Библиографическое описание:

Попенков А. В. Некоторые проблемы организации и проведения судебных экспертиз живых лиц // Молодой ученый. — 2016. — №25.1. — С. 21-23.



В статье рассматриваются некоторые проблемы организации и проведения судебно-психиатрических экспертиз, при расследовании уголовных дел.

Ключевые слова: обвиняемый, судебная экспертиза, принудительные меры медицинского характера.

Согласно данным официальной статистики Судебного департамента при ВС РФ за 2015 год, судами было рассмотрено по существу 8525 уголовных дел, где судьями было принято решение о применении принудительных мер медицинского характера. Для сравнения — в 2014 год судами было рассмотрено 8277 уголовных дел данной категории. Таким образом, можно констатировать рост показателей по данной категории уголовных дел почти на 3 % [4].

Безусловно, если сопоставить дела данной категории с общим количеством уголовных дел поступивших в суды, то их количество составит менее одного процента от общей массы. Однако, если говорить об общественной опасности лиц, которые нуждаются в принудительном медицинском лечении и постоянном наблюдении врачей (порой и в стационаре), то следует признать, что именно среди данной категории лиц высок процент рецидива совершения общественно опасных деяний [3, с. 202]. Исследователи, занимающиеся изучением данной проблемы, отмечают, что удельный вес больных с повторными фактами совершения общественно опасных деяний за время болезни остается на протяжении ряда лет довольно стабильным и колеблется около 30 % (в 2015 г. — 29,2 %) от общего числа поступающих на принудительное лечение, а продолжительность так называемого интервала рецидива, то есть периода между окончанием принудительного лечения по одному уголовному делу и повторным общественно опасным деянием — имеет тенденцию к сокращению [5, с. 26].

При расследовании уголовного дела следователь в обязательном порядке изучает личность подозреваемого, в том числе производит сбор информации о нахождении лица на учете в специализированных диспансерах (психиатрических, наркологических), на излечении в специализированных больницах (психиатрических, наркологических). В случае если лицо состоит на учете в ПНД или наблюдается у врача психиатра, либо находилось на излечение в психиатрической больнице (в психиатрическом отделении), то в обязательном порядке назначается амбулаторная судебно-психиатрическая экспертиза (ст. 196 УПК РФ).

В соответствии с уголовно-процессуальным законом (ст. 195 УПК РФ) следователь, признав необходимым назначение судебно-психиатрической экспертизы, выносит об этом постановление, где указывает основания для её назначения. К моменту производства экспертизы следователь должен предоставить в распоряжение эксперта необходимые медицинские документы (выписку из амбулаторной карты поликлиники, диспансера; амбулаторные карты; истории болезней и т. д.), но главное — следователь обязан обеспечить явку самого подэкспертного лица на экспертизу. В правоприменительной практике именно данная обязанность и является трудновыполнимой для следователя.

Дело в том, что в системе уголовного судопроизводства нет положений, которые регулировали бы поведение участников уголовного судопроизводства перед проведением экспертиз, связанных с живыми лицами (судебно-медицинские, судебно-психиатрические). В то же время, анализ правоприменительной практики и личный опыт следственной работы автора статьи позволяет сделать вывод о том, что в ходе расследования возникает острая необходимость в том, чтобы контролировать лиц, в отношении которых назначена амбулаторная экспертиза. В некоторых случаях лицо, в отношении которого назначено проведение обследования, препятствует его проведению. Выражается это в том, что лица, в отношении которых должно состояться медицинское обследование перед проведением экспертизы осознанно или неосознанно принимают лекарственные препараты, употребляют алкогольные напитки или наркотические вещества, что приводит к порче анализов, исследований, изменяет состояние испытуемого перед экспертизой (как физическое, так и психическое). Эти действия негативно сказываются на сроках расследования. Однако, поскольку законом не предусмотрено норм регламентирующих порядок поведения этих лиц в период предшествующий обследованию, то нет гарантий к тому, что и в следующий раз испытуемой вновь прибудет на экспертизу в «ненадлежащем виде». По мнению автора, в случае если подэкспертный не находится в режиме ограничения его свободы передвижения, то ничто не мешает ему вновь принимать какие либо лекарственные препараты или злоупотреблять спиртными напитками накануне проведения следственного действия.

Заметим, что срыв производства экспертизы наносит существенный вред расследованию по уголовному делу, поскольку перенос следственных действий ведет к необходимости продления срока предварительного расследования, нарушаются права иных участников уголовного процесса, в частности потерпевшего.

Следует признать, что подобной проблемы нет в деятельности следователя по тем уголовным делам, где подследственному была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. В этой связи решение обозначенной проблемы видится авторам в том, чтобы создать специализированные учреждения, куда следовало бы помещать испытуемого за 24 часа до начала производства экспертизы, а также предусмотреть санкции за срыв следственного действия в случае установления факта явки на медицинское обследование в ненадлежащем виде. Факт ненадлежащего состояния лица, в отношении которого должна состояться судебная экспертиза, должен быть удостоверен врачом-экспертом. Безусловно, применяться подобные меры должны только в тех случаях, когда следователь видит в этом необходимость.

Реализация подобного предложения потребует изменить не только ряд норм уголовно-процессуального закона, но так же рассмотреть предложения для финансирования подобных организаций, их обустройства, оплату труда работников этих организаций и многое другое. Однако с точки зрения автора подобное расходование бюджетных средств носит долгосрочный характер и, безусловно, положительно скажется на деятельности органов предварительного расследования и экспертных учреждений.

Литература:

1. Бородкина Т. Н. Относимость и допустимость – как основные свойства заключения специалиста // Черные дыры в Российском законодательстве. 2007. № 2.

2. Макеева Н. В. Становление и тенденции развития экспертно-криминалистической службы органов внутренних дел // Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук / Академия управления МВД РФ. М., 1999.

3. Мусаев Ю. О. Клинико-социальные и организационные аспекты профилактики ООД больных шизофренией: Автореф. дисс. канд. мед.наук. М., 1984. 26 с.; Мохонько А. Р., Муганцева Л. А.

4. Основные статистические показатели судов общей юрисдикции за 2014–2015 г.г. опубликованные на официальном сайте СД при ВС РФ: http://www.cdep.ru/

5. Основные показатели деятельности судебно-психиатрической экспертной службы Российской Федерации в 2014–2015 г. М., 2015. 202 с

6. Самолаева Е. Ю. Некоторые особенности расследования преступлений против здоровья, подследственным следователям органов внутренних дел // Всборнике: Право и государство, общество и личность: история, теория, практика V Всероссийская научно-практическая конференция. 2015. С. 320–327.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle