Библиографическое описание:

Ходжаев Д. Социально-предпринимательские корпорации Республики Казахстан как правовой механизм защиты интересов гражданского общества. Итоги первого десятилетия // Молодой ученый. — 2016. — №23.1. — С. 66-70.



«Социально-предпринимательские корпорации (СПК) — это устойчивые бизнес-структуры, осуществляющие свою деятельность с целью получения прибыли от производства и продажи товаров и услуг. Основным отличием СПК от коммерческих корпораций является то, что полученная прибыль реинвестируется для реализации социальных, экономических или культурных целей населения того региона, в интересах которого СПК создавались» [2]. Именно такое определение было дано Президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым, когда он впервые озвучил идею создания СПК в своем Послании народу в марте 2006 года. «В результате СПК превратятся в крупных работодателей и «локомотивы» развития страны, не обременяя при этом государство увеличением числа государственных служащих», — заключил Н. Назарбаев.

Идея создания СПК появилась в результате поиска новых инструментов развития несырьевых секторов, более адаптированных к сложившимся в Казахстане условиям с акцентом на регионы. Ряд проблем, касающихся социально-экономического развития областей Казахстана, в том числе, недостаточное проникновение реформ на региональный уровень, нехватка управленческого потенциала предприятий и органов местного государственного управления, отсутствие у субъектов частного предпринимательства широкого доступа к инвестициям государственных институтов развития, и, в первую очередь, отсутствие правового механизма, потребовал от государства принятия незамедлительных мер.

Как показывает мировой опыт, именно от конкурентоспособности регионов зависит благосостояние страны.

Действительно, в мировой практике существуют различные схемы взаимодействия частного и государственного секторов. В США это региональные корпорации экономического развития (EDS — Региональная корпорация экономического развития, CRDC — Сертифицированная корпорация регионального развития, LVEDC — Корпорация по экономическому развитию), созданные по инициативе группы бизнес-лидеров, с незначительной долей участия государства. Цель указанных организаций — мобилизация ресурсов частного сектора для содействия экономическому развитию регионов и улучшения благосостояния населения.

В Дании кооперативы называют социальными предприятиями (social enterprises). Успешные кооперативы создают целые «брэнды», под которыми продают продукцию малого и среднего бизнеса. Кооперативы создаются не только в сельском хозяйстве и пищевой промышленности, но и в других отраслях, включая услуги.

«Целесообразность участия в социальных бизнес-проектах, несомненно, обеспечивается и государством», — указывает О. А. Серова, и продолжает: «Помимо предоставления финансовой поддержки, льгот, требуется закрепление особенностей правового статуса субъектов социального предпринимательства на законодательном уровне, в части решения вопроса о запрете (либо ограничении) распределения прибыли между участниками корпорации, установления специальной (целевой) правоспособности, публичного характера деятельности и т. д.» [3].

Такое закрепление правового статуса в законодательстве отражается в британской и итальянской моделях социального предприятия. В итальянской модели акцент делается на трудоустройство социально уязвимых работников предприятий.

27 апреля 2006 года в Польше принимается закон «О социальных кооперативах», регламентирующий порядок создания, деятельности и ликвидации социального предприятия, как раз построенного по итальянской правовой модели.

Британская модель, также положенная в основу социальных предприятий Канады и Южной Кореи, делает упор на повышение эффективности экономических показателей социальных предприятий, созданных с целью ведения коммерческой деятельности в интересах определенных сообществ. Особенность британского социального предприятия (Communityinterestcompany, сокращенно CIC) состоит в том, что оно не относится ни к коммерческим, ни к некоммерческим организациям. Получение прибыли для инвесторов не должно быть основной целью его деятельности. Характерной чертой CIC является возможность блокирования активов (запрет продажи доли предприятия с целью получения прибыли), и распределение не более 1/3 прибыли (остальная прибыль должна реинвестироваться в решение социальных проблем) [4].

Можно отметить, что в это же время разрабатываются, а затем принимаются законы о социальной экономике и социальном предпринимательстве в Испании (2011), Словении (2012), Португалии (2013) и других странах.

Мы видим, что под социальным предпринимательством в развитых странах понимается предпринимательская деятельность, направленная, прежде всего, на решение социальных проблем, а не на извлечение прибыли.

Для переходного этапа от административно-командной к рыночной экономике, на котором сейчас находится большинство стран постсоветского пространства, в том числе и Казахстан, более характерно классическое понимание предпринимательства, где все нововведения нацелены на увеличение прибыли, что не в полной мере сочетается с теорией социальной экономики.

В отличие от стран с развитой инфраструктурой и давно сложившейся социально-экономической системой, в Казахстане вопросы территориального развития требуют эффективной координации. Разработчики концепции СПК столкнулись с необходимостью поиска не альтернативы, но разновидности западной модели, что привело к созданию своего рода уникальной общественной корпоративной структуры. Существенными отличиями от моделей указанных выше стран стала форма участия государства в корпорациях, организационно-правовая структура и функции.

Согласно Концепции, социально-предпринимательская корпорация — это юридическое лицо в форме акционерного общества, созданное по решению Правительства Республики Казахстан, осуществляющее предпринимательскую деятельность, не менее пятидесяти процентов чистой прибыли от которой подлежит реинвестированию для реализации социальных проектов в интересах населения тех регионов, в которых она создана.

Целью социально-предпринимательской корпорации является содействие в устойчивом социально-экономическом развитии регионов. Основными задачами СПК являются:

— содействие развитию предпринимательской деятельности в регионах и повышению инвестиционной привлекательности отечественных товаропроизводителей;

— развитие конкурентоспособных производств, в том числе на основе реабилитации и реструктуризации нерентабельных организаций;

—разработка и реализация социальных проектов;

— взаимодействие с органами власти по передаче части активов государственной собственности, земли в собственность СПК.

Приоритет при отборе социальных проектов должен отдаваться проектам в сфере социальной защиты населения, медицины, образования, защиты материнства и детства, экологии, спорта, культуры, развития коммунальной инфраструктуры регионов.

Определено создание СПК в семи макрорегионах: в Северном, Каспийском, Уральском, Иртышском, Сарыаркинском, Южном и Жетысуйском.

Дальнейшим шагом стало создание теперь уже Национальной компании СПК «Сары-Арка» [5]. Эта корпорация была создана в качестве «пилотного» проекта для того, чтобы апробировать идеи, заложенные в Концепции, выработать механизмы взаимодействия с уполномоченными органами и сотрудничества с частным бизнесом.

Сотрудничество с частным сектором в сфере реализации инвестиционных проектов показало, что бизнесу не интересны просто финансы, наибольший интерес для него представляют земельные ресурсы, в особенности при наличии элементов инфраструктуры. Но на практике вопросы передачи земельных ресурсов СПК столкнулись с проблемами в предоставлении земельных активов самой социально корпорации. СПК «Сары-Арка» были инициированы поправки в Земельный кодекс Республики Казахстан, разрешающие передачу земельных участков в собственность СПК, имеющих статус национальной компании, в оплату их уставного капитала.

Весь наработанный к тому моменту опыт, а также решение возникающих перед «пилотным» проектом проблем нашли отражение в законопроекте «О региональных социально-предпринимательских корпорациях». Но до настоящего времени разработанный предварительный вариант законопроекта, который длительное время находился на рассмотрении и обсуждении в заинтересованных ведомствах, так и не принят.

Тем не менее, как и предполагалось концепцией, в течение 2006–2007 годов созданы семь социально-предпринимательских корпораций в семи макрорегионах, полностью охватывающих территорию Казахстана. А в 2013 году их число достигло уже шестнадцати.

Одной из тенденций при оценке развития системы юридических лиц Кулагин М. М. назвал развитие и практическую реализацию концепции публичных юридических лиц, наделенных государственно-властными полномочиями [6]. И, формально оценивая СПК, можно констатировать, что институт в республике состоялся.

Но также можно констатировать и другой факт: не реализована главная идея социально-предпринимательских корпораций — государственно-частное партнерство.

В 2009 году президент Независимой ассоциации предпринимателей Казахстана Талгат Акуов высказался по этому поводу так: «СПК сегодня плохой управляющий. Я не верю чиновникам. Как можно создавать совместный бизнес, если партнер не разбирается в ведении бизнеса. Там, где сегодня дела связаны с государством, мы относимся с недоверием. На протяжении последних пяти лет видно, где государство пыталось развить какие-то программы, все они терпели фиаско. Были затрачены большие деньги, а результата никакого». По мнению эксперта, чтобы улучшить бизнес-среду, предложения должны исходить от бизнеса, а не от государства. «Любая инициатива сверху просто приведет к тому, что кто-то потратит деньги, и за это опять никакой ответственности не понесет, по сути, должна быть инициатива снизу. Что касается СПК, инициативы снизу не было, это было предложение сверху, что благодаря этой программе будет все раскручиваться. Такой путь в наших условиях совсем не практичен», — резюмировал господин Акуов [7].

В 2007–2010 годах наблюдалась частая смена государственных управляющих СПК. В 2007 году этим занималось министерство индустрии и торговли, в 2008 году социально-предпринимательские корпорации стал курировать «Фонд национального благосостояния «Самрук-Казына». А уже в 2009 году СПК снова перешли в ведение министерства индустрии и торговли. Надо ли говорить, что это не лучшим образом отразилось на эффективности региональных институтов развития?

На заседании Правительства РК 16.10.2012 года министр экономического развития и торговли РК Ерболат Досаев признал неэффективность СПК, и объяснил это периодической реорганизацией компаний, сменой акционеров, а также причинами, «преодоление которых зависит от самих компаний».

Смешение коммерческих и некоммерческих задач, неоптимальный и широкий отраслевой диапазон проектов, текущая убыточность большинства СПК, недостаточно активное взаимодействие СПК с другими институтами развития. Список можно продолжать.

Что же мы видим? Поменялась форма, но не содержание. Часть нерентабельных активов из-под управления одного государственного ведомства перекочевала под управление другого. Созданный механизм оказался эффективным в большей степени на бумаге.

По данным министерства регионального развития РК к середине 2013 года 13 из 16 социально-предпринимательских корпораций по формированию стабилизационных фондов являлись убыточными.

В соответствии с Концепцией в 2014 году Правительством Республики Казахстан утверждены стратегии развития всех шестнадцати СПК. В стратегиях определены миссия, видение, стратегические направления, цели, задачи, мероприятия, механизмы их реализации и показатели результатов деятельности СПК. Органом управления, принимающим все решения относительно хозяйственной деятельности СПК, является Совет директоров под председательствованием Акимов областей (Аким — глава администрации области), городов Астаны и Алматы. Акиматы являются единственными акционерами СПК.

В октябре 2015 года Демократической Партией Казахстана (ДПК) «Ак жол» был направлен запрос в Правительство РК касательно эффективности работы СПК. «В настоящее время СПК превратились в хозяйственные ведомства при акиматах, распоряжающиеся средствами стабилизационного фонда. Более того, сегодня они представляют проблему для бизнеса, создают дополнительные административные барьеры, и являются сдерживающим фактором для его развития. Например, при выдаче разрешения на добычу общераспространенных полезных ископаемых СПК получают 50-процентную долю участия в уставном капитале, не вкладывая ни тиына, в то время как раньше предприниматель мог получить такое разрешение без участия СПК. Рассмотрите вопрос о целесообразности дальнейшей деятельности СПК, либо их приватизации с передачей в конкурентную среду», — говорилось в запросе. Из ответа правительства следует, что стратегии развития всех 16 СПК на 2014–2023 годы были утверждены только в августе 2014 года. Оценка реализации поставленных перед ними задач и отчеты СПК запланированы со второй четверти 2016 года. «В этой связи считаем правильным вопрос о продолжении работы СПК или их передаче в конкурентную среду ставить после оценки результатов деятельности в соответствии с новой стратегией», — отмечено в письме за подписью Премьер-министра РК Карима Масимова [8].

«Государство налагает руку на собственность, которая должна выполнять социальную функцию. Собственность социализируется и перестает быть абсолютным правом и трансформируется для собственника в социальный долг», — писал Л. Дюги [9]. Так вот, в «социальный долг» для государства собственность, в контексте СПК, до сих пор не трансформировалась.

Причины? Скорее это системный вопрос правовой и социально-экономической модели Казахстана, нежели список пунктов, которые необходимо устранить в предписанные руководством сроки. Разработчики изначально не имели четкого видения, каким будет институт СПК. Вопросы реабилитации нерентабельных государственных активов в регионах в какой-то момент сменились концепцией делегирования роли социально-ответственного бизнес-игрока от государства. Идея привлечь к государственно-частному партнерству мелкий и средний бизнес натолкнулась на неповоротливую бюрократическую машину с административно-командным уклоном.

С точки зрения законодательства, необходимо еще раз упомянуть отсутствие правового акта, четко регламентирующего и регулирующего деятельность СПК. Закон о региональных социально-предпринимательских корпорациях не принят. Социализация экономики и права происходит очень медленно, в соответствии с ним развивается и гражданское законодательство.

Таким образом, на данном этапе социально-предпринимательские корпорации не стали той панацеей, тем «локомотивом», который смог бы придать значимый импульс социально-экономическому развитию регионов республики. Разом решить сразу несколько задач: реанимировать неэффективные госкомпании, обеспечить заказами малый и средний бизнес, и за счет этого снабдить финансовыми ресурсами развитие новых проектов и реализацию социальных программ на данном этапе не удалось.

Тем не менее, положительный эффект есть. Во-первых, это опыт, который трудно переоценить. Во-вторых, идеи, закрепленные в концепции СПК, явились предтече Предпринимательскому Кодексу Республики Казахстан, вступившему в силу с 1 января 2016 года. В нем социальному предпринимательству и государственно-частному партнерству посвящены целые главы. И хотя большинство входящих туда статей носят скорее декларативный характер, нежели содержат действенные правовые нормы для социализации экономических и правовых отношений, все же это ощутимое свидетельство единства руководства страны и гражданского общества в желании двигаться вместе в направлении социального правового государства, где на первом месте стоят интересы личности.

Литература:

  1. Постановление Правительства Республики Казахстан от 31 мая 2006 года № 483.
  2. Послание Президента Республики Казахстан Н. Назарбаева народу Казахстана: «Стратегия вхождения Казахстана в число 50-ти наиболее конкурентоспособных стран мира. Казахстан на пороге нового рывка вперёд в своём развитии». Март. 2006. Пункт 2.7.
  3. Серова О. А. Социальное предпринимательство как правовой феномен и его влияние на изменение концепции юридического лица в России / Право и бизнес: конвергенция частного и публичного права в регулировании предпринимательской деятельности. Сборник статей участников IV Ежегодной международной научно-практической конференции, посвященной памяти Заслуженного юриста РФ, д. ю. н., профессора Коршунова Н. М. Отв. ред. Ю. С. Харитонова. М.,2016. С. 355.
  4. Барков А. В. О необходимости учета тенденции социализации частного права при совершенствовании российского гражданского права // Вестник Нижегородского университета им. Н. И. Лобачевского. 2015. № 4. С.106.
  5. Указ Президента Республики Казахстан от l3 января 2007 года № 274 «О мерах по созданию и обеспечению деятельности социально-предпринимательских корпораций»
  6. Кулагин М. И. Избранные труды. М.: Статут, 1997. С. 44.
  7. Деловой портал Kapital.kz https://kapital.kz/archive/14329/svetlyj-oblik-spk.html (дата обращения 06.11.2016)
  8. Деловой портал Kapital.kzhttps://kapital.kz/economic/45702/ak-zhol-predlagaet-likvidirovat-spk-ili-peredat-v-konkurentnuyu-sredu.html (дата обращения 07.11.2016).
  9. Леон Дюги https: // ru.wikipedia.org/wiki/ (дата обращения 04.11.2016).

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle