Библиографическое описание:

Новиков А. А. К вопросу о датировке бересты с изображением святой Варвары // Молодой ученый. — 2010. — №1-2. Т. 2. — С. 24-30.

В 2001 году была опубликована статья академиков Российской Академии Наук А.А. Зализняка и В.Л. Янина [1], посвященная в основном двум находкам, сделанным археологами в Великом Новгороде, – листу бересты с записанной на нем датой, а также Новгородской псалтыри, датируемой 988-1036 годами. О первой находке сказано следующее:

«Сезон 2000 г. начался приятной неожиданностью. В слое, относящемся к первой трети XI столетия, был обнаружен небольшой лист бересты, на обеих сторонах которого процарапаны изображения человеческих фигур. Изображение на одной стороне опознается как образ Иисуса Христа. Фигура на другой стороне обозначена хорошо читаемой надписью "Варвара" и стоящей перед ней буквой "А" в кружке, что является привычным сокращением греческого слова "святой" (АГIOС). Образ св. Варвары передан в полном соответствии с каноном: святая в короне держит в руке мученический крест.

...И еще одна любопытная деталь. Под изображением св. Варвары на бересте процарапана дата, читаемая как 6537 г. (от сотворения мира), что соответствует 1029 г. н.э. Первая, третья и четвертая цифры переданы славянскими знаками, а вторая, по предположению С.Г. Болотова, - латинским знаком. Значит, изобразил св. Варвару человек, который затруднился передать обозначающее 500 число по-славянски, но знал, как его пишут в соответствии с западной традицией» [1].

В качестве реплики на эту работу позднее вышла статья Г.В. Носовского и А.Т. Фоменко [2], где они подвергли сомнению датировку бересты, озвученную А.А. Зализняком и В.Л. Яниным. Кроме того, авторы статьи [2] предложили другую датировку, которая по их мнению «правильнее». На самом деле цель Г.В. Носовского и А.Т. Фоменко заключалась в попытке добавить еще один «аргумент» к отстаиваемой этими авторами так называемой «новой хронологии».

Редакция Вестника Российской Академии Наук попросила ведущих российских специалистов по археологии, дендрохронологии и палеографии из Института археологии РАН прокомментировать статью Г.В. Носовского и А.Т. Фоменко, что и было сделано в [3] и [4].

 

Илл.1. Береста с изображением святой Варвары

 

Г.В. Носовский и А.Т. Фоменко этими комментариями остались недовольны, высказав ряд скептических замечаний в [5].

Настоящая работа посвящена анализу датировок бересты, предлагаемых обеими сторонами, как с учетом уже прозвучавших мнений в [1-5], так и с привлечением некоторых дополнительных соображений.

 

 

 

 

 

 

 

·                  Варианты прочтения даты на бересте

 

Вариант 1 (А.А. Зализняк, В.Л. Янин, С.Г. Болотов).

Первый символ – число 6000, переданное славянской буквой S (зело).

Второй символ – число 500, переданное латинской буквой D.

Третий символ – число 30, переданное славянским знаком Л (люди).

Четвертый символ – число 7, переданное славянской буквой З (земля).

Датировка: SDЛЗ=6537 год по Византийской эре (1029 год н.э.)

 

 

Илл.2. Фрагмент бересты с датой (контрастность увеличена).

 

Прокомментируем этот вариант.

Буквы кириллицы (церковно-славянского алфавита), как известно имеют числовое значение. В абсолютном большинстве древнерусских источников числа записаны именно славянскими кириллическими буквами.

Первый символ на бересте вполне читаем как «отзеркаленная» славянская буква S (зело), имеющая числовое значение 6000 (с титлом). По этому поводу специалист по палеографии доктор исторических наук А.А. Медынцева отметила: «первый знак обоснованно прочитан А.А. Зализняком и В.Л. Яниным как «зело», потому что именно так писалась эта буква в некоторых старославянских (древнеболгарских) рукописях XI‑XII вв» [4].

Г.В. Носовский и А.Т. Фоменко не нашли аргументов, чтобы оспорить эту трактовку, ограничившись лишь следующим «глубокомысленным» замечанием:

«Но здесь мы не будем в это вникать и на время согласимся с тем, что первая цифра прочтена А.А. Зализняком и В.Л. Яниным верно» [2].

Эта цитата примечательна еще и тем, что в ней «великие математики» Г.В. Носовский и А.Т. Фоменко путают такие элементарные математические понятия как «цифра» и «число». Спешу сообщить уважаемым авторам статьи [2], что в общепринятой математике есть только десять цифр, а число 6000 хотя и состоит из цифр, но само цифрой не является. Впрочем, может быть Г.В. Носовский и А.Т. Фоменко имели в виду какую-то особую «новую математику»?

 

Илл.3. Образцы начертаний некоторых букв из старославянских рукописей XI в. (А.И. Соболевский. Славяно-русская палеография. СПб., 1908. С. 47). Иллюстрация взята из [4].

 

Второй символ С.Г. Болотов предложил идентифицировать как латинскую букву D, имеющую числовое значение 500. Такое предположение конечно возможно, но оно требует объяснения почему среди славянских символов затесался один латинский. Такое объяснение в статье [1] разумеется приводится.

Этих сложностей можно избежать, если сделать предположение, что второй символ является славянской буквой Ф (ферт), также имеющей числовое значение 500. Достаточно четко видно, что символ D перечеркнут посередине вертикальной чертой, что очень напоминает слегка искаженную букву Ф. Наличие небольших искажений в написании букв не должно удивлять, так как процарапывать символы на бересте не так легко.

Третий символ – вполне читаемая славянская буква Л (люди), имеющая числовое значение 30.

Четвертый символ тоже легко идентифицируется – это славянская буква З (земля), имеющая числовое значение 7.

Таким образом, этот вариант прочтения даты является достаточно обоснованным и не противоречит палеографии (подробнее см. [4]). Очень велика вероятность, что второй символ является славянской буквой Ф (ферт), в этом случае убивается один из главных «контраргументов» Г.В. Носовского и А.Т. Фоменко:

«Что же касается высказанного... предположения, что все цифры на бересте СЛАВЯНСКИЕ, а только одна из них [вторая]... почему-то оказалась ЛАТИНСКОЙ, то здесь надо сказать следующее. Поскольку, как уже было объяснено, все дело в этой и только в этой цифре, то предположение о том, что именно она взята из какой-то другой цифровой системы (например - латинской), полностью обесценивает "прочтение" этой даты» [2].

Раз «все дело в этой и только в этой цифре» и поскольку дата на бересте вполне читается одними славянскими символами как SФЛЗ=6537 год в.э. (1029 год н.э.), то вышеприведенный «контраргумент» авторов статьи [2] оказывается ничтожным.

 

 

Вариант 2 (Г.В. Носовский, А.Т. Фоменко).

Первый символ – арабская цифра 7.

Второй символ – арабская цифра 2.

Третий символ – арабская цифра 8.

Четвертый символ – арабская цифра 2.

Пятый символ – число 7, переданное славянской буквой Z (земля).

Датировка: 7282 год по Византийской эре (1774 год н.э.).

Последняя цифра – число индикта года (I=7).

 

Илл.4. Фрагмент бересты с прорисовкой даты. Иллюстрация взята из [2].

 

Первое, что бросается в глаза – Г.В. Носовский и А.Т. Фоменко обнаружили на бересте не ЧЕТЫРЕ, а ПЯТЬ символов. Как так?

Оказывается, второй символ (в версии 1) они трактуют как ДВА СИМВОЛА. Это немного странно, так как при этом необходимо объяснить почему «второй» и «третий» символы (в версии 2) практически не отделены друг от друга, в отличие от остальных символов, между которыми имеются небольшие промежутки. Никаких объяснений этой странности в статье [2] не приводится.

Тем не менее, чтобы не вносить путаницы, при обсуждении варианта 2 я буду придерживаться нумерации символов, принятой в версии Г.В. Носовского и А.Т. Фоменко.

Первый символ назвать семеркой можно лишь с большой натяжкой: «...неискушенному читателю, скорее, покажется, что именно этот знак напоминает двойку» [4].

Второй символ авторы статьи [2] объявили двойкой, а чтобы у доверчивого читателя не возникало сомнений, они очень искусно ПОДРИСОВАЛИ ХВОСТИК на так называемой «прорисовке» (точнее её следовало бы называть фальсификацией), на иллюстрации он изображен в виде трех точек. Кстати, подобный «метод» фальсификации использовался Г.В. Носовским и А.Т. Фоменко и при обсуждении «подделки» Радзивилловской летописи.

Третий символ авторы [2], безусловно обладающие склонностью к рисованию, легким мановением руки «превратили» в восьмерку.

Четвертый символ Г.В. Носовский и А.Т. Фоменко, уже не стесняясь, фальсифицируют как двойку, даже не используя точки.

Пятый символ идентифицируется ими как славянская буква З (земля), что на этот раз соответствует действительности. Удивительно, но факт.

Однако вот какая незадача. Из обсуждения версии 1 мы уже знаем, что Г.В. Носовский и А.Т. Фоменко резко негативно относятся к «смешанному» прочтению даты, то есть когда часть символов идентифицируется иначе, чем остальные. Но позвольте, ведь в варианте 2 складывается именно такая ситуация: один символ прочитан ПО-СЛАВЯНСКИ, а остальные ПО-АРАБСКИ. Авторы статьи [2] пытаются убедить читателя, что дескать это соответствует «тому образцу датировок, который был принят в старых русских церковных книгах». Без надлежащих обоснований Г.В. Носовский и А.Т. Фоменко предлагают славянскую букву З (земля) на данной бересте считать индиктом. При этом Г.В. Носовский и А.Т. Фоменко ни одного примера ПОДОБНОЙ ЗАПИСИ ДАТЫ С ИНДИКТом НЕ ПРИВОДЯТ (где сама дата была бы записана арабскими цифрами, а рядом с ней стоял бы одинокий индикт в славянском написании).

Кстати, я далеко не случайно употребил выражение «одинокий индикт», поскольку в действительности существует три вида индиктовых чисел:

круг Солнца, Q (принимает значения от 1 до 28);

круг Луны, L (принимает значения от 1 до 19);

индикт, I (принимает значения от 1 до 15).

Конечно, имеет место быть разновидность указания даты, когда она записывается ТРЕМЯ ИНДИКТОВЫМИ ЧИСЛАМИ, такой способ нередко используется в старых церковных книгах, причем зачастую ИНДИКТ НЕ УКАЗЫВАЕТСЯ, а приводятся только числа круга Солнца и круга Луны. Достаточно заглянуть в пасхальные таблицы, чтобы в этом убедиться. Это объясняется следующим образом: круг Солнца и круг Луны используются при вычислении даты христианской Пасхи. Причем для данных целей значение индикта никакой роли не играет (подробнее см. в [6]).

Поэтому вряд ли «добавление индикта к дате в определенном смысле превращает ее в более "церковную"» [2]. Кроме того, я очень сильно подозреваю, что записей древних дат, рядом с которыми указывался бы ТОЛЬКО ИНДИКТ (без круга Солнца и круга Луны), просто не существует.

По-видимому, свое «открытие» авторы [2] сделали следующим образом: после того, как они «дешифровали» символы на бересте, для получившейся даты были затем рассчитаны индиктовые числа. Считаются они очень просто – нужно найти остаток от деления византийской даты на 28, 19 и 15 соответственно.

Для даты 7282 год в.э. индиктовые числа будут следующие:

круг Солнца, Q=2;

круг Луны, L=5;

индикт, I=7.

После этого Г.В. Носовский и А.Т. Фоменко сочли уместным заявить: «на бересте правильно указан индикт 1774 года [т.е. 7282 года в.э.], что дополнительно подтверждает правильность предложенного нами прочтения этой даты» [2].

Между тем вероятность того, что хотя бы одно из трех индиктовых чисел случайно окажется равным семи, равна примерно 16% – это гораздо больше, чем вероятность угадать в какую ячейку попадет шарик при игре в рулетку. Также не будем забывать, что с помощью «метода» фальсификации авторы статьи [2] безусловно способны подогнать «дешифровку» даты под любое заранее известное индиктовое число.

 

·                  Насколько адекватны полученные даты

 

Отвлечемся ненадолго от информации, изложенной выше. Давайте теперь посмотрим насколько соответствуют полученные даты (1029 год в варианте 1, а также 1774 год в варианте 2) как традиционной хронологии, так и хронологии «с нетрадиционной ориентацией».

 

Вариант 1 (6537 год в.э – 1029 год н.э.).

Было бы логичным ожидать, что новгородская береста датируется не только по процарапанной дате, но и другими методами. Так и есть:

«Следует также отметить, что датируется береста с изображением св. Варвары не по предполагаемой дате, а по комплексу данных: археологической стратиграфии, дендрохронологии, палеографии и, наконец, иконографическим и стилистическим особенностям рисунка» [4].

В частности, упоминается, что береста обнаружена «в слое, относящемся к первой трети XI столетия» [1]. Это подтверждается дендрохронологией (подробнее см. [3]).

Поясним насколько обоснованной является дендрохронологическая шкала Великого Новгорода:

«Уже давно общепризнано, что дендрохронология ныне, по сути, стала основным и наиболее точным методом датировки массового материала там, где сохранилась деревянная архитектура. И хронологическую шкалу Новгорода – с его феноменально богатой коллекцией дерева мостовых, напоминающих фантастический тридцатислойный пирог, или же иных сооружений этого города – закономерно считают наиболее отработанной и надежной, пожалуй, даже во всем мире древностей. Ведь к настоящему времени в Новгороде путем замеров миллионов колец обработано более 12 тыс. стволов дерева, и строго последовательное стратиграфическое расположение многолетних бревен в слоях города придает особую надежность хронологическим построениям. Получено до 7 тыс. абсолютных датировок – и это с точностью до года! Определено время сооружения более 600 самых различных раскопанных построек [Черных Н.Б.Дендрохронология и археология.М.: Nox, 1996]. Шкала абсолютных датировок на базе всей изученной новгородской древесины четко очерчивает нам диапазон от дня нынешнего до 800 г., то есть 1200 лет. И вовсе не В.Л. Янин занимался разработкой «шкалы», сфера его интересов связана с иными проблемами. Хронологической шкалой он, естественно, пользуется и опирается на нее совершенно корректно» [3].

Правильность новгородской дендрохронологической шкалы подтверждают многочисленные факты:

«Для достоверного воссоздания исторических событий IX-XII веков требуется независимая проверка с помощью вновь открываемых источников, и прежде всего данных археологии. Наиболее значительный прорыв в поиске таких сведений дали раскопки Новгородской археологической экспедиции. В 1951 году в Новгороде были впервые открыты берестяные грамоты - к настоящему времени их обнаружено уже 915. Тексты берестяных грамот во многих случаях служат хорошим источником проверки данных дендрохронологии. К примеру, в 1951-1962 годах мы раскапывали усадьбу новгородского посадничьего рода Мишиничей-Онцифоровичей. В полном соответствии с показаниями "деревянного календаря" в напластованиях первой четверти XIV века помещены берестяные письма, адресованные Варфоломею Юрьевичу, в слоях середины XIV века - послания его сыну Луке Варфоломеевичу и внуку Онцифору Лукиничу, в слоях конца ХIV - начала XV века - письма Юрию Онцифоровичу, а еще позднее - грамоты, имеющие отношение к сыну и невестке Юрия. Именно в этих хронологических рамках все вышеуказанные персонажи фигурируют и в летописи. В исследованных в последние годы участках Троицкого раскопа, принадлежавших во второй половине ХII - начале XIII века посаднику Мирошке, его предкам и сыну, данные дендрохронологии также удачно сочетаются с обнаружением в соответствующих слоях берестяных автографов Мирошки и других персонажей XII века, известных по летописным сообщениям. И таких случаев нами зафиксировано великое множество.

Подтверждают точность "деревянного календаря" и другие находки археологов. Обратимся хотя бы к монетам и данным сфрагистики. В слоях ХI века встречаются ходившие на Руси западноевропейские денарии того же столетия, а в напластованиях Х века - арабские дирхемы того времени. Упомянем и о недавней сенсационной находке печати Ярослава Мудрого, обнаруженной в слоях, согласно дендрохронологии датируемых 1030-ми годами. Печатей, принадлежавших известным деятелям древнерусской истории, уже выявлено больше сотни, и все они в точности подтверждают "показания" годичных колец на спилах бревен с новгородских мостовых» [7].

Таким образом, датировка бересты «Святая Варвара» 1029 годом прекрасно соответствует комплексу современных методов датирования.

 

Вариант 2 (7282 год в.э. – 1774 год н.э.).

Датировка бересты с изображением святой Варвары 1774 годом очевидно противоречит «комплексу данных: археологической стратиграфии, дендрохронологии, палеографии и, наконец, иконографическим и стилистическим особенностям рисунка» [4].

Г.В. Носовский и А.Т. Фоменко даже не пытаются оспорить весь этот комплекс целиком – для этого у них явно не хватает квалификации. Вместо этого авторы [2] фокусируют внимание читателя в основном лишь на дендрохронологии:

«Здесь мы хотим лишь подчеркнуть, что согласно нашим исследованиям, в волховском Новгороде между слоями старых мостовых не могут залегать предметы древнее XV-XVI веков. Поскольку в те времена не было еще ни самого города ни, скорее всего, его мостовых. Датировка нижних слоев этих мостовых XI веком н.э., предлагаемая В.Л. Яниным, по нашему мнению, недостаточно обоснована. Скорее всего, она ошибочна, а правильная датировка является намного более поздней...» [2].

Какие же исследования нужно было провести, чтобы иметь моральное право делать столь смелые заявления?

«Те материалы, датировку которых пытаются опровергнуть А.Т. Фоменко и Г.В. Носовский, извлечены из новгородских слоев, самым надежным образом датированных на базе дендрохронологических изысканий. Следовательно, перед авторами статьи стоит задача опровергнуть все эти миллионы замеров и тысячи дат, проанализированных стволов из новгородских слоев. Необходимо убедить специалистов (но никак не случайных читателей!), что и дендрошкалы Восточной Европы – также порождение либо заговора, либо невежества так называемых специалистов. В противном случае сама дискуссия (или даже ее подобие) на тему хронологии средневековых древностей полностью утрачивает какой-либо смысл» [3].

Если проштудировать новохронологические опусы, то легко можно убедиться, что никаких лабораторных исследований по дендрохронологии они не содержат, вероятно авторы [2] просто лгут, что якобы их проводили. При этом, конечно, нет оснований считать «исследованиями» факт прочтения Г.В. Носовским и А.Т. Фоменко нескольких популярных книжек по данной теме.

Научная ценность «изысканий» новохронологов крайне низка, но справедливости ради рассмотрим в чем же они видят «неправильность» современной дендрохронологии:

«Дело в том, что вся волховско-новгородская дендрохронологическая шкала, построенная В.Л. Яниным и его коллегами, как показал наш анализ (?!), оказывается сдвинутой в прошлое приблизительно на 400 лет. Возникает даже впечатление, что начало этой шкалы было попросту искусственно совмещено В.Л. Яниным с "требуемым" XI веком... При этом получилось, что конец дендрохронологической шкалы волховского Новгорода "уехал" из недавнего прошлого... в XV век. То есть на 400 лет раньше» [8].

Оставим пока в стороне вопрос о корректности подобных «утверждений» и посмотрим насколько эти построения совместимы с датой на бересте по версии 2.

Итак, по мнению А.Т. Фоменко и Г.В. Носовского, ошибка новгородской дендрохронологической шкалы составляет 400 лет, и слой XI века они предлагают датировать XV веком. Исходя из этих предпосылок, дата на бересте в варианте 2 должна была попасть именно в XV век, а у авторов [2] почему-то получился XVIII век. Таким образом, между датировкой бересты Носовского-Фоменко и «новой дендрохронологией» возникает серьезная нестыковка – примерно 300 лет. Авторы [2] эту нестыковку НИКАК НЕ ОБЪЯСНЯЮТ.

А.Т. Фоменко и Г.В. Носовский любят пускаться в туманные и бездоказательные рассуждения о якобы имеющем место разрыве в дендрохронологических шкалах в районе XV века. Эту нелепость нет даже нужды опровергать, так как на странице 109 книги [8] А.Т. Фоменко и Г.В. Носовский приводят диаграмму дендрохронологических шкал по разным породам деревьев. Достаточно только взглянуть на нее и беспомощность построений новохронологов станет очевидна – почти для всех пород деревьев на графике в пределах отрезка от наших дней до примерно 800-1100 годов (в зависимости от принадлежности шкалы к конкретной породе) НИКАКИХ РАЗРЫВОВ НЕТ. Просто удивительно как авторам [8] хватило духа поместить в собственной книге опровержение собственных же вымыслов.

Впрочем, объяснение этому казусу может быть гораздо проще:

«Дело в том, что при той скорости, с которой авторы «новой хронологии» ныне производят письменную продукцию, у них, по-видимому, нет времени перечитывать написанное» [9].

 

Илл.5. Диаграмма дендрохронологических шкал, 1994 г. Иллюстрация взята из [8].

 

Предположение о прочтении даты на бересте «Святая Варвара» как 7282 год Византийской эры ("от Адама") нелепо также и из календарных соображений. Вероятно А.Т. Фоменко и Г.В. Носовский хорошо это осознают:

«Надо сказать, что летоисчисление по эре "от Адама" в России являлось официальным в России вплоть до реформ Петра I [т.е. до 1700 года]» [2].

Однако «что-то» мешает новохронологам честно признаться, что счет лет по Византийской эре потерял в России свою актуальность за 74 года до «дешифрованной» ими даты 7282 год Византийской эры (1774 год н.э.). Конечно эта нестыковка в НЕСКОЛЬКО ДЕСЯТКОВ ЛЕТ гораздо скромнее, чем обнаруженная выше нестыковка в НЕСКОЛЬКО СТОЛЕТИЙ, но масштаб данного хронологического перекоса все равно впечатляет.

Имея столь огромные нестыковки в «новой хронологии», ее авторы – А.Т. Фоменко и Г.В. Носовский – тем не менее, регулярно веселят читателя своими «исследованиями». Одной из таких «юмористических» работ является их статья [2].

Литература

[1] А.А. Зализняк, В.Л. Янин. Новгородская псалтырь начала XI века – древнейшая книга Руси // Вестник РАН, том 71, № 3, 2001.

[2] г.в. Носовский, а.т. фоменко. О "новгородских датировках" а.а. зализняка и в.л. янина // Вестник РАН, том 72, № 2, 2002.

[3] P.M. Мунчаев, Е.Н. Черных. Дендрохронологическая шкала Новгорода – самая надежная в мире древностей // Вестник РАН, том 72, № 2, 2002.

[4] А.А. Медынцева. "Неудобная" палеография // Вестник РАН, том 72, № 2, 2002.

[5] г.в. Носовский, а.т. Фоменко. Как историки ответили на нашу статью о новгородских датировках А.А. Зализняка и В.Л. Янина // Новая хронология Руси. – М.: РИМИС, 2004.

[6] И.А. Климишин. Календарь и хронология. – М.: Наука, 1990.

[7] В.Л. Янин. Зияющие высоты академика Фоменко // Так оно и оказалось! Критика "новой хронологии" А.Т.Фоменко (ответ по существу). – М.: "Анвик К", 2001.

[8] А.Т. Фоменко, Г.В. Носовский. Какой сейчас век? – М.: «АиФ-Принт», 2002.

[9] А.А. Зализняк. Принципы полемики по А.Т. Фоменко // Антифоменковская мозаика‑3. – М.: "Русская панорама", 2002.

 

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle