Библиографическое описание:

Самолаева Е. Ю. К вопросу о задержании лица по подозрению в совершении преступления на стадии возбуждения уголовного дела // Молодой ученый. — 2016. — №25.1. — С. 24-26.



В статье рассмотрены некоторые подходы понимания сущности уголовно-процессуального задержания подозреваемого на этапе возбуждения уголовного дела, его правовая регламентация и реализация данных норм на практике.

Ключевые слова: задержание подозреваемого, возбуждение уголовного дела, момент фактического задержания.

Практика реализации положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации выявила ряд проблем, большинство из которых связаны с позиции практиков с непониманием сути отдельных норм, нечеткостью механизма их реализации, не восприятием некоторых предписаний, как части системы норм уголовно-процессуального законодательства.

Несмотря на многолетние обсуждения, не находят своего разрешения ряд вопросов, в частности, касающиеся отсутствия в УПК РФ четкой регламентации требований к условиям применения статьи 91 УПК РФ и возможности или недопустимости производства задержания подозреваемого до возбуждения уголовного дела [2, c. 74].

Основная позиция по данному вопросу сводится к утверждению, что задержание возможно только при наличии постановления о возбуждении уголовного дела.

Недопустимость задержания до возбуждения уголовного дела следует из анализа норм УПК РФ, а также на той позиции, что при наличии оснований для задержания, не могут отсутствовать основания для возбуждения уголовного дела и уголовно-процессуальному задержанию должно предшествовать возбуждение уголовного дела.

В то же время, в научной сфере отмечается неоднозначная трактовка регламентированного УПК РФ порядка задержания, недостаточное понимание его сути. Оно смешивается с действиями, связанными с проверкой документов сотрудниками полиции, доставлением в орган внутренних дел. Не всегда четко понимается на практике момент уголовно-процессуального задержания для определения его законного применения.

Не ясно практикам содержание «момента фактического задержания». Понимается он неоднозначно. Пункт 15 статьи 5 УПК РФ, определяющий его как момент «фактического лишения свободы передвижения лица, подозреваемого в совершении преступления» также не имеет единого подхода.

Можно выделить три основных момента при задержании подозреваемого: момент, с которого исчисляется задержание (фактический захват лица, подозреваемого в совершении преступления), момент доставления в орган дознания или к следователю и момент, с которого задержание к лицу фактически применяется (момент составления протокола задержания).

На практике первый момент находит свое отражение, в частности, в рапорте сотрудника полиции, производившего задержание лица, совершившего преступление, в котором не всегда отражаются реальное время ограничения свободы передвижения лица. Со вторым моментом связан вопрос фиксации времени доставления в орган дознания или к следователю, по истечении трех часов после которых должен быть составлен протокол задержания (ч. 1 ст. 92 УПК РФ). То есть момент доставления в орган дознания и следователю фактически никак в материалах уголовного дела не отражается. Протокол задержания не содержит соответствующих граф, а УПК РФ не указывает на необходимость его отображения. Однако этот вопрос требует осмысления и урегулирования, поскольку затрагивает как права задержанного лица, так и является точкой отсчета времени для составления протокола задержания доставленного лица. Одним из подходов в решении данной проблемы на практике является отражение всех трех «моментов задержания» в протоколе задержания («захвата», «доставления», составления протокола). Тем не менее, данный факт и его время должны быть зафиксированы документально, например, рапортом следователя (дознавателя) о времени доставления задержанного лица.

Основываясь на вышеизложенном, возникают предположения, что ситуация, когда лицо задерживается на улице в момент или после совершения преступления, может рассматриваться как часть процессуального задержания, является «фактическим задержанием» и, по сути, производится до возбуждения уголовного дела, но не протоколируется. При этом важно отметить, что до возбуждения не может быть составлен протокол задержания, но сами нормы статьи 91 УПК РФ применены могут в части касающейся фактического задержания лица.

Верховный Суд РФ признает законным задержание подозреваемого в совершении преступления в порядке ст. ст. 91 и 92 УПК РФ, которое было осуществлено до возбуждения уголовного дела, указывая в Определении Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 2 февраля 2004 г. N 44-о04–3, что при наличии предусмотренных законом оснований задержание подозреваемого не должно ставиться в зависимость от возбуждения против него уголовного дела.

Однозначно будет незаконным такое задержание, которое осуществляется в административном порядке при очевидном совершении лицом уголовно наказуемого деяния [2, c. 28]. При задержании лица не должны допускаться нарушения ни этой процедуры, ни установленных законом прав задержанного. В случае если нарушения требований норм УПК РФ все-таки будут допущены, то в зависимости их характера этих нарушений необходимо решать вопрос об освобождении задержанного лица или об исправлении нарушений и избрании в отношении него меры пресечения [3, c. 41].

Поскольку задержанное лицо должно обладать всеми правами подозреваемого с момента задержания (согласно положениям, п.2 ч.1 ст. 46 УПК РФ), то основываясь на вышеизложенном, можно предположить, что и статус подозреваемого может приобретаться до возбуждения уголовного дела (при «фактическом задержании» на месте преступления или сразу после него). Применение норм главы 12 до возбуждения уголовного дела также имеют место на практике [4, c. 320].

В этой связи, для обеспечения прав задержанных таким образом лиц по подозрению в совершении преступления, следует наделить статусом подозреваемого для обеспечения их прав и внести соответствующие изменения в статью 46 УПК РФ, в части определения подозреваемого, наделив его данным статусом еще до возбуждения уголовного дела. Таким образом, подозреваемый сможет реализовывать свои права с момента его «фактического задержания» в полном объеме. Если же законодатель придерживается твердой позиции, что задержание должно быть произведено, а подозреваемое лицо приобретает соответствующий статус исключительно только после возбуждения уголовного дела, необходимо нести соответствующую четкую уточняющую характеристику в закон.

Литература:

  1. Артемова В. В., Самолаева Е. Ю. Задержание лица по подозрению в совершении преступления в условиях реформирования современного законодательства // Вестник Московского государственного областного ун-та. Серия Юриспруденция. 2016. № 3. — С.73–81.
  2. Анисимова Н. В. Проблемные моменты участия несовершеннолетних в уголовном судопроизводстве // Миграционное право. 2014. № 3. — С. 27–29.
  3. Галкина У. В. Проблема возмещения убытков правообладателей средств индивидуализации // Вестник Московского университета МВД России. 2012. № 6. С. 36–41.
  4. Самолаева Е. Ю. Некоторые особенности расследования преступлений против здоровья, подследственным следователям органов внутренних дел // Сборник по материалам V Всероссийской конференции: Право и государство, общество и личность: история, теория, практика. 2015. С. 320–327.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle