Библиографическое описание:

Хмелев С. А. Актуальные вопросы соблюдения процессуальных прав иностранных граждан подозреваемых в совершении преступления // Молодой ученый. — 2016. — №25.1. — С. 34-35.



В статье рассматриваются актуальные вопросы порядка защиты процессуальных прав иноязычных субъектов, в частности иностранных граждан. Автором предлагается разрешение проблемы, связанной с нарушением прав иностранных граждан, не владеющих русским языком, а также актуальная редакция ч. 1 ст. 96 УПК РФ.

Ключевые слова: предварительное расследование, задержание, язык судопроизводства, переводчик, иностранный гражданин.

По официальным данным МВД России, иностранными гражданами и лицами без гражданства на территории нашего государства за период с января по декабрь 2015 года совершено 46,4 тыс. преступлений, что на 4,4 % больше, чем за январь — декабрь 2014 года. В том числе гражданами государств-участников СНГ — 40,3 тыс. преступлений (+4,9 %), их удельный вес составил 86,9 % [3].

При расследовании преступлений, совершенных иностранными гражданами и лицами без гражданства, при наличии одного из оснований, указанных в ч. 1 ст. 91 УПК РФ у следователя, дознавателя, органа дознания появляется однозначный мотив их задержания, связанный с отсутствием постоянного места жительства на территории Российской Федерации.

В юридической литературе имеются позиции, когда авторы отдельно выделяют задержание гражданина или подданного другого государства, как подвида задержания подозреваемого, ссылаясь при этом на положения ч. 3 ст. 96 УПК РФ [2, с. 40, с. 777]. С данной представленной дефиницией стоит согласиться.

В настоящее время особое значение приобретает объективизация процесса получения доказательств, в том числе и по уголовным делам, в которых фигурируют иноязычные субъекты, то есть граждане, не владеющие государственным языком судопроизводства. В частности, в ст. 18 УПК РФ предусмотрен один из принципов российского уголовного процесса о языке уголовного судопроизводства.

В правовом демократическом государстве вопросы возможности реализации гражданами своих прав относятся к числу первоочередных, поэтому насколько полно будет обеспечена реализация принципа языка судопроизводства, можно будет говорить и о защищенности лиц не владеющих этим языком.

Случаи противоправного ограничения принципа языка встречаются, как в следственно-судебной практике, так и в самом уголовно-процессуальном законодательстве. Одной из причин таких нарушений являются противоправные посягательства со стороны лиц, заинтересованных в принятии незаконных решений по делу. В связи с этим остро встает вопрос недостаточной защищенности участников уголовного процесса, в частности не владеющих языком судопроизводства.

Однако, наряду с данными существующими проблемами, Федеральным законом от 30 декабря 2015 года № 437 — ФЗ в ч. 1 ст. 96 УПК РФ внесены изменения, позволяющие «подозреваемому в кратчайший срок, но не позднее 3 часов с момента его доставления в орган дознания или к следователю сделать один телефонный звонок на русском языке в присутствии дознавателя, следователя в целях уведомления близких родственников, родственников или близких лиц о своем задержании и месте нахождения. В случае отказа подозреваемого от права на телефонный разговор или невозможности в силу физических или психических недостатков самостоятельно осуществлять указанное право, такое уведомление делается дознавателем, следователем, о чем делается отметка в протоколе задержания».

Кстати, данное положение было установлено ранее в ч. 7 ст. 14 Федерального закона «О полиции» от 07 февраля 2011 года № 3 — ФЗ. Однако в данном законе не было акцентировано внимание на каком языке должно происходить уведомление.

В этой связи, исследуя указанную новеллу уголовно-процессуального законодательства хочется отметить, что в данном случае, законодатель руководствовался теми обстоятельствами, что иноязычный подозреваемый, пользуясь незнанием следователем или дознавателем языка, на котором он будет общаться, может сообщить не только правомерные сведения о своем задержании, но и сведения, которые нарушат требования закона о неразглашении тайны предварительного расследования. Кроме того, он также может уведомить соучастников преступления или родственников, знакомых, которые могут скрыть или уничтожить доказательства по уголовному делу.

Однако при этом законодателем не было учтено, что в данном случае нарушается один из важнейших принципов уголовного процесса предусмотренный ст. 18 УПК РФ о языке уголовного судопроизводства, согласно которому участникам уголовного судопроизводства, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведется производство по уголовному делу, должно быть разъяснено и обеспечено право делать заявления, давать объяснения и показания на родном языке или другом языке, которым они владеют, а также бесплатно пользоваться помощью переводчика в порядке, установленном законом.

Как показывает следственная практика таковой возможности в течение 3 часов пригласить переводчика у следователей и дознавателей нет. Это возможно сделать, но не в столь короткое время, например в Москве или Санкт-Петербурге, а также в некоторых столицах регионов России. В настоящее время, Государственной Думой РФ обсуждается проект закона о присяжных переводчиках (судебных переводчиках). Возможно, после принятия данного закона проблемы участия переводчика, как в досудебном, так и в судебном разбирательстве частично отпадут.

Таким образом, в заключение хочется сказать, что данное нововведение о предоставлении права подозреваемому телефонного уведомления на русском языке нарушает права подозреваемых в совершении преступления не только иностранцев, но и граждан России, которые в силу тех или иных причин, не владеют русским языком и таким образом лишаются законного права сделать один телефонный звонок при задержании.

В этой связи хотелось бы сделать вывод, что для устранения конфликтности норм уголовно-процессуального кодекса, в частности ст. 96 и ст. 18 УПК РФ, в целях соблюдения прав иноязычных субъектов, не владеющих русским языком, после первого предложения в ч. 1 ст. 96 УПК РФ, по нашему мнению, следует внести дополнение в следующей редакции «В случае не владения подозреваемым русским языком, дознавателем, следователем предпринимаются меры по предоставлению переводчика для осуществления данного права».

Литература:

  1. Арестова Е. Н. Предварительное следствие / Учебник для курсантов и слушателей образовательных учреждений высшего профессионального образования МВД России по специальности «Юриспруденция» / под редакцией М. В. Мешкова. Москва, 2012.
  2. Куликов А. В., Чобанов Г. А. Виды задержания по УПК РФ и уголовная ответственность за незаконное задержание. Вестник Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России. № 2. 2012. С. 40.
  3. Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации — mvd.ru. (дата обращения 01.11.2016).
  4. Угольников А. В., Угольникова Н. В. Роль допросов в выявлении обстоятельств, способствовавших совершению преступления // Вестник Московского университета МВД России. 2015. № 10. С. 233–237.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle