Библиографическое описание:

Филиппов А. А. Актуальные проблемы судебной защиты права на альтернативную гражданскую службу в России // Молодой ученый. — 2016. — №23.1. — С. 63-66.



В настоящее время остается нерешенным комплекс проблем, связанных с заменой военной службы альтернативной гражданской службой, возникающих с момента отказа гражданам на уровне призывных комиссий в такой замене. Лишь только в судебном порядке гражданин может добиться отмены незаконных решений призывных комиссий об отказе в замене военной службы [1]. Проблемы судебной защиты исследуемого права представляются недостаточно исследованными в отечественной юриспруденции.

Статья 46 Конституции РФ гарантирует каждому человеку право на судебную защиту. Теоретически судебная защита выступает в качестве наиболее эффективного, а часто, и единственного средства защиты нарушенных прав и свобод. В статье 8 Всеобщей декларации прав человека установлены аналогичные гарантии [2].

Но возможно ли эффективное судебное восстановление нарушенного права на альтернативную службу в современных реалиях?

Важнейшим условием реализации права на судебную защиту являются гарантия доступа к правосудию, который обеспечивается ненадлежащим образом ввиду существования незаконной практики «призыва одним днем» [3] — т. е. похищении призывника и незаконном удержании его в военном комиссариате с целью отправки в войска. Очевидно, что в таких условиях гражданин лишен права обжаловать решение об отказе в альтернативной службе. Призывом «одним днем» злоупотребляют сотрудники военных комиссариатов Москвы, Санкт-Петербурга [4] и ряда других субъектов РФ.

Судебная защита прав осуществляется в районных судах общей юрисдикции по правилам Кодекса административного судопроизводства РФ. Анализ судебной практики за 2012–2016 г. выявил проблемы судебной защиты права на альтернативную службу, из которых наиболее серьезные: 1) игнорирование судами запрета оценки легитимности убеждений или способов их выражения; 2) отказ в удовлетворении иска в связи с «недоказанностью убеждений», противоречащих несению военной службы; 3) формальные отказы, основанные на пропуске гражданином срока подачи заявления на альтернативную службу; 4) отсутствие у суда полномочий по замене военной службы альтернативной; 5) лишение с 2015 г. граждан реализации права на представление своих интересов в суде членами общественных организаций, зачастую не имеющими юридического образования, но являющихся профессионалами в сфере альтернативной службы.

За период с 2012 по 2016 г. федеральными судами общей юрисдикции в РФ рассмотрено 202 дела по обжалованию гражданами отказа в праве на альтернативную службу, из которых лишь 40 (20 %) разрешились в пользу граждан. Суды второй инстанции зачастую признавали законным отказ в замене военной службы. Более чем половина случаев отказа обусловлена непредставлением заявителями «доказательств своих убеждений» (58,6 %), второе место оснований для отказа занимает пропуск срока подачи заявлений на альтернативную службу (33,3 %).

Суд при разрешении дела, связанного с нарушением прав граждан на альтернативную службу, в первую очередь обязан обратиться к Федеральному закону «Об альтернативной гражданской службе». «Недоказанность» убеждений как мотив для отказа в альтернативной службе является нарушением законодательства. Вместе с тем, это нарушение закрепилось и в судебной практике. В большинстве дел отказ по причине «недоказанности убеждений» коррелирует с пропуском сроков подачи заявления.

Выявлено 93 случая, когда основанием для отказа в удовлетворении иска являлась ссылка правоприменителя на непредставление гражданами доказательств антивоенных убеждений. В большинстве дел «недоказанность убеждений» трансформируется в «законное» основание отказа в замене военной службы: «характеризующие его документы и другие данные не соответствуют доводам гражданина о том, что несение военной службы противоречит его убеждениям или вероисповеданию». Но здесь недопустимо расширительное толкование, и отсутствие документов, доказывающих убеждения гражданина, не может расцениваться судом как несоответствие его доводам.

Вопреки вышесказанному, судебная коллегия по административным делам Архангельского областного суда по делу № 33а-1698/2016, признавая правомерность отказа в альтернативной службе, указала: «характеризующие Л. документы не подтверждают его доводы о том, что несение военной службы противоречит его убеждениям».

В другом деле гражданин Я. к заявлению в суд приложил ксерокопию справки религиозной организации Свидетелей Иеговы, свидетельствующей, что он в течение четырех лет является ее возвещателем, однако суд не посчитал ее допустимым доказательством убеждений. Решение об отказе было признано правомерным, что подтвердила 02.02.2012 судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан, мотивировавшая отказ так: «гражданин Я. не довел до сведения призывной комиссии убедительных доводов о наличии у него убеждений или вероисповедания, которые противоречат несению военной службы, и не представил соответствующих доказательств».

По аналогичным причинам граждане лишались судом права пройти альтернативную службу в Москве, Санкт-Петербурге, Пермском крае и ряде других субъектов РФ.

В другом деле решением Меленковского районного суда Владимирской области от 25.01.2012 г. по делу № 2–14 за гражданином было признано право на альтернативную службу. Суд указал, что «члены призывных комиссий, обладая определенной информацией о принадлежности К. к религиозной группе, не приняли действенных мер по истребованию необходимых ей документов. Более того, суд подтвердил, что именно на призывные комиссии возложена обязанность «доказать отсутствие у гражданина оснований для замены военной службы по призыву альтернативной гражданской службой, что должно быть отражено при вынесении решения об отказе в такой замене. При этом вероисповедание или убеждения гражданина могут быть подтверждены его письменным заявлением».

То есть, возложение бремени доказывания наличия убеждений на граждан недопустимо, поскольку лишает последних права на альтернативную службу.

В последнее время набирает популярность тенденция судов производить оценку легитимности, истинности антивоенных убеждений и способов их выражения и отказывать гражданам в праве иметь светские убеждения или вероисповедание. Такая практика прямо нарушает конституционное право на свободу убеждений, совести, мысли и противоречит практике Европейского суда по правам человека [5].

Например, Сыктывдинский районный суд Республики Коми по делу № 2–1076/2013, оценивая истинность и легитимность убеждений гражданина П., приходит к выводам: «Доводы П. свидетельствуют не о наличии у заявителя специфических убеждений, но о нежелании последнего испытывать временные трудности, связанные с прохождением военной службы». Но подобный вывод нелогичен, поскольку гражданин обращается в призывную комиссию с заявлением о замене военной службы альтернативной, а не с просьбой о полном освобождении от воинской обязанности.

Оценкой светских и религиозных убеждений занимались Сортавальский городской суд Республики Карелия по делу № 2–646/2013, Новгородский областной суд — по делу № 2–962/13–33–574, Кировский городской суд Ленинградской области по делу № 2–235/2014.

Еще более абсурдными в аспекте толкования законодательства можно признать определение Судебной коллегии по административным делам Санкт-Петербургского городского суда от 14.10.2015 г. по делу № 2–6582/2015, решение Промышленного районного суда г. Самары от 17.07.2015 г. по делу № 2–5411/15.Здесь суды отказали в праве, так как, по их мнению, в заявлении на альтернативную службу отсутствовали указания на «материальные и формальные причины» невозможности службы в армии.

Возникает вопрос: каким образом раскрыть материальные и формальные причины невозможности прохождения военной службы? Аристотель в процессе разработки рациональной метафизики, являющейся фундаментом современной науки, дифференцировал причины, принадлежащие каждому событию, на 4 типа: материальные, формальные, движущие и целевые [6]. Почему бы тогда не потребовать от гражданина указывать в заявлении целевые и движущие причины?

Далее суд полемизирует: «идеи гуманизма и свободолюбия логически не противопоставлены нравственным и политическим принципам патриотизма». Вероятно, у суда своя интерпретация патриотизма, однако не следует забывать, что согласно ч. 3 статьи 59 Конституции РФ альтернативная служба является формой защиты Отечества. Кроме того, ряд авторов солидарны во мнении, что невозможно одновременно быть патриотом и гуманистом. Герцен считал «патриотизм свирепой добродетелью, из-за которой пролито крови в десятки раз больше, чем от всех пороков». Лев Толстой в своих статьях «Христианство и патриотизм», «Патриотизм или мир?», «Патриотизм и правительство» последовательно развивал идею безнравственности и глупости всякого патриотизма.

Такие судебные акты создают барьеры признанному в статье 13 Конституции РФ идеологическому многообразию.

В соответствии со статьей 18 Конституции РФ право на альтернативную службу является непосредственно действующим, оно определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечивается правосудием. Однако некоторые суды при разрешении дел в рассматриваемой сфере приходят к диаметрально противоположным выводам, что подтверждается хаосом в судебных правоприменительных актах.

Так, в решениях Первомайского районного суда Нижегородской области от 20.05.2015 г. по делу № 2–348, Североморского районного суда Мурманской области от 01.09.2015 г. по делу № 2–1584/2015, в определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Мордовия от 03.02.2015 г. по делу № 33–168/2015 суды лишали граждан права на альтернативную службу, руководствуясь не законом, а «Божьей точкой зрения»: «проверяя доводы заявителя, суд исходит из того, что … правоохранительные органы, в том числе и военные, вполне законны с Божьей точки зрения, поэтому нельзя считать грехом службу в армии и принятие присяги, даже если это связано с ношением оружия, при этом прямого запрета на это Библия не содержит».

Остается загадкой, каким образом суды определяли «Божью точку зрения»?

Проблема отказа в альтернативной службе вследствие несоблюдения сроков подачи заявлений особо актуальна. В статье 11 Федерального закона «Об альтернативной гражданской службе» закреплен процедурный аспект: срок подачи заявления за полгода до начала призыва, в ходе которого гражданин призывается. Конституционный Суд РФ в своем определении от 17.10.2006 N 447-Ообязал правоприменителя исследовать причины пропуска подачи заявлений гражданами и в случае их уважительности признавать за последними право на восстановление сроков [7].

Пропуски срока подачи заявления преимущественно обусловлены двумя факторами — «окончательное формирование убеждений по истечении сроков» и «незнание сроков подачи заявлений». Как правило, эти основания пропуска срока суд не признает уважительными.

В практике 2012–2016 г. выявлено 54 случая отказа судами в удовлетворении исков лишь по основанию «пропуск срока подачи заявлений на альтернативную службу».

По целому ряду дел суды не признают уважительными доводы заявителей об окончательном формировании их взглядов после истечения срока подачи заявления, присваивая «убеждению» надуманные признаки: «устоявшийся взгляд»; «длительность формирования». Это одна из распространенных судебных ошибок.

Например, Решением Медведевского районного суда Республики Марий Эл от 31.05.2016 г. по делу № 2а-1026/2016 был признан законным отказ в замене военной службы альтернативной в отношении гражданина Н., поскольку по мнению суда: «понятие убеждения предполагает длительность его существования, а потому приведенный Н. довод о формировании у него убеждений в феврале 2016 г. не может расцениваться в качестве уважительной причины пропуска срока подачи заявления».Но закон не может устанавливать продолжительность периода формирования убеждений.

В Решении Верещагинского районного суда Пермского края от 23.11.2015 г. № 2а-1142, Определении судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 02.02.2015 г. по делу № 33–1011/2015 А-63 основанием отказа в признании уважительности причин пропуска срока подачи заявлений является ссылка судебного правоприменителя на то, что «убеждения должны быть сформированы к указанному в законе моменту». Таким образом, суды отрицают закрепленное в статье 28 Конституции РФ право граждан свободно иметь, менять свои убеждения и вероисповедание.

Также ярким проявлением правового нигилизма является позиция Центрального районного суда г. Читы по делу № 2–4515–14 о том, что призывные комиссии вправе вообще не рассматривать заявления на альтернативную службу по существу, поданные по истечении сроков. Между тем, п. 1 статьи 12 Федерального закона «Об альтернативной гражданской службе» устанавливает императивную обязанность рассматривать заявления на альтернативную службу, даже поданные с нарушением срока.

В качестве еще одного критерия для признания отказа в альтернативной службе легитимным правоприменитель использует ссылку на отсутствие ходатайства заявителя о восстановлении срока подачи заявления на альтернативную службу. По ряду дел даже не опровергается существо заявления – противоречие убеждений гражданина службе в армии.

Нарушение единства правоприменения установлено и при решении судами вопроса о возможности подачи гражданами повторных заявлений на альтернативную службу в случаях, когда в предыдущем призыве им было отказано в замене военной службы. Например, Ленинский районный суд г. Кирова пришел к выводу, что в аналогичном заявлении Ж. не указал новых обстоятельств и антивоенных убеждений, поэтому призывной комиссией правомерно отказано в повторном рассмотрении заявления. В другом схожем по характеру споре Сакмарский районный суд Оренбургской области в решении от 01.11.2013 г. по делу № 2(1)-968/2013 принял диаметрально противоположную позицию, по которой заявитель не лишен права повторно обращаться с заявлением о замене военной службы альтернативной гражданской службой в новом призыве.

Дзержинский районный суд г. Нижний Тагил Свердловской области в решении от 09.06.2015 г. по делу № 2–1352/2015 и вовсе расценил повторную подачу заявления на альтернативную службу как злоупотребление гражданина правом. Данный вывод основан на неверном толковании закона, поскольку о злоупотреблении правом может идти речь лишь в случае повторного ходатайства на альтернативную службу при установлении факта уклонения заявителя от ранее предоставленной альтернативной службы.

В случае, если в нарушение закона решение призывной комиссии обусловлено «недоказанностью убеждений» или иными надуманными основаниями, или же вовсе не содержит мотивировки, оспаривание должно иметь положительный результат. Однако и здесь возможен произвол, поскольку в судейской среде нет единства мнений относительно термина «мотивированное решение призывной комиссии».

Так, по мнению судебной коллегии по административным делам Челябинского областного суда по делу № 11–4074/2013, в обязанности призывной комиссии не входит составление полного мотивированного решения об отказе в альтернативной службе.

Соглашаясь с правовой позицией Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга, выраженной в решении по делу № 2–2256/2012, отметим, что мотивированное решение должно базироваться на полном и объективном исследовании доводов и личности призывника, а не содержать одну лишь ссылку на норму закона об основаниях для отказа в альтернативной службе.

Рассмотренные нарушения материального права в судебной практике явно не соответствуют законодательству, международному праву и противоречат практике Европейского Суда по правам человека. Такие нарушения не являются редкостью. Все они свидетельствуют об опасной тенденции, наметившейся в последнее время: ограничение прав граждан иметь антивоенные убеждения и действовать в соответствии с ними.

Вынесение ошибочных с точки зрения материального права судебных решений свидетельствует также о подрыве единого правового пространства, ведет к нарушению принципа равенства всех перед законом и судом. Во многом сложившейся практике способствуют несовершенство законодательства и противоречивые позиции Конституционного Суда РФ.

Литература:

  1. Федеральный закон «Об альтернативной гражданской службе» от 25.07.2002 № 113-ФЗ // URL: http:// http://base.garant.ru/184751/ (дата обращения: 6.11.2016).
  2. Всеобщая декларация прав человека // http://www.un.org/ru. URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/declhr.shtml (дата обращения: 6.11.2016).
  3. Лидера молодежного отделения «Парнаса» похитили и насильно отправили в армию // Новая газета. URL: https://www.novayagazeta.ru/articles/2016/04/28/68413–171-my-tebya-nauchim-rodinu-lyubit-187 (дата обращения: 6.11.2016).
  4. Призыв на военную службу «одним днем» незаконен // RealArmy. URL: http://www.realarmy.org/prizyv-na-voennuyu-sluzhbu-odnim-dnem-nezakonen/(дата обращения: 6.11.2016).
  5. Московское отделение армии спасения против России, Жалоба № 72881/01 // Библиотека по Правам Человека. URL: http://hrlibrary.umn.edu/russian/euro/Rmsacase.html (дата обращения: 6.11.2016).
  6. Пролог 37. Четыре причины Аристотеля // Когнитивист. URL: http://www.cognitivist.ru/er/kernel/prologi_37_aristotle_causes.xml (дата обращения: 6.11.2016).
  7. Определение Конституционного Суда РФ от 17.10.2006 № 447-О «По жалобам граждан Жидкова Михаила Александровича и Пильникова Олега Сергеевича на нарушение их конституционных прав статьей 11 Федерального закона «Об альтернативной гражданской службе» // Гарант. URL: http:// http://base.garant.ru/12151511/ (дата обращения: 6.11.2016).

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle