Библиографическое описание:

Волоснов Р. Ю. Второклассные церковные школы в селах Алтая конца XIX — начала XX веков // Молодой ученый. — 2016. — №25. — С. 183-186.



В статье рассмотрены особенности учебного процесса второклассных церковных школ на примерах в населенных пунктах Алтая конца XIX — начала XX веков, а также показана их роль в развитии сельской культуры.

Ключевые слова: второклассная школа, церковная школа, Алтай, конец XIX — начало XX века

В последнее десятилетие XIX века в Российской империи стала формироваться сеть второклассных церковных школ. В Томской епархии данные школы начали устраиваться только лишь с начала 1897 учебного года. В определении второклассных школ не следует путать их с школами двухклассными, организованными задолго до первых. По отношению к существовавшим ранее двухклассным церковным школам — второклассные представляли собой один только второй последний класс. Двухклассные школы до этого также предназначались для выпуска учителей школ грамоты, но из-за слишком раннего возраста окончивших курс (13–14 лет) данная практика оказалась не состоятельной. Новый формат подготовки учителей для школ грамоты в виде второклассных школ должен был создать тип «учителя народнаго в строгом смысле слова, и по происхождению, и по складу своих мыслей и чувств, а также по роду занятий, — учителя земледельца, «который бы зиму учил, а летом землю пахал»» [1, с. 16].

Первоначально второклассных школ в Томской епархии предложено было открыть по две в отдельном уезде, каждая из них по возможности должна «быть срединною в своей половине уезда» [1, с. 17]. Исследователь Костина Е. А. особо подчеркивает, что выбор населенного пункта для открытия второклассной школы в Западной Сибири являлся весьма дискуссионным так как для этой цели должны, были учитываться ряд факторов и критериев: близкое расположение относительно административного центра уезда, наличие удобных путей сообщения с другими населенными пунктами, наличие приходской церкви с двухклирным причтом и др. [2, с. 70]. В процесс выбора мест устройства второклассных школ включились как епархиальные, так и гражданские власти. В связи с этим показательны примеры нереализованных планов и желаний различных селений Алтая на право расположения у себя такого рода школ. Часто вопросы планирования открытия второклассной школы в том или ином селе решались в процессе поездок епископа по епархии. В 1898 году при обозрении епархии епископом Макарием в уездном селе Змейногорске (современный город Алтайского края) местная интеллигенция и чиновники «…с живейшей радостью встретили известие о предполагаемом открытии в Змейногорске второклассной церковной школы; крестьянский начальник обещал изыскать с своей стороны материальное пособие; заводское управление выражало даже готовность отдать для школы одно каменное ветхое заводское здание, на ремонт котораго и на приспособление для помещение школы потребовалось бы 3–4 тысячи рублей…» [3, с. 18]. В 1900 году в Волчихинской церковно-приходской школе Змейногорского уезда (ныне райцентр Волчиха Алтайского края) обучалось 106 человек и при обозрении епархии епископом в недалеком будущем также было предположено открыть здесь второклассную школу [4, с. 13]. Крестьянский начальник 1-го участка Барнаульского уезда в 1899 году предложил проект устройства церковно-учительской второклассной школы в с. Павловском (ныне райцентр Алтайского края) на средства крестьянских обществ для подготовки учителей в школы грамоты и выразил готовность лично хлопотать об осуществлении этого проекта [5, с. 11]. Во многих случаях основным критерием выбора населенного пункта для устройства школы являлся факт наличия уже готового, выстроенного помещения. Наибольшего распространения второклассные школы получили именно в сельской местности Сибири. В итоге многочисленных анализа факторов и условий отбора, а также дискуссий, применительно к территории Алтая, второклассные церковные школы были устроены в селах: Тогул Кузнецкого уезда (современный райцентр Алтайского края), Ординское Барнаульского (ныне на территории Новосибирской области), Новогеоргиевское Змейногорского уезда (ныне райцентр Новоегорьевского Алтайского края) и Верх-Ануйское Бийского уезда (ныне Быстроистокский район Алтайского края). На территории Горного Алтая в ведомстве Алтайской духовной миссии была организована Чемальская второклассная школа.

Второклассные церковные школы были как мужскими, женскими, так и смешанными. В первые годы устройства школ в них принимали детей в возрасте от 13 до 14 лет из лучших окончивших курс одноклассных церковно-приходских школ: мальчиков с свидетельствами на льготу IV разряда по отбыванию воинской повинности, и девочек с свидетельствами об окончании курса и похвальными листами. В последствии ценз поступления несколько изменился: принимались в возрасте от 13 до 17 лет при условии удовлетворительной сдачи конкурсных испытаний в объеме программы одноклассной церковно-приходской школы, окончившие курс начальной школы всех наименований и получившие домашнюю подготовку. В случаях большого количества желающих поступить, при одинаковой подготовке, отдавалось предпочтение в приеме детям крестьянского сословия и духовного звания, а из последних — умеющим петь перед не умеющими [1, с. 17].

В структуре второклассных школ организовывался так называемый «учительский класс», в котором ученики при изучении общих предметов под руководством опытного учителя теоретически и практически знакомились с методами и приемами начального обучения. Собственно, для практических занятий при каждой второклассной школе открывалась «образцовая» школа грамоты. Внедрение в навыки школьной профессии происходило поэтапно.Каждый из воспитанников учительского класса по очереди дежурил в течение дня в образцовой школе. В начале учебного года дежурные только присматривались к занятиям учителя, в последствии помогали ему в занятиях, а со второй половины года ученики давали самостоятельные уроки.

Обязательным условием организации второклассных школ являлось устройство общежития для детей из отдаленных населенных пунктов. Однако, по факту во многих школах за неимением средств у сельских обществ и в епархиальных училищных советах строительство общежитий затягивалось на многие годы. К примеру, общежитие при Верх-Ануйской школе было выстроено лишь 5 лет спустя после открытия, а именно к 1907–1908 учебному году, то есть, практически, к моменту ее закрытия из-за полного сгорания при пожаре [6, с. 5]. В общежитиях ученики должны были содержаться за собственный счет. Родители, отправляя детей на учебу, доставляли на их содержание определенное количество муки, крупы, масла и других продуктов, которые складывались в общую кладовую, а ученики по очереди дежурили на кухне. Незначительный денежный взнос в бытовом плане требовался лишь на наем кухарки и стирку.

Важным педагогическим и хозяйственным элементом организации второклассных школ являлось внедрение в учебную программу ремесленных и сельскохозяйственных знаний. Для этих целей в школьные комплексы часто встраивались помещения для ремесленных мастерских, а для практических занятий садоводством, огородничеством, пчеловодством и полеводством выделялись земельные участки от 5 до 50 десятин. Большой популярностью, в первую очередь в среде самих учеников, при устройстве ремесленных отделений второклассных школ пользовались переплетные книжные мастерские, в связи недостаточным обеспечением литературой в Томской епархии. Результаты ремесленно-переплетного производства, в большей степени использовались для собственных школьно-библиотечных нужд (восстановление книг), однако известны примеры коммерциализации данного вида деятельности. В частности, зимой в свободное от занятий время учащиеся второклассной школы села Новогеоргиевского занимались переплетом книг под руководством учителя Кудрявцева. «… каждый ученик посещал переплетную мастерскую по очереди один раз в неделю, работали с 2-х до 5-ти часов дня, переплели все имеющиеся в школе книги; кроме того, имели один посторонний заказ, часть денег с него употреблена на покупку материалов, другая часть на покупку книг в подарок ученикам за хороший переплет…» [7, с. 368–369]. Также в столярных мастерских изготовлялась необходимая классная мебель не только для собственных школ, но и для ближайших школ уезда. При наличии школьных садов и огородов воспитанники второклассных школ получали необходимые продукты, служившие большим подспорьем в содержании общежития. К примеру, весною 1903 года ученики Ординской школы под руководством священника Дагаева занимались огородничеством: копали землю, делали гряды, садили овощи. Всего огородом было занято около 2000 кв. саж. были посажены морковь, свекла, репа, огурцы, капуста и другие овощи осенью использовавшиеся при общежительской кухне [8, с. 23]. При Тогульской школе при непосредственном руководстве учителя пения Ф. В. Писарева существовала показательная пасека с 10 ульями,располагавшаяся недалеко от школы, благодаря чему ученики имели возможность познакомится с рациональным ведением пчеловодства [9, с. 390].

Средством содержания второклассных школ в начальный период служило главным образом, ежегодное пособие от казны в размере 1500 руб. Оно распределялось на школьные нужды следующим образом: на вознаграждение священнику-руководителю — 150 руб., старшему учителю — 360, младшему — 300 и учителю школы грамоты — 240, на библиотеку и учебные пособия 150 руб., и на хозяйственные нужды — 300 руб. [1, с. 21]. В случае нехватки этих средств допускалась помощь сельских или волостных обществ и частных жертвователей. Кроме того, за пользование учебниками с каждого состоятельного ученика взималось 1 руб. в год. В 1910-е годы во второклассных школах наблюдался рост учительского персонала с четко-закрепленными учебными дисциплинами, причем значительную долю составляли педагоги, окончившие такие же учебные заведения, в которых и работали. Также развитие данных школ проявлялось в увеличении количества учебных предметов. К примеру, состав учащих за 1908–1909 учебный год был следующий: Заведующий и законоучитель школы священник М. В. Красносельский, окончил курс духовной семинарии. Старший учитель Ф. П. Знаменский, окончил курс Духовной семинарии, преподавал русский язык и чистописание. Второй учитель А. П. Соседов, окончил курс церковно-учительской школы, преподавал арифметику, геометрию и физику. Третий учитель М. И. Барканов, окончил курс церковно-учительской школы, преподавал географию, отечественную историю, славянский язык и дидактику, он же руководил и практическими занятиями учеников учительского класса в образцовой школе. Пение преподавал учитель Ф. В. Писарев, имеющий свидетельство на звание учителя церковно-приходской школы. Гигиену местный врач И. И. Благовестов, окончивший Императорский Университет по медицинскому факультету [10, с. 497]. По инициативе отдельных учителей в стандартный набор преподаваемых дисциплин могли включаться дополнительные занятия и предметы. К примеру, в Ординской школе в начале XX века игре на скрипке обучал учитель пения Ф. Киктеев за 60 рублей в год. Обучалось у него это 14 человек, каждому давалось по 2 урока в неделю, которые продолжались от 15 до 20 минут. Наиболее способные ученики к концу года «…освоились с гаммой и могли проигрывать на скрипке канты из лепты…» [8, с. 23].

Важными эстетическими и функциональными атрибутами интерьера второклассных церковных школ являлись иконы и святые образа, располагавшиеся, как правило, по углам учебных классов. Выбор иконографии того или иного образа был связан с посвящением названия приходской церкви или с покровительством императорской семьи. К участию данного рода жертвованием привлекались и гражданские власти. К примеру, в 1898 году «…по почину заведующаго Ординской второклассной церковно-приходской школой священника Евфимия Азбукина и бывшаго волостнаго писаря Д. Е. Таскаева в Ординскую школу, в память спасения Государя Императора и всей Августейшей семьи 17 октября 1888 года, был приобретен образ «Спасителя», стоимостью в 65 руб…Образ размером 1 арш. 12 верш. на цинке, фон живописный, борты золоченные, под чекан с цветной эмалью. Спаситель изображен в рост призирающим на землю и благославляющим обеими руками…» [11, с. 25].

Также второклассные школы Алтая помимо учебно-воспитательной деятельности вносили значительный вклад в развитие общей культуры населенного пункта в котором они находились. Это проявлялось, в первую очередь, в организации и проведении культурно-массовых мероприятий (праздников, концертов, творческих вечеров и др.). Показателен пример организации советом Новогеоргиевской школы 25 февраля 1909 года литературно-музыкального вечера, поразившего взрослое население села своей содержательностью и художественностью в исполнении. За устройство вечера многими посетителями была выражена благодарность и пожелание, чтобы и на будущее время устраивались такие-же вечера. На этом же музыкальном вечере купец соседнего села Шелковниковского Змейногорского уезда (ныне село Бол. Шелковка Рубцовского района Алтайского края) г. Кузьмин от себя и супруги пожертвовал 50 рублей на нужды певческого и музыкального хора [9, с. 331]. Еще одним важным аспектом общественной деятельности второклассных школ Алтая являлся труд учителей в сфере медицины. Часто именно в этих школах находилась единственная в селе аптечка. Показателен пример, деятельности Новогеоргиевской школы, где в селе в продолжении 1909–1910 учебного года свирепствовало множество заболеваний, в частности чесотка и лихорадка. Помощь больным оказывал учитель Кудрявцев, который имел некоторые медицинские познания [9, с. 330].

К особой категории второклассных школ относилась Чемальская женская, перепрофилированная из двухклассной в 1913 году. Здание школы было деревянным, двухэтажным, на каменном фундаменте и в силу особого финансирования имело развитую инфраструктуру. В частности, имелись просторные классы, общежитие, «рекреационный зал», кухня, комнаты для учительниц и отдельное помещение для больницы-изолятора. Главное предназначением школы была подготовка учительниц [12, с. 61–62].

Таким образом, второклассные церковные школы Алтая конца XIX — начала XX веков играли важную образовательную роль в деле подготовки учительских кадров, в первую очередь для сельских школ грамоты, а также посредством своей просветительской и общественной деятельности внесли существенную лепту в сельское культурное пространство Сибири.

Литература:

  1. Касаткин А. Второклассныя церковно-приходския школы // Томские епархиальные ведомости. — 1896. — № 8 (15 апр.) — С. 16–26.
  2. Костина Е. А. Факторы создания и деятельности второклассных школ Западной Сибири конца XIX — начала XX вв. // Вестник Омского государственного педагогического университета. — 2016. — № 1 (10). — С. 70–73.
  3. Обозрение епархии Его Преосвященством, Преосвященнейшим Макарием, Епископом Томским и Барнаульским в 1898-м году // Томские епархиальные ведомости. — 1899. — № 9 (1 мая). — С. 16–32.
  4. Обозрение епархии Его Преосвященством, Преосвященнейшим Макарием, Епископом Томским и Барнаульским в 1900 г. // Томские епархиальные ведомости. — 1900. — № 24 (15 дек.). — С. 12–26.
  5. Отчет Епархиальнаго Училищнаго Совета о состоянии церковных школ за 1899-й гражданский год // Томские епархиальные ведомости. — 1901. — № 5 (1 марта). — С. 1–15.
  6. От Совета Верх-Ануйской учительской второклассной школы // Томские епархиальные ведомости. — 1907. — № 15 (1 авг.). — С. 4–5.
  7. Волоснов Р. Ю. Ремесленные отделения в сельских православных церковных школах Алтая конца XIX — начала XX в. // Культурное наследие Сибири. — 2016. — № 2 (20). — С. 366–373.
  8. Отчет о состоянии церковных школ Томской Епархии в 1902/3 учебном году // Томские епархиальные ведомости. — 1904. — № 16 (15 авг.). — С. 5–31.
  9. Мироносицкий В. Отчет Томскаго Епархиальнаго Наблюдателя о состоянии церковных школ Томской епархии в учебно-воспитательном отношении за 1909–10 учебный год. // Томские епархиальные ведомости. — 1911. — № 15 (1 авг.). — С. 329–331.
  10. Мироносицкий В. Отчет Томскаго Епархиальнаго Наблюдателя о состоянии церковных школ Томской епархии в учебно-воспитательном отношении за 1908–1909 учебный год // Томские епархиальные ведомости. — 1910. — № 18 (15 сент.). — С. 497–509.
  11. Волоснов Р. Ю. Храмовые элементы в архитектуре и интерьере сельских церковных школ Алтая конца XIX — начала XX вв. // Баландинские чтения. — 2016. — № Т. 11 (1). — С. 24–26.
  12. Орехов А. С. Чемальская второклассная школа // Мир Евразии. — 2016. — № 2 (33). — С. 59–65.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle