Библиографическое описание:

Андреянова Е. В. Политическая культура и модернизация общества: специфика трансформационных процессов в современной России // Молодой ученый. — 2016. — №24. — С. 595-597.



В работе анализируются основные факторы, сдерживающие процессы социально-политической модернизации современной России. Определяется роль политической культуры и ее компонентов, в частности традиционных, в процессе реализации и закрепления результатов модернизации. Проводится исследование возможных сценариев преодоления стагнирующего состояния современного российского общества.

Ключевые слова: политическая культура, социальная модернизация, социокультурная трансформация

Политическая культура является органической целостностью, так как способна обеспечивать единство составляющих ее компонентов и субкультурных образований, которые организуют спонтанность политической жизни и поддерживают ее целостность. Однако политическая культура — достаточно устойчивое образование все же способна к трансформациям. Культура меняется со временем под воздействием различных факторов, отторгая одни традиции и интегрируя другие. Вследствие чего, «существует возможность конструктивного использования интегративного потенциала политической культуры в модернизационных процессах посредством коррекции или даже трансформация самой политической культуры» [1, с. 301–302].

В научных спорах о путях и способах модернизации России, преобладают две основные точки зрения. Одни авторы полагают, что Россия может трансформироваться в современное общество, только обращаясь к истокам, к ментальным особенностям российского общества. Другие — настаивают на всестороннем использовании опыта западной цивилизации и либеральных ценностей. Данный спор во многом напоминает полемику «славянофилов» и «западников» в 30-е — 40-е годы XIX столетия, когда перед просвещенной частью российского общества остро встал вопрос о причинах отсталости России и о том, как в кратчайшие сроки догнать передовую Европу. Спор закончился победой радикально-революционного марксизма. Об этом следует помнить всем участникам дискуссий о судьбе России, ибо, как известно, когда сталкиваются две воли, победу может одержать третья сила, сегодня не вполне проявленная.

Говоря о модернизации, необходимо выделить особую регулирующую роль культуры. Социально-культурные факторы обусловливают все сферы человеческой деятельности, включая экономику и политику [2, с. 16].

Субъектом и объектом модернизации выступает человек, включенный в социально-культурную реальность и развивающийся под воздействием ценностно-нормативных регуляторов культуры. Это означает, что в модернизации, которая носит всеобъемлющий характер, ведущую роль играет человек, его нравственно-духовные ценности и установки.

В дискурсе о российской модернизации недостаточно учитывается историческая обусловленность модернизации как комплексного процесса цивилизационных изменений, который приобрел всемирный масштаб. Разумные аргументы о нелинейности исторических процессов не тождественны отрицанию прогресса и его исторической обусловленности. Модернизация как раз и представляет собой последовательную (но не линейную: не с единственным стационарным состоянием, а с их потенциальным множеством) эволюцию человеческой цивилизации от аграрных обществ к индустриальным (первая стадия), затем к информационным (вторая стадия). Эта эволюция приобрела к XXI столетию всемирный характер, что свидетельствует о ее исторической закономерности.

Это комплексный процесс. В нем выделяются три главных компонента, каждый из которых можно рассматривать как частичную, компонентную модернизацию. Это технико-технологическая модернизация, социоэкономическая модернизация, социокультурная модернизация. Последняя представляет собой достижение достойных уровня и качества жизни людей, формирование и утверждение совокупности ценностей, в центре которых находится развитие человека как личности, его прав и свобод, а их утверждение в повседневной жизни обеспечивается социальной и иными структурами и институтами, такими как наука, образование, медицинское обслуживание, глубокая демократизация государственной и всей политической жизни общества, его судебно-правовых учреждений, обеспечение активности гражданского общества.

Все компоненты модернизации как цивилизационного процесса взаимосвязаны. Что же тормозит модернизацию России и что надо сделать, чтобы в условиях жесткой конкуренции сохранить и повысить модернизационный статус России и ее конкурентоспособность в мире?

Незавершенность социетальной трансформации — главная причина торможения модернизации России [3, с. 29]. Социокультурная трансформация — это комплексный процесс, который охватывает все основные структуры общества, не сводится к реформам «сверху», а зависит от действий массовых социальных групп, что обусловливает незаданность его исхода. Он совершается многими поколениями и длится десятилетиями.

Это достаточно локальный процесс, протекающий в масштабах одной страны или, возможно, группы культурно близких стран и обществ. Он начинается с резкого нарушения существовавшего социокультурного баланса — социетального кризиса. Ответом на кризис могут быть спонтанные действия массовых групп или же целенаправленные реформы сверху. Происходит дифференциация существующих и возникновение новых структур, обеспечивающих новое антропосоциетальное соответствие; одновременно растут новые компоненты, вызывающие напряжения в обществе по новым основаниям. Завершается трансформация установлением нового социокультурного баланса. После этого наступает этап институционализации и воспроизводства нового типа общества — этот этап выходит за рамки трансформации в собственном смысле слова.

Но незавершенность трансформации не означает, что вообще не возникло какое-либо новое общество. Что представляет собой современное российское общество, в чем состоят его главные характеристики?

Есть основания заключить, что возникло промежуточное транзитное состояние российского общества — симбиоз структур раннего капитализма с современной глобализацией: олигархо-бюрократический капитализм с компрадорской доминантой, которая подчиняет создаваемый в России капитал интересам транснационального бизнеса. В результате отсутствует спрос на модернизацию российской экономики и всего общества, на еще немалый, хотя уже сниженный инновационный человеческий потенциал России, который гибнет втуне.

Материалы социокультурных портретов регионов, опирающиеся на социологические опросы населения, свидетельствуют о низкой человеческой эффективности процессов модернизации регионов, хотя статистически фиксируется инерционный рост ее социоэкономических индексов. Налицо социокультурно не сбалансированная квазимодернизация.

В условиях обострившейся международной конкуренции за успехи модернизации незавершенность трансформации приобрела характер стратегического порока эволюции современной России.

Завершение трансформации прежде всего должно стать ответом на две основные угрозы современной России, такие как:

  1. Угроза безопасности, обостряющаяся из-за конфликтов в условиях глобальной нестабильности, требует срочно осуществить модернизацию оборонного комплекса страны и обеспечить ее конкурентоспособность на глобальных рынках.
  2. Угроза политической неустойчивости и целостности страны вследствие возникших между тонким слоем сверхбогатых и массами новых бедных и нищих вопиющих имущественных контрастов, усугубляемых контрастами между уровнем жизни населения различных регионов, требует обеспечить повышение уровня и качества жизни населения всех регионов до среднеевропейского уровня [3, с. 29].

Сегодня российская модернизация в процессе своего существования сталкивается с рядом социокультурных, институционных, пространственных и иных барьеров и препятствий, реализующих свой негативный эффект как в общероссийском, так и в региональных масштабах. Россия стоит на новой исторической развилке путей: стагнация или модернизация возникших структур и процессов. Как следствие, «назрела необходимость модернизации России как способа саморазвития в XXI веке» [5, с. 290].

В политической культуре современного российского общества выделяют ряд наиболее значимых традиций, обладающих дезинтегративным потенциалом, создающих препятствия на пути модернизации страны. К ним, во-первых, относится ярко выраженная этатистская ориентация: государство воспринимается как нечто гораздо большее, нежели «ночной сторож», то есть чисто политический институт с ограниченными функциями и задачами. Государство в России всегда было (и пока остается) главным «двигателем» общественного развития, оно является становым хребтом цивилизации, гарантом целостности и существования общества, устроителем жизни (в том числе экономической). Во-вторых, для российского общества все еще характерны политический инфантилизм и нигилизм — несформированность взглядов и интересов, нет опыта их отстаивания и привычки борьбы за свои права, господствует недоверие к власти и ее институтам. В-третьих, «сложилась и доминирует политическая практика, которая чаще всего выливается в неформализованные обычаи и социально-политические практики» [6, с. 110].

Выделяют два основных вектора социокультурных трансформаций:

  1. традиционализация — возникновение и институционализация традиций и других элементов культуры и социальной структуры, которые обеспечивают приоритет предписанных норм и правил поведения субъектов (традиционных действий) по сравнению с возможностями их инновационных действий;
  2. либерализация (модернизация) — расширение свободы выбора и ответственности субъектов, увеличение возможностей для инновационных целерациональных действий путем дифференциации структуры [4, с. 33].

По нашему мнению, в процессе социальных трансформаций необходимо создавать условия для либерализации общества и гражданской самоорганизации и, в то же время, опираться при реформировании на опыт традиционализации: с одной стороны, фундировать социально-политические инновации традиционными компонентами политической культуры, а с другой, институализировать накопленный позитивный социально-политический опыт и целенаправленно стимулировать его включение в тело уже существующей традиции. В результате появиться возможность избежать отторжения инноваций со стороны общества, т. к. инновации не будут идти наперекор традиции, а также откроем путь для «социального творчества» и инициативы.

Таким образом, для осуществления успешной социально-политической модернизации в России в ближайшие десятилетия необходимо правильно использовать традиционные компоненты российской политической культуры или их изменения. Тогда, следуя предложенной нами стратегии, применяя заложенный в культуре конструктивно-интегративный потенциал, можно превратить последний в фактор, способствующий модернизации страны, сохранению целостности и относительной стабильности общества.

Литература:

  1. Рухтин А. А. Стратегии региональной модернизации и политическая культура: риски, возможности, перспективы // исторические и культурологические исследования в регионе / материалы секции VIII всероссийской школы-семинара молодых учёных, аспирантов и студентов / под ред. В. С. Гуревича. Биробиджан, 2015. С. 301–304.
  2. Еременко В. И. Политическая культура как фактор модернизации России // Труды СПбГУКИ. 2013. № С. 16–23.
  3. Лапин Н. И. О стратегии интегрированной модернизации // Экономические и социальные перемены: факты, тенденции, прогноз. 2014. № 1 (31). С. 25–35
  4. Лапин Н. И. Социокультурная трансформация России: либерализация versus традиционализация // Журнал социологии и социальной антропологии. 2000. Том III. № 3 С. 32–39.
  5. Рухтин А. А. От стагнации к инновациям: специфика развития России и ее регионов // Россия как традиционное общество: история, реалии, перспективы: Материалы всероссийской научно-практической конференции / ГБНУ ИГИ РБ. — Уфа: Мир печати, 2015. С 289–296.
  6. Рухтин А. А. Модернизация России и ее регионов: поиск оптимальной модели развития // «Молодой ученый». № 21 (101). Казань, 2015 г. С. 109–112.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle