Библиографическое описание:

Исмаилова Ф. З., Солметова М. Н., Сафаров Х. Х., Тохтаев Г. Ш., Тухтамурод З. З. Влияние верапамиловой мази на очаговую алопецию // Молодой ученый. — 2016. — №23. — С. 144-147.



Актуальность. В последнее время особенно актуальной становится проблема преждевременной потери волос. Это обусловлено широкой распространенностью и всё возрастающим ростом заболеваемости различными формами алопеции, а также большими трудностями в разработке эффективных методов терапии [1,2,6,10]. Очаговое облысение остается заболеванием с неясной этиологией и до конца не изученным патогенезом. Развитие этого заболевания приводит к снижению качества жизни, социально-адаптивных возможностей, способствует появлению невротических расстройств, а иногда и более тяжелых психопатологических состояний [1,2,7]. Поэтому весьма актуальным является поиск новых лекарственных средств для терапии больных очаговой алопецией (ОА) [5]. В последние годы также большое внимание уделяется изучению блокаторов кальциевых каналов, в частности верапамила, в отношении воздействия его на различные структуры кожи, а именно на эпидермис и сосудистый аппарат дермы. В этой связи представляется интересной работа М. Ю. Парфеновой и соавторов [3], в которой изучалось влияние верапамиловой мази на эпидермис с целью выяснения активности отдельных звеньев метаболических процессов, связанных с кератинизацией и дифференцировкой эпителиоцитов, как в культуре клеток, так и у больных псориазом. Полученные в исследованиях на культуре клеток результаты послужили основанием для дальнейшего изучения верапамиловой мази с определенной концентрацией препарата в дерматологической клинике. Поскольку в экспериментальных исследованиях было показано влияние верапамиловой мази на процессы кератинизации и пролиферации кератиноцитов [8], представлялось интересным изучение ее влияния на пролиферативную активность волосяных фолликулов.

Согласно последним литературным данным [1,6,9,10] выделяют шесть основных причин облысения: генетические, стресс, несбалансированная диета, нутрицевтики, потребление высоких доз витамина А, расстройства здоровья, медицинские (цитостатики, пероральные контрацептивы, рентгеновское облучение и др.), экологические факторы.

В жизни каждого волосяного фолликула наблюдается определенная цикличность. Во время фазы роста (анагена) происходит активное непрерывное деление недифференцированных клеток стержня волоса, что позволяет ему расти со скоростью 0,3–0,4 мм в день или примерно 1см. в месяц. С течением времени процесс митоза останавливается, волосяной фолликул переходит в фазу покоя (тлогена) и самопроизвольно выпадает. Ежедневная диффузная потеря волос равномерно по всей поверхности волосистой части головы является физиологическим процессом. В том числе к физиологическому выпадению волос относят послеродовую, постпубертатную и пресенильную алопеции [6, 9,10].

В подавляющем большинстве случаев при очаговой алопеции (ОА) имеет место нарушение жизненного цикла волосяного фолликула, которое характеризуется преждевременным окончанием фазы анагена и вступлением значительного числа волосяных фолликулов в фазу телогена (телогеновый механизм выпадения) или несвоевременным переходом в фазу анагена фолликулов, потерявших волосы в конце нормальной фазы телогена (анагеновый механизм выпадения) [9,10]. Хронические телогеновые выпадения волос могут вследствие атрофии фолликулов привести к значительному истончению и поредению волос. В случае ОА большей частью поражаются волосяные фолликулы головы, а не волосы других регионов. Это связано с тем, что на голове находится 85 % чувствительных, митотически активных анагеновых фолликулов, а нечувствительные, митотически не активные телогеновые фолликулы составляют 15 %. На других участках кожного покрова телогеновые фолликулы составляют от 60 % до 90 % [1,6].

Симптоматическое локальное выпадение волос является результатом эндогенного или реже экзогенного повреждения анагеновых волосяных фолликулов. Реализация негативного воздействия чаще происходит гематогенным путем, поэтому степень поредения волос зависит от длительности и интенсивности воздействия провоцирующих факторов. Симптоматические алопеции носят обратимый характер, хотя могут протекать хронически. Клинически ОА проявляется выпадением волос по всей волосистой части головы при непораженной коже [6,9,10].

Целью работы явилось изучить эффективность комплексной терапии ОА с использованием верапамиловой мази.

Проведены клинические наблюдения у 46 больных очаговой алопецией в возрасте 19–45 лет, проживающих в Ташкентской области. Диагноз ОА устанавливали на основании жалоб пациента, данных клинического и инструментального обследования, наличия очагового выпадения волос в теменной и/или затылочной областях.

Материалы и методы. Все больные были разделены на 2 группы. В каждой группе было по 23 больных в возрасте от 19 до 45 лет. Средний возраст больных 34,6±12,8 лет. Длительность заболевания составила от 0,5 до 10 лет (средний показатель — 3,7±3,8 лет). Обе группы были верифицированы по полу, возрасту и длительности заболевания. Больным второй группы применяли верапамиловую мазь 0,1 %, приготовленную в аптеке ташкентского областного кожвендиспансера. Всем больным до и после лечения проводились следующие исследования: дерматологический осмотр с изучением анамнеза основного заболевания, определялся уровень Са++ в венозной крови кинетическим методом. Контрольную (первую) группу составили больные с ОА, получавших стандартное лечение. Клиническую разновидность заболевания оценивали в соответствии с общепринятой классификацией, с учетом распространенности поражения, количества и локализации очагов.

Результаты исследования. Почти половина (44,3 %) пациентов имела давность заболевания в пределах года, треть (32,9 %) — от года до 3 лет и более четверти (22,8 %) — свыше 3 лет. ОА в большинстве случаев (57 %) протекала с многократными рецидивами. Длительность ремиссии варьировала от 3 месяцев до года. 41,4 % больных имели один рецидив в год, 40 % — два, остальные 18,6 % — более трех. 87,1 % больных ранее получали лечение по месту жительства у дерматологов, а также у трихологов.

В результате исследования у больных 1 группы рост волос начинался с 3 месяца лечения. После основного курса клиническое выздоровление отмечено у 12 (53 %) больных, после повторного лечения у 7 (30 %). Клинически выраженное улучшение с уменьшением количества и площади очагов поражения, частичным ростом волос отмечалось у 3 (13 %). У 4 (17 %) больных эффекта лечения не отмечалось. Уровень Са++ в крови больных данной группы к началу исследования был 1,8+0,02 мкм/л (в норме 2,02–2,62 мкм/л), к концу лечения существенных изменений не отмечалось.

В результате исследования у больных 2 группы рост волос начинался с 1 месяца лечения. После основного курса клиническое выздоровление отмечено у 13 (57 %) больных, после повторного лечения у 8 (35 %). Клинически выраженное улучшение с уменьшением количества и площади очагов поражения, частичным ростом волос отмечалось у 5 (22 %). У 2 (9 %) больных эффекта лечения не отмечалось. Отмечалось усиление кустистости волосяных фолликулов, а также появление новых волосяных фолликулов. Аллергической реакции отмечено не было. Уровень Са++ в крови к началу исследования был 1,85+0,05 мкм/л, к концу лечения существенных изменений не отмечалось.

Верапамил — блокатор “медленных” кальциевых каналов (тормозит трансмембранный транспорт ионов кальция к сократительным волокнам гладкомышечных клеток), производное дифенилалкиламина. Имеет прямое действие на периферическую гемодинамику (снижает тонус периферических артерий, общее периферическое сосудистое сопротивление). Блокада поступления ионов кальция в клетку приводит к уменьшению трансформации заключенной в макроэргических связях АТФ энергии в механическую работу. Начало эффекта при приеме внутрь — через 1–2 ч, максимальный эффект развивается через 30–90 мин (обычно в течение 24–48 ч), длительность эффекта — 8–10 ч., толерантности не возникает. Быстро метаболизируется в печени путем N-дезалкилирования и О-деметилирования, с образованием нескольких метаболитов (у человека индентифицировано 12). Период полувыведения препарата — 3–7 ч при однократном приеме, 4–12 ч — при длительном применении (в связи с насыщением ферментных систем печени и повышением плазменных концентраций период полувыведения препарата увеличивается почти в 2 раза). Выводится 70 % почками (3–5 % в неизмененном виде), 16–25 % — с желчью. Данных о механизме действия мази на основе верапамила мы в литературе не нашли, так как она в промышленных масштабах не выпускается.

Исследования Г. М. Цветковой и соавторов [8] показали, что верапамиловая мазь в указанных концентрациях не вызывает раздражения и аллергизирующего действия, что подтверждено гистологическими данными. Авторы наблюдали активацию отдельных звеньев метаболических процессов, протекающих в эпидермисе, связанных с кератинизацией и дифференцировкой эпителиоцитов, а также усилением активности клеток волосяных фолликулов, особенно эпителиоцитов волосяных луковиц. Отмечено усиление кустистости волосяных фолликулов в некоторых случаях, а также появление новых волосяных фолликулов, особенно при воздействии верапамиловой мази с концентрацией действующего вещества 10–3М и 10–2М. Эти полученные авторами экспериментальные данные свидетельствуют о перспективности дальнейших исследований верапамиловой мази в вышеназванных концентрациях у больных с нарушением роста волос.

Известно, что минеральные элементы вместе с водой обеспечивают постоянство осмотического давления, кислотно-щелочного баланса, процессов всасывания, секреции, кроветворения, костеобразования, свертывания крови; без них были бы невозможны функции мышечного сокращения, нервной проводимости, внутриклеточного дыхания. Микроэлементы действуют в организме путем вхождения в той или иной форме и в незначительных количествах в структуру биологически активных веществ, главным образом ферментов (энзимов).

Общеизвестно, что волосы, как никакой другой биологический субстрат отражают процессы, годами протекающие в нашем организме. Концентрация всех химических элементов в волосах многократно выше, чем в привычных для анализа жидкостях — крови и моче. В сыворотке крови, например, можно определить содержание 6–8 элементов, а в волосах — 20–30. Статистика показывает, что содержание микроэлементов в волосах отражает микроэлементный статус организма в целом, и пробы волос являются интегральным показателем минерального обмена. Именно волосы помогают диагностировать хронические заболевания, когда они себя еще ничем не проявляют. При недостатке микроэлементов волосы становятся тусклыми, с посеченными концами, ногти слоятся и ломаются, кожа приобретает землистый оттенок, теряет свою упругость.

В организме взрослого человека общее содержание кальция составляет примерно 1,9 % общего веса человека, при этом 99 % всего кальция приходится на долю скелета и лишь 1 % содержится в остальных тканях и жидкостях организма. Суточная потребность в кальции для взрослого человека составляет — 0,45–0,8–1,2 г в день. Кальций в пище, как растительной, так и животной, находится в виде нерастворимых солей. Всасывание их в желудке почти не происходит. Абсорбция кальциевых соединений происходит в верхней части тонких кишок, главным образом в 12-перстной кишке. Здесь на всасывание оказывают большое влияние желчные кислоты. Физиологическая регуляция уровня кальция в крови осуществляется гормонами паращитовидных желез и витамином D через посредство нервной системы. Кальций участвует во всех жизненных процессах организма. Нормальная свертываемость крови, происходит только в присутствии солей кальция. Кальций играет важную роль в нервно-мышечной возбудимости тканей. При увеличении в крови концентрации ионов кальция и магния нервно-мышечная возбудимость уменьшается, а при увеличении концентрации ионов натрия и калия — повышается. При недостатке кальция волосы делаются грубыми и выпадают, ногти становятся ломкими, кожа утолщается и грубеет [4, 11].

Уровень Са++ в крови к началу исследования был в первой группе 1,8+0,02 мкм/л, во второй группе 1,85+0,05 мкм/л. К концу лечения существенных изменений не отмечалось. Таким образом, верапамиловая мазь при лечении ОА не влияла на уровень Са++ в крови в обоих группах.

Полученные данные свидетельствуют о перспективности дальнейших исследований верапамиловой мази у больных с нарушением роста волос.

Выводы:

  1.                Верапамиловая мазь в указанных концентрациях не вызывает раздражения и аллергизирующего действия на кожу.
  2.                Верапамиловая мазь ускоряет рост и кустистость волосяных фолликулов и появление новых волосяных фолликулов при ОА.
  3.                Верапамиловая мазь при лечении ОА не меняет уровень Са++ в крови.

 

Литература:

 

  1.                Адаскевич В. П. Гетерогенность патогенеза и дифференцированная пунктурная физиотерапия атонического дерматита. // Дисс. док. мед. наук, Минск, 1995.
  2.                Короткий Н. Г., Таганов A. B., Тихомиров A. A. Современная наружная терапия дерматозов. Под редакцией Н. Г. Короткого.-Тверь. «Губернская медицина».2001.
  3.                Парфенова М. Ю., Васильев А. В., Данилова Т. И., Терских В. В. Влияние блокаторов кальциевых каналов на пролиферацию клеток кожи в культуре. Российский съезд дерматологов и венерологов, 7-й: Тезисы докладов. Казань 1996;1:187.
  4.                Скальный А. В.. Цинк и здоровье человека. — РИК ГОУ ОГУ, 2003.
  5.                Скрипкин Ю. К. и др. Влияние блокаторов кальциевых каналов на клетки волосяного фолликула в культуре. Вестндерматол.1998;6:56.
  6.                Суворова К. Н., Гаджигоева А. Г. Гнездная алопеция. Часть 1. Этиология и патогенез. // Вестник дерматологии и венерологии. -1998. № 5. — С. 67–73.
  7.                Ундрицов В. М. Эмоционально-личностные особенности, нервно-эндокринные изменения у больных гнездной алопецией и методы комплексной патогенетической терапии. //Дис. канд. мед. наук. М., 1987.
  8.                Цветкова Г. М., Самсонов В. А., Чирченко М. А. Влияние верапамиловой мази на морфологию волосяных фолликулов кожи морских свинок. Вестндерматол. 1999;1:65.
  9.                Happle R. Алопеция гнездная. // Европейское руководство по лечению дерматологических болезней. Под ред. А. Д. Кацамбаса, Т. М. Лотти. М., «Медпресс-инфо»,2008.
  10.            Hoffmann R., Happle R. Alopecia areata. 1: Clinical aspects, etiology, pathogenesis. Hautarzt, 1999; 50 (3): 222–231.
  11.            Institute of Medicine (US) Committee to Review Dietary Reference Intakes for Vitamin D and Calcium; Ross AC, Taylor CL, Yaktine AL, Del Valle HB, editors (2011). «Dietary Reference Intakes for Calcium and Vitamin D» (National Academies Press (US)). PMID 21796828.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle