Библиографическое описание:

Елизова Л. А. Проблема исследования понятия «гражданин» в различных методологических традициях // Молодой ученый. — 2016. — №23. — С. 586-588.



Исследование понятия «гражданин» в современном глобальном мире актуализирует определенные методологические подходы, посредством которых раскрывается данное понятие.

В анализе понятия «гражданин» мы применили определенное соотношение западной и отечественной науки. Западная наука в своих исследованиях гражданина опирается на два исторически сложившихся подхода — либеральный и консервативный. Данные подходы к изучению существующего явления предполагают анализ общества и государства с позиций определения и закрепления, имеющихся у личности степеней свободы, по принципу большего или меньшего наделения гражданина такими степенями свободы соответствующими законами в государстве. Такое представление о гражданине сформировалось в результате развития древнеримского права, в котором полноправные граждане («cives») обладали наибольшим количеством степеней свободы по сравнению с другими категориями населения — латинами и иностранцами.

Как пишет Т. Моммзен: «Свобода гражданина — это определение обязанностей, которые несет гражданин перед государством» [1, с. 25]. Таким образом, понятие свободы, по сути, совпадало с правосубъектностью. Для отдельного гражданина свобода была органически связана с обладанием собственным хозяйством, избавлявшим от необходимости работать на другого. В отличие от других стран древности, где между свободными и рабами было много промежуточных слоев, в Древней Греции и Риме рабство и свобода четко противопоставлялись друг другу и свобода, полностью осознавалась, именно как, противоположность рабству. Также и коллективная свобода граждан полиса и республики осознавалась в качестве противоположности восточным странам, «где свободен только царь, а остальные — его подданные» [2, с. 7].

Еще одним ярким примером в истории является представление о гражданине, сложившееся в эпоху Просвещения. Согласно либеральному подходу, гражданин как личность наделен значительным количеством степеней свободы, ограниченной исключительно запретами, установленными законом. Так, Дж. Локк пишет: «Свобода людей, находящихся под властью правительства, заключается в том, чтобы иметь постоянное правило для жизни, общее для каждого в этом обществе и установленное законодательной властью, созданной в нем…» [3, с. 274]. Согласно консерватиному подходу, гражданин наделен количеством степеней свободы, ограниченной социальными внеправовыми нормами (нормами господствующей идеологии, общественного идеала и т. п.). Так, Ж.-Ж. Руссо отмечает: «Существует, следовательно, исповедание веры чисто гражданское, но как правило общежития, без которого невозможно быть ни добрым гражданином, ни верным подданным» [4, с. 291–292]. Дальнейшая разработка понятия «гражданин» получило в немецкой классической философии. В частности, центральной идеей философии И. Канта — это антитеза свободы и природы, прямое выражение постулируемой ею раздвоенности всего существующего на мир явлений, совокупность которых образует природу, и на его первооснову — мир «вещей в себе», пребывающий по ту сторону категориальных определений природы. Необходимость, каузальные отношения, так же как и пространство, и время относятся лишь к миру явлений, мир «вещей в себе» свободен от этих определенностей и поэтому образует царство свободы — свободы от неумолимых законов природы.

Как видим, И. Кант с одной стороны, доказывает безусловную подчиненность явлений законам природы, строжайшему детерминизму, а с другой столь же решительно настаивает на том, что свобода — первое, довременное звено причинно-следственной цепи событий. Правда, существование этой изначальной свободы недоказуемо, она непознаваема, сверхчувственна, трансцендентна.

Для И. Канта проблемой является то, каким образом можно гарантировать наибольшую возможную свободу, чтобы свобода одного человека не мешала свободе другого. Именно на фоне этой проблемы он формулирует универсальный юридический принцип, который должен гарантировать и свободу, и сосуществование: «право — это совокупность условий, при которых произвол одного [лица] совместим с произволом другого с точки зрения всеобщего закона свободы» [5, с. 253]. Другими словами, кантовский фундаментальный естественный или рационально-правовой принцип формулирует условия, при которых свободный выбор одного человека может быть согласован со свободным выбором другого человека в соответствии со всеобщим законом свободы, что также соответствует консервативному подходу.

Таким образом, в соответствии с подходами, существующими в западной науке, гражданин выступает в качестве свободного субъекта, приоритетным значением для которого обладают правовые нормы, роль которых завышается по сравнению с другими внеправовыми социальными нормами.

Напротив, в соответствии с методологическим подходом, сформировавшимся в русской философии, гражданином является более или менее совершенная личность, положение которой обусловлено гармоничным сочетанием правовых и внеправовых социальных норм. В русской философии представление о гражданине, согласно которому положение гражданина в общественно-политической жизни общества актуализировалось всей совокупностью социальных норм — правовых, религиозных, норм морали и других и сформировалось еще на начальных ее этапах. Философскими учениями были восприняты традиции русского общества. В России идеи формирования соборного государства, идеи власти лучших людей разрабатывались с IX-XIII вв., когда христианство принесло идеал совершенства. В трудах русских святых отцов и философов разрабатывался подход к построению государства на основе представлений о красоте, гармонии человека и общественной жизни. Так, мыслитель русского Средневековья, автор «Диопрты» — философско-антропологической концепции человека, Филипп Пустынник писал: «Человек, как венец творения, явил собой гармоничное сочетание духа и плоти…только в человеке проступает духовное начало, что возвышает его над всеми тварями, с одной стороны, а с другой стороны, делает его сущность и существование двойственными, дуалистичными, противоречивыми…» [6, с. 148]. Таким образом, эти два, противоположные начала в человеке, и составляют диалектическое единство его естества.

В XVIII и XIX веках диалектическая исследовательская линия была продолжена. В. Ф. Одоевский в своем произведении «Русские ночи» пишет: «…человеку, приступающему к науке, предающемуся искусству, любви, нужноверить,что наука, искусство и любовь ему приступны, словом, верить, что он может победить природу, что он может изобразить ее или сотворить ее, что он может любить людей, — словом, верить в свое совершенствование, в свое достоинство. Эта вера есть альфа и омега всех трех стихий человечества, без нее ни одно самое простое действие человека не может начаться — и, наоборот, на конце ученых изысканий он находит нечто, чему он должен верить, в восторге вдохновения он находит творца, в общей связи людей видит провидение. Оттого вера врождена человеку, и человек находит ее на всех ступенях совершенствования» [7, с. 35]. Мы полагаем, что без такого единства человеческие отношения будут строиться по формуле «человек человеку — волк», как это происходило в буржуазном европейском обществе.

Российские исследователи традиционно разрабатывали тематику, связанную с проблемами взаимоотношений личности (гражданина) и государства. Представители русской философии неоднократно указывают на то, что общество должно выбирать такой состав своих соборных представителей, который с возможно большей полнотой и объективностью отображал бы общественное мнение по наиболее актуальным вопросам жизни не какой-то отельной социальной группы или групп, а всего обществ в целом. Соборная личность в своих проявлениях выступает как путь совершенствования личностного, государственного и общественного устройства, учитывающего естественность общественного развития. На этом основании можно заключить: соборная личность раскрывается мерами совершенства: красотой, служением, добродетелью, гармонией и т. д., раскрывая свое совершенство в содержании более или менее совершенных общественных отношений, а власть является существенным оформлением социальной жизни соборной личности-государства.

Так, В. В. Ильин пишет: «Настоящего гражданина отличают четыре основных качества: свойственное ему чувство собственного духовного достоинства, его внутренняя свобода, превращенная в самостоятельную дисциплину, взаимное уважение и доверие, которое связывает его с другими согражданами и с государственной властью и, наконец, переживание и осуществление своих прав как вменяемых самому себе обязанностей, а своих обязанностей, как своих драгоценных и почетных прав» [8, с. 122]. Таким образом, гражданин руководствуется своими внутренними ориентирами в зависимости от той или иной системы воспитания, своей роли в обществе и государстве.

Великий педагог В. А. Сухомлинский особо подчеркивает: «У человека с глубоко развитым чувством гражданского достоинства собственное, личное видение мира, все, что совершается вокруг него, он рассматривает через призму общественной значимости: то, что, казалось бы, не касается его личности, входит в его душу как личное чувство гражданской чести и гордости, начинается с эстетическим наслаждением высоким моральным поступком, понимания идейной сути морального благородства» [9, с. 268]. То есть гражданин в традициях русской философии — это совершенная личность.

Тем самым, в традициях русской философии осмысление личности и общества принципиально отличается от концепции самодостаточной, свободной личности западного общества. Так, Н. М. Чуринов отмечает: «…две концепции развертывания личности, а именно: развертывание ее по «концепции» совершенства и развертывания ее по «концепции» свободы заслуживают равного уважения, и они выступают как альтернативы равной силы, если каждая из двух альтернатив корреспондируется с соответствующим ей типом общества…» [10, с. 13]. Мы согласны, что только исходя из условия существования того или иного типа общества, можно говорить об адекватной данному типу общества модели взаимодействия гражданина и государства.

Таким образом, в западной науке преобладает либеральный и консервативный исследовательские методологические подходы, основанные на принципе антропоцентризма и дуализма, где гражданин выступает как свободный или трансцендентальный субъект, который с одной стороны строго придерживается принятых в государстве норм права, а с другой — придерживается социальных норм, заключенных в принятом общественном договоре или в принятой социальной идеологии. В отечественной же традиции предполагается раскрытие явления гражданина в плане принципов всеобщей связи и единства мира, где гражданином выступает субъект, придерживающийся гармоничного сочетания правовых и внеправовых социальных норм.

Литература:

  1. Моммзен Т. История Рима. СПб.: Лениздат, 1993. — 269 с.
  2. Человек и общество в античном мире. М.: Наука, 1998. — 526 с.
  3. Локк Дж. Сочинения: В 3 т. Т. 3. — М.: Мысль, 1988. — 668 с.
  4. Руссо Ж.-Ж. Об общественном договоре. Трактаты / Пер. с фр. — М.: «КАНОН-пресс», 1998. — 416 с.
  5. Кант И. Сочинения: В 8 т. / Под общ. ред. А. В. Гулыги. Т. 6. М.: Изд-во Чоро, 1994. — 612 с.
  6. Громов М. Н., Козлов Н. С. Русская философская мысль X-XVII веков. М.: Изд-во МГУ, 1990. — 288 с.
  7. Одоевский В. Ф. Сочинения: В 2-х Т. Т.1. Русские ночи. Л., 1975. — 319 с.
  8. Ильин В. В. Политика и жизнь: предпосылки консенсуса // Вестник МГУ. Серия 12: Политические науки. 1995. № 6. С. 121–125.
  9. Сухомлинский В. А. Рождение гражданина. М.: Молодая Гвардия, 1971. — 336 с.
  10. Чуринов Н. М. Идеология, теоретическая строгость и «европейское умственное иго» // Теория и история. 2005. № 1. С. 5–15.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle