Библиографическое описание:

Семенова Э. Р., Тимеркаева Р. Р., Хабибуллин Р. М. Практика как гносеологическая категория // Молодой ученый. — 2016. — №25. — С. 523-525.



Практика — это материальная, целеполагающая деятельность человека. Из этого определения следует, что работа с теоретическими объектами не является практикой. Нельзя называть практикой и действия животных или младенца, ибо практика есть вид осознанной деятельности человека. Исходя из такого понимания практики, можно выделить три ее основных вида:

а) материальный труд;

б) эксперимент или научная практика;

в) общественно-преобразующую деятельность, под которой понимают материальные действия, направленные на изменение или сохранение социальных систем (борьба с преступностью, военные операции, революционная деятельность и т. п.).

Какое отношение имеет практика к познавательной деятельности человека? Оказывается, она лежит в основе формирования главного инструмента познания человека — мышления. «Мысль есть перенесенное во внутренний план, т. е. в сферу психики, практическое действие», — этот тезис является главным выводом теории интериоризации, ставившей своей целью выяснение природы мышления. Согласно этому выводу, сделанному психологами П. Жане, Ж. Пиаже и Л. С. Выготским, а также известными философами Э. В. Ильенковым, В. С. Стёпином, Д. В. Пивоваровым, практические действия с объектом и мысли о нем имеют одинаковую структуру. Поэтому овладение практическими действиями способствует формированию мышления человека [1; 2].

Теория интериоризации явилась научной основой эксперимента по формированию мышления у слепоглухих детей, проведенного в Загорском интернате (г. Сергиев Посад) под руководством И. А. Соколянского и А. И. Мещерякова. В этом интернате содержатся слепоглухие дети, которые лишены возможности общения с миром через зрение и слух. Оказалось, что у таких детей отсутствует и мышление. Суть эксперимента заключалась в следующем: обучить детей максимально возможному количеству практических действий, совершаемых обычным нормальным ребенком соответствующего возраста. Их обучали самостоятельно одеваться, убирать постель, держать ложку, нож, инструменты. Им давали игрушки, учили лепить, шить, мыть полы, гладить белье и т. д. Полагали, что вместе с овладением практическими навыками дети освоят и содержащиеся в них логические структуры. Результаты эксперимента были официально объявлены в 1975 году, когда четверо испытуемых уже обучались по специальной методике на III курсе психологического факультета МГУ [3; 4].

Эксперимент полностью подтвердил, что овладевая практическими действиями, дети одновременно формируют и свой мир мышления. Практическая деятельность является как бы матрицей, с которой снимаются формы умственных операций. Поэтому практика первична по отношению к мышлению человека. Мысль есть перенесенная в сферу психики практика, т. е. интериоризованное практическое действие.

Таким образом, практика, формируя структуру мышления и научной теории, выступает в качестве основы познания [5].

Но практика влияет на познавательный процесс и другим способом — она является целью познания. Зачем мы познаем? Почему возникают новые науки и теории? Чем объясняется престижность одних учебных заведений и непрестижность других? Оказывается, и здесь многое зависит от практики. Ф.Энгельс писал, что математика возникает из-за практической необходимости в измерении площадей и объемов. Далее он делает вывод, что потребности практики двигают наукой намного быстрее, чем десятки университетов.

Приведем два примера, подтверждающих такое мнение После Второй мировой войны в СССР стала бурно развиваться теоретическая физика. Причиной этого оказалась практическая потребность в создании атомной бомбы. Соперничая в военной области с США, советское руководство выделило огромные средства на исследования в области атомной физики с целью использования результатов этих исследований на практике. В результате у нас появились лучшие в мире физики, способные разрабатывать новые проекты в области технологии использования энергии атома. Начатый в России в 1990-х гг. переход к рыночной экономике вызвал потребность в квалифицированных финансистах, юристах, переводчиках. Такой социальный заказ вызвал в эти годы большие конкурсы при поступлении в экономические, юридические учебные заведения, институты и факультеты иностранных языков.

Итак, практика, будучи целью познания, стимулирует развитие той или иной науки, сферы образования, научной теории, играя заметную роль в процессе регулирования духовного производства [6].

Практика является также и источником познания. Это означает, что человек, работающий с объектом практически, одновременно корректирует свои знания о нем. Дело в том, что объект постоянно меняется сам, меняются условия его существования, средства воздействия на него. Все это требует приведения в соответствие знаний об объекте с ним самим. И источником информации в этом случае выступает практика. Это особенно ощущается, если знания были получены при помощи оперирования теоретическими объектами, например, на лекциях или семинарских занятиях. К примеру, общая модель функционирования банка, при всей ее познавательной ценности для будущих финансистов, намного беднее конкретной работы определенного банка. И выпускнику экономического учебного заведения, впервые пришедшему на работу в этот банк, придется многому научиться заново — ведь оригинал всегда отличается от теоретической модели. Таким образом, теории изменяются под влиянием практики [7].

В гносеологии также указывают еще на одну функцию практики — выступать в качестве критерия истины. Но при анализе этой познавательной функции практики необходимо помнить, что сама практика является лишь средством формирования эмпирического знания, которое необходимо для сопоставления с ним результатов теоретического исследования [8]. Практика, таким образом, дает возможность получения таких знаний об объекте, с которыми можно сверять теоретическое представление о нем.

Теория интериоризации в большей мере направлена на исследование связи мышления с практикой. Однако в современной психологии существуют идеи, касающиеся связи практики с чувственными образами. Так, Дж. Страттон в экспериментах с ношением испытуемыми очков с искажающими призмами, доказал, что под влиянием практических действий, эти люди стали нормально ориентироваться во внешней среде, у них перестроилось зрение. Оказывается, что зрительные образы, под влиянием практики перестраиваются [9; 10; 11].

Интересные результаты также были получены при исследованиях визуального мышления. Оказалась, что визуализированные образы, как элементы визуального мышления, также связаны с практикой. Если речь идет о научном познании, как правило, они связаны с таким ее видом, как эксперимент [12; 13; 14].

Таким образом, познавательная деятельность человека во многом детерминирована его практической деятельностью.

Литература:

  1. Пивоваров Д. В. О соотношении предметного и операционального компонентов научного знания // Вопросы философии. 1977. № 5. С. 89–99.
  2. Рахматуллин Р. Ю. Об онтологических основаниях логического мышления // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2014. № 9–2 (47). С. 148–150.
  3. Гургенидзе Г. С., Ильенков Э. В. Выдающееся достижение советской науки // Вопросы философии. 1975. № 6. С. 63–73.
  4. Познание и практика. М.: Наука, 1973. 360 с.
  5. Рахматуллин Р. Ю. Деятельностная парадигма в философии // Актуальные вопросы в научной работе и образовательной деятельности. Сборник научных трудов по материалам Международной научно-практической конференции: в 10 томах. 2015. С. 118–119.
  6. Rakhmatullin R.Yu., Semenova E. R. Scientific creativity as a philosophical problem // News of Science and Education. 2016. Т. 10. С. 297–301.
  7. Рахматуллин Р. Ю., Габбасова Л. М. Роль обыденного сознания в онтологизации теоретической модели // Вестник ВЭГУ. 2005. № 1. С. 178–185.
  8. Рахматуллин Р. Ю., Хабибуллин Р. М. Эксперимент в научном познании // Молодежь. Образование. Наука. Материалы VI Российской ежегодной научной конференции аспирантов и молодых ученых. Уфа: Восточная экономико-юридическая гуманитарная академия (Академия ВЭГУ), 2011. С. 36–38.
  9. Rakhmatullin R. Consciousness as a reflection // Nauka i studia. 2016. Т. 3. С. 947–950.
  10. Rakhmatullin R. Reflection principle in scientific knowledge // Современныйнаучныйвестник. 2015. Т. 2. № 2. С. 35–38.
  11. Пивоваров Д. В. Практика и генезис неверифицируемых образов в научной теории // Творческий характер практики. Свердловск: УрГУ, 1978. С. 117–121.
  12. Жуковский В. И., Пивоваров Д. В., Рахматуллин Р. Ю. Визуальное мышление в структуре научного познания. Красноярск: Изд-во Краснояр. ун-та,1988. 180 с.
  13. Рахматуллин Р. Ю. Визуализация как способ трансформации и развития научного знания // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2015. № 3–2 (53). С. 163–165.
  14. Семенова Э. Р. Роль визуализации научного знания в его трансляции в сферы практики и образования // Молодой ученый. 2013. № 3. С. 319–321.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle