Библиографическое описание:

Утебаева А. Д., Джумабеков Д. А., Ильясов Ш. А., Ахметжанова Н. Ж. Повседневная жизнь в городах Центрального Казахстана: развитие образования в 1955–1960 гг. // Молодой ученый. — 2016. — №23. — С. 400-403.



Значительное влияние на повседневную жизнь Центрального Казахстана оказывали такие социокультурные характеристики как уровень образования горожан, проведение ими досуга и другое. Уровень образования горожан определял их дальнейшую занятость, а, следовательно, материальную базу, а также влиял на формирование мировоззренческих установок, ментальность.

Образовательный процесс осуществлялся через дошкольные учреждения, систему начальных, средних и семилетних школ, а также средне специальные и высшие учебные заведения.

Уже в 1931 г. было введено всеобщее семилетнее обучение.

В результате выполнения основных задач первого послевоенного пятилетнего плана восстановления и развития народного хозяйства были созданы предпосылки для перехода к полному охвату детей семилетним образованием. В 1957 г. Президиум Верховного Совета КазССР принял указ «О всеобщем семилетнем обязательном обучении детей в Казахской ССР». Согласно изданному закону все дети в возрасте 15–16 лет обязательно должны иметь образование в объеме семи классов школы. Все юноши и девушки в возрасте 15–20 лет, не имевшие семилетнего образования, обязаны были учиться в школах сельской и рабочей молодежи или заочно.

В шестой пятилетке 1955–1960 гг. происходит рост школьной сети и детсадов. Согласно статистическим данным в Карагандинской области в 1955 г. функционировало 592 школ с охватом 110 учеников. В 1960 г. количество школ увеличилось до 618, где обучалось 172 ученика. К концу шестой пятилетки предусматривалось сокращение сети начальных школ на 11 единиц и семилетних — на 22 единицы. В то же время в эти годы было намечено увеличение средних школ на 59 единиц. В целом, общее количество школ всеобуча в 1955–1960 гг. возросло на 26 единиц. Большая часть школ в области — 70 %, была размещена в приспособленных старых помещениях [1].

В 1959 г. семилетние школы были реорганизованы в восьмилетние. Законом Верховного Совета республики «Об укреплении связи школ с жизнью и о дальнейшем развитии системы народного образования в Казахской ССР», принятом в 1959 г. вводилось всеобщее обязательное бесплатное восьмилетнее образование для детей в возрасте от семи до 15–16 лет. Переход на 8-летний всеобуч завершился к 1963 г.

Важным шагом в претворении поставленных задач в области образования явилась четкая организация учета детей школьного возраста. Учет детей возложили на местные советы депутатов трудящихся, которые проводили работу совместно с родительскими комитетами и руководством школ. Все населенные пункты были разбиты на школьные микрорайоны. Учителя до начала учебного года совершали подворную перепись детей в возрасте от 6 до 16–17 лет. Партийные органы руководили и следили за ходом выполнения полного учета и охвата детей школьным образованием.

Запись детей в школу происходила за несколько недель до начала учебного года. Родители приходили в ту или иную школу с документами (она определялась, как правило, по территориальному принципу). Школьная жизнь для ребенка начиналась с торжественного празднования «дня знаний», линейки, которая ознаменовала переход к взрослой и самостоятельной жизни и подчинение принятым в школе строгим правилам поведения. Вспоминая чувства, вызванные этим событием, информанты указывали на трепет, волнение с одной стороны и ожидание с другой.

На школьном стадионе было много учеников и их родителей, кругом цветы. Все очень торжественно. Потом всем ученицам предложили построиться по классам. Мама нашла мой класс, я заняла место в первом ряду, чтобы лучше всех рассмотреть. Перед учениками выступила директор школы. Она поздравила всех с началом учебного года, объяснила, что мы должны хорошо учиться, быть патриотами своей Родины, чтобы из нас выросли достойные продолжатели дела Ленина, и еще что-то в этом духе. Потом выступал завуч, старшая пионервожатая и еще какие-то люди. После торжественной линейки все построились парами, и пошли в свои классы».

Из воспоминаний Строевой Л. А.: «Первое сентября — это всегда был торжественный день и праздник, для всех учащихся и родителей. На первое сентября я всегда шла в школу с небольшим букетом цветов (астры, гладиолусы), но всегда с хорошим настроением, потому, что это долгожданный день для меня. День знаний начинался с торжественной общешкольной линейки, которую открывал директор школы. Он давал строгие напутственные слова, связанные с успехом в учебе, с новыми достижениями и знаниями. Затем всем коллективом мы бежали в свой класс».

Так, Первое сентября становилось своего рода ритуальным событием. Дети шли в школу в праздничной одежде, с букетом цветов, в сопровождении родителей. Линейка проходила, как правило, в школьном дворе, где мелом были начерчены области, в которых должен был располагаться тот или иной класс. После линейки ребенок шел в класс, в который его определили.

Таблица 1

План по народному образованию за 1957–1958 учебный год

Ед. изм

План на 1958-1959 уч. год

Выполнено на конец уч. года

Факт. за 1957-1958 уч. год

Город

Село

Всего

Город

Село

Всего

Количество школ всеобучающих

Ед.

181

434

615

189

441

630

618

В т. ч. школы-интернаты

4

1

5

4

4

3

Количество учащихся – всего

чел.

93250

38220

131470

91913

35511

127424

115115

ГАКО.Ф.691.Оп.1.Д.377.Л.46

Из данной таблицы видно, что в 1958 -1959 уч. году план количества школ всеобучающих в городе был выполнен на 104 %. План количества школ всеобучающих в сельской местности был выполнен на 102 %. В целом, по сравнению с 1957–1958 уч. годом количество школ увеличилось на 12. План по открытию школ-интернатов в городе составил 100 %; в сельской местности — план не выполнен, составил 80 %.

В школьной сети в 1958–1959 учебном году произошли следующие изменения:

Таблица 2

Количество школ по типам по состоянию на 1 сентября 1959 г.

Учебный год

Количество школ по типам по состоянию на 1 сентября 1959 г.

Средних

Вт.ч. казахов

Семилетних

Вт.ч. казахов

Начальных

Вт.ч. казахи

Всего

1957-1958

101

23

212

81

299

158

612

1958-1959

113

10

209

68

308

160

630

ГАКО.Ф.691.Оп.1.Д.377.Л.48

Из данной таблицы видно, что в 1957–1958 уч. году количество казахских школ составило: средних – 23 %, семилетних – 38 %, начальных — 53 %. В 1958–1959 уч. году количество казахских школ составило: средних – 9 %, семилетних – 33 %, начальных — 52 %. В целом за 1958–1959 уч. год за счет реорганизации происходит увеличение сети средних школ на 12. Также в эти годы происходит уменьшение казахских школ на 13, в т. ч. средних. Это объясняется открытием в этих школах отдельных русских классов-комплектов [2].

С 1-го сентября 1959 года в области работало три школы-интерната, а с 1-го января стала функционировать четвертая школа-интернат в г. Темиртау в составе 1–4 классов с контингентом учащихся 115 человек.

В 1958–1959 учебном году количество школ, включая начальные, семилетние, средние составило 626(630). Общее количество школ в г. Караганде составило 80, в г. Балхаше — 33, в г. Темиртау — 14, в г. Джезказгане — 21.

Таблица 3

Отчетные данные по народному образованию по Карагандинской области в разрезе городов ирайонов (количество школ всего по области)

Города ирайоны

1952-1953 уч. год

1953-1954 уч. год

1954-1955 уч. год

1955-1956 уч. год

1956-1957 уч. год

1957-1958 уч. год

1958-1959 уч. год

Всего по области

565

561

576

592

607

618

626+4

г. Караганда

102

103

103

74

81

81

80+1

г. Балхаш

31

32

32

29

31

33

33

г. Темиртау

12

13

15

13

12

12

14+1

г. Джезказган

-

-

-

13

16

16

21+1

ГАКО.Ф.691.Оп.1.Д.485.Л.3

Архитектура и интерьер советских школ соответствовали стандартному образцу. С конца 1950-х в связи с увеличением объемов финансирования происходит материальное переоснащение школ. Например, в конце 1950-х-начале 1960-х старые довоенные наклонные парты с откидными крышками были заменены новыми.

Школа могла располагаться как в дореволюционном здании, так и относительно новом — советской постройки, архитектура которой была типовой, как правило, буквой «П». Школьное здание должно было содержать учебные секции для I-III классов, учебные секции для IV-X классов, для трудового обучения (инструкции для подобных помещений разрабатывались отдельно), учебно-спортивного и культурно-массового назначения, для организации продленного дня [3].

Из воспоминаний Гилемхановой З. З.: «Школа мне показалась огромным дворцом: большая, светлая, просторная: актовый и спортзал, столовая, школьная библиотека, кабинет домоводства, слесарные и швейные мастерские, огромная раздевалка, пионерская комната, кабинет иностранного языка.

Кабинет иностранного языка был оснащен лингафонной аппаратурой. Кабинет домоводства был оформлен как современная для того времени кухня и столовая. А как великолепно был оснащен спортивный зал! Весь спортивный инвентарь, необходимый для физического развития, в нашем школьном спортзале был. Школьный стадион был оборудован для занятий на свежем воздухе».

Отдельное помещение занимала столовая. Для каждого класса устанавливалось особое расписание посещения столовой. Еда не отличалась разнообразием, была «простой и полезной: просто каша, просто суп, компот, булочка».

Одним из аспектов стандартизации материальной жизни была школьная форма. Довоенная форма, впервые введенная в 1943 г., была скопирована с дореволюционных образцов. Мальчики носили гимнастерки, девочки — комбинацию коричневого платья и передника черного по будням и белого по праздникам.

Из воспоминаний Гилемхановой З. З.: «В то время было обязательным ношение школьной формы. Мальчики носили синие костюмчики с алюминиевыми пуговицами, карманами на груди и шевроном на рукаве. Девочки носили коричневое платье, черный и белый фартуки. И заметьте, его носили круглогодично: осенью, зимой и весной. В этой одежде было холодно зимой и жарко весной. Для того чтобы как-то скрасить унылый вид школьных платьев, мамы пришивали черное кружево к стандартным повседневным фартучкам, строчили атласные и батистовые белые фартуки. Самые смелые и изобретательные мамы создавали чудеснейшие модели из кружевного полотна».

Существовали специальные инструкции о санитарных правилах по устройству и содержанию общеобразовательных школ. Такие инструкции подробно оговаривали каждую деталь, устройства школы. Например, для лучшего освещения необходимо было «протирать ежедневно влажным способом стекла окон с внутренней стороны и тщательно мыть их снаружи не менее трех раз в год и изнутри не менее одного раза в месяц». В примечании указано, что «к мытью окон безотносительно этажности здания, воспрещается привлекать учащихся даже старших классов». В действительности же это предписание нарушалось и школьникам предписывалось самим следить за чистотой. Кроме того, подобные инструкции содержали рекомендации относительно цвета, в который должны были быть выкрашены стены, как должны располагаться шторы на окне, деревья близ здания школы, плакаты и стенгазеты в классе.

Из воспоминаний Завотпаевой Н. Т.: «Из воспоминаний первого класса: помню стены белого цвета, покрытые известкой; полы, покрашенные коричневой половой краской; деревянные парты, покрашенные голубой краской. На каждой парте стояла чернильница, в которую мы макали пером. Чаще всего моя тетрадь была в кляксах из чернил. В третьем классе (1969–1970 г.) к нашей великой радости у нас появились ручки со стержнем. Мы с ужасом вспоминаем ручки с железными перьями. Помню, на стене была полка, которая называлась «Ленинский уголок». Там лежала тетрадка, в которой один из лучших учеников удостаивался сделать домашнее задание. Эта тетрадь выдавалась на дом самому лучшему ученику на один день. В этой тетради он должен был безупречно выполнить домашнее задание. Это вызывало чувство гордости. Еще одним достоянием, также вызывавшим чувство гордости, являлась печать с красной звездой, которая ставилась при проверке домашних заданий».

Мощность ламп в местах временного пребывания школьников должна была отличаться от тех, что необходимо было иметь в учебных помещениях и т. д. Необходимо отметить, что более поздние инструкции оказывались гораздо более детализированными, нежели те, что были изданы в 1930–1940-е гг.

В санитарных нормах говорилось о том, что каждая школа должна иметь школьный участок, предназначенный, в том числе и для игры детей на переменах. Однако на практике покидать здание школы ученикам на перемене запрещалось, вследствие чего отдых учеников на переменах проходил в школьных коридорах [3].

Из воспоминаний Гилемхановой З. З.: «На школьных переменках — прыгали через резинку в высоту. Начинали с щиколотки и доходили до талии. Любимыми играми девчонок были бумажные куклы: типа «Одень Машеньку». А прыгалки...... Двое, крутят скакалку, а остальные в очередь, скапливалось человек 10. Кто ошибется — тому крутить. А еще играли в этикетки от жевательной резинки. Клали их одну на другую, по очереди били ладошкой. Выигрывал тот, кто «перевернет» этикетку соперника и свою обратной стороной».

В начале 1960-х годов на повестку дня вновь был поставлен вопрос о переходе ко всеобщему среднему образованию и необходимости обновления его содержания. В 1964 г. АН СССР и АПН РСФСР создается Центральная комиссия по определению содержания образования в средней школе, которой поручили разработать проекты переработанных проектов учебных планов и программ средней школы и научно-методические рекомендации по их реализации в жизнь.

Таким образом, можно сделать вывод, что уровень образования в области в целом был удовлетворительный. Определенную роль в данном случае сыграли высокие показатели уровня грамотности в Центральном Казахстане, которые были связаны, во-первых, с увеличением количества школ, а также улучшением качества преподавания. Происходит расширение системы среднего, средне-специального и высшего образования в городах Центрального Казахстана.

Литература:

  1. ГАКО. Ф. 469. Оп. 2. Д. 124. Л. 63
  2. ГАКО. Ф. 691. Оп. 1. Д. 377. Л. 48
  3. Борисова Т. О. Социально-историческая антропология советской школы конца 1950-начала 1980-х гг. // Материалы конференции «Актуальные проблемы науки, экономики и образования ХХI века». – 2012. — с. 19–25. — http//bgscience.ru/lib/10856/
  4. ГАКО. Ф. 469. Оп. 1. Д. 151. Л. 94
  5. ГАКО. Ф. 469. Оп. 1. Д. 744. Л. 63
  6. ГАКО. Ф. 691. Оп. 1. Д. 375. Л. 23
  7. ГАКО. Ф. 691. Оп. 1. Д. 377. Л. 44

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle