Библиографическое описание:

Толеубекова А. Т., Касенова Г. Б. Семантико-стилистические признаки научного дискурса // Молодой ученый. — 2016. — №25. — С. 692-697.



В контексте параметров дискурса возможно диагностировать дискурсивные механизмы решения проблемы научного дискурса, в частности, ответить на вопрос, действительно ли используемые в дискурсе языковые средства способствуют решению ключевой проблемы.

Научный дискурс — это специфический для науки способ организации речевой деятельности, который включает в себя особые лингвистические компоненты(тропы и фигуры речи, речевые акты, терминология, семантика и прагматика языка, синтаксис) [1, с. 157].

Особую проблематику и функции научного дискурса отражает текстовый параметр. Корпус текстов научного (лингвистического) дискурса формируется на основе широкого набора референциальных, нарративных, тезисных и панорамных смысловых единств. Это объясняется тем, что и содержательные, и собственно формальные текстовые признаки предопределяются особенностями коммуникативной деятельности адресатов и спецификой транслируемого знания.

В традиционном понимании нарратив определяется как текст, описывающий некую последовательность событий. Д. Шифрин определяет нарратив как «форму дискурса, через которую мы реконструируем и репрезентируем прошлый опыт для себя и для других» [2, с. 321].

В научном дискурсе не менее частотны тексты-описания, в которых характеризуются изучаемые объекты, явления путем перечисления их признаков. При описании языковых единиц в лингвистике обычно характеризуется вначале их структура, затем семантика и, наконец, функции.

Научная коммуникация — это рассуждение, т. е.доказательство какого-либо тезиса при помощи системы аргументов[3, с. 10].Типовая композиция рассуждения такова: тезис, система аргументов, вывод. В научных работах, которые имеют полемическую направленность, часто вводится и антитезис — противоположная тезису мысль (условно принадлежащая оппоненту), которую автор в процессе рассуждения опровергает. Кроме аргументов в рассуждении могут использоваться контраргументы — положения, которые обосновывают антитезис.

Для научного дискурса характерно функционирование тезисных текстов, обусловленное вариативностью задач участников научной коммуникации. Тезисы — краткая запись содержания научного сочинения в виде основных, сжато сформулированных положений, в которых что-то доказывается или опровергается[3, с. 11]. Структура таких текстовых образований предполагает наличие преамбулы (содержащей ввод в проблему, обоснование актуальности, описание предмета исследования), основных тезисов (объединенных общей идеей, отраженной в заглавии), заключительного тезиса (содержащего основной вывод).

Локализовать смысл на генерализованной дескрипции действительности в научном дискурсе призваны панорамные тексты, в которых представляется освещение определенных вопросов в сжатой и обобщенной форме [3, с. 8]. Такой текст строится на материале нескольких произведений или их частей, объединенных одной темой или концепцией, и демонстрирует различные точки зрения на данную проблему, сопоставляет, оценивает их и отражает мнение исследователя.

Языковой параметр научного (лингвистического) дискурса, отбор его стилистически значимых элементов специфицирован особым для научной коммуникации регистром общения, диктующим отвлеченно-обобщенный характер, объективность, точность, логичность и безличность изложения.

Под точностью научной речи понимается смысловая точность, однозначность при сохранении насыщенности содержания. Это достигается, в первую очередь, употреблением слов с абстрактным (отвлеченным) значением: феномен, компетенция, процесс, онтогенез, категория, диспозиция, интеграция, функциональная субкатегоризация, стратегия,интерсубъективность, дефиниция, категория и т. п.

Понятийность и определенность в научном дискурсе достигается путем употребления терминов, выступающих носителями и хранителями определенной информации в сфере научной коммуникации, обеспечивающих однозначное восприятие и понимание их коммуникантами. Взаимосвязь специальных наименований в терминосистеме определенной науки, в частности, в лингвистике, отражает характер познавательной деятельности участников коммуникации, способствует пониманию представляемых научных концепций.

Терминологическая лексика составляет обширный массив слов, использованных в проанализированном материале: система, матрица, транслитерация, агентивы, узус, метатекст, дискурс, дериват, вербоид, денотат, ментальный лексикон, прототип, интрарегистры, двуязычие, языковая компетенция, языковая личность, прецедентные тексты, метаязыковые и метакоммуникативные типы реплик, модальность и т. п.

Абстрактность и обобщенность как стилеобразующие признаки научного дискурса/текста объективируются с помощью различных языковых средств. Помимо употребления абстрактной лексики в текстах научного (лингвистического) дискурса отмечено наличие большого количества отвлеченных существительных среднего рода, которые не могут сочетаться с понятиями счета и числа, например, овладение диалогом анализируется в той мере, в какой данный процесс связан с функционированием различных — с точки зрения структуры и объема — вопросо-ответных единств (составляющих объект анализа), объединенных одной микротемой или Эта предметная область связана с проблемой определения, выделения и описания совершенно нового языкового явления, которое можно назвать гламурным дискурсом, или дискурсом гламура и т. д.

Обобщенность изложения в научных текстах достигается использованием глаголов несовершенного вида в форме настоящего времени, которые имеют вневременное обобщенное значение. Например, всовременной отечественной науке существуют разные точки зрения на то, как связаны деятельность и общение; различают два типа смысловых связей слов друг с другом: семантическая сочетаемость и лексическая сочетаемость и пр.

Глаголы совершенного вида употребляются значительно реже, часто в устойчивых оборотах (рассмотрим…; докажем, что…; сделаем выводы; покажем на примерах и т. п.). Такие формы глагола используются без подлежащего, используются с целью призыва собеседника к совместному действию и произносятся с особой побудительной интонацией, поэтому их часто рассматривают как особые формы повелительного наклонения, например, вкачестве примера рассмотрим следующее сверхфразовое единство; исследуемразные случаи употребления этого слова; докажем, что современная семиотика в качестве своего основного принципа выдвигает тезис о принципиальной немотивированности знака, его арбитрарности и пр.

Для текстов, функционирующих в научном (лингвистическом) дискурсе, характерно употребление возвратных глаголов (с суффиксом -ся), которые обозначают либо действие как отличительную черту предмета, либо его постоянное свойство, например, русский язык продолжает оставаться языком межнационального общения в широкой сфере социально-политических, экономических и культурных отношений для значительного круга представителей различных этносов и т. п.

Обобщенный характер текстов научного стиля проявляется также в своеобразии категории лица. В научной речи, как правило, не употребляются местоимения 1-го и 2-го лица единственного числа я, ты, притяжательные местоимения мой, твой, формы 1 и 2 лица единственного числа глагола, обозначающие, что действие производится самим говорящим или собеседником. Вместо них употребляются местоимение 1 лица множественного числа мы (так называемое авторское мы), притяжательное местоимение наш, глаголы в форме прошедшего времени множественного числа или в форме настоящего (будущего простого) времени 1 или 2 лица множественного числа. Например, проследив типологию основных тенденций развития языковых ситуаций и подводя итоги нашего исследования, мы отмечаем несколько задач, выполнение которых может обеспечить эффективность развития государственного языка и языковой ситуации Казахстана в целом.

Рассматриваемые стилеобразующие признаки научного дискурса/текста объективируются использованием кратких прилагательных в значении постоянного признака, свойства предмета, и страдательных причастий в функции сказуемого, например, основные результаты исследования, их научная новизна состоят в том, что изучены и охарактеризованыособенности диалогического спортивного (футбол) текста; авторами проанализирован процесс неологизации в современном русском языке, являющийся свидетельством зарождающейся на новом этапе развития новой отрасли языкознания — неологии.

Научный текст носит объективный характер, чему способствует описание количественных и качественных характеристик предметов, явлений, экспериментальных данных, достоверных научных фактов.

Объективность и обобщенность в научном дискурсе достигается использованием односоставных неопределенно-личных, обобщенно-личных и безличных предложений.

Неопределенно-личные предложения употребляются тогда, когда важным представляется не субъект действия, а само действие. Наиболее частотны предложения с глаголами в форме 3 л. мн. ч. настоящего времени: первые определяют представления о конкретном объекте или частной категории объектов, вторые (это всегда диафоры) представляют способ мышления о мире (картину мира) или его фундаментальной части.

В обобщенно-личных предложениях субъект действия мыслится как обобщенный. В научной речи, как правило, используются предложения с глаголами в форме 1 л. мн. ч. будущего времени, например, при изучении гендерных гештальтов мы обратимсяк категории автора; чтобы проверить данную гипотезу, проанализируемречь персонажей и речь автора;вкачестве примера рассмотрим ассоциативные поля слов-стимулов: семья, бабушка, мать, ребенок и др.

Частотны безличные предложения с главным членом, по форме совпадающим с кратким прилагательным или кратким страдательным причастием среднего рода. Как правило, такие предложения употребляются в сложноподчиненном предложении: было уточнено, что «метафора возникает только на базе образных сравнений, термином которых является класс объектов (а не индивидный объект), а основанием сравнения указывает не постоянное свойство субъекта метафоры и не ограничено одним четко выделенным признаком».

Логичность научного дискурса/текста достигается связью предложений при помощи повторяющихся существительных, часто в сочетании с указательными местоимениями; употреблением наречий, подчеркивающих последовательность течения мысли; использованием вводных слов, выражающих отношение между частями высказывания; посредством пояснительных союзов; с помощью конструкций и оборотов связи.

В научном стиле широко используются предложения, осложненные причастными, адъективными и деепричастными оборотами, которые служат средством логического уточнения или выделения того или иного предмета, например, лингвистические и экстралингвистические факторы, способствующие смене стилистической окраски языковой единицы и речи, основанные на внутренних и внешних свойствах как данного языка (например, русского), так и другого языка, контактирующего с русским языком (например, казахского или узбекского); М. В. Панов, исследуя произносительные изменения в русском литературном языке, определяет синтагматические фонетические законы как законы сочетания единиц, а парадигматические — как законы чередования единиц.

Точность и логичность научного стиля достигается также широким использованием предложений с однородными членами, выполняющими обычно характеризующую функцию — они называют отличительные, наиболее характерные признаки описываемого предмета или явления. Например, к первому направлению относятся психолингвистические и социолингвистические исследования, в рамках которых изучались особенности письменных и устных текстов, порожденных мужчинами и женщинами, рассматривались влияние половозрастных особенностей говорящего на процесс вербальной коммуникации, гендерная специфика восприятия речи, проводился многоаспектный анализ речи мужчин и женщин, обсуждалось воздействие фактора пола на поведение информантов в ассоциативном эксперименте и пр.

Логическая связь между частями научного текста выражается с помощью вводных конструкций (слов, словосочетаний и предложений) со значением достоверности сообщаемого: разумеется, совершенно различными оказываются также процессы, приводящие к совпадению внешних форм слова;ценности гламура, естественно, проецируются на все общество в целом и находят свое выражение посредством лексических единиц естественного языка.

Вводные слова имеют также и другие значения, в частности, предположения, например, очевидно, что они обнаруживаются в лексических аббревиатурах, являющихся достаточно самостоятельными автономными номинативными единицами, способными к словопроизводству;связанность текста, вероятно, может быть достигнута наличием в самом тексте поступательности в пространстве или во времени, постоянством точки зрения на обсуждаемый предмет и пр.

В научном дискурсе вводные конструкции указывают и на источник информации, например, как отмечает Ф. Бопп, слово в древних языках представляет собой соединение разного рода корней — знаменательных и служебных слов; по мнениюБодуэна де Куртенэ, большинство языков мира являются результатом языкового смешения, так как благодаря постоянным контактам с соседними языками язык приобретает фонетические, грамматические и лексические черты соседей, иногда кардинально меняя языковую структуру;

С помощью вводных элементов объективируется порядок мыслей и их связь, вводятся заключение, обобщение, степень значимости сообщений, например, связность проявляется, во-первых, в расположении предложений в такой последовательности, которая отражает логику развития мысли (смысловая связность); во-вторых, в определенной структурной организованности, которая оформляется с помощью лексических и грамматических средств языка;и, наконец, «вертикальный подход» к фактам детской речи предполагал анализ диалогов взрослых; следовательно, актуальность выполненного исследования не вызывает сомнения и поддерживается, прежде всего, необходимостью изучения терминологий разных сфер деятельности и особенностей профессиональных языков с целью определения степени их влияния на эволюцию языка.

Кроме того, для связи частей текста используются и другие специальные средства (слова, словосочетания и предложения), указывающие на последовательность развития мыслей: затем мы рассмотрим категорию инструментальности в синтаксическом аспекте; прежде всего, это так называемые «ложные друзья» переводчика, т. е. слова, схожие с русскими словами по фонетической или\и графической форме, но имеющие совершенно иное значение.

Связь предыдущей и последующей информации достигается употреблением клишированных оборотов (как указывалось, как уже говорилось, как отмечалось и др.), например, как уже было сказано, базовая концептуальная метафора (модель) не только задает направление исследования объекта, но и порождает множество частных метафор;как уже отмечалось, концепт воплощается в языке и т. д.

Вводные конструкции указывают и на причинно-следственные отношения, например, специфичность диалога «мать — ребенок» заключается в интуитивном стремлении взрослого к соблюдению каноничности, что всецело обусловлено двумя взаимосвязанными обстоятельствами: необходимостью восполнить коммуникативную некомпетентность ребенка, а также научить ребенка использованию языка в диалоге; на переход к новой теме, например, завершив общий обзор материала, касающийся типологии медиатекстов, теперь обратимся к конкретному анализу одного из указанных типов текстов — телевизионным информационно-новостным текстам, которые являются объектом нашего исследования; затем перейдем к рассмотрению категории инструментальности в синтаксическом аспекте и др.

Осуществленное исследование продемонстрировало и другие синтаксические признаки научного стиля, в частности, преобладание прямого порядка слов, когда члены предложения располагаются в определенной последовательности по отношению друг к другу. Подлежащее обычно предшествует сказуемому. Порядок второстепенных членов, как правило, связан с правилами расположения слов в словосочетаниях. Согласованное определение стоит перед определяемым словом, а несогласованное — после него. Перед сказуемым стоит обстоятельство образа действия, если после сказуемого есть другие члены предложения. Обстоятельства времени и места стоят в начале предложения, если определяют содержание предложения в целом. Остальные члены предложения постпозитивны. Например, существуют различные определения языковой ситуации, что является положительным моментом, так как они могут служить дополнением друг другу и расширить границы научного исследования в этой области; наиболее ярким примером демографически равновесной языковой ситуации является языковая ситуация в Швейцарии, где объем частных коммуникативных функций немецкого, французского и итальянского языков практически тождествен.

Однако в научной речи встречается и иной порядок слов — так называемый обратный, или инверсия. Он допускается в том случае, когда автор логически выделяет части высказывания, которые несут основную смысловую нагрузку и имеют особую информативную значимость. Инверсированный член предложения выделяется как наиболее существенное, важное в сообщении, как коммуникативный центр высказывания. Такой порядок слов называют также коммуникативным, так как он является средством актуального членения речи в соответствии с коммуникативными задачами: на актуализованное место выносятся словоформы, представляющие рему (новую информацию, ради сообщения которой и строится высказывание).

В письменной научной речи, как правило, актуализирующей позицией является конец предложения: причиной этого типа смены стилистического маркера языковой единицы и речи, прежде всего, является интерференция (в нашем случае звуковая интерференция); анализу основных свойств, характеристик и формированию термина в отечественном и зарубежном языкознаниях посвящен целый ряд работ и пр.

В синтаксисе научного стиля широко используются словосочетания, построенные по схеме «имя существительное + имя существительное в родительном падеже», в которых зависимое слово выступает в роли несогласованного определения. Достаточно часто в таких словосочетаниях наблюдается нанизывание форм родительного падежа, когда форма род. падежа, сама будучи зависимой, управляет другой формой род. падежа и т. д., например, изучение языка как отражения социокультурной реальности; формирование языковой картины мира; исследование проблематики терминологии; исследование проблем развития речи дошкольников; увеличение аббревиатурных наименований терминов и т. д.

Типичным для научного (лингвистического) дискурса является употребление именного сказуемого, так как предложения с именным составным сказуемым — одна из наиболее распространенных форм умозаключения, дефиниций, формулировок и тезисов, что определяет их частотность в научной речи, где формулирование законов, постулатов и допущений, определение понятий и явлений составляют неотъемлемую часть содержания. Например, речевой портрет — важная характеристика не только индивидуальных, но и профессиональных качеств личности;понимание особенностей языковой ситуации — необходимоеусловие выработки стратегий языкового образования и мн. др.

Для научных текстов характерно широкое использование сложных предложений, причем наиболее распространенными являются сложноподчиненные предложения. Для определения причинно-следственных отношений между явлениями используются предложения с придаточными причины: для того чтобы дать определение семантической роли инструментальности, обратимся к нескольким определениям инструмента и инструментального падежа;именно поэтому следует рассматривать категорию оценки и понятие «языковая личность» с антропоцентрических позиций в их неразрывной связи и т. п.

Для выявления существенных признаков описываемых в научном тексте объектов используются сложноподчиненные предложения с придаточными определительными, например, коммуникативное сознание — это совокупность коммуникативных знаний и коммуникативных механизмов, которые обеспечивают весь комплекс коммуникативной деятельности человека и т. д.

Сложноподчиненные предложения с придаточными изъяснительными используются для выражения обобщения, описания каких-то закономерностей или для указания на источник информации: еще Вильгельм фон Гумбольдт утверждал, что язык — это только форма и ничего больше и др.

Частотны в научном стиле и сложноподчиненные предложения с придаточными условия, например, если рассматривать язык как компонент сознания мыслящих и общающихся людей, то появляется возможность осмыслить не только содержание речевой модели, но и ее отражательную форму и пр.

Таким образом, научный текст выступает как выражение и отражение научного стиля — особого способа когнитивных и коммуникативно-речевых действий субъекта, решающего в процессе формирования текста задачу сообщения нового знания о действительности и доказательства истинности этого знания. Следовательно, процессы текстопорождения в научной речи с необходимостью отражают закономерности познавательного процесса. Содержание научного текста раскрывается посредством разнообразных языковых средств, в числе которых преобладают понятийные (эмоционально-нейтральные), выполняющие представительскую и обозначающую функции, что свидетельствует о подчинении характерных языковых черт научного (лингвистического) дискурса его базовым целям.

Литература:

  1. Халтурин Ю. Л. Научный дискурс / Ю. Л. Халтурин// Общиепроблемы философии науки: Словарь для аспирантов и соискателей / сост. и общ. ред. Н. В. Бряник; отв. ред. О. Н. Дьячкова. — Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2007. — С. 157–159.
  2. Schiffrin D. In Other Words: Variation in reference and narrative / D. Schiffrin. — Cambridge, 2006.
  3. Кротков Е. Научный дискурс / Е. Кротков // Современный дискурс-анализ. — 2008. – Вып. 2. — Т. 1. — С. 4–18.

4. Куфлей О. В., Дмитриенко И. А., Хиценко Л. А. Методика ведения записей прочитанного/ О. В. Куфлей, И. А. Дмитриенко, Л. А. Хиценко. URL:http://do-portal.ksla.kg/index.../metodika-vedeniya-zapisej-prochitannog.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle