Библиографическое описание:

Соколов Е. Самозащита и ее способы в системе защиты гражданских прав // Молодой ученый. — 2016. — №23.1. — С. 50-54.



Защитная функция характерна для всего живого, начиная с мельчайших образований — клеток и их составляющих, и заканчивая сложными комплексными организмами — людьми. Являясь разумной формой жизни для нас все же характерно наличие инстинктов (к примеру, инстинкта самосохранения). Это вполне естественное явление, ведь при определенных обстоятельствах нам необходимо прибегать к защите себя и своих близких. Правовая сфера нашей жизни не является исключением, и никто не застрахован от случаев, в которых придется защищать свои законные права и интересы. В данном контексте классик отечественной цивилистики В. П. Грибанов утверждает, что потребность в защите права или свободы возникает всякий раз, когда эти права или свободы нарушены, либо когда при их реализации создаются препятствия, возникает спор и так далее [1, с. 154].

В соответствии со статьей 2 Конституции Российской Федерации человек, его права и свободы являются высшей ценностью [2]. Провозглашая данную ценность, государство также взяло на себя обязанности ее признания, соблюдения и защиты. Согласно части 1 статьи 45 Конституции РФ: государственная защита прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации гарантируется [2]. Согласно части 2 данной статьи помимо государственной защиты каждому предоставляется право защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Отраслевым законодательством (гражданским, трудовым и так далее) развиваются и конкретизируются данные положения основного закона нашей страны.

Гражданскому праву как любой другой отрасли права присуща охранительная и защитная функции, которые достигаются путем установления правовых средств надлежащего исполнения гражданских прав и обязанностей, установления мер защиты и ответственности за гражданские правонарушения, а также использование подобных установлений в защитных целях.

Актуальность темы исследования обусловлена различными факторами: отсутствие консенсуса и плюрализм подходов в цивилистической науке к определению понятия «самозащиты», смешение «самозащиты» с другими понятиями в контексте защиты гражданских прав.

Гражданским законодательством вопрос защиты гражданских прав не оставлен без внимания. Так, данный аспект регламентируется статьями 11, 12 и 14 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ). В статье 11 ГК РФ устанавливаются два порядка защиты гражданских прав: судебный и административный. Статьей 12 ГК РФ дается формально-открытый перечень способов защиты гражданских прав, среди которых имеется «самозащита». Формально-открытый характер этого перечня заключается в том, что данной статьей допускается использование иных способов защиты предусмотренных законом. Статьи 11 и 12 с момента принятия ГК РФ претерпели незначительные изменения. Статья 14 ГК РФ, в свою очередь, посвящена непосредственно самозащите. Данная статья с момента принятия ГК РФ (период более двадцати лет) находится в неизменном состоянии. Так, согласно статье 14 ГК РФ: допускается самозащита гражданских прав; способы самозащиты должны быть соразмерны нарушению и не выходить за пределы действий, необходимых для его пресечения [3].

В теории гражданского права встречаются различные понятия, такие как «форма защиты», «порядок защиты», «способы защиты», «самозащита» и так далее. В отечественной цивилистической науке термин «самозащита» понимается в нескольких значениях: самозащита как форма; самозащита как порядок; самозащита как способ.

Форма защиты — это комплекс внутренне согласованных организационных мероприятий по защите субъективных прав и охраняемых законом интересов [4, с. 337]. Так, в гражданско-правовой науке выделяются две формы защиты субъективных гражданских прав: юрисдикционная и неюрисдикционная. Данную концепцию выдвинул А. П. Сергеев, который относит к юрисдикционной форме защиту в судебном или административном порядке, а к неюрисдикионной форме — самозащиту права [5, с. 268–270]. Дискуссионный момент состоит в том, что одни исследователи отождествляют самозащиту и неюрисдикционную форму, другие, наоборот, придерживаясь концепции В. П. Грибнова, согласно которой в самозащиту входят только действия фактического порядка [6, с. 117], выделяют самозащиту как способ, наряду с мерами оперативного воздействия и удержанием. Данный факт подмечает Мухин С. Г., он говорит, что неюрисдикционную форму, как правило, либо отождествляют с самозащитой, либо самозащиту выделяют как один из способов защиты прав в неюрисдикционной форме среди таких как меры оперативного воздействия на должника и удержание [7, с. 162]. Предполагается, что узкий подход В. П. Грибанова не является актуальным и в настоящий период содержание самозащиты пополнилось действиями юридического порядка, о чем свидетельствует обширная судебная практика, а удержание включается в меры оперативного воздействия. Данной позиции в свое время придерживался советский цивилист Ю. Г. Басин, который включал в понятие самозащиты как действия фактического характера, так и юридические акты, определяя ее как допускаемые законом односторонние действия заинтересованного лица, направленные на то чтобы обеспечить неприкосновенность права и ликвидацию последствий его нарушения [8, с. 36]. Таким образом, в рамках неюрисдикционной формы защиты остается только самозащита, что позволяет отождествлять данные понятия. Этой точки зрения придерживается Гришин П. А., который утверждает, что: размещение самозащиты в статье 12 ГК РФ не вполне логично, так как по своей природе самозащита представляет собой не способ, а особую форму самостоятельной защиты лицом своих прав и свобод без обращения в административные органы или суд [9]. Данная позиция прослеживается и в судебной практике. Так, Федеральный Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в постановлении от 02.09.2005 № А19–31891/04–9-Ф02–4244/05-С2 утверждает, что из буквального содержания положений статей 11, 14 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что защита гражданских прав и интересов может осуществляться в трех формах: судебной, административной и в форме самозащиты [10]. На основании вышеизложенного можно заключить, что самозащита является формой и констатировать необходимость исключения из статьи 12 ГК РФ «самозащиты» как способа защиты гражданских прав, а способы самозащиты определять как иные предусмотренные законом.

Неординарной является позиция исследователей, согласно которой «самозащиту» относят к порядкам защиты гражданских прав. Так, согласно статье 11 ГК РФ: защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав осуществляет в соответствии с подведомственностью дел, установленной процессуальным законодательством, суд, арбитражный суд или третейский суд; защита гражданских прав в административном порядке осуществляется лишь в случаях, предусмотренных законом [3]. В данном контексте интересным является мнение Б. М. Гонгало, который утверждает, что: экстраординарным с точки зрения правовой, но вполне справедливым, исходя из соображений справедливости, является порядок защиты гражданских прав путем самозащиты [11, с. 99]. С автором можно согласиться, действительно статьей 11 ГК РФ не учитывается, что самозащита как способ защиты гражданских прав осуществляется без обращения в уполномоченные органы. Из этого следует, что законодателю нужно внести изменения в ГК РФ, которые будут заключаться в добавлении третьего порядка, который можно назвать «самостоятельным порядком защиты гражданских прав». Для науки гражданского права предлагается воздержаться от замены «самостоятельного порядка защиты гражданских прав» на «самозащиту» в целях терминологического порядка.

Определение самозащиты как способа предусмотрено действующим законодательством — статьей 12 ГК РФ. О. А. Красавчиков, затрагивая вопросы самозащиты, пишет: своеобразным способом защиты гражданских прав является самозащита [12, с. 106]. Высказывание автора не вызывает сомнений, поскольку в данном случае необходимо исходить из внешней заданности парадигмы (решения). Действующая редакция ГК РФ (статья 12), как и все предыдущие редакции, с момента принятия, относит самозащиту к способам защиты гражданских прав. Аналогичного мнения придерживается и В. А. Максимов, который в рамках исследования генезиса самозащиты, замечает, что позиция Красавчикова О. А в точности совпадает с позицией, принятой действующим законодательством. По смыслу закона самозащита не представляет собой особый порядок защиты прав, наряду с судебным и административным порядком — статья 11 ГК РФ, закон выводит самозащиту в перечень способов защиты гражданских прав [13]. Однако авторы не учитывают то, что в рамках неюрисдикционной формы защиты гражданских прав остается только самозащита, а это позволяет их отождествлять и говорить о более широком понимании «самозащиты». К тому же статья 14 ГК РФ говорит нам о том, что у самозащиты (как у способа защиты — статья 12 ГК РФ) имеются еще способы, а это позволяет говорить о том, что статьей 14 ГК РФ самозащита относится к форме защиты гражданских прав, имеющей свои способы.

Способы самозащиты классифицируются на две группы в зависимости от характера защитительных деяний. В первую группу входят деяния фактического порядка. Фактический характер означает, что лицо может применять физические, силовые усилия для защиты субъективного гражданского права. Как правило, объектом защиты будут являться абсолютные субъективные права (жизнь, здоровье, имущество и так далее). В состав данной группы входят:

А) оборонительные и спасательные действия — действия в состоянии крайней необходимости и необходимой обороны (в случае спасения как своей жизни и имущества, так и жизни и имущества третьего лица — статьи 1066, 1067 ГК РФ), а также действия в чужом интересе без поручения в случае опасности для жизни (пункт 2 статьи 983 ГК РФ);

Б) гражданская самопомощь, к которой следует отнести различные меры, направленные на предотвращение нарушения вещных прав — устранение препятствий в пользовании вещью самостоятельно, выдворение людей из недвижимого объекта собственником, удаление и задержание чужих животных на территории собственника и иного титульного правообладателя, устранение зловредных и иных незаконно размещенных предметов (устранение незаконной рекламы) [14].

В рамках гражданской самопомощи в зависимости от защищаемого правомочия выделяют:

- владельческую самопомощь (виндикационную самопомощь) под которой понимается возможность собственника или иного владельца применить против нарушителя владения силу, необходимую для предотвращения и пресечения правонарушения, а также восстановления утраченного владения [15, с. 72]. Например, когда собственник или иной титульный владелец может самостоятельными действиями отобрать свою вещь, на которую утратил владение, пресечь нарушение и восстановить владение;

- негаторную самопомощь, к которой следует относить действия по самостоятельному устранению различных препятствий в пользовании правом [16]. В частности, устранение препятствий к проезду или стоянке автотранспортных средств, самостоятельное устранение чужих движимых и недвижимых вещей из владения правообладателя, при условии, что право лица действительно, а не мнимо — есть судебное решение об устранении препятствий в пользовании правом, но оно не исполняется. Ярким примером негаторной самопомощи в судебной практике является демонтаж объектов, находящихся на территории чужого земельного участка [17, 18].

Вторую группу составляют деяния юридического порядка, то есть деяния в рамках договорных правоотношений. В рамках данной группы объектом будут являться относительные субъективные права (к примеру, встречное материальное благо по договору). Исследуя меры оперативного воздействия, В. П. Грибанов определяет их как юридические средства правоохранительного характера, которые применяются к нарушителю гражданских прав и обязанностей непосредственно самим управомоченным лицом как стороной в гражданском правоотношении, без обращения за защитой к управомоченным органам [19]. Исследователями выделяются различные основания для классификации мер оперативного воздействия. Интересной является позиция М. С. Карпова, который предлагает классификацию мер в зависимости от цели. Он утверждает, что в меры оперативного воздействия следует включать как оперативно-обеспечительные меры, так и те которые направлены на изменение или прекращения правоотношения [20, с. 61-63]. Примерами оперативно-обеспечительных мер являются: приостановление исполнения обязательства (п. 2 статьи 328 ГК РФ) — приостановление платежа [21], одностороннее приостановление исполнения договорных обязательств по энергоснабжению [22, 23], оказанию услуг связи (пункт 3 статьи 44 федерального закона от 07.07.2003 № 126-ФЗ (ред. от 06.07.2016) «О связи») [24], приостановление работ по договору подряда (пункт 1 статьи 719 ГК РФ), отказ от оплаты некачественного выполненных работ по договору подряда (пункт 3 статьи 723 ГК РФ) [25], удержание (статья 359 ГК РФ) [27, 28, 29, 30].

К правоизменяющим относят меры направленные на изменение существующих отношений сторон. К примеру, перевод неисправного должника на аккредитивную форму расчета (форма исполнения) или на предоплату (срок исполнения). В свою очередь правопрекращающие — меры направленные на прекращение отношений между сторонами. Примерами таких мер исследователи считают: отказ предоставить встречное исполнение (пункт 2 статьи 328 ГКРФ, пункт 3 статьи 468 ГК РФ, пункт 2 статьи 483 ГК РФ, пункт 2 статьи 487ГК РФ, пункт 3 статьи 489 ГК РФ, пункт 2 статьи 542 ГК РФ), отказ от исполнения договора при наличии реальной угрозы неисполнения договора и возникновения убытков (пункт 1 статьи 821 ГК РФ), отказ от исполнения обязательства (пункт 2 статьи 328 ГК РФ); досрочное расторжение договора в одностороннем порядке [31].

Классификацию М. С. Карпова можно дополнить мерами компенсационного характера, к которым относятся: внесудебная продажа залога (статья 349 ГК РФ), внесудебная продажа удерживаемой вещи (статья 360 ГК РФ), продажа предмета договора подряда (пункт 6 статьи 720 и статья 738 ГК РФ).

Таким образом, самозащита является формой защиты гражданских прав, которая заключается в комплексе внутренне согласованных организационных мероприятий (способах) по защите субъективных прав и охраняемых законом интересов без обращения к уполномоченным государственным органам (административным или судебным). Законодателю необходимо исключить самозащиту из перечня универсальных способов защиты гражданских прав, перечисленных в статье 12 ГК РФ. В свою очередь, способ самозащиты — правомерное деяние, направленное на обеспечение неприкосновенности субъективного гражданского права от наличного нарушения либо его реальной угрозы и осуществляемое путем самостоятельных действий бездействия обладателя прав, а также действий третьих лиц по защите его жизни и имущества в состоянии необходимой обороны и крайней необходимости [32, с. 45].

Литература:

  1. Грибанов В. П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав. М.: Российское право, 1992. 207 с.
  2. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // Собрание законодательства РФ. 2014. № 31.Ст. 4398.
  3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 03.07.2016) // Собрание законодательства РФ. 1994. № 32.Ст. 3301.
  4. Гражданское право: учебник: В 3 т. Т.1. 6-е изд., перераб. и доп. Отв. ред. А. П. Сергеев и Ю. К. Толстой. М.: ГК Велби, 2004. 776 с.
  5. Гражданское право: Учебник. Ч. 1. 2-е изд., перераб. и доп. / Под ред. А. П. Сергеева и Ю. К. Толстого. М.: Теис, 1996. 552 с.
  6. Грибанов В. П. Осуществление и защита гражданских прав. Изд. 2 –е, стереотип. М.: Статут, 2001.411 с.
  7. Мухин С. Г. Самозащита в системе форм и способов защиты гражданских прав [Электронный ресурс] // Материалы XII Международной практической конференции: фундаментальные и прикладные исследования в современном мире. Доступ из электронной библиотеки «Elibrary».
  8. Басин Ю. Г. Основы гражданского законодательства о защите субъективных гражданских прав // Проблемы применения Основ гражданского законодательства и Основ гражданского судопроизводства СССР: сб. материалов. Саратов, 1971.
  9. Гришин П. А. Самозащита — форма или способ защиты гражданских прав [Электронный ресурс] // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук, 2013, № 11–2. Доступ из электронной библиотеки «Elibrary».
  10. Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 02.09.2005 № А19–31891/04–9-Ф02–4244/05-С2 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант Плюс».
  11. Гражданское право: Учебник. В 2 т. / Под ред. Б. М. Гонгало. Т. 1. М.: Статус, 2016. 511 с.
  12. Советское гражданское право. Т. 1 / под ред. О. А. Красавчикова. М.: Высшая школа, 1968. 520 с.
  13. Максимов В. А. Генезис «самозащиты» как гражданско-правовой категории в российском праве [Электронный ресурс] // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России, № 1 (69), 2016. Доступ из электронной библиотеки «Elibrary».
  14. Южанин Н. В. Самозащита гражданских прав: вопросы теории [Электронный ресурс] // Юрист. 2015. № 19. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант Плюс».
  15. Дженкс Э. Свод английского права. М.: Юридическое издательство НКЮ СССР, 1974. 520 с.
  16. Южанин Н. В. Негаторная самопомощь: исторические предпосылки и современность [Электронный ресурс] // Юристъ-правоведъ. 2016. № 1 (74). Доступ из справ.-правовой системы «Консультант Плюс».
  17. Апелляционное определение СК по гражданским делам Курганского областного суда от 25 марта 2014 года по делу № 33–881/2014 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант Плюс».
  18. Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 24.05.2012 № 33–7090/2012 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант Плюс».
  19. Грибанов В. П. Пределы применения мер оперативного характера при поставках продукции [Электронный ресурс] // Советская юстиция. 1968. № 7. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант Плюс».
  20. Карпов М. С. Гражданско-правовые меры оперативного воздействия. М.: Статут, 2004. 141 с.
  21. Постановление ФАС Московского округа от 05.04.2012 по делу № А40–77700/11–76–498 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант Плюс».
  22. Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 26.05.2010 по делу № А79–8038/2009 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант Плюс».
  23. Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 29.04.2010 по делу № А52–24745/2009 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант Плюс».
  24. Решение Арбитражного суда Удмуртской Республики от 27.12.2010 № А71–13146/2010 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант Плюс».
  25. Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 07.02.2012 по делу № А63–1113/2008 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант Плюс».
  26. Постановление ФАС Московского округа от 23.03.2011 по делу № А40–58578/10–91–470 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант Плюс».
  27. Постановление ФАС центрального округа от 20.04.2012 по делу № А09–4960/2011 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант Плюс».
  28. Решение Арбитражного суда Ростовской области № А53–24192/2013 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант Плюс».
  29. Постановление ФАС Поволжского округа от 6 апреля 2005 г. № 49–10031/04–80/24 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант Плюс».
  30. Постановление ФАС Центрального округа от 10 октября 2006 г. № А09–11799/04–9 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант Плюс».
  31. Решение Арбитражного суда г. Москвы от 31 декабря 2013 г. № А40–93324/13 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант Плюс».
  32. Микшис Д. В. Самозащита гражданских прав. СПб.: Издательство «Юридический центр-Пресс», 2013. 310 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle