Развитие аналитизма при склонении составных и сложных количественных числительных, редукция падежной парадигмы, стремление к аналогизации форм, доминирование Им.п. в устной речи, массовые орфографические ошибки  – всё это отражает развитие имени числительного на фоне развития абстрактного мышления, доминированию «логического над этимологическим» [2].

Однако не только эти процессы, которые отмечаются лингвистами уже не одно десятилетие, демонстрируют процессы упрощения использования имен числительных. При наблюдении над устной речью и языком рекламы, при проведении письменных и устных экспериментальных исследований мы обнаруживаем и другие случаи использования числительных.

Расчленение сложных числительных. В исследовании, посвященном русской речи 1990-х годов, В.Н.Шапошников приводит интересное наблюдение по поводу того, что «современная речь все более пренебрегает сложными числительными» и что «при необходимости назвать четырехзначную величину (объявления рейсов самолётов и т.д.) произносят расчлененную двуцифровую комбинации: шестьдесят два сорок восемь, но никак не шесть тысяч двести сорок восемь» [5]. Действительно, уже довольно долгое время существует такая особенность именования четырёхзначных номеров различных заведений. Например, номера школ и детских садов: школа № 1362, 1811, 1504, произносим школа номер тринадцать шестьдесят два, восемнадцать одиннадцать, пятнадцать ноль четыре. Даже в официальных ситуациях (например, чтение приказа о допуске к итоговым экзаменам на получение аттестата) практически не произносятся номера типа тысяча триста шестьдесят вторая школа и т.п.

Данные комбинации, естественно, не являются нормативными, и их употребление в письменной речи встречается крайне редко. В материалах проведенного нами эксперимента, в котором испытуемые должны были словами записать числа, мы встречаем единичные примеры: Кандидаты нуждались в  семидисти трёх пятьсот восьмидести четырёх // семидесяти трёх пятьсот восемьдесят четырёх // семидесяти трёх пятьсот восьмидесяти четырёх (73584) голосах избирателей. Наряду с ошибками в образовании падежных форм сложных числительных в данном предложении мы встречаемся с расчлененной двуцифровой комбинацией и отсутствием слова тысяча для обозначения соответствующего числового класса.

Аналогичная расчлененная конструкция используется также в настоящее время при употреблении четырехзначных чисел, обозначающих годы путём разделения числительного на два двухзначных. Подобная система является нормативной в английском языке, например, in 1999 – in nineteen ninety (в тысяча девятьсот девяносто девятом году). Данное наименование дат для русского языка является абсолютно новым. Знаменательно, что оно не используется активно, как вышеуказанное наименование номеров в разговорной речи, в социальных жаргонах, зато активно внедряется в язык  СМИ и рекламы. Например, в названиях отечественных фильмов: Шестнадцать двенадцать: хроники смутного времени. Восемнадцать четырнадцать; а также в названиях зарубежных фильмов: Четырнадцать ноль восемь (фильм по произведению С.Кинга).

Как известно, в английском языке наименование четырехзначных чисел, обозначающих даты используется (в британском варианте английского языка) с союзом and (и). Весьма показательным, на наш взгляд, является вариант ответа, данного в упомянутом экспериментальном исследовании студенткой английского (!) отделения филологического факультета: Материальная помощь была оказана пяти тысячам и шестисот двадцати двум (5622) пенсионерам. Восьмидесяти пяти тысячам и четыреста девяноста трём (85493) жителям посёлка пришлось прожить двое суток без электроэнергии.

При анализе использования расчлененных двуцифровых конструкций мы можем, с одной стороны, говорить о влиянии английского языка, с другой стороны, - об упрощении в использовании имен числительных. Однако следует отметить, что данная конструкция не является совершенно новой для русского языка. Так, Ф.И.Буслаев в «Исторической грамматике русского языка» пишет: «Сочетание десятков с единицами теперь употребляется без союзов, так что все слова, вместе взятые, составляют как бы одно сложное, в соответствии единству выражаемой ими мысли; напр., двадцать один, пятьсот шестьдесят четыре. В старину каждая из составных частей таких числительных разумелась сама по себе и соединялась с прочими союзом и или предлогом с. … Напр., в Изб.Свят. 1073 г.  сьбьр стыихь сьта и пяти десять… тридцать кораблей един корабль…»  [1]. Возникает рациональный вопрос: не являются ли современные расчлененные конструкции возвратом к примитивному пониманию числа? Ответ на данный вопрос могут дать глубокие целенаправленные исследования не только употребления тех или иных чисел, но и понимание и восприятие носителями языка самой идеи числа как абстрактной величины.

Слитное написание сложных числительных. Примеры слитного написания сложных числительных встречаются в таких экспериментальных заданиях, где от испытуемого требуется самому продуцировать название того или иного числа. Мы сталкиваемся с вариантами полностью слитного написания числительных, обозначающих двух- или трёхзначные числа, или со слитным написанием числительного и слова тысяча в различных падежных формах. Общее число таких вариантов составляет 2,1 % (81 вариант) от общего количества полученных вариантов ненормативных ответов (3864 при общем количестве испытуемых 326 человек). Социальная дифференциация при слитном написании сложных числительных выявлена следующая:

·                    подавляющее большинство вариантов встречается в возрастных группах школьников 7-11 кл.(1995-1991 гг.р.) и студентов (до 1985 г.р.) 38,3% и 37% соответственно;

·                    женщины в 2,7 раз чаще используют такие варианты, чем мужчины;

·                    распределение анализируемых вариантов между группами людей с высшим образованием и без высшего образования примерно одинаковое (1:1,2).

Самое большое количество вариантов слитного написания 12 (!) представлены в одной работе женщины, студента-нефилолога, причем 6 этих вариантов являются нормативными с точки зрения склонения. В других работах встречаются в среднем 1-3 слитные написания как нормативные, так и ненормативные формы.

Раздельное написание составных числительных.

Наряду с примерами слитного написания сложных числительных наблюдаются варианты раздельного написания морфем -десяти/десятью, сто/ста/стам/стах/сот. Всего нами зафиксировано 3,6 % (138 вариантов) примеров раздельного написания составных числительных. При социальной дифференциации выделяются следующие закономерности:

·                    наименьшее количество анализируемых вариантов встречается в самой старшей возрастной группе (9,2%), наибольшее – в возрастной группе студентов до 1985 г.р. (31,2%);

·                    соотношение между представителями мужского и женского пола равно 1:1,2;

·                    соотношение между группами людей с высшим образованием и без высшего образования равно 1,4:1.

Данный процесс, на наш взгляд, явственно отражает развитие абстракции в восприятии и понимании чисел и в реализации данного понимания в языке. С одной стороны, число воспринимается как полное и неделимое целое, следовательно, по мнению испытуемых, его не нужно разделять на отдельные лексико-грамматические единицы. Единая запись числа математическими знаками – цифрами отражается в единой записи числа одним словом. С другой стороны, современным носителям языка становится непонятной логика языковой нормы, при которой морфемы, обозначающие десятки и сотни, пишутся с числами слитно, а морфемы, обозначающие тысячи, отдельно. На определенном историческом этапе развития имени числительного как части речи, повлекшим за собой слитное написание слов, обозначающих числа от 50 до 80 и от 500 до 900, математическое мышление было развито до такой степени, что эти числа воспринимались уже как единое целое и их семантика была уже не важна (хотя следы происхождения, как мы видим, до сих пор явно отражаются в склонении). Для современных носителей языка и для современного уровня развития математического мышления числа свыше тысячи уже не являются слишком сложными для восприятия, и слияние корня простого числительного со словом тысяча как раз и отражает специфику такого восприятия.

Усиление процесса аналогии форм числительных. Многочисленные ошибки при склонении сложных и составных числительных на самом деле отражают действительно сложную, несколько нелогичную системы правил склонения. Например, числительное сто имеет только две формы: сто и ста, зато как морфема составного числительного оно употребляется с различными окончаниями в косвенных падежах. Конечно, это кажется странным для основной массы носителей языка и, как следствие, порождает активное использование форм типа пятиста и т.п. Развитие таких вариантов отражает развитие процесса аналогического выравнивания основ. «Способствуя преобразованию отклоняющихся от данной модели форм, она [аналогия] может выступать уже не как консервирующее и консервативное, а как преобразующее начало, формируя новые ряды форм» [4, 32]. В данной работе мы не будем подробно останавливаться на использовании форм типа пятиста или стам, стах, стами, а рассмотрим ненормативные варианты употребления числительных девяносто и сорок, имеющих в современном русском языке только две падежные формы девяносто/а, сорок/а и под влиянием процесса аналогизации трансформирующихся в словоформы девятьдесят и сорокдесят.

Элемент девятьдесят, причем часто даже в разных падежных формах, встречается среди других ненормативных вариантов ответов нечасто (0,8 % ответов): девятидесяти семи, пятисот девятидесяти трех, двух тысяч семисот девятидесяти четырёх, сорока тысячами восемью стами девятидесятью шестью, сорока тысячами восемьюстами девятьюдесятью шестью, восьмидесяти пяти тысячам четыремстам девяти десяти трём,  восьмидесяти пяти тысячам четыремстам девятидесяти трём и т.п. Также имеются единичные варианты шестосот четырёхдесяти восьми, четырем десяти тысячам восемьсот девятидесяти шести четырьмя десятью тысячами восемьсот девяносто шестью.

Формы типа девятьдесят и сорокдесят действительно являются весьма логичными с точки зрения языка и математики. Естественное, мы не можем пропагандировать внедрение этих форм и замену ими существующих форм девяносто и сорок, однако то, что среди различных вариантов склонения имен числительных мы с ними сталкиваемся, не может не являться демонстрацией определенных языковых процессов, а именно тенденции к аналогизации и унификации.

Итак, мы рассмотрели некоторые специфические явления в употреблении имен числительных в устной и письменной речи: расчленение сложных числительных, слитное написание сложных числительных, раздельное написание составных числительных, усиление процесса аналогизации форм, проявляющиеся в создании новых ненормативных языковых единиц – явления не массовые, но весьма показательные. Очевидно, что наряду с усилением и развитием других процессов: развитием аналитизма при склонении составных и сложных количественных числительных, редукцией падежной парадигмы, доминированием Им.п. в устной речи и другими многочисленными нарушениями языковых норм при употреблении числительных, вышеуказанные явления характеризуют общую тенденцию изменения функционирования имени числительного как части речи. В целом, данный процесс может быть охарактеризован как лингвистическое упрощение, утрата определенных грамматических категорий. О причинах этого акад. В.В.Виноградов писал: «Грамматическое строение современных русских числительных ярко отражает приёмы приспособления архаичной морфологии к новым формам мышления. Разрыв употребления и значения указывает на переходную стадию в истории числительных. Древние синтетические формы числовых существительных и прилагательных подверглись в категории числительных разрушительному натиску отвлечённого математического мышления. Старая техника языка вступает в противоречие с новыми принципами понимания и выражения отвлеченных понятий числа и количества» [2, c. 263]. Мысль акад. В.В. Виноградова, высказанная более полувека назад, звучит на сегодняшний день чрезвычайно актуально и весьма точно характеризует современные тенденции употребления имен числительных в современной русской речи.

 

Литература

1.                 Буслаев Ф.И. Историческая грамматика русского языка: Синтаксис. Изд. 7-е. – М., 2006.

2.                 Виноградов В.В. Русский язык. Грамматическое учение о слове. Изд. 4-е. М., 2001.

3.                 Гловинская М.Я. Активные процессы в грамматике // Современный русский язык. Активные процесс на рубеже XX-XXI вв. / Отв.ред. Л.П.Крысин. – М., 2008.

4.                 Кубрякова Е.С. Аналогия // Языкознание. БЭС. / Гл.ред. В.Н.Ярцева. Изд. 2-е. – М., 2000.

5.                 Шапошников В.Н. Русская речь 1990-х: Современная Россия в языковом отображении. Изд. 3-е. – М., 2010.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle