Библиографическое описание:

Гудзь А. С. Ноу-хау как предмет предпринимательской деятельности и объект гражданско-правовых отношений // Молодой ученый. — 2016. — №23. — С. 330-332.



Принятие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) кардинальным образом повлияло на структуру гражданско-правовых отношений в части правовой охраны и использования секретов производства (далее — ноу-хау).

Ранее существовавший режим фактической монополии, применявшийся для целей правовой охраны производственных, технических, экономических, организационных и иных сведений, имевших действительную или потенциальную коммерческую ценность в. силу неизвестности их третьим лицам, был заменен режимом исключительных прав — на указанные сведения. Подобное решение законодателя является далеко не бесспорным, поскольку заложенный в нем механизм — «почти уникальный, случай в развитии правовой мысли», не применяемый ни в одном государстве с развитым правопорядком [3, с. 1].

Деятельность государства по совершенствованию правового регулирования отношений по использованию результатов интеллектуальной деятельности способствует развитию инновационного направления в предпринимательской деятельности. Эффективный правовой механизм регулирования коммерческого использования такого результата интеллектуальной деятельности как ноу-хау обеспечивает благоприятный инвестиционный климат для производства и повышение экономических показателей развития государства [3, с. 1].

Введение в действие части IV ГК РФ и главы 75 «Право на секрет производства (ноу-хау)» определило роль и место нормативно-правового акта в историческом развитии правового регулирования отношений, касающихся охраны ноу-хау, нельзя недооценить.

В свою очередь, его принятие не разрешило научно-теоретические споры, существовавшие ранее в правовой доктрине, вновь обострив научную полемику по проблемам правовой охраны ноу-хау [3, с. 1].

С 1 января 2008 года законодатель провозгласил существовавший ранее правовой механизм охраны ноу-хау в виде фактической монополии — исключительным правом. Данное обстоятельство является основным теоретическим противоречием [3, с. 1].

Эффективность применения гражданско-правовых норм в производственной деятельности предпринимателей напрямую зависит от совершенствования действующего законодательства в целях устранения имеющихся противоречий между действующими нормами права и существующими отношениями в предпринимательской деятельности [3, с. 1].

В свете сложившейся ситуации для выбора консенсуального решения как ни к стати в призме времени приобретают актуальность слова Иоффе О. С.: «для всестороннего ознакомления с сущностью договора он должен быть изучен как юридический факт, и как правоотношение, и как форма, используемая при его заключении», интерпретируя данное противоречие.

Ноу-хау давно вошло в деловой оборот и нередко выступает предметом сделок юридических лиц. Правовые аспекты регулирования договоров о передаче ноу-хау уже достаточно проработаны, в то время как учетные аспекты данной проблемы продолжают вызывать затруднения [3, с. 1].

Став предметом предпринимательской деятельности, например, коммерческих сделок, ноу-хау оказались объектом гражданско-правовых отношений.

В соответствии со статьей 138 ГК РФ исключительное право гражданина или юридического лица на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, индивидуализации продукции, выполняемых работ или услуг обозначено термином «интеллектуальная собственность» [1, с. 213].

Ноу-хау, подобно интеллектуальной собственности, является результатом интеллектуальной деятельности, права на который охраняются государством. Во многих странах предусмотрены специальные правовые режимы охраны ноу-хау. Однако из этого нельзя сделать однозначный вывод о принадлежности ноу-хау к классу объектов интеллектуальной собственности. Мнения правоведов в данном вопросе разделяются. Так, некоторые полагают, что права на ноу-хау можно признать исключительными и причислить их к нетрадиционным объектам интеллектуальной собственности. Другие утверждают, что право на ноу-хау не носит исключительного характера, так как в соответствии с действующими правовыми нормами не подлежит преследованию лицо, которому секретная информация, составляющая сущность ноу-хау, стала известна законным путем [2, с. 23].

Тем не менее, нельзя не признать, что имеется ряд отличий в правах на ноу-хау (или коммерческую тайну) от прав на объекты интеллектуальной собственности. Первые не носят исключительного характера и не ограничены в сроках (охраняются до тех пор, пока выполняются условия отнесения информации к коммерческой тайне), а также не требуют государственной регистрации [7, с. 1].

Ноу-хау нередко становится предметом сделок и особенно часто применяется внутри групп компаний, с целью перераспределения затрат. Как уже говорилось выше, ноу-хау это секрет производства, который имеет коммерческую ценность. Часто владелец ноу-хау стоит перед вопросом — оформлять патент на объект исключительных прав (изобретение, полезную модель или промышленный образец) или оставить этот секрет в режиме коммерческой тайны [4, с. 23].

Так, оформление патента, с одной стороны дает гарантию защиты прав, но с другой стороны делает изобретение общеизвестным (то есть появляются возможности незаконного использования). Кроме того, по истечении срока действия исключительного права изобретение, полезная модель или промышленный образец в соответствии со ст. 1364 ГК РФ переходит в общественное достояние. Поэтому, некоторые компании предпочитать часть секретов производства не патентовать, а охранять в режиме коммерческой тайны[2, с. 24].

Соответственно, один из главных признаков ноу-хау, позволяющих отличить его от других объектов интеллектуальной собственности — в отношении этих сведений должен быть введен режим коммерческой тайны [6, с. 1].

Однако, информация, содержащаяся в ноу-хау, выступает в качестве ключевого элемента промышленного шпионажа по причине отсутствия патентной защиты содержащейся информации [5, с. 1].

Известно, что посредством института исключительных прав третьи лица юридически отстраняются (исключаются) от возможных актов подражания, повторения, копирования и использования охраняемого результата интеллектуальной деятельности. Возможность устранения третьих лиц от использования известного и признанного результата такой деятельности и запрет на его копирование являются ключевыми признаками исключительного права и составляют так называемую негативную его сторону. Непременное условие установления режима исключительных прав — презумпция знания третьими лицами предмета того, что может быть ими использовано или подвергнуто копированию. Конструкция юридической монополии базируется на механизме исключения из числа управомоченных на использование, а не на, механизме исключения от доступа к тем либо иным сведениям, что характерно для фактической монополии [5, с. 1].

Вывод об отсутствии принципа исключительности в праве на ноу-хау выявляет необходимость совершенствования законодательства о ноу-хау. При этом требуется выяснить целесообразность, коррекции в отношении общих норм, относящихся ко всем результатам интеллектуальной деятельности [7, с. 1].

Право на секрет производствам (ноу-хау) входит в права на результаты интеллектуальной деятельности независимо от принципа исключительности, что соответствует логическому построению кодифицированного акта [7, с. 1].

Третьи лица не могут без согласия обладателя ноу-хау знакомиться с его содержанием, проникать в его тайну, не могут раскрывать его третьим лицам, не могут применять его в практической деятельности. При этом, лицо, самостоятельно и добросовестно получившее информацию, вправе использовать ее без каких-либо ограничений. Всякий добросовестный обладатель сведений о решении вообще вправе его свободно использовать, для него никакие ограничения не действуют. Таким образом, обладатель секрета производства получает своеобразное право, не являющееся при этом абсолютным. Правообладателю не требуется никакого права запрещать третьим лицам осуществление принадлежащих ему прав в каждом отдельном случае, такой запрет в общей форме изначально установлен законодательством [6, с. 1].

Значимость проблемы правового регулирования правоотношений, складывающихся по поводу ноу-хау, постоянно возрастает в наш век нанотехнологий и развития глобальных сетей коммуникаций [6, с. 1].

Этот вопрос приобретает особую остроту в свете провозглашения необходимости построения в России инновационной модели экономики. Решение данного вопроса является насущной проблемой законодательства [5, с. 1].

Принятие Федеральных законов «О коммерческой тайне», «Об информации, информационных технологиях и защите информации» и четвертой части ГК РФ, а также внесение соответствующих изменений в его часть первую и иные нормативные акты привели к возникновению и (или) оформлению новых объектов права и соответствующих правовых институтов, среди которых важное место занимает институт секрета производства (ноу-хау). Вместе с тем сформированная нормативная база для регулирования рассматриваемых отношений не сняла остроты научных споров о понимании исследуемого объекта права, о его признаках и особенностях, назначении и смысле применения, о месте института секрета производства (ноу-хау) в системе права и законодательства России [7, с. 1].

Определение ноу-хау, содержащееся в статье 1465 ГК РФ, порождает ряд теоретических проблем, так как не содержит всех существенных признаков, которым должна отвечать информация, подпадающая под понятие ноу-хау. В этой связи актуальным видится вопрос наиболее четкого формулирования как с теоретической, так и с правоприменительной точки зрения определения понятия ноу-хау [7, с. 1].

Из понимания ноу-хау как результата интеллектуальной деятельности следует обоснованность возникновения интеллектуальных прав на него в полном объеме. Признание и законодательное закрепление интеллектуальных прав на ноу-хау позволяет распространить на ноу-хау общие принципы правовой охраны интеллектуальной собственности и в полной мере использовать его в гражданском обороте при совершении сделок. В то же время сохранение режима конфиденциальности необходимо для охраны сущности ноу-хау и предотвращения незаконного его раскрытия [6, с. 1].

Литература:

  1. Абрамова Е. Н. Гражданское право. — 1-е изд. — М.: РГ Пресс, 2010. — 316 с.;
  2. Лупенко О. Некоторые особенности передачи ноу-хау // Бизнес и закон. — 2010. — № 1. — С. 17–26;
  3. Как учесть ноу-хау организации? // buh.ru. URL: http://buh.ru/articles/documents/13540/ (дата обращения: 11.11.2016);
  4. Ноу хау (Know how) // taxslov.ru. URL: http://taxslov.ru/n5.htm (дата обращения: 11.11.2016);
  5. Право на секрет производства (ноу-хау) в предпринимательской деятельности // dissercat.com. URL: http://www.dissercat.com/content/pravo-na-sekret-proizvodstva-nou-khau-v-predprinimatelskoi-deyatelnosti (дата обращения: 11.11.2016);
  6. Ноу-хау и патентная форма охраны // dissercat.com. URL: http://www.dissercat.com/content/nou-khau-i-patentnaya-forma-okhrany (дата обращения: 11.11.2016);
  7. Секрет производства (ноу-хау), как объект права интеллектуальной собственности // dissercat.com. URL: http://www.dissercat.com/content/sekret-proizvodstva-nou-khau-kak-obekt-prava-intellektualnoi-sobstvennosti (дата обращения: 11.11.2016).

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle