Библиографическое описание:

Конурбаев Т. А., Палагина Н. Н. Модернизация этнической культуры через билингвизм // Молодой ученый. — 2016. — №25. — С. 635-640.



В работе представлено теоретико-экспериментальное исследование влияния второго языка на развитие этнической культуры: повышение уровня субъективного контроля, усвоение современных моделей поведения социально активной личности с ответственностью за собственный выбор.

Ключевые слова: билингвизм, кыргызско-русское двуязычие, этноидентификация

This work is a theoretical-experimental research of the second language influence on the ethnic culture development. It considers how the level of subjective control increases and the recognition of modern behavior patterns of a socially active person, who is fully aware of the responsibility for his/her choice.

Key words: bilinguism, Kyrgyz-Russian bilinguals, ethnic identification

Взаимодействие государств и этнических групп в мировом сообществе предполагает знание двух и нескольких языков. От знания языков зависит общение и деловые контакты, усвоение социального и экономического опыта других стран, использование интернет-ресурсов и др. Билингвизм становится отличительной чертой современной языковой ситуации в различных странах, атрибутом общей и профессиональной подготовки выпускников школ и ВУЗов. Учитывая результаты международной практики образования и специфику Кыргызской Республики, Министерство образования и науки КР 24 апреля 2008 года утвердило «Концепцию поликультурного и многоязычного образования в Кыргызской Республике». В названной концепции указан ряд причин необходимости поликультурного образования для Кыргызской Республики, среди которых «создание возможностей для восстановления и развития этнических культур, взаимодействия между ними в интересах общенационального единства» [1].

Целью нашего исследования было выявить влияние усвоения второго (русского) языка на модернизацию кыргызской этнокультуры.

Предполагалась, что: 1).усвоение второго (неродного) языка является не только обучающим, но и формирующим процессом по усвоению инонациональной культуры; 2).билингвизм не исключает идентификацию со своей этнической культурой, но изменяет ранжирование ценностей; 3).влияние русского языка в современных условиях создает тенденцию усвоения типа современной культуры с более высокой социальной активностью личности.

Нашей задачей было: 1).провести теоретический анализ психологических аспектов билингвизма; 2).провести сравнительное исследование личностных особенностей старшеклассников кыргызов обучающихся в русской и кыргызской школах и студентов, окончивших школу на русском и на кыргызском языках.

Теоретико-методологическую базу исследования составили идеи Л. С. Выготского о культурно-историческом развитии психики, В.Вундта о взаимовлиянии языка и психологии народа, А. А. Налчаджяна о защитных механизмах этнокультуры и др.

Экспериментальное исследование проведено в 4-х группах кыргызских учащихся и студентов.

  1. старшие школьники — кыргызы в школе с русским языком обучения (АУВК № 6, 9-д класс) и школьники таких же классов с кыргызким языком обучения (СШ № 72, 9-в класс); 2. студенты Кыргызско-Турецкого университета «Манас» в возрасте 19–20 лет, окончившие школу на кыргызском и на русском языке (27 и 28 соответственно). Общий объем выборки 96 человек: 48 обучающихся на кыргызском языке — монолингвы и 48 на русском языке — билингвы. Методы исследования: интервью, анкетирование и диагностические методики: тест смысложизненных ориентаций (Д. А. Леонтьев); тест ценностных ориентаций (М.Рокич); тест определения уровня субъективного контроля (Дж.Роттер); тест культурно-ценностной идентификации (Л. Г. Почебут); тест-опросник «Краткий индекс самоактуализации» (Джоунс и Крэндолл). Проведена математическая обработка собранных данных.

Теоретическое исследование позволило рассмотреть психологическую природу билингвизма и подходы к его изучению.

Билингвизм (двуязычие), владение двумя языками; обычно — в ситуации, когда оба языка реально используются в коммуникации. Два языка могут быть сформированы у человека в разной степени, поскольку не бывает двух совершенно одинаковых социальных сфер действия языков и представленных ими культур. Поэтому в определении билингвизма отсутствует требование абсолютно свободного владения обоими языками. Тот язык, которым человек владеет лучше, называется доминантным; это не обязательно первый по времени усвоения язык. Соотношение их может измениться в пользу того или иного языка, если будут созданы соответствующие условия: один из языков может частично деградировать, перестать развиваться, вытесниться из употребления (смена языка), забыться, либо наоборот, язык может возрождаться, поддерживаться, доводиться до уровня официального признания и употребления (модернизация). Одни языки богаты технической, научной, политической, философской терминологией, другие слабо отражают эти аспекты реальности и вынуждены заимствовать термины и фразеологию. Эти положения касаются не только отдельных говорящих, но и языковых сообществ.

Феномен билингвизма возник на заре человеческой истории, когда общение между племенами потребовало услуг переводчиков. В их роли выступали военнопленные или дети рабов [2].

Начало пристального и разностороннего изучения психологических особенностей того или иного этноса через особенности языка положили М.Лацарус и Г.Штейнталь, создавшие в 1859 г. и «Журнал психологии народов и языкознания», где представлен язык как «первое проявление народного духа». Серию исследований языка как одного из конкретных элементов народной психологии предпринял В.Вундт в десятитомном труде «Психология народов».

Исследования билингвизма развернулись со второй половины XX века в связи с проблемами адаптации мигрантов. Г.Джайлз [2] развивая теорию этнолингвистической жизнеспособности группы, подчеркивал, что дисперсное расселение или малочисленность народов приводит к утрате языка. И это становится, по его мнению, глобальным, планетарным явлением в связи с нарастающими объемами миграции. Но билингвизм рассматривается и как условие сохранения этничности. Такие идеи высказывает А. А. Налчаджян [3], представляя изменение этнической культуры и языка как модернизацию самозащиты.

В XX в. сложились научные школы, целью исследований которых являлась интеграция этнических меньшинств в доминирующую культуру. В этом отношении интересен опыт США. Здесь стало практиковаться в государственных школах двуязычное образование для детей из этнических меньшинств. Официально было определено, что билингвальное образование есть использование двух языков в качестве средств обучения для одной и той же группы учащихся посредством специальной программы, включающей занятия по родному языку, истории и культуре. Эта программа призвана развивать чувство собственного достоинства детей и гордости за причастность к обеим культурам [4].

В Кыргызстане в советский период исследования двуязычия проводились в связи с обучением кыргызских детей русскому языку в школе (С. И. Гершун [5], В.Г. и Н. Г. Каменецкие [6]), с овладением русской литературой и культурой (Л. А. Шейман [7]).

В 90-е годы прошлого столетия после обретения Кыргызстаном суверенитета и принятием Закона о госязыке развернулись исследования реальной картины языковой компетентности населения. На широком теоретико-экспериментальном материале было выявлено значение русского языка в межнациональном общении народов Кыргызстана, русский язык представлен как этнокоммуникативный компонент дву- и многоязычия жителей Республики (А.Орусбаев [8]).

Анализ языковой ситуации в Республике на рубеже XXI века проведен Н. В. Кумсковой [9]. Выяснилось, что родным языком свободно владеют 56,2 % опрошенных и еще 38,8 % владеют им на бытовом уровне и только 5 % не знают своего родного языка. На русском языке свободно говорят 85 % представителей этнических диаспор и 15 % испытывают определенные трудности в его использовании. Автор делает вывод о том, что основу культуры межэтнического общения в нашей стране составляет двуязычие или многоязычие с русским компонентом. В современном Кыргызстане это в основном двуязычие как результат многолетней государственной политики и результат успешного (в целом) обучения русскому языку в национальной школе.

Замечено также, что при усвоении второго языка корректируются стереотипы поведения, национальные традиции соблюдаются менее регламентировано. В связи с этим поднимается вопрос о сохранении этнической идентичности. С другой стороны, билингвизм рассматривается как фактор развития. Получая информацию по вторым языковым каналам, билингвы усваивают историю, обычаи, ценностные ориентации как элементы второй культуры. Таким образом, идет процесс обогащения родного культурного фона, интенсивное взаимопроникновение культур вследствие обмена материальными и духовными ценностями. Традиционно этническая языковая картина мира отражает бытовую сферу общения, другая же часть картины мира (научная, техническая, политическая) получает экспликацию на русском языке. Специальных исследований влияния русского языка на кыргызскую этническую культуру не проводилось.

С целью определить влияние билингвизма на этнокультурные особенности личности, нами совместно со студентами и магистрантами было проведено диагностическое исследование влияния русско-кыргызского двуязычия на динамические компоненты кыргызской этнической культуры.

Интервью и анкетирование показали положительную оценку респондентами обеих групп значимости освоения второго (русского) языка: знание русского языка повышает конкурентноспособность, трудоустройство, вхождение в рыночную экономику, толерантность к культурам и религиям других народов.

Результаты анкеты «Отношение к элементам духовной культуры своего народа» свидетельствуют, также о знании кыргызской культуры респондентами обеих групп. Большинство студентов билингвов знают и соблюдают народные обычаи и традиции. При этом одним из наиболее важных факторов сближения со своей этнической общностью являются традиционные праздники. Билингвы называли национальные кыргызские праздники Нооруз, Орозо айт, Курбан айт, а также народные праздники, имеющие межэтническое значение (1 мая, 9 мая, День Святого Валентина, Рождество и др.). Многие отдают предпочтение национальной литературе и национальной музыке.

Студенты обеих групп в целом, имеют выраженный интерес к своей этнокультурной среде (соблюдение обычаев, традиций, использование предметов национальной культуры).

Диагностические методики позволили точнее определить особенности обеих групп. Тест-опросник «Краткий индекс самоактуализации» позволил сопоставить критерии, объединяющие респондентов со своей этнической группой.

Интегральный показатель близости к своему этносу в группе студентов, окончивших школу на кыргызском языке, составили 40 %; в группе студентов, окончивших школу на русском языке 45,2 %. В группе студентов билингвов и монолингвов индикаторы этнического сближения выражены практически одинаково. Язык, внешнее сходство, обычаи, традиции являются инструментами осознания этнической принадлежности.

Тест смысложизненных ориентаций не выявил существенных различий в группах билингвов и кыргызскоговорящих. Показатели всех шкал достаточно близки и не достигают критических значений t критерия Стьюдента. Следовательно, жизненные смыслы и ценностные ориентиры личности значимо не изменяются при усвоении второго языка.

Диагностика ценностных ориентаций методикой Рокича [7] также не выявила значимых различий ни в ценностях-целях, ни в ценностях-средствах, хотя отдельные нюансы обращают на себя внимание. У школьников-билингвов выше показатели таких ценностей, как уверенность, интересная работа, творчество, активная жизнь, а также жизнерадостность, воля, широта взглядов. Значимые различия показала только шкала «высокие запросы» t min. 2,38 при t кр. 2,02. В ценностях — целях значимую разницу выявляет шкала «свобода» (t min 2,36 при t кр. 2,02). Если обобщить заметные различия в ценностных ориентациях, обнаруживается тенденция личностных изменений учащихся в связи с овладением вторым (русским) языком, а именно стремление к модели волевой, уверенной, жизнерадостной, творческой личности с широтою взглядов, высокими запросами и свободой действий.

Учащиеся кыргызских школ чаще называют ценности традиционной коллективистской культуры, такие как чуткость, воспитанность, хотя в цифровых показателях здесь различия не достигают уровня значимых.

Гораздо больше значимых различий выявлено у студентов тестом уровень субъективного контроля, что можно представить таблицей 2 и рисунком 1.

Таблица 1

Результаты теста УСК

Русскоязычная группа

Кыргызскоязычная группа

Критические значения

tкритерий значимости различий

m

&

m

&

р 0,05

р 0,01

Ио

6,8

0,359

5,7

0,258

2,02

2,7

2,44 *

Ид

5,9

0,4

5,4

0,32

2,02

2,7

2.2 *

Ин

4,5

0,29

3,8

0,26

2,02

2,7

1,987

Ис

6,4

0,345

5,3

0,64

2,02

2,7

2,58 *

Ип

6,3

0,365

5,2

0,251

2,02

2,7

2,48 *

Им

6,6

0,765

5,8

0,698

2,02

2,7

0,772

Из

4,9

0,456

5,1

0,876

2,02

2,7

1,215

Рис. 1. Показатели уровня субъективного контроля: Ио — шкала общей интернальности; Ид — шкала интернальности в области достижений; Ин — шкала интернальности в области неудач; Ис — шкала интернальности в семейных отношений; Ип — шкала интернальности в области производственных отношений; Им — шкала интернальности в области межличностных отношений; Из — шкала интернальности в отношении здоровья

Сравнение показателей УСК выявляет значимую разницу групп в четырех шкалах: Ио, Ид, Ис, Ип, Им.

Ио — шкала общей интернальности. Высокий показатель по этой шкале соответствует высокому уровню субъективного контроля над любыми значимыми ситуациями. Такие люди считают, что большинство важных событий в их жизни является результатом их собственных действий, они чувствуют свою собственную ответственность за эти события и за то, как складывается их жизнь в целом. Так же высокую степень ответственности и самоконтроля показывает шкала Ид-интернальность в области достижений, Ип-области производственных отношений и шкала Ис-интернальность в семейных делах; билингвы обладают более высоким уровнем ответственности и самоконтроля в основных сферах жизнедеятельности, в то время как у кыргызоязычных учащихся ниже показатели по этим шкалам. Мы предположили, что разница УСК объясняется приверженностью монолингвов к традиционной культуре, в которой большую долю ответственности за поведение индивида берет на себя сообщество.

Предположения, вызванные особенностями УСК, подтвердились результатами теста культурно-ценностной идентификации. Монолингвы показали приверженность традиционной культуре (ТК). В ней большое значение придается семейным связям, традиционности родственных ролевых отношений, религиозным ориентациям. Процедура принятия решений проходит коллективно, а результат решения зависит от старших по возрасту.

Билингвы склонны к современному типу культуры (СК). Она характеризуется тем, что отношения между людьми обычно формализованы, четко определены их статусом и ролью в социальной системе. Это культура равенства и личный ответственности за свои поступки. Отсюда и повышенный уровень интернальности УСК.

Менее всего был представлен в суждениях обеих групп тип динамично развивающейся культуры (ДРК) для которой характерна ориентация людей на будущее, на достижение быстрых значительных результатов по принципу «время — деньги». По-видимому, в опыте наших респондентов мало подобных моделей поведения.

Соотношение количества респондентов, приверженных к разным типам культуры выражено на рисунке 2.

Рис. 2. Культурно-ценностная самоидентификация респондентов.

ТК — традиционная культура; СК — современная культура; ДРК — динамически развивающая культура.

Заключение. Результаты анкетирования и диагностических методик позволяют сделать несколько выводов.

  1. Усвоение второго(русского) языка способствует межэтнической интеграции. Все респонденты положительно оценивают двуязычие, подчеркивают его значение для образования, бизнеса и межнационального общения.
  2. Усвоение второго(русского) языка кыргызскими учащимися приводит к определенным личностным изменениям. Наблюдается динамика ценностных ориентаций: повышается субъективная ценность высоких запросов и свободы действий. Значительно повышается уровень субъективного контроля в основных жизненных сферах. У билингвов преобладает склонность к современному типу культуры в отличие от традиционной культуры у монолингвов. В суждениях первых преобладают ассоциации с настоящим и будущим, а отношения строятся с учетом социального статуса, в то время как у вторых — ассоциации с прошлым и отношения с учетом родственных статусов. У билингвов прослеживается предпочтение модели волевой, уверенной в себе, активной личности с большими запросами.

Вместе с тем у билингвов намечается некоторое снижение ценности образования по сравнению с предприимчивостью, снижение значимости таких личностных качеств как чуткость, воспитанность, а родной язык не всегда считается обязательным критерием объединения со своей этнической группой.

  1. В то же время, группы двуязычных и моноязычных кыргызских школьников существенно не отличаются по смысложизненным ориентациям, по ценностному отношению к своей этнической культуре и традициям. Интегральный показатель близости к своему этносу в группе студентов, окончивших школу на кыргызском языке, составил — 46 %, у окончивших на русском языке — 45,2 %. Можно заключить, что билингвизм не ведет к отторжению от своего этнического сообщества, но способствует модернизации этнической культуры, усиливая такие ценностные ориентиры, как социальная активность, уверенность, личная ответственность за свои успехи, что так необходимо в условиях оживления социально-экономической жизни общества.
  2. Наши результаты получены в условиях пребывания билингвов в своей этнической среде, где кыргызы составляют самый высокий процент населения. Можно предположить, что в условиях проживания в стране второго языка билингвизм будет способствовать более глубоким личностным изменениям.

Литература:

  1. Концепция поликультурного и многоязычного образования в Кыргызской Республике // Кут билим № 14, от 25.04.08. С. 1.
  2. Губогло М. Н. К изучению двуязычия в истории народов мира // Сов. этнография 1977. № 5. — С.46–59.
  3. Налчаджян А. А. Этническая самозащита и агрессия. — Ереван: Огебан, 2000.
  4. Протасова Ю. П. Мультилингвизм сегодня // http:// www.krugosvet.ru /articles/77/1007721/al.htm
  5. Гершун С. И. Психолого-педагогические основы преподавания русского языка в кыргызской школе. Автореф. дисс...канд. пед. Наук (по психологии) — М.1962.
  6. Каменецкая В. Г., Каменецкая Н. Г. Русское слово. Учебник для V класса кырг школ. Б.: Мектеп, 2003.
  7. Шейман Л. А. Научные основы курса русской литературы в Кыргызской школе. Дисс…доктора пед. наук. — Б., 1994.
  8. Орусбаев А. Русский язык как этнокоммуникативный компонент дву- и многоязычия в Кыргызстане. Б.: КРСУ, 2003.
  9. Кумскова Н. В. Язык как этнический символ в поликультурном пространстве Кыргызстана // Центральнач Азия и культура мира. Международный научно-образовательный журнал,-2005, № 1–2 (17–18). — С. 38–53.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle