Библиографическое описание:

Рахматуллин Р. Ю. О субъекте творчества // Молодой ученый. — 2016. — №23. — С. 591-593.



Проблема творчества относится к числу классических тем философии. Тема остается широко обсуждаемой и в современной философии: только в электронной научной библиотеке eLIBRARY.RU мы обнаружили более 13000 статей на эту тему! При этом приходится утверждать, что ясности эти многочисленные публикации не добавляют. При анализе этой проблемы, как правило, возникает вопрос: является ли творчество имманентным свойством всей Вселенной? Этот вопрос связан с более широким вопросом: обладает ли материя свойством саморазвития? Отвечая на второй вопрос, В. Е. Кемеров определяет развитие как «понятие, характеризующее качественные изменения объектов, появление новых форм бытия, существование различных систем, сопряженное с преобразованием их внутренних и внешних связей» [1, 577]. В основном под развитием философы понимают качественный изменения. Но такие изменения мы наблюдаем повсюду: превращение воды в лед, появление цветков на дереве весной, рождение ребенка, строительство нового дома и т. д. Но можно ли все это называть творчеством? Например, появление Солнечной системы из космической пыли (гипотеза И. Канта) несомненно есть развитие, но кто является его творцом, субъектом творения? В соответствии с религиозной онтологией, Бог. Сторонники диалектического материализма говорят, что материя способна саморазвитию, она постоянно порождает новые формы бытия. А по отношению к появлению качественно новых типов поведения, новых типов жилья в органическом мире субъектом творчества нужно признать тогда какую-то особь или вид животного. И такое понимание творчества существует: английский философ науки Альфред Уайтхед прямо указывают, что «организмы могут творить свое окружение» [2, с. 173]. И еще одно его высказывание: «Никакая сущность не может быть отделена от понятия креативности» [1, с. 300].

Есть сторонники такого понимания творчества и субъекта творчества и в России. К ним, например, относятся психологи В. П. Зинченко и Я. А. Пономарёв. Поддерживая Уайтхеда, Зинченко замечает: «А. Н. Уайтхед укорял классическую науку за ее неспособность представить креативность как основное свойство природы, в силу которого реальный мир приобретает присущий ему характер временного перехода к инновации. Он был прав, ведь, строго говоря, любой жизненный акт, в том числе и любая форма активности, независимо от того, бессознательна она или сознательна, должны характеризоваться как творческие. Даже самое элементарное живое движение неповторимо, как отпечаток пальца (Н. А. Бернштейн), неповторимо и произнесение любого слова (А. А. Потебня). Это означает, что в самой организации живого (вещества, существа) имеются природные, если угодно онтологические, основания создания нового» [3, с. 341]. Я. А. Пономарёв же считает творчество человека как одну из множества существующих форм порождения нового, и рассматривает творчество как имманентной свойство всей природы: «Творчество в широком смысле рассматривается здесь как механизм развития, как взаимодействие, ведущее к развитию; творчество человека — как одна из конкретных форм проявления этого механизма» [4, с. 9]. Думается, что такое понимание природы творчества имеет право на существование, но она не может объяснить факт порождения классов объектов, которые обозначаются в логике как родовые понятия: «электрон», «звезда», «бабочка», «человек», «государство».

Мы полагаем, что творчеством все-таки является лишь человеческая способность создавать новое. Понятно, что такая способность имеет онтогенетические основания, на которые указывают сторонники эволюционной эпистемологии Д. Кэмпбелл, К. Лоренц, К. Поппер и др. Но создание периодической системы химических элементов Д. Менделеевым и выработка коровами молока из травы содержат совершенно разные алгоритмы появления нового. Поэтому мы поддерживаем тех, кто считает творчество категорией, характеризующей только человеческую деятельность. В частности, мы встретили именно такое понимание творчества: в одном из лучших отечественных справочных издание по философии: «Творчество — категория философии, психологии и культуры, выражающая собой важнейший смысл человеческой деятельности, состоящий в увеличении многообразия человеческого мира в процессе культурной миграции», — пишут И. А. Бескова и И. Т. Касавин [5, с. 954]. В «Современном философском словаре» творчество также характеризуется В. Е. Кемеровым как: «деятельность человека, созидающая новые объекты и качества, схемы поведения и общения, новые образы и знания» [1, с. 704].

Употребление в дефинициях творчества определяющего слова «новое» порождает при этом еще одну проблему: существует «новое» для индивида, например, новый способ сосать соску у определенного ребенка, и существует «новое» в смысле появления того, что значимо для всех, общества, народа, государства. Именно к второму понимания творчества как созидания нового склонен уфимский философ С. Н. Семенов, который пишет: «Смысл творчества ˂…˃ соучастие человека в развитии природы, общества и себя самого как приобщение к великим силам, движущим миром. В творчестве человек перестает быть продуктом обстоятельств ˂…˃, а становиться субъектом, деятелем, приобретает реальную свободу» [6, с. 67].

Профессор А. И. Столетов предлагает разделять понятия «творчество» и «креативность». В докторской диссертации и ряде других работ он приводит доводы, что креативность является основой и движущей силой творчества, которая реализует себя в творческом процессе. Это определенное психологическое состояние вдохновения, потенции, обладающий особым качеством и направленностью процесс, выступающий «душой» творчества [7; 8; 9]. Если будем исходить из такой интерпретации понятия «творчество», тогда следует признать, что понятия «детское творчество», «творчество народов Древнего Китая», «творчество малых народов» и т. п. имеют совершенно другое содержание и обозначают, видимо, какие-то достижения в области искусства, характерные для определенной демографической культуры или субкультуры, социальной группы.

Таким образом, на вопрос «кто есть субъект творчества?», мы отвечаем: человек. В этом случае под человеком мы имеем в виду как индивида, так и человека, понимаемого как родовое существо.

Что касается процесса появления нового в природе, то мы этого не отрицаем. Но для обозначения этого процесса, думается, нужно употреблять другую терминологию, например, «развитие», «порождение», «формирование», «возникновение», «генезис» и т. п. Эти термины близки по содержанию к понятию «творчество». Если исходить из принципа единства мира, то должны быть онтологические основания творчества [10; 11]. Мы полагаем, что онтологическим основанием творчества являются надматериальные и надпсихические структуры, подобные платоновским идеям. К. Г. Юнг называл их архетипами, в современной науке и философии для их обозначения нередко стали употреблять термин «фрактал» [12; 13; 14]. Скорее всего, именно их проекция на разные уровни существования материального и духовного способна порождать то, что принято называть новым. Однако это не означает, что природа обладает свойством творчества.

Выводы:

  1. Субъектом творчества является индивид, человек как родовое существо и социальная группа.
  2. Онтологическими основаниями творчества являются «порождающие структуры», которые в разное время назывались по-разному — идеи (эйдосы), формы, архетипы, фракталы.

Литература:

  1. Кемеров В. Е. Развитие // Современный философский словарь. М.: Академический проект, 2004. 864 с.
  2. Уайтхед А. Н. Избранные работы по философии. М.: Прогресс 1990. 717 с. С. 173.
  3. Зинченко В. П. Сознание и творческий акт. М.: Языки славянских культур, 2010. 592 с.
  4. Пономарёв Я. А. Психология творчества. М.: Наука, 1976. 304 с.
  5. Бескова И. А., Касавин И. Т. Творчество // Энциклопедия эпистемологии и философии науки. М.: «Канон» РООИ «Реабилитация», 2009. 1248 с.
  6. Семенов С. Н. Творческое мышление (сущность механизмы и пути оптимизации): Уфа: РИО Баш ГУ, 2005. 144с.
  7. Столетов А. И. Онтология художественного творчества: дис.... д-ра филос. наук. Уфа, 2009.
  8. Столетов А. И. К построению философской концепции креативности // Социально-гуманитарные знания. 2007. № 12. С. 462–472.
  9. Столетов А. И. Сущность креативности и её типы // Международный журнал исследований культуры. 2014. № 4 (17). С. 43–52.
  10. Столетов А. И. Онтология творчества. Уфа: Вагант, 2008. 208 с.
  11. Лукманова Р. Х., Столетов А. И. О даосско-буддийской трактовке сущности творчества // Ученые записки Казанского университета. Серия: Гуманитарные науки. 2014. Т. 156. № 1. С. 94–105.
  12. Рахматуллин Р. Ю., Семенова Э. Р. Онтологические основания идеи федерализма в свете философии права // Вестник ВЭГУ. 2010. № 4. С. 50–55.
  13. Рахматуллин Р. Ю. Фрактальная концепция творчества // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2015. № 7–1 (57). С. 145–147.
  14. Рахматуллин Р. Ю., Миняшева Г. И. О генезисе правовых норм (онтологический аспект) // Вестник ВЭГУ. 2005. № 1. С. 68–71.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle