Библиографическое описание:

Абдуалиулы Р. Проблемные вопросы, возникающие при заключении процессуальных соглашений в Республике Казахстан // Молодой ученый. — 2016. — №25. — С. 439-442.



Процессуальное соглашение в форме сделки о признании вины является новеллойсовременного процессуального законодательства в Казахстане. Уверен в том, что законодатель до введения такого института опирался на имеющийся мировой опыт. В мировой практике данный институт, в целом, именуется сделкой с правосудием.

Сегодня в мировой практике существуют два типа досудебных соглашений между подозреваемым и стороной обвинения. Самый распространённый — договор с прокуратурой, суть которого заключается в том, что в обмен на признание вины прокуратура снимает часть обвинений или переквалифицирует преступление на менее тяжкое.

Преимущества такой сделки очевидны: суды разгружаются, снижаются риски, связанные с судебным процессом, также очень ценна получаемая от подсудимого информация. В то же время имеют место и оппоненты, которые считают, что подзащитный имеет абсолютное, неограниченное право обязать государство расследовать его дело, искать своих свидетелей, доказывать факты, убеждать суд, представлять доказательства. В течение всего процесса подсудимый имеет полное право хранить молчание, фактически бросая вызов государству: «Докажи!».

Сделки с правосудием особенно критикуются и по другим основаниям. Считается, что они открывают возможность для принуждения, угроз, вознаграждения, что может привести к результатам, несовместимым с понятием о справедливой системе правосудия.

Если предъявляется достаточно серьезное обвинение, прокуроры могут запугать защитника и обвиняемого, в результате чего невиновный человек, который мог бы быть оправдан на основании отсутствия доказательств, признается в совершении менее тяжкого преступления. Причина — страх. Исследования показали, что чем больше предъявлено обвинений, чем они значительнее, тем больше страх.

Спорить о плюсах и минусах сделки с правосудием можно долго. Однако в системе правосудия, как бы ни стремились участники системы к непредвзятости, как и в любой сфере жизни, огромную роль играет человеческий фактор. Сделка с правосудием может быть заключена корректно в том случае, если у вас имеются опытные, компетентные адвокаты защиты, опытные, компетентные обвинители и проницательный судья, который способен проконтролировать процесс и дать надлежащую оценку.

В каждом монастыре, как известно, свой устав. Точно также и в каждой стране своя система следствия и судопроизводства. Но вне всякой зависимости от тех или иных национальных особенностей общая задача правосудия заключается в защите прав и охраняемых свобод человека, достижения верховенства закона.

Теперь хотелось бы обратиться непосредственно к законодательству Республики Казахстан. Уголовное и уголовно-процессуальное законодательство в Казахстане постоянно изменяется, пытаясь поспеть в ногу со временем. Не скажу, что все эти изменения, безусловно, хороши, но если иметь в виду введение в действующий уголовно-процессуальный кодекс столь непривычного понятия, как заключение досудебного соглашения о сотрудничестве или, если короче, сделки с правосудием, то эту новацию стоит все же оценивать положительно.

В глоссарии Уголовно-процессуального кодекса Республики Казахстан дано понятие процессуального соглашения — это соглашение, заключаемое между прокурором и подозреваемым, обвиняемым или подсудимым на любой стадии уголовного процесса или осужденным в порядке и по основаниям, предусмотренным настоящим Кодексом.

Производство по делам, по которым заключено процессуальное соглашение, предусмотрено Разделом 13 УПК РК, который включает в себя 18 статей.

В упрощенном виде порядок заключения сделки о признании вины состоит в следующем. Подозреваемый, обвиняемый вправе заявить ходатайство о заключении процессуального соглашения в форме сделки о признании вины в любой момент досудебного производства по уголовному делу. Процессуальное соглашение может быть заключено по инициативе прокурора. Орган, ведущий уголовный процесс, получив ходатайство от подозреваемого, обвиняемого либо защитника о заключении сделки о признании вины в течение трех суток направляет его вместе с материалами уголовного дела прокурору. Прокурор, усмотрев в деле возможность заключения процессуального соглашения, предлагает стороне защиты обсудить вопрос о его заключении либо письменно сообщает об отказе в удовлетворении ходатайства. При этом прокурор обязан проверить юридическую возможность и правомерность заключения такого соглашения, для чего должен вызвать подозреваемого, обвиняемого, его защитника и потерпевшего, у которых выясняет мнение о возможности заключения процессуального соглашения. Лицу, подавшему ходатайство, прокурор разъясняет последствия процессуального соглашения, право отказаться от его заключения.

Процессуальное соглашение может быть заключено в двух формах:

1) сделки о признании вины;

2) соглашения о сотрудничестве.

В настоящей статье мы остановимся лишь на первой форме сделки.

Сделка о признании вины возможна только при добровольном изъявлении подозреваемым, обвиняемым желания на заключение такого соглашения, если они не оспаривают подозрение, обвинение, имеющиеся по делу доказательства, характер и размер причиненного вреда, а также, если потерпевший согласен с заключением такой сделки (ст. 613 УПК РК).

Из данного положения закона следует что? То, что прокурор при получении ходатайства о заключении процессуального соглашения о производстве в форме сделки о признании вины, а суд при рассмотрении дела в согласительном производстве обязаны выяснить позицию подозреваемого, подсудимого, добровольность заключенного процессуального соглашения. В случае возникновения каких-либо сомнений в добровольности волеизъявления, прокурору следует отказаться от заключения процессуального соглашения, а суд должен возвратить прокурору дело, либо отказать в рассмотрении дела в порядке согласительного производства.

На прокуроре и суде лежит ответственность удостовериться в том, что подозреваемый, обвиняемый, признавая вину или заявляя о нежелании оспаривать подозрение, обвинение, делают это добровольно, полностью осознавая последствия своих действий. Если же прокурор или судья видят, что подозреваемого, подсудимого каким-то образом принудили к признанию вины, то они обязаны аннулировать сделку. Прокурор и судья отвечают за соблюдение законности. Если прокурор или судья чувствуют неуверенность в ответах подозреваемого, подсудимого, возможно, они делают долгие паузы, то им должны быть заданы дополнительные вопросы. Это может сделать только опытный прокурор или судья.

Ни для кого не секрет, что порой невиновные признают вину. Тогда прокурору или судье необходимо задать подозреваемому, подсудимому вопрос: «Признаете ли вы себя виновным, потому что вы действительно виновны?» Если подозреваемый, подсудимый сомневаются или отвечают «Нет, но я думаю, что я должен признать вину», то такое признание нельзя признать реальным волеизъявлением. Все достаточно просто. Если прокурор или судья понимают, что, признавая себя виновным, подозреваемый, подсудимый руководствуются какими-то причинами, отличными от их фактической вины, то он не должен принимать такое признание.

Вторым условием возможности заключения процессуального соглашения является тот факт, что подозреваемый, подсудимый не оспаривают подозрение, обвинение и имеющиеся по делу доказательства в совершении преступления, характер и размер причиненного вреда. Следовательно, прокурор и судья обязаны выяснить и этот немаловажный момент.

Третьим условием является согласие потерпевшего. Без согласия потерпевшего процессуальное соглашение не заключается. Если потерпевший согласен, то с учетом его мнения по вопросу возмещения причиненного преступлением вреда прокурор и сторона защиты в разумный срок заключают процессуальное соглашение, которое излагается в письменном виде и подписывается его участниками (ст. 615 УПК РК). В этой связи, выяснение позиции потерпевшего является очень важным моментом. В законе указано, что судебное заседание проводится с участием подсудимого, защитника и прокурора. То есть закон не обязывает суд вызывать потерпевшего. Потерпевший может быть вызван судьей. Полагаю, что суду необходимо обязательно вызывать потерпевшего для выяснения его позиции. Судьи не должны допустить нарушения прав потерпевшего. Ему должны быть еще раз разъяснены его права, последствия согласия на заключение процессуального соглашения между прокурором и подсудимым. Суд должен убедиться в том, что потерпевший понял сущность данного института, и выразил свою волю добровольно и осознанно. Если суд данное требование не выполнит или выполнит ненадлежащим образом, то мы в таком случае породим недовольство граждан, претерпевших от преступления, нанесем урон авторитету судебной власти.

В соответствующей главе УПК РК прямо не указаны особенности главного судебного разбирательства дел, по которым заключено процессуальное соглашение о сотрудничестве. Исходя из смысла ст. 622 УПК РК, можно сделать вывод о том, что согласительное производство применяется только в случаях заключения сделки о признании вины. О соглашениях о сотрудничестве в данном случае речи не идет. В связи с чем полагаем, что данный момент требует разъяснения в Нормативном постановлении Верховного суда РК.

Еще один аспект, на который хотелось бы обратить внимание. Несмотря на двусторонний характер соглашения, никаких обязательств стороны обвинения в нем нет. При заключении процессуального соглашения, прокурор будет вправе лишь просить суд рассмотреть уголовное дело в особом порядке. Каких-либо реальных льгот обвиняемому он обещать не уполномочен. Вдобавок к этому суд может вернуть уголовное дело прокурору ввиду отсутствия оснований применения согласительного производства, для заключения нового процессуального соглашения, либо вообще отказать в рассмотрении дела в порядке согласительного производства и возвратить дело прокурору в случае возникновения сомнений в виновности подсудимого.

Тут снова следует сказать о важности человеческого фактора. Ведь если недобросовестный следователь, имея умысел на то, чтобы не проводить надлежащее досудебное расследование, зная, что привлеченное лицо невиновно, путем обмана и злоупотребления доверием этого лица, пообещает золотые горы и, к примеру, даже возможное освобождение от ответственности по ст. 67 УК РК, склонит лицо к подписанию процессуального соглашения, то вполне может иметь место судебная ошибка. В связи с этим прокуроры и судьи должны очень внимательно подходить к проверке и рассмотрению этих дел. Тщательно и всесторонне изучать материалы дела, выяснить условия заключения такого процессуального соглашения.

Несмотря на возможность нарушения прав лиц, привлеченных к уголовной ответственности, подозреваемому и обвиняемому есть практический смысл заключать такое соглашение и рассчитывать на то, что мера наказания ему будет снижена либо он вообще будет освобожден от уголовной ответственности. Так, если суд сочтет досудебное соглашение соответствующим закону и в должной мере исполненным, то мера наказания обязательно будет значительно более мягкой.

И, опять же, возможность назначения более мягкого наказания или освобождения его от уголовной ответственности зависит только от усмотрения суда, поскольку тот или иной исход дела не является предметом процессуального соглашения, а является правом суда. Таким образом, весьма неопределенную перспективу судебного рассмотрения уголовного дела и отсутствие положений об ответственности государственных органов за несоблюдение условий подписанного прокурором соглашения следует признать главным недостатком процессуального соглашения.

Так, прокурор, к примеру, предлагая подписать процессуальное соглашение, вводит обвиняемого в заблуждение, говоря, что в случае признания вины, он в процессуальном соглашении даст квалификацию действий виновного по менее тяжкой статье. Обвиняемый соглашается, подписывает соглашение, признает вину, показывает об обстоятельствах совершенного преступления, в том числе указывая признаки более тяжкого преступления. Суд, же видя, что действия последнего должны быть квалифицированы по более тяжкой статье, возвращает дело прокурору ввиду отсутствия оснований для рассмотрения дела в согласительном производстве. Прокурор получает дело назад, проводит досудебное расследование и, уже опираясь на признательные показания в совершении более тяжкого преступления, составляет обвинительный акт и направляет дело в суд.

Кто проигрывает в данном случае? Естественно подозреваемый, обвиняемый.

Для того, чтобы исключить из практики такие моменты, мы должны более широко, посредством средств массовой информации, доводить до сведения общественности, граждан информацию о новом в законодательстве. Ведь в последующем этот осужденный будет считать, что не прав, не справедлив был судья. Прокурор хороший, предложил ему назначить небольшой срок наказания, обратился в суд с процессуальным соглашением, а судья такой нехороший человек, осудил его на более длительный срок. Таким образом, в общественном мнении суд будет выглядеть в нелучшем свете.

С целью недопущения такого общественного мнения, судьи при рассмотрении конкретных дел, на наш взгляд, должны четко реагировать на такие нарушения путем вынесения частных постановлений.

Если говорить о вынесенных приговорах, то следует отметить, что в результате того, что рассмотрение дел в согласительном производстве является новеллой для судей, имеют место не совсем правильное составление приговоров по форме. Одни суды вообще не касаются в приговорах существа обвинения, его доказанности, не указывают о согласии потерпевших. Другие суды полно отражают сущность обвинения, имеющуюся доказательную базу, приводят мотивы принятого решения.

В соответствии со ст. 627 ч.2 УПК, регламентирующей структуру и содержание обвинительного приговора в согласительном производстве, законодатель не требует от суда приведения доказательств виновности подсудимого. Однако, по нашему мнению, судья обязан исследовать этот вопрос, поскольку без выяснения обстоятельств виновности лица, нельзя постановить обвинительный приговор.

Еще один вопрос. Отказ прокурора в заключении процессуального соглашения не обжалуется. Если у прокурора в каком-нибудь маленьком районе имеются личные неприязненные отношения к подозреваемому, обвиняемому, он отказывается от заключения соглашения, и никто не может его заставить. Если представить такую ситуацию. Два лица совершили кражу. Оба признают вину, желают заключить процессуальное соглашение. С одним из них прокурор его подписывает, другому отказывает. В результате суд, рассмотрев дело в согласительном производстве в отношении одного, не может назначить наказание более половины максимального срока и размера наказания. А второму в общем порядке назначается более суровое наказание. Где справедливость? В связи с этим полагаю, что следует на законодательном уровне решить этот вопрос и предоставить подозреваемому, обвиняемому и их защитнику право обжаловать отказ прокурора.

Аналогичная ситуация двое обвиняются в совершении кражи. Один по каким-то одному ему известным причинам вину признает, заключает процессуальное соглашение. Другой вину не признает. В соответствии со ст. 44 УПК уголовное дело в отношении лица, заключившего процессуальное соглашение выделяется в отдельное производство. В согласительном производстве суд рассматривает дело, признает виновным, назначает ему наказание в укороченные сроки. Уголовное дело в отношении второго после проведения досудебного расследования поступает в суд. Судья рассматривает дело и убеждается в невиновности данного лица, соответственно выносит оправдательный приговор. Получается в результате два противоречащих друг другу приговора по одному и тому же факту кражи. Как быть? Конечно, можно сказать, что суд в каждом приговоре не должен приводить фамилию второго лица, указав лишь на совершение преступления в группе лиц. Но, в конечном итоге в общественном мнении утвердится мысль о несправедливости судебной системы. Обыватель, не поняв всех тонкостей, может говорить о том, что один оправдан, а другой осужден.

Еще существует, на наш взгляд, такая проблема. Суд возвращает прокурору дело ввиду отсутствия оснований для заключения процессуального соглашения, усматривая, к примеру, в действиях виновного более тяжкое преступление. После этого дело возвращается в суд с обвинительным актом и попадает тому же судье. Полагаю, что этот судья уже высказал свое мнение по данному делу, и не вправе рассматривать его. Однако закон не запрещает рассматривать ему это дело. В связи с чем, видится необходимость законодательно закрепить запрет судье, возвращавшему делу по таким основаниям, повторно его рассматривать.

Вот небольшая часть возникших на сегодняшний день вопросов, которые требуют скорейшего разрешения.

Заканчивая, хочется сказать вот о чем. Важным моментом по делам, рассматриваемым в согласительном производстве, является то, что прокуратура и суд не должны допустить превращения сделки с правосудием в сделку с прокурором или судом. Очень многое зависит от честности, человеческий фактор играет огромную роль. Можно установить всевозможные правила. Но если обвинитель, защитник или судья поступают неэтично, вся система не будет надлежащим образом функционировать.

Литература:

  1. Конституция Республики Казахстан (принята на республиканском референдуме 30 августа 1995 г.).
  2. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Казахстан от 04 июля 2014 г. № 231-V.
  3. Уголовный кодекс Республики Казахстан от 3 июля 2014 г. № 226-V.
  4. Нормативное постановление Верховного суда Республики Казахстан от 07 июля 2016 г. № 4.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle