Библиографическое описание:

Ильясов И. И., Семенова Э. Р., Хабибуллин Р. М. Общелогические методы научного познания // Молодой ученый. — 2016. — №24. — С. 599-601.



Существуют разные классификации научных методов. Самая простая из них делит эти методы на две группы: эмпирические и теоретические [1, с. 112–113; 2]. На наш взгляд, целесообразно выделять из группы теоретических методов отдельно третью группу: общелогические методы. Они напоминают теоретические, но ими давно занимается логика. Речь идет о таких методах, как анализ, синтез, абстрагирование, обобщение, индукция, дедукция, аналогия.

С помощью общелогических методов субъект познания постепенно раскрывает внутренние существенные признаки предмета, связи его элементов и их взаимодействие друг с другом. Для того чтобы осуществить эти шаги, необходимо целостный предмет расчленить (мысленно или практически) на составляющие части, а затем изучить их, выделяя свойства и признаки, прослеживая связи и отношения, а также выявляя их роль в системе целого. После того как эта познавательная задача решена, части вновь можно объединить в единый предмет и составить себе конкретно-общее представление, то есть такое представление, которое опирается на глубокое знание внутренней природы предмета. Эта цель достигается с помощью таких операций, как анализ и синтез. Анализ представляет собой это расчленение целостного предмета на составляющие части с целью их всестороннего изучения. Синтез же есть соединение ранее выделенных частей предмета в единое целое. Анализ и синтез являются наиболее элементарными приемами познания, которые лежат в фундаменте мышления.

Более сложным методом является абстрагирование. Это особый прием, который заключается в отвлечении от ряда свойств и отношений изучаемого явления с одновременным выделением интересующих нас свойств и отношений. Результатом абстрагирующей деятельности мышления является образование различного рода абстракций: атом, государство, планета и т. п. В процессе познания из имеющейся информации об объекте выделяют ту, которая важна для раскрытия сущности предмета. Процесс такого выделения предполагает, что эти свойства и отношения должны быть обозначены особыми замещающими знаками, благодаря которым они закрепляются в сознании в качестве абстракций. Когда мы абстрагируем некоторое свойство или отношение ряда объектов, то тем самым создается основа для их объединения в единый класс. По отношению к индивидуальным признакам каждого из объектов, входящих в данный класс, объединяющий их признак выступает как общий.

Обобщение есть прием мышления, в результате которого устанавливаются общие свойства и признаки объектов. Как видно, оно связано с абстрагированием. Операция обобщения осуществляется как переход от частного или менее общего понятия и суждения к более общему понятию или суждению. Например, такие понятия, как «клен», «липа», «береза» и т. д., являются первичными обобщениями, от которых можно перейти к более общему понятию «лиственное дерево». Расширяя класс предметов и выделяя общие свойства этого класса, можно постоянно добиваться построения все более широких понятий, в частности, в данном случае можно прийти к такому понятию, как «дерево» или «растение»..

В процессе научного исследования часто приходится, опираясь на уже имеющиеся знания, делать заключения о неизвестном. Переходя от известного к неизвестному, мы можем либо использовать знания об отдельных фактах, восходя при этом к открытию общих принципов, либо, наоборот, опираясь на общие принципы, делать заключения о частных явлениях. Подобный переход осуществляется с помощью таких логических операций, как индукция и дедукция.

Индукцией называется такой метод исследования и способ рассуждения, в котором общий вывод строится на основе частных посылок. Дедукция есть способ рассуждения, посредством которого из общих посылок с необходимостью следует заключение частного характера. Основой индукции являются опыт, эксперимент и наблюдение, в ходе которых собираются отдельные факты. Затем, изучая эти факты, анализируя их, мы устанавливаем общие и повторяющиеся черты ряда явлений, входящих в определенный класс. На этой основе строится индуктивное умозаключение, в качестве посылок которого выступают суждения о единичных объектах и явлениях с указанием их повторяющегося признака, и суждение о классе, включающем данные объекты и явления. В качестве вывода получают суждение, в котором признак приписывается всему классу [3]. Так, например, изучая свойства воды, спиртов, жидких масел, устанавливают, что все они обладают свойством упругости. Зная, что вода, спирты, жидкие масла принадлежат к классу жидкостей, делают вывод, что жидкости упруги. При этом иногда бывает достаточно изучить только часть класса, чтобы сделать вывод о все классе предметов, относящихся к этому классу [4; 5].

Дедукция отличается от индукции прямо противоположным ходом движения мысли. В дедукции, опираясь на общее знание, делают вывод частного характера. Одной из посылок дедукции обязательно является общее суждение. Если оно получено в результате индуктивного рассуждения, тогда дедукция дополняет индукцию, расширяя объем нашего знания. Например, если мы знаем, что все металлы электропроводны, и если установлено, что медь относится к группе металлов, то из этих двух посылок с необходимостью следует заключение о том, что медь электропроводна. Но особенно большое познавательное значение дедукции проявляется в том случае, когда в качестве общей посылки выступает не просто индуктивное обобщение, а какое-то гипотетическое предположение, например новая научная идея. В этом случае дедукция является отправной точкой зарождения новой теоретической системы. Созданное таким путем теоретическое знание предопределяет дальнейший ход эмпирических исследований и направляет построение новых индуктивных обобщений. В этом и заключается противоречивое единство научного знания [6; 7; 8].

Изучая свойства и признаки явлений окружающей нас действительности, мы не можем познать их сразу, целиком, во всем объеме, а подходим к их изучению постепенно, раскрывая шаг за шагом все новые и новые свойства. Изучив некоторые из свойств предмета, мы можем обнаружить, что они совпадают со свойствами другого, уже хорошо изученного предмета. Установив такое сходство и найдя, что число совпадающих признаков достаточно большое, можно сделать предположение о том, что и другие свойства этих предметов совпадают. Ход рассуждения подобного рода называют аналогией. Это такой прием познания, при котором на основе сходства объектов в одних признаках заключают об их сходстве и в других признаках. Так, при изучении природы света были установлены такие явления, как дифракция и интерференция. Эти же свойства ранее были обнаружены у звука и вытекали из его волновой природы. На основе этого сходства X. Гюйгенс заключил, что и свет имеет волновую природу.

В научном познании логические методы не существуют изолированно, а всегда взаимосвязаны с чувственными образами. В результате соединения рационального знания с чувственным опытом субъекта возникают такие феномены, как визуальное мышление, воображение, визуализированные и онтологизированные образы [9; 10; 11; 12; 13; 14]. Каждый из этих феноменов нельзя называть чувственными образами или логическими конструкциями: они есть синтез чувственного и логического, что доказывает единство научного познания.

Литература:

  1. Рузавин, Г. И. Методология научного исследования. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2005. 287 с.
  2. Рахматуллин Р. Ю., Даутова А. Р. Методы теоретического познания // Уральский научный вестник. 2016. Т. 10. № -2. С. 206–209.
  3. Искандарова А. М., Семенова Э. Р. Индуктивные методы в науке // Вестник научных конференций. 2015. № 3–1 (3). С. 62–63.
  4. Хабибуллин Р. М., Фазлаева С. Е. Морфология крови мышей при применении биологически активных добавок на фоне физической нагрузки // Вестник Башкирского государственного аграрного университета. 2014. № 4 (32). С. 42–44.
  5. Хабибуллин Р. М. Применение метода сходства в исследовании влияния биологически активных веществ на показатели крови мышей // Вестник Башкирского государственного аграрного университета. 2013. № 4 (28). С. 47–48.
  6. Рахматуллин Р. Ю. Особенности научного познания // Молодой ученый. 2014. № 16. С. 211–213.
  7. Rakhmatullin R. For understanding the role of the image of scientific knowledge // Nauka i studia. 2016. Т. 3. С. 1188–1191.
  8. Лукманова Р. Х., Столетов А. И. Об особенностях философского знания // О вечном и преходящем Сборник научных статей. Уфа, 2012. С. 27–36.
  9. Жуковский В. И., Пивоваров Д. В., Рахматуллин Р. Ю. Визуальное мышление в структуре научного познания. Красноярск: Изд-во Краснояр. ун-та, 1988. 184 с.
  10. Рахматуллин Р. Ю. Онтологизация как компонент научного познания // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2014. № 12–1 (50). С. 160–162.
  11. Рахматуллин Р. Ю., Хабибуллин Р. М. Визуализация как средство трансляции научного знания в практическую сферу // Грани познания. Сборник научных трудов молодых ученых. Уфа: Восточная экономико-юридическая гуманитарная академия (Академия ВЭГУ), 2011. С. 94–99.
  12. Семенова Э. Р., Хамзина Д. З. Образные представления в научной коммуникации // Молодой ученый. 2013. № 7. С. 504–507.
  13. Семенова Э. Р. Нужна ли наглядность науке? // Молодой ученый. 2015. № 9 (89). С. 1477–1480.
  14. Галина Э. М., Семенова Э. Р. Роль воображения в научном познании // Вестник научных конференций. 2015. № 3–1 (3). С. 38–39.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle